Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 1




 

Индивидуальные особенности нейропсихологического развития

 

1.1. Закономерности развития психики и мозга

Различные структуры мозга достигают зрелости на разных стадиях онтогенеза (индивидуального развития человека от зачатия до конца жизни), поэтому для каждого возрастного периода характерны специфические нейрофизиологические условия формирования и развития психических функций. В свою очередь, каждый ребенок имеет индивидуальные особенности развития и обучения.

Большие полушария головного мозга, и прежде всего его кора, представляют собой сложнейшие дифференцированные образования. Дисфункция, или незрелость, у детей различных участков головного мозга приводит к соответствующим расстройствам высших психических функций (ВПФ). Они не даны ребенку изначально в готовом виде и проходят длительный гетерохронный и асинхронный путь развития, начиная с внутриутробного периода, когда закладываются их предпосылки. В качестве функциональных критериев развития мозга выделяют биоэлектрические, рефлекторные и поведенческие показатели.

Основными компонентами головного мозга, которые участвуют в формировании ВПФ, являются лимбическая система и большие полушария.

Лимбическая система является связующим звеном между корой больших полушарий и телом. Единство с телом вызывает физические признаки эмоций (краска стыда, улыбка радости). Лимбическая система производит эмоции, которые, в свою очередь, либо усиливают, либо ослабляют иммунную систему. Они же непосредственно влияют на качество обучения, поэтому крайне важно познавательные процессы детей подкреплять положительными эмоциями.

Лимбическая система состоит из пяти основных структур: таламуса, гипоталамуса, миндалевидного тела, гиппо-кампа и базального ганглия.

Таламус работает как «распределительная станция» для всех поступающих в мозг ощущений, кроме обонятельных. Он также передает двигательные импульсы из коры головного мозга по спинному мозгу на мускулатуру. Кроме того, таламус распознает ощущения боли, температуры, легкого прикосновения и давления, а также участвует в эмоциональных процессах и работе памяти.

Гипоталамус контролирует работу гипофиза, нормальную температуру тела, потребление пищи, состояние сна и бодрствования. Он также является центром, ответственным за поведение в экстремальных ситуациях, проявления ярости, агрессии, боли и удовольствия.

Миндалевидное тело связано с зонами мозга, ответственными за обработку познавательной и чувственной информации, а также с зонами, имеющими отношение к комбинациям эмоций. Миндалевидное тело координирует реакции страха или беспокойства, вызванные внутренними сигналами.

Гиппокамп использует сенсорную информацию, поступающую из таламуса, и эмоциональную из гипоталамуса для формирования кратковременной памяти. Кратковременная память, активизируя нервные сети гиппокампа, может далее перейти в «долговременное хранилище» и стать долговременной памятью для всего мозга.

Базальный ганглий управляет нервными импульсами между мозжечком и передней долей мозга и тем самым помогает контролировать движения тела. Он способствует контролю за тонкой моторикой лицевых мышц и глаз, отражающих эмоциональные состояния. Базальный ганглий связан с передней долей мозга через черную субстанцию. Он координирует мыслительные процессы, участвующие в планировании порядка и слаженности предстоящих действий во времени.

 

Обработка всей эмоциональной и познавательной информации в лимбической системе имеет биохимическую природу: происходит выброс определенных нейротрансмит-теров (от лат. transmuto — передаю; биологические вещества, которые обусловливают проведение нервных импульсов). Если познавательные процессы протекают на фоне положительных эмоций, то вырабатываются такие нейро-трансмиттеры, как гамма-аминомасляная кислота, ацетил-холин, интерферон и интерклейкины. Они активизируют мышление и делают запоминание более эффективным. Если же процессы обучения построены на негативных эмоциях, то высвобождаются адреналин и кортизол, которые снижают способность к учению и запоминанию

Развитие лимбической системы позволяет ребенку устанавливать социальные связи. В возрасте от 15 месяцев до 4 лет в гипоталамусе и миндалевидном теле генерируются примитивные эмоции: ярость, страх, агрессия. По мере развития нервных сетей образуются связи с кортикальными (корковыми) отделами височных долей, ответственными за мышление, появляются более сложные эмоции с социальным компонентом: злость, печаль, радость, огорчение. При дальнейшем развитии нервных сетей формируются связи с передними отделами мозга и развиваются такие тонкие чувства, как любовь, альтруизм, сопереживание, счастье.

По мере дальнейшего развития лимбической системы нервные сети соединяют сенсорные (зрительные, слуховые, обонятельные, вкусовые, кинестетические) и моторные схемы с эмоциями и образуют память. Она конструируется из нервных путей, которые связываются в нервные схемы. Эти схемы постоянно модифицируются и дополняются в бесконечном числе комбинаций. Они могут быть модифицированы, реорганизованы или сокращены для большей эффективности. Схемы связаны с мозговыми центрами, где происходит обработка специализированной сенсорной информации. Например, затылочная область мозга отвечает за зрительную информацию, височная — за слуховую. Необходимо помнить, что 90% основных схем формируются за первые пять лет жизни ребенка, как и основной шаблон нервных сетей, который затем может достраиваться. Именно этот шаблон является материальной основой индивидуальности мышления, памяти, способностей, поведения. Схемы каждого человека специфичны, уникальны и не повторяют одна другую. Следовательно, можно говорить, что для каждого ребенка необходимо разрабатывать свою индивидуальную программу обучения и развития.

По мере формирования лимбической системы создаются предпосылки для развития воображения. Альберт Эйнштейн считал, что «воображение важнее, чем знание, так как знание говорит обо всем, что есть, а воображение — обо всем, что будет». Воображение развивается на базе синтеза мотор-но-сенсорных схем, эмоций и памяти (К. Ханнафорд).

Большие полушария являются основной структурной единицей головного мозга человека. Сверху полушария покрывает кора, или неокортекс. Кора состоит из нейронов (клетки, образующие нервную систему; формируются в дородовой период, но продолжают расти и образовывать отростки в течение всей жизни человека), расположенных тонким слоем (от 2 до 5 мм), покрывающим поверхность мозговых извилин. Она содержит более 10—20 миллиардов нервных клеток, в основном относящихся к большой промежуточной сети ассоциированных нейронов. Глиальные клетки (изоляторы нейронов, повышающие эффективность передачи нервных импульсов) образуют поддерживающую сеть, выстилая структуры головного и спинного мозга. Некоторые из глиальных клеток соединяют нервную ткань с поддерживающими структурами, а нейроны — с кровеносными сосудами.

Если расправить складки неокортекса, он займет площадь в 2500 см2. Каждые 60 сек он использует более 0,5 л крови и ежедневно сжигает 400 ккал. Неокортекс составляет только 25% общего объема головного мозга, однако содержит примерно 85% всех нейронов.

