Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Деятельностный подход




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

В советской психологии установилось разъяснение предмета психологии в виде указания на хорошо знакомые каждому человеку по его собственному опыту «наши ощущения, чувства, представления, мысли». По мнению П.Я. Гальперина, предметом психологии является ориентировочная деятельность. При этом в данное понятие включаются не только познавательные формы психической деятельности, но и потребности, чувства, воля.

Таким образом, в настоящее время представляется целесообразным эклектическое объединение «рациональных зерен», содержащихся в разных теоретических направлениях, и их обобщение. В итоге можно считать, что предметом психологии являются психические процессы, свойства, состояния человека и закономерности его поведения. Существенным моментом при этом оказывается рассмотрение порождения сознания, его функционирования, развития и связи с поведением и деятельностью.

 

 

4.Предмет общей психологии

Общая пси – особое наименование, употребляемое для хар-ки наиболее общих закономерностей, выявляемых пси, методов изучения, которыми пользуется эта наука, теоретических принципов, которых она придерживается, основных научных понятий, вошедших в её обиход. Психические процессы: познавательные (ощущения, восприятия, память, воображение, мышление), эмоциональные (возникновение чувств). Психические состояния: проявления чувств (настроение), проявление внимания (сосредоточенность), проявление воли (уверенность), проявление мышления (сомнение). Психические свойства или особенности личности: качества ума, мышления, устойчивые особенности волевой сферы, закрепившиеся в характере, темпераменте, свойства чувств. Наиболее правильный путь рассмотрения основных вопросов общей пси открывает принцип развития личности в её общении и деятельности.

 

 

5.Основные положения теории деятельности

Эта теория была создана в советской психологии и обязана работам Выготского, Рубинштейна, Леонтьева, Лурии, Запорожца, Гальперина и др. Авторы теории деятельности взяли на вооружение философию диалектического материализма – теорию К. Маркса и её тезис о том, что не сознание определяет бытие, деятельность, а, наоборот, бытие, деятельность человека определяют его сознание.

Наиболее полно теория деятельности изложена в трудах А.Н. Леонтьева, в частности в его работе «Деятельность. Сознание. Личность».

Деятельность человека имеет сложное, иерархическое строение. Она состоит из нескольких «слоев», или уровней. Во-первых, это уровень особенных деятельностей (или особых видов деятельности); затем уровень действий; следующий – уровень операций; наконец, самый низкий – уровень психофизиологических функций.

Действие – это основная единица анализа деятельности, это процесс, направленный на реализацию цели. Таким образом в определении действия входит цель. Это образ желаемого результата, то есть того результата, который должен быть достигнут в ходе выполнения действия. Здесь имеется в виду сознательный образ результата, так как цель всегда сознательна.

Характеристики действия:

1. Действие включает в качестве необходимого компонента акт сознания в виде постановки и удержания цели.

2. Действие – это одновременно и акт поведения.

Итак, первые два пункта состоят в признании неразрывного единства сознания и поведения.

3. Через понятие действия теория деятельности утверждает принцип активности, противопоставляя его принципу реактивности. Предполагается активное начало в субъекте (в форме цели).

4. Понятие действия «выводит» деятельность человека в предметный социальный мир. Цель действия может быть любой, как биологической (получение пищи), так и социальной (производство материального продукта, получение знаний).

Операция – способ выполнения действия. Операцией характеризуют техническую сторону выполнения действий. Характер операций зависит от условий в которых совершается действие. Если действие отвечает собственно цели, то операция отвечает условиям, в которых эта цель