Неокортекс состоит из серого вещества, немиелинизи-рованных клеточных тел нейронов (миелинизация — процесс образования миелиновой оболочки, покрывающей быстродействующие проводящие пути центральной нервной системы. Миелиновые оболочки повышают точность и скорость передачи импульсов в нервной системе). Тела нейронов обладают неограниченными возможностями формирования новых дендритов (ветвящийся отросток, воспринимающий сигналы от других нейронов, рецепторных клеток или непосредственно от внешних раздражителей; проводит нервные импульсы к телу нейрона) и реорганизации дендритных сетей под воздействием нового опыта, приобретаемого в течение жизни. Установлено, что нервные сети в неокортексе взрослого человека содержат более квадриллиона (миллиона миллиардов) связей и могут обрабатывать до 1000 битов новой информации в секунду. Это значит, что число сигналов, которое может одновременно передаваться через синапсы (соединения) мозга, превышает число атомов в известной области Вселенной.


Нейрохирург Уилдер Пенфилд в 1930-х годах в процессе операций на мозге определил функции различных его зон и составил их подробную карту. Он обнаружил, что в самом мозге нет болевых рецепторов. Это дало ему возможность проводить операции на мозге под местным наркозом. Пенфилд использовал слабую электростимуляцию и обсуждал с пациентом, находящимся в сознании, то, что происходит. В настоящее время для исследования зон и функций мозга используется лазерное сканирование, метод магнитного резонанса, позитронно-эмиссионная томография

Каждое полушарие мозга состоит из затылочной, височной, теменной и лобной долей.

Затылочная доля получает сенсорные импульсы от глаз, опознает форму, цвет и движение. Кроме того, она ассоциативно соотносит прежний зрительный опыт с настоящим, узнает и оценивает увиденную информацию.

Височная доля распознает основные характеристики звука, его высоту и ритм. Область слуховых ассоциаций («центр Вернике» — височные доли) понимает речь. Вестибулярная область в височной доле воспринимает сигналы от полукружных каналов уха и интерпретирует чувства гравитации, баланса и вибрации. Обонятельный центр отвечает за ощущения, вызываемые запахом. Все эти области непосредственно связаны с центрами памяти в лимбической системе.

Теменная доля распознает прикосновение, давление, боль, тепло, холод без зрительных ощущений. В ней же находится вкусовой центр, ответственный за ощущение сладкого, кислого, горького и соленого.

Лобная доля контролирует мышцы по всему телу. Область моторных ассоциаций лобной доли отвечает за приобретенную двигательную активность. Передний центр зрительного поля контролирует произвольное сканирование глаз. Центр Брока переводит мысли к внешней, а затем и внутренней речи, которая развилась в процессе эволюции в той же зоне мозга, что и тонкая моторика рук. Связь этих зон мозга используется в коррекционной работе. Кроме того, лобная доля контролирует социальное поведение, осуществляет синтез мыслей и эмоций через таламоцингулятор-ный (базальный) ганглий лимбической системы и приводит к возникновению таких чувств, как сопереживание, любовь, благоговение перед жизнью. Связь лобной доли с лимбической системой и социальным поведением влияет на развитие альтруизма и эмпатии. Нормально развитая лобная доля собирает информацию со всего остального мозга и синтезирует ее в мышление.

Познавательный (гностический) центр представляет собой интегрированную область всех четырех долей мозга. Он получает импульсы вкуса и запаха, сенсорную информацию от таламуса и нижних частей ствола мозга. Он интегрирует сенсорные сигналы, идущие из ассоциативных центров. Для того чтобы произошел соответствующий физический ответ, сигналы передаются в различные области мозга через лим-бическую систему и ствол мозга.

Все доли мозга, как правило, воспринимают внешние стимулы и информацию от противоположной стороны тела через ствол мозга и лимбическую систему.

Первичное восприятие и обработка стимула осуществляются в правом полушарии, затем информация передается в левое полушарие. В пространственном представлении восприятие происходит слева направо и сверху вниз. На уровне мозга перенос информации идет за счет электрохимических, электрофизических и других процессов. Недавние исследования американских ученых показали, что обмен информацией между правым и левым полушариями происходит не одинаково. Правое полушарие обладает некоторым преимуществом. Информация из него передается в левое полушарие по нервным путям, образующим мозолистое тело. В то время как информация в обратном направлении (из левого в правое) передается по совершенно другим нервным путям (B.C. Ротенберг). Анатомически оба полушария как бы насажены на ствол мозга, где находятся все жизненно важные центры. Связь между полушариями предположительно может осуществляться и через стволовые каналы.

Как известно, биологическое развитие организма в онтогенезе подчиняется строгой закономерности на всех его стадиях. У каждой психической функции и функционального звена есть своя программа развития, включающая относительную дискретность, гетерохронию, фазовые динамические характеристики процессов формирования. Знание схемы развития способствует более четкому разведению случаев органической и функциональной недостаточности мозга, вариантов его информированности, т.е. дифференцированному подходу к отклонениям от нормы (дизонтогенез).

Биологический смысл гетерохронного созревания мозга заключается в том, что корковым, подкорковым и стволовым образованиям необходимо как можно скорее начать функционировать и обеспечивать жизненно важные функции ребенка. Морфогенез (созревание) центральной нервной системы протекает в соответствии с четкой программой, контролируемой генетически и продолжающейся после рождения. Неокортекс постоянно наращивает нервные сети, которые идут к стволу мозга и лимбической системе. Это сложный непрерывный процесс, который протекает индивидуально у каждого человека. Существует общая схема ней-ропсихологического развития человека (нейропсихологическая петля развития), которую предложил А.Р. Лурия. Схему развития центральной нервной системы в пренаталь-ный (дородовой) период разработал H.H. Заваденко. Она представлена в табл. 1.

Таблица 1

 

Сроки Развитие ЦНС в преднатальный период
онтогенеза Стадия эмбриона
2—3 недели Формирование невральной пластинки
3—4 недели Закрытие невральной трубки
4 недели Образование трех мозговых пузырей
5 недели Образование пяти мозговых пузырей
7 недели Рост полушарий мозга, начало полиферации нейробластов
2мес. Рост мозговой коры с гладкой поверхностью
  Стадии плода
2,5 мес. Утолщение мозговой коры
3 мес. Начало формирования мозолистого тела и роста глии
4 мес. Рост долек и борозд в мозжечке
5 мес. Формирование мозолистого тела, рост первичных борозд и гистологических слоев
6 мес Дифференциация слоев коры, миелинизация. образование синаптических связей, формирование межполушарной асимметрии и межполовых различий
7 мес. Появление шести клеточных слоев, борозд, извилин, асимметрии полушарий
8—9 мес. Быстрое развитие вторичных и третичных борозд и извилин, развитие асимметрии в строении мозга, особенно в области височных долей

 

Э. Кречмер сформулировал две основные закономерности: при развитии высших ступеней мозга низшие не отходят в сторону и не исчезают, а «работают в общем союзе, как подчиненные инстанции под управлением высших»; функции переходят снизу вверх, в результате чего устанавливается сложная зависимость между низшим уровнем организации мозга и высшим. Например, у ребенка не может сформироваться речь, если ей не предшествовал процесс восприятия. Локализация одной и той же функции меняется в процессе созревания мозга и ВПФ.

Постнатальное (послеродовое) развитие мозга происходит не только за счет увеличения нейронов, но и за счет формирования связей между ними. При рождении мозг ребенка весит 350 г, что составляет 25% веса мозга взрослого человека. Он растет за счет увеличения сети дендритов и глиальных клеток со скоростью 1 млг/мин, достигая 50% веса мозга взрослого человека к 6 месяцам, 75% — к 2,5 годам и 90% — к 5 годам. Исследования показали, что ребенок рождается с созревшими подкорковыми образованиями (ретикулярная формация, гипоталамус, гиппокамп, таламические ядра, миндалевидное ядро, хвостатое ядро и др.). Первичные,вторичные и третичные корковые поля формируются прижизненно, не одновременно, при определенных социальных условиях.

Схема этапов развития коры больших полушарий в пост натальный период, разработанная К. Ханнафорд, представлена в табл. 2.

 

Таблица 2

 

Возраст Этапы развития области головного мозга Функции
От зачатия до 15 мес Стволовые стр> к-туры Основные потребности выживания — питание, укрытие, защита, безопасность. Сенсорное развитие вестибулярного аппарата, слуха, тактильных ощущений, обоняния, вкуса, зрения
15 мес — 4,5 г Лимбичсская система Развитие эмоциональной и речевой сферы, воображения, памяти, овладение грубыми моторными навыками
4,5-7 лет Правое (образное) полушарие Обработка в мозге целостной картины на основе образов, движения, ритма, эмоций, интуиции, внешней речи, интегрированного мышления
7—9 лет Левое (логическое) полу шарие Детальная и линейная обработка информации, совершенствование навыков речи, чтения и письма, счета, рисования, танцевальных, восприятия музыки, моторики рук
8 лет Лобная доля Совершенствование нав ы-ков тонкой моторики, становление внутренней речи, контроль социального поведения. Развитие и коо р-динация движений глаз: слежение и фокусирование
9—12 лет Мозолистое тело и миелинизация Комплексная обработка информации всем мозгом
12—16 лет Гормональный всплеск Формирование знаний о себе, своем теле. Уяснение значимости жизни, появление общественных интересов
16—21 год Целостная система интеллекта и тела Планирование будущего, анализ новых идей и возможностей
21 год и далее Интенсивный скачок в развитии нервной сети лобных долей Развитие системного мышления, уяснение причинных связей высшего уровня, совершенствование эмоций (альтруизм, любовьсочув-ствие) и тонких моторных навыков

 

Созревание мозга — процесс длительный и неравномерный по его зонам и уровням в соответствии с возрастными этапами. Развитие мозга идет путем напластования и надстройки новых уровней над старыми, как отмечал Л.С. Выготский. Старый уровень переходит в новый, существует в нем, создавая его базис. Формирование парной работы мозга в онтогенезе проходит ряд этапов.

Первый этап (от внутриутробного периода до 2—3 лет). Формируются транскортикальные связи стволового уровня — мозговые спайки гипоталамо-диэнцефальной области—и базалъные ядра. Закладывается базис (первый функциональный блок мозга) для межполушарного обеспечения нейрофизиологических, нейрогуморальных, сенсорно-вегетативных и нейрохимических асимметрий, лежащих в основе соматического (телесного), аффективного и когнитивного статуса ребенка.

Первый функциональный блок мозга обеспечивает регуляцию тонуса и бодрствования. Структуры мозга первого блока находятся в стволовых и подкорковых образованиях, которые одновременно тонизируют кору и испытывают ее регулирующее влияние. Главным мозговым образованием, обеспечивающим тонус, является ретикулярная (сетевид-ная) формация, открытая Мэгуном и Морушги. Восходящие и нисходящие волокна ретикулярной формации представляют собой саморегулирующееся образование мозга.

На этом этапе впервые заявляют о себе глубинные ней-робиологические предпосылки формирования будущего стиля психической и учебной деятельности ребенка.

Церебральные (мозговые) системы организуют сенсомо-торные горизонтальные и вертикальные взаимосвязи. Еще внутриутробно ребенок сам определяет ход своего развития. Если мозг по уровню своего развития не готов к моменту родов, то возможна родовая травма. Процесс рождения во многом зависит от деятельности организма самого ребенка. Он должен преодолеть давление родовых путей матери, совершить определенное количество поворотов и отталкивающих движений, адаптироваться к действию сил гравитации и др. Следовательно, не только мама вынашивает и рождает ребенка, но и ребенок вынашивается и рождается сам. Успешность рождения зависит от достаточности церебральных систем мозга. По этим причинам велика вероятность дизон-тогенетического развития детей, рожденных при помощи кесарева сечения, недоношенных или переношенных.

Второй этап (от 3 до 7—8 лет). Характеризуется активизацией межгиппокампальных комиссуральных (комиссу-ры — нервные волокна, осуществляющие взаимодействие между полушариями) систем, которые играют важную роль в обеспечении полисенсорной, межмодальной, эмоцио-налъно-мотивационной интеграции. Эта зона мозга обеспечивает межполушарную организацию процессов запоминания. На этом отрезке онтогенеза закрепляются меж-полушарные асимметрии, формируется преобладающая функция полушарий по речи, индивидуальному латеральному профилю (сочетание доминантного полушария и ведущей руки, ноги, глаза, уха), функциональной активности. Нарушение формирования этого уровня мозга может привести к возникновению псевдолеворукости.

Второй функциональный блок принимает, перерабатывает и хранит информацию. Он расположен в наружных отделах новой коры мозга и занимает ее задние отделы, включая зрительную (затылочную), слуховую (височную) и общечувствительную (теменную) зоны коры. Эти зоны мозга принимают зрительную, слуховую, вестибулярную (общечувствительную) и кинестетическую информацию. Сюда же относятся и центральные зоны вкусовой и обонятельной рецепции. Основные модально-специфические зоны второго блока построены по ели-ному принципу иерархической организации, который в 1905 году сформулировал Кэмпбелл. Любое предметное восприятие является результатом полимодальной деятельности, которая первоначально в онтогенезе имеет развернутый характер и лишь затем становится свернутой. Следовательно, такая деятельность должна опираться на совместную работу зон коры головного мозга.


Для созревания функций левого полушария необходимо нормальное течение онтогенеза правого полушария. Например, известно, что фонематический слух (смыслоразличе-ние звуков речи) является функцией левого полушария. Но, прежде чем стать звеном звукоразличения, он должен сформироваться и автоматизироваться как тональное звукоразли-чение в правом полушарии при помощи всестороннего взаимодействия ребенка с окружающим миром. Дефицит или несформированность этого звена в онтогенезе фонематического слуха могут привести к задержкам речевого развития.

Третий этап (от 7 до 12—15 лет). Происходит становление межполушарного взаимодействия, формируются транс-каллозальные связи. До этого мозолистое тело (толстый пучок нервных волокон, соединяющих два полушария) обеспечивало взаимодействие задних отделов правого и левого полушарий и контролировало нижележащие комиссу-ральные уровни. В 12—15 лет морфологическая и функциональная зрелость мозолистого тела обеспечивают взаимодействие лобных (префронтальных) отделов правого и левого полушарий на регуляторном уровне (третий функциональный блок мозга). Происходит формирование когнитивных стилей личности и обучения, закрепление приоритета лобных отделов левого полушария. Это позволяет ребенку выстраивать собственные программы поведения, ставить перед собой цели, контролировать их выполнение, рефлексировать (рефлексия — самоанализ, процесс познания самого себя), произвольно регулировать свое поведение, эмоции, речь. Третий блок организует активную, сознательную психическую деятельность. Человек формирует планы и программы своих действий, следит за их выполнением и регулирует свое поведение. Кроме того, он контролирует свою сознательную деятельность, сличая эффект своих действий с исходными намерениями и корригируя допущенные ошибки. Наиболее существенной частью третьего блока являются префронталъные отделы, которые играют решающую роль в формировании намерений и программ. Лобные доли мозга обладают мощными пучками восходящих и нисходящих связей с ретикулярной формацией, за счет которых получают импульсы от систем первого функционального блока, с одной стороны, «заряжаясь» от него, а с другой — контролируя его деятельность. Этот транскортикальный уровень наиболее уязвим. При любой девиации (отклонении) формирования нижележащих структур рассматриваемые функциональные системы будут развиваться в условиях постоянного энергетического обкрадывания. Практически не существует варианта дезадаптивного поведения человека, при котором не обнаруживался бы дефицит этого уровня психической деятельности.

Итак, после созревания гипоталамо-диэнцефальных структур мозга (стволовой отдел) начинается созревание правого полушария, а затем левого. Созревание мозолистого тела, как уже отмечалось, завершается только к 12—15

 

годам. До этого возраста межполушарное взаимодействие (особый механизм объединения левого и правого полушарий мозга в единую интегративно целостную систему, формирующийся в онтогенезе) осуществляется при помощи комиссур. Созревание мозга в норме происходит снизу вверх, от правого полушария к левому, от задних отделов мозга — к передним. Интенсивный рост лобной доли начинается не ранее 8 лет и заканчивается к 12—15 годам. В онтогенезе лобная доля закладывается первой, а заканчивает свое развитие последней. Развитие центра Брока в лобной доле делает возможным обработку информации за счет внутренней речи, что значительно быстрее, чем при вербализации.

Специализация больших полушарий у каждого ребенка происходит с разной скоростью. В среднем образное полушарие испытывает скачок роста дендритов в 4—7 лет, логическое полушарие — в 9—12 лет. Чем более активно используются оба полушария и все доли мозга, тем больше дендритных связей формируется в мозолистом теле и миелинизируется. Полностью сформированное мозолистое тело передает 4 млрд сигналов в секунду через 200 млн нервных волокон, большей частью мие-линизированных и соединяющих два полушария. Интеграция и быстрый доступ информации стимулируют развитие операционного мышления и формальной логики. У девочек и женщин в мозолистом теле нервных волокон больше, чем у мальчиков и мужчин, что обеспечивает у них более высокие компенсаторные механизмы.

Миелинизация в разных зонах коры также протекает неравномерно: в первичных полях заканчивается в первом полугодии жизни, во вторичных и третичных полях продолжается до 10—12 лет. Классические исследования Флексинга показали, что миелинизация двигательных и чувствительных корешков зрительного тракта завершается в первый год после рождения, ретикулярной формации — в 18 лет, ассоциативных путей — в 25 лет. Это значит, что в первую очередь формируются те нервные пути, которые играют наиболее важную роль на ранних этапах онтогенеза. Процесс миелинизации тесно коррелирует с ростом когнитивных и двигательных способностей в дошкольные годы.

До 7-летнего возраста пластичность мозговых систем из-за отсутствия жестких мозговых связей имеет огромный аутокоррекционный потенциал. К 9-летнему возрасту по всем нейробиологическим законам мозг завершает свое интенсивное развитие. Его функциональные связи становятся все более жесткими и малоподвижными. Развитие операционального обеспечения психической деятельности в 9-летнем возрасте становится экстенсивным. В этом возрасте завершается формирование электрофизиологических механизмов произвольного внимания. Все энергетические ресурсы мозга обращаются к передним отделам левого полушария. Имеет место нарастающее истощение внутренних компенсаторных функциональных возможностей ребенка. Коррекционный процесс подчас приобретает характер муштры.

К моменту прихода ребенка в школу (в 7 лет) у него развито правое полушарие, а левое актуализируется только к 9 годам. В связи с этим обучение младших школьников должно проходить естественным для них правополушарным способом — через творчество, образы, положительные эмоции, движение, пространство, ритм, сенсорные ощущения. К сожалению, в школе принято сидеть смирно, не двигаться, буквы и числа учить линейно, читать и писать на плоскости, т.е. левополушарным способом. Именно поэтому обучение очень скоро превращается в натаскивание и дрессировку ребенка, что неизбежно приводит к снижению мотивации, стрессам и неврозам.

В 7 лет у ребенка хорошо развита только «внешняя» речь, поэтому он мыслит в буквальном смысле вслух. Читать и мыслить ему необходимо вслух до тех пор, пока не будет развита «внутренняя» речь. Перевод мыслей в письменную речь — это еще более сложный процесс, когда задействуют-ся многие зоны неокортекса: чувствительная, основная слуховая, центр слуховых ассоциаций, основная зрительная, моторная зона речи и познавательный центр. Интегрированные схемы мышления передаются в область вокализации и базальный ганглий лимбической системы, что делает возможным построение слов в устной и письменной речи.

Названные процессы являются необходимой предпосылкой для обеспечения стабильных межфакторных и межфункциональных взаимоотношений между различными операциональными и регуляторными уровнями целостной психической деятельности. Срок перехода от одного этапа к следующему строго ограничен объективными нейробиологическими законами, что необходимо учитывать, требуя от ребенка выполнения той или иной задачи. Если задача, предлагаемая ребенку, входит в противоречие или опережает актуальную для его мозга ситуацию, происходит энергетическое обкрадывание. Это негативно сказывается на формировании тех процессов, которые в данный момент времени активно развиваются. Например, при раннем обучении ребенка (до 5-летнего возраста) цифрам и буквам может произойти искажение нормального онтогенеза. Реакция на раннее обучение может быть отсроченной и в дальнейшем проявится в различного рода эмоционально-личностных девиациях, склонности ребенка к частым заболеваниям, аллергических явлениях, логоневрозе (заикание), дизартрии (нарушение речи), тиках и навязчивых движениях. Опережающая нагрузка на кортикальные отделы мозга, которая неизбежна при обучении чтению, письму, счету, в силу своей энергоемкости истощает субкортикальные образования, которые, в свою очередь, завершили свое развитие и утратили пластичность и ресурсы для реадаптации (восстановления). Такой ребенок на фоне высоких достижений в области литературы и математики демонстрирует несформированность элементарных навыков (неумение завязывать шнурки, застегивать пуговицы, резать хлеб и др.). Ребенок зачитывает энциклопедию «до дыр», оставаясь при этом беспомощным в быту. Поэтому раннее обучение детей знакам, цифрам, счету и чтению может спровоцировать дизон-тогенетическое развитие!

Для ребенка одинаково вредным является как опережение, так и запаздывание в развитии. Дело в том, что энергия мозга конечна в каждый конкретный период, а для развития той или другой моторной или психической функции эволюционно заложены определенные сроки. Раннее развитие или обучение ребенка предполагает, что энергия мозга для этого отнимается у той функции, которая в это время должна активно развиваться.

В то же время «невостребованные» зоны мозга, т.е. не получающие своевременно сенсорной информации, задерживаются или отстают в развитии. В условиях социальной депривации (недостаточная востребованность социальной среды) прекращается рост дендритных сетей. Развитие ребенка всегда идет вслед за его обучением, а не наоборот. Обучение же начинается с первых дней жизни ребенка и является его естественным состоянием. Развитие мозга способствует все более сложным процессам научения. В свою очередь, воспринимающая и моторная дятельность.освое-ние языка и другие виды научения вносят свой вклад в образование и усиление межнейронных связей. На каждом возрастном этапе развития ребенок должен решать проблемы в соответствии со своим возрастом.

Интересно отметить, что старение головного мозга предположительно идет в обратном направлении. Первыми «стареют» лобные отделы левого полушария (ослабление самоконтроля над собственной деятельностью, неумение держать программу), затем височные отделы левого полушария (снижение слухового восприятия речи, затруднения в речевом опосредовании). На следующем этапе «стареют» мозолистое тело (снижение интеллектуальной активности) и правое полушарие (нарушение пространственной ориентации, координации движений, ослабление восприятия шумов), а далее — стволовые структуры мозга.

Одна из центральных идей в концепции А.Р. Лурия заключается в том, что все нейропсихологические синдромы возникают как следствие нарушения в работе соответствующего фактора (фактор — специфический механизм ана-литико-синтетической (интегративной) работы отдельной мозговой структуры, проявляющийся в психическом плане в форме осознаваемого или неосознаваемого качества, которые могут быть зафиксированы в психологическом исследовании в виде поведенческого проявления, имеющего конкретное смысловое содержание). Это обусловливает общую логику нарушений всех психических функций, входящих в этот синдром.

Нейропсихологический синдромный анализ, проводимый с помощью теста А.Р. Лурия, позволяет определить состав мозговых зон, вовлекаемых в работу функциональных систем, и квалифицировать роль каждой из них в обеспечении целостного протекания психических процессов. Обнаруживаемый при тестовом обследовании дефицит в выполнении заданий позволяет при помощи синдромного анализа установить связь этого дефицита с работой той или иной мозговой зоны.

Психика и формирующийся мозг необыкновенно пластичны и готовы к развитию базальных (основных) ней-ропсихологических факторов, являющихся опорными составляющими для дальнейшего совершенствования познавательных процессов. На них в дальнейшем выстраивается и держится сложная многоуровневая конструкция индивидуальности человека. К группе базальных факторов относятся: модально-специфический; кинестетический; кинетический; пространственный; произвольной регуляции психической деятельности; энергетического обеспечения; межполушарного взаимодействия.

Модально-специфический фактор связан с работой тех отделов мозга, куда поступает информация от органов чувств (тактильных, слуховых и зрительных). Например, при формировании образа буквы эффективным приемом является ощупывание и лепка ребенком букв. Органы чувств и соответствующие зоны мозга взаимодействуют между собой, и работа одного анализатора активизирует работу другого (синестезия). В онтогенезе анализаторные зоны созревают с разной скоростью. Однако известно об опережающей готовности тактильной сферы, что следует учитывать в обучении детей старшего дошкольного и младшего школьного возраста. Слуховое восприятие включает в себя смыслоразличительную функцию фонематического слуха, без которой невозможно развитие письменной и устной речи. Так, например, учителя Екатеринбургской школы № 82 обучают игре на флейте дезадаптированных к школьным условиям детей. Развитие музыкального слуха и моторики приводит к улучшению устной и письменной речи.

Кинетический фактор обеспечивает передачу сигналов, поступающих от рецепторов, расположенных в мышцах, сухожилиях, суставах, и, следовательно, тесно связан с тактильным модально-специфическим фактором. За работу кинетического фактора ответственна обширная теменная область головного мозга.

Кинестетический фактор участвует в формировании представлений о собственном теле и тесно связан с кинетическим. Развитию каждого из этих факторов способствует двигательная активность ребенка в различных сферах, что должно быть объектом обучения и развития.

Пространственный фактор отвечает за восприятие и переработку пространственных характеристик и является одной из наиболее сложных форм психического отражения и адаптации. За работу этого фактора отвечает нижнетеменная область мозга, занимающая промежуточное положение между отделами мозга, обеспечивающими переработку зрительной, слуховой и тактильной информации. Существуют три составляющие пространственной организации: реальное пространство, представления о пространстве и квазипространство. (Квазипространство — упорядоченность в системах знаков и символов, выработанная человечеством для обобщения представлений о мире с возможностью передачи их другим людям.) Пространственный фактор развивается на основе активных движений в реальном, многомерном и динамичном мире с опорой на схему собственного тела и взаимодействие органов чувств различной модальности. Ребенку часто недостает такого развития, что приводит к отклонениям в функциогенезе (созревание психических функций) и трудностям в обучении. Сейчас исчезла «дворовая культура», включавшая подвижные игры, движения, перемещения и др. Компьютерные игры в виртуальном пространстве не заменят реальной пространственной ориентировки при игре, например в «жмурки», «прятки» или «вышибалы».

Фактор произвольной регуляции психической деятельности связан с работой лобных отделов мозга. Именно этот фактор часто является слабым звеном в психической деятельности ребенка, что выражается в отвлекаемости, недоведении действий до конечного результата, отсутствии самоконтроля. Напомню, что лобные отделы мозга закладываются в эмбриогенезе первыми, а завершают свое развитие последними. С точки зрения эволюции это явление объясняется тем, что непроизвольное, нерегулируемое и непосредственное поведение ребенка дает ему больше степеней свободы в развитии познания.

Фактор энергетического обеспечения связан с работой глубинных отделов мозга, которые регулируют витальные (жизненные) потребности, биологические ритмы, системы жизнеобеспечения организма. Неразвитость этого фактора обнаруживается в первую очередь в процессах памяти и внимания.

Фактор межполушарного взаимодействия обеспечивает обмен информацией между полушариями, а также гармоничные последовательность и одновременность познавательных процессов. Если этот фактор недостаточно сформирован, нужно по нейропсихологическим синдромам определить «мишень» коррекционной помоши ребенку.

1.2. Нейропсихологические причины школьной неуспеваемости

Нейропсихологические исследования показывают. что более чем у 70% детей дизонтогенез происходит в подкорковых и стволовых отделах головного мозга, которые формируются внутриутробно или при рождении и закладывают основу для всего последующего онтогенеза. По результатам исследований Л.С. Цветковой, подавляющее большинство обследованных детей с ди-зонтогенезом средней степени тяжести составляют мальчики. Вместе с тем аналогичные проблемы у девочек выявляются более грубо.

С возрастом у ребенка маскируется та часть познавательного дефицита, которая связана с недостаточностью меж-полушарных и подкорково-корковых связей. Многие из проблем компенсируются за счет речевого опосредования, оставаясь ^сформированными. В этом случае симптомы этого синдрома размыты и противоречивы.

Недостаточность развития речи, письма, чтения начинается не в школе, а еще во внутриутробном развитии и раннем младенчестве. Уже сам факт того, что ребенок не ползал или ползал по измененной схеме (назад, вбок и т.д.), может свидетельствовать о дизонтогенетическом развитии.

Случается, что под воздействием ритма сердца и дыхания матери у эмбриона к 5 месяцам внутриутробного развития развиваются и миелинизируются нервные сети вестибулярного аппарата. Работа матери за компьютером, с электроприборами, неоновое освещение, алкоголь, курение в этот период влияют на формирование ритмической модели ребенка. Младенцы, родившиеся без чувства внутреннего ритма, не успокаиваются при ритмичном покачивании, «ворковании» или сосании соски. От этого они еще больше раздражаются. Употребление матерью алкоголя влияет на рост нервных сетей в лобной доле мозга плода. Потом это может проявиться в таких симптомах, как снижение концентрации внимания, раздражительность ребенка, патологическая любовь к сладкому, гиперактивность, депрессии, аутизм.

 

Отставание в познавательной сфере неизбежно влечет за собой изменения в сфере интересов и потребностей, поскольку психическая жизнь, как и все в природе, стремится к заполнению пустоты.

В настоящее время специалисты отмечают резкое увеличение числа детей с отклонениями в психическом развитии. 85% детей, рожденных после 1991 года, имеют нейропсихологические проблемы из-за стволовых изменений мозга (A.B. Семенович). Мозг таких детей работает за счет компенсаторных механизмов. Традиционные общепринятые психолого-педагогические методы коррекции во многих случаях не приносят результатов.

Мозговые дисфункции возникают также в результате локальных повреждений головного мозга при патологии беременности и родов. Их развитие возможно при поражениях различных мозговых зон, так как высшие психические функции обеспечиваются одновременной совместной работой многих областей головного мозга. А.Р. Лурия отмечал, что «высшие психические функции как сложные функциональные системы не могут быть локализованы в узких зонах мозговой коры или в изолированных клеточных группах, а должны охватывать сложные системы совместно работающих зон, каждая из которых вносит свой вклад в осуществление сложных психических процессов и которые могут располагаться в совершенно различных, иногда далеко стоящих друг от друга участках мозга».

В случае ранних очаговых поражений мозга специфические функции, благодаря высокой пластичности мозговых механизмов, могут компенсироваться. Такие перестройки происходят за счет деятельности других мозговых зон. Особенно ранима по отношению к ранним повреждениям мозга функциональная система внимания, опирающаяся на значительное число структур мозга. Другим значимым последствием раннего поражения мозга является нарушение миелинизации. Одной из причин возникновения синдрома дефицита внимания и гиперактивности является дисфункция префронтальных отделов мозга за счет замедления миелинизации. Известно, что миелинизация префронталь-ной области, осуществляющей функции организации.

программирования и контроля психической деятельности, завершается позднее всего. У мальчиков эти процессы продолжаются дольше, чем у девочек.

Генетические механизмы контролируют в первую очередь ранние этапы развития центральной нервной системы, представляющие собой сложную программу формирования, миграции и дифференцировки нейронов. От того, как скоро и пластично в системах мозга осуществляются адаптивные перестройки, обеспечивающие реализацию новых физиологических функций, зависит степень полноценности той или иной системы и организма в целом, а также течение последующих стадий онтогенеза. Это относится и к пренатальному онтогенезу, в котором закладка структур и функций может рассматриваться не только как преадаптация, но и как форма адаптации к тем специфическим условиям, которые создаются материнским организмом.

Существует определенная взаимосвязь между сроками воздействия патологических факторов в онтогенезе и характером псюледующих неврологических расстройств. Установлено, что нарушения течения онтогенеза на ранних стадиях чаще вызывают поражения подкорковых структур мозга, тогда как факторы, действующие в пери- или по-стнатальный период, преимущественно влияют на формирование высших корковых функций. Эта закономерность может быть объяснена принципом гетерохронии развития разных отделов мозга (теория системогенеза П.К. Анохина). Согласно принципу гетерохронии эмбриогенеза (внутриутробное развитие плода), клеточная дифференциация нейронов, образование между ними синаптических связей и миелинизация проводящих путей завершаются в различных отделах центральной нервной системы в разные сроки и с разной скоростью в соответствии со сроками созревания тех функциональных систем, в которые они включены. Так, неблагоприятные воздействия на ранних сроках онтогенеза могут послужить причиной возникновения детских церебральных параличей и умственной отсталости. Патологические воздействия на плод в более поздние сроки беременности служат фактором риска для развития минимальных мозговых дисфункций (неравномерность развития отдельных мозговых функций, не затрагивающая интеллекта и умственных способностей) и синдрома дефицита внимания с гиперактивностью.

Среди мальчиков частота встречаемости мозговых дисфункций в 2,5 раза больше, чем среди девочек, что объясняется следующими причинами:

— центральная нервная система плода мужского пола в пре- и перинатальном периоде наиболее восприимчива к патологическим воздействиям;

— у девочек, по сравнению с мальчиками, меньшая степень функциональной специализации полушарий, что обеспечивает более высокие компенсаторные механизмы;

— влиянием наследственных факторов. Предпринималось несколько попыток классифицировать

нейропсихологические симптомы, однако, по мнению большинства специалистов, диагностическая ценность методов при этом снижается и страдает качественный анализ нарушений психических функций.

Луриевская классификация синдромов основана на региональном морфологическом критерии: области поражения мозга подразделяются на корковые (теменные, височные, премоторные и др.) и подкорковые (синдромы поражения различных глубинных структур, включая неспецифические образования).

Базисом для классификации несформированности является тот или иной вариант незрелости и искажения формирования мозговой организации. Отечественными учеными описано шесть основных синдромов отклоняющегося развития у детей-правшей и синдром атипии психического развития у детей с наличием актуального или семейного левшества. Типология отклоняющегося развития разработана Н.Я. Семаго.

Современная клинико-психологическая классификация онтогенеза психики детей включает в себя синдромы дефицитарности, несформированности и атипию психического развития. Такая классификация основана на этапах структурно-морфологического развития. Известно, что к концу первого года жизни субкортикальные образования головного мозга завершают свое развитие. Нарушениям развития этих структур будут соответствовать синдромы дефицитарности. Синдромы функциональной несформированности могут иметь место только там, где продолжается развитие той или другой структуры мозга. Например, для височных отделов мозга этот период продолжается до 9 лет, а для лобных до 12—15 лет.

Рассмотрим названные синдромы подробнее.

Синдром дефицитарности подкорковых образований (ба-зальных ядер) мозга. Дети с таким синдромом отличаются выраженной эмоциональной лабильностью (реагированием), быстрой истощаемостью, неадекватными реакциями на происходящее, патологическим упрямством, неустойчивым вниманием, нестабильной успеваемостью, тенденцией к ригидности (неспособность к изменению) психических процессов. У них могут отмечаться излишняя полнота или недостаток веса, энурез до 10—12 лет, нестабильный аппетит и сон, аллергии, нейродермиты, псориаз, метеозависимость. Встречаются реакции логоневроза и отсутствие тонкой моторной дифференциации. Для этого синдрома специфично обилие синкинезий, дистоний, вычурных поз и ригидных телесных установок.

Речь у них, как правило, хорошо развита, иногда представляется даже несколько вычурной и резонерской. Нередки элементы заикания и некоторых дизартрических проявлений. Имеет место излишняя активность и нерасчетливость двигательных и жесто-мимических актов. Такие дети часто гримасничают, вскрикивают, похрюкивают, смеются.

На фоне явно сниженной нейродинамики для детей с таким синдромом характерна недостаточность фоновых компонентов психической деятельности: плавности, пе-реключаемости, удержания уровня тонуса. Коррекцион-ная работа должна в этом случае быть направлена на то, чтобы сознательно понизить активность ребенка до его возможностей и выстраивать линию его поведения, минимально опираясь на речь и максимально используя двигательные, изобразительные, паралингвистические средства. Необходимо в коррекционном процессе нацеливать детей на усвоение правил, ритуалов, ролей, социально ориентированных алгоритмов поведения.

Синдром дефицитарности стволовых образований мозга (дис-генетический синдром). Внешне у детей с таким синдромом можно наблюдать асимметрии лицевые и глазных щелей, неправильный рост зубов, обилие пигментных пятен, ангиом. Наблюдаются глазодвигательные дисфункции: неравномерность парного движения глаз, отсутствие конвергенции, орально-мануальные и опто-оральные синкинезии (дополнительные движения), постоянные девиации языка.

У таких детей могут быть искажены пороги болевой чувствительности, в результате чего они плохо чувствуют боль и поэтому могут быть безжалостными по отношению к другим (могут укусить, ударить, толкнуть и др.).

Дисгенетический синдром включает латеральные (право- и левополушарные) и межполушарные патологические признаки, которые актуализируются во всех уровнях функционирования вербальных и невербальных психических процессов.

В двигательной сфере наблюдаются обоерукость или псев-долеворукость, грубые дефекты реципрокных и синерги-ческих сенсомоторных координации с обилием синкинезии, вычурных поз и патологических ригидных установок.

Иногда фасадом этого синдрома (особенно у девочек) выступает типичная «лобная» симптоматика, нехарактерная для детей. Развитие девочек может идти по олигофре-ническому типу, а мальчиков — по шизофреническому.

В настоящее время происходит прогрессирующее увеличение числа детей с описываемым синдромом. Именно они составляют подавляющее большинство неуспевающих учащихся в учебной деятельности.

Корни необходимо искать в раннем пре- или перинатальном периоде. Именно эти дети демонстрируют наиболее труднокорригируемые дефекты в поведении, в овладении чтением, письмом, математическими навыками. Для коррекции такого типа детей эффективными являются «Метод замещающего онтогенеза» A.B. Семенович и «Программа комплексной нейропсихологической коррекции и реабилитации» Н.Я. Семаго. Они используют принцип соотнесения актуального статуса ребенка с основными этапами формирования мозговой организации психических процессов. Коррекционной мишенью является формирование у ребенка осевых (телесных, органных, оптико-пространственных) вертикальных и горизонтальных взаимодействий. Для этого используется комплексная методика психомоторной коррекции, включающая физические, этологические, арттерапевтические, восточные психотехники. Постепенно в этот процесс интегрируется нейропсихологическая и логопедическая коррекция когнитивных процессов.

Каждый уровень коррекции имеет свою «мишень» воздействия. Методы первого уровня направлены на элиминацию дефекта и функциональную активацию подкорковых образований головного мозга; методы второго уровня — на коррекцию задних и премоторных отделов правого и левого полушарий и их взаимодействия; методы третьего уровня — на формирование оптимального функционального статуса передних (пре-фронтальных) отделов мозга. Удельный вес и время использования тех или иных методов зависят от исходного статуса ребенка.

Синдром функциональной несформированности правого полушария. Он обнаруживает себя недостаточностью пространственных представлений, мозаичным восприятием и нарушением порядка воспроизведения слухоречевых и зрительных эталонов. Нередки предметные парагнозии, дефекты соматического и лицевого гнозиса (от греческого слова «знание, познание, узнавание», осознанное восприятие), цве-торазличения и дифференциации эмоций.

Общая несформированность пространственных представлений приводит к закономерному повышению побочных ассоциаций и новообразований: бесплодное фантазирование, нетривиальные творческие находки. Речь и мышление могут оставаться в пределах нормативных показателей, однако в ряде случаев наблюдается обилие интонационных и жестовых компонентов.

Часто такой синдром связан с наследственной эндокринной (функциональные нарушения щитовидной железы, сахарный диабет), сердечно-сосудистой и ревматической отягощенностью (особенно по линии матери).

К феноменам асоматогнозиса (невосприятие собственного тела) правого полушария можно отнести дезориентировку в теле, ощущения его чуждости, изменения величины, фактуры конечностей (особенно левой половины тела), их множественности; фингерагнозию (нарушение ощущения пальцев).

При повреждении правого полушария в 80% случаев происходит нарушение в ошушении схемы тела, конфабуляции (додумывание, галлюцинации) и псевдореминисценции (искаженные воспоминания, иллюзии).

Чаще всего отмечаются три варианта нарушения ВПФ, свидетельствующие о наличии правополушарной патологии.

1. Дисфункция задних отделов мозга приводит к пространственным искажениям из-за нарушений зрительного и зрительно-предметного восприятия, недостаточности глазодвигательной системы, игнорирования левого поля зрения, нарушения зрительной памяти. Дисфункция передних отделов правого полушария проявляется в расторможенности, гиперактивности, несформированности произвольного внимания, повышенной отвлекаемости и соответственно низкой работоспособности. Кроме того, отличительными чертами такой патологии являются замедленный процесс усвоения, трудности автоматизации любого навыка. При этом речевые и вербально-интеллектуальные функции являются сформированными. Здесь имеет место локальная патология правого полушария, которая часто подтверждается тем, что в первый год жизни у таких детей выявляется наличие повышенного тонуса в левых конечностях, который исчезает после курсов лечебного массажа. В возрасте 5—6 лет у таких детей присутствуют признаки единой неврологической симптоматики в виде сглаженности левой носогубной складки, повышения сухожильных рефлексов слева.

2. Проявляется дефицитарность пространственных функций и функций произвольного внимания. Однако отсутствие синдромного проявления нарушения ВПФ и задействование компенсаторных механизмов свидетельствуют о вторичной дефицитарности правого полушария, связанной с первичной патологией левого. Наличие правосторонней неврологической симптоматики, запоздалое развитие собственно речевых функций у детей этой группы свидетельствуют о ранней патологии, иногда морфологическом недоразвитии левого полушария, приводящем, в свою очередь, к нарушению онтогенеза, которое компенсируется за счет гиперактивизации правого полушария и приводит к его дефицитарности. К этому варианту можно отнести и детей-левшей, у которых в силу недоразвития моторных функций правой руки (теменных отделов левого полушария) устанавливается вынужденное левшество, приводящее к значительному замедлению темпов психической активности и сочетанию грубых нарушений мо-торно-речевых и пространственных функций.

3. Причиной (особенностью) функциональной недостаточности правого полушария является негрубая пра-вополушарная симптоматика, сочетающаяся с негрубой левополушарной симптоматикой на фоне нестабильной работоспособности и первичных нарушений концентрации внимания. Основной локальный диагноз — нарушение глубоких структур мозга (подкорковых или стволовых) и несформированность стволово-корковых связей. В этих случаях вертикальная организация мозговых основ психических процессов претерпевает определенные изменения, но подлежит значительной компенсации при сохранности собственно корковых отделов головного мозга.

Еще на этапе подготовки к школе таких детей можно предупредить причины их возможной неуспеваемости. Коррекционная работа может быть направлена на речевые дисфункции и на развитие дефицитарных зрительно-пространственных функций, без чего невозможно овладение школьными математическими знаниями. Дети с недостаточным развитием речевых функций (функциональной недостаточностью левого полушария) диагностируются достаточно рано и берутся на коррекционную работу в возрасте 3—5 лет. Дети с функциональной недостаточностью правого полушария гораздо реже попадают в поле зрения специалистов.

Коррекция правополушарной функциональной несфор-мированности требует применения специфически ориентированных методов (развитие пространственных представлений, соматогнозиса, межполушарных взаимодействий). Для коррекции этого синдрома можно использовать «Программу формирования пространственных представлений», разработанную Н.Я. Семаго.

Синдром функциональной информированности межполушарных взаимодействий транскортикального уровня (мозолистого тела). Этот синдром отличается характерным набором типичных признаков «функциональной автономности» мозговых полушарий: несформированность координации рук; обилие реверсий (зеркальности), как элементарных, так и системных; отчетливая тенденция К игнорированию левой половины перцептивного поля и латеральные отличия при выполнении одного и того же задания правой и левой рукой; несформированность фонематического слуха, аномия; «краевые» эффекты памяти, когда воспроизводятся первый и последний эталоны; использование различных стратегий решения интеллектуальных задач.

Восприятие перцептивного поля у таких детей происходит справа налево, вычитание из нижнего числа верхнего, из левого — правого. У детей с функциональной не-сформированностью парной работы полушарий возникновение аномии доказывает связь между полимодальным восприятием образа (правое полушарие) и слова (левое полушарие). Такой ребенок обычно раздвигает руки в пространстве.

В норме индивидуальный латеральный профиль должен сформироваться к 6—7-летнему возрасту. У детей с таким синдромом он формируется только к 9—10 годам.

Перечисленные искажения психического развития детей приводят к множеству вторичных дефектов, являющихся причиной учебной и поведенческой дезадаптации.

В коррекционной работе по этому синдрому можно использовать программу «Гимнастика мозга» П. и Г. Деннисон (США), «Комплекс кинезиологических упражнений», разработанный А.Л. Сиротюк.

Синдром функциональной информированности левой височной области. Его отличительной чертой являются трудности в звукоразличении и понимании речи, воспринимаемой на слух. Остальные психические функции не обнаруживают какой-либо значительной дефицитарности. Такой ребенок жалуется на то, что учитель говорит очень быстро или много непонятных слов, что в классе всегда шумно. При чтении такой ребенок проглатывает окончания, плохо интонирует текст, однако понимает прочитанное. Хуже обстоит с письмом, так как оно в большей степени зависит от фонематического слуха ребенка. Наблюдаются слитное написание двух слов, пропуски букв, особенно в конце слова, замены букв по мягкости—твердости, глухости—звонкости.

Недостаточность функциональной активности левой височной доли показывает значимость своевременного созревания в онтогенезе межсистемных мозговых связей.

Такого ребенка приходится по нескольку раз окликать и объяснять, что от него требуется. Он не слышит не только чужую речь, но и свою собственную.

С возрастом происходит некоторое затухание отмеченных дефектов. Нахождение ребенка в речевой среде является корригирующим фактором, как и использование традиционных психологических и логопедических методик.

Синдром функциональной несформированности лобных отделов мозга. Ребенок с таким нарушением легко отвлекается, не может сосредоточиться, быстро устает, он вял и равнодушен. Учебная программа усваивается им с трудом. У такого ребенка недостаточные внимание и логика. Названные проявления свидетельствуют о недостаточности нейродинамического компонента психической деятельности. Однако ребенок может выдержать достаточно высокий темп работы и показать хорошие результаты.

В письме ребенка с описываемым синдромом характерны пропуски букв, речь носит реактивную форму, снижена ее обобщающая функция. Он еще не достиг того уровня развития, когда речь становится организатором и конструирующим фактором его деятельности. Из-за этого нормальное развитие других познавательных процессов несколько снижено.

Внедрение внешних опор, контроль со стороны взрослого, дробление заданной программы на последовательные подпрограммы существенно повышают продуктивность деятельности такого ребенка.

В 6—7 лет, когда активно формируется произвольное внимание, у таких детей наблюдается повышенная от-влекаемость. К 12 годам на первый план выступает снижение интеллекта, самоконтроля и прогнозирования, отсутствие критичности. Речь у них не становится организатором и конструирующим фактором деятельности. Из-за этого нормальное развитие других познавательных процессов не приводит к адекватной адаптации к новым социальным условиям. В этом случае необходимо привлечение внешних опор, организующая деятельность со стороны взрослого.

По мере созревания лобных отделов мозга под влиянием обучения возможна произвольная регуляция психических процессов. Однако у разных детей вследствие влияния отдельных биологических и социальных факторов произвольность может достигать неодинаковой степени сформированности.

В коррекционной работе по элиминации этого синдрома можно использовать «Программу формирования произвольной регуляции» Н.Я. Семаго и «Методику формирования программирования, произвольной саморегуляции и контроля за протеканием психической деятельности» Н.М Пылаевой и Т.В. Ахутиной.

 

1.3. Особенности обучения детей с проблемами в развитии

Среди первоклассников, испытывающих трудности в обучении, 80% имеют отклонения от нормальных нейро-психологических данных. Среди детей, справляющихся с программой, отклонения от нормативных значений отмечаются лишь в 15% случаев.

Нейропсихологические профили «трудных» детей имеют разнообразный характер, так как в основе их неуспеха лежат различные механизмы (дисфункции лобных, височных, теменных, затылочных, левополушарных, правополушарных, стволовых, комиссуральных отделов головного мозга). Э.Г. Симерницкая выделяет три типа нейропсихо-логических профилей детей, испытывающих трудности в обучении.

1. Дети с дисфункцией височно-лобных отделов левого полушария. Для них характерны отклонение от нормы объема слухоречевой памяти, тормозимость, замена слов на слова, близкие по звучанию или по смыслу.

2. Дети с недостаточностью задних отделов правого полушария. У них обнаруживается отклонение от нормы по объему слуховой и зрительной памяти, по пространственному параметру и феномену зеркальных движений.

3. Дети с билатеральным характером изменений психической деятельности, при котором отклонения от нормы обнаруживаются по параметрам, относящимся как к левому, так и к правому полушарию.

Эти различные типы изменений психической деятельности не могут быть с корригированы с помощью одной и той же системы воздействий. Давно известно, что не все виды обучения производят равнозначный эффект. Поэтому рассмотрим более подробно нарушения двигательной функции, письма и чтения в процессе обучения.

Нарушение двигательной функции. По многим данным, среди детей 6—8 лет статико-моторная недостаточность выявляется у 25%. Именно у таких детей чаще всего возникают трудности в школьном обучении.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-06-15; просмотров: 1604. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.064 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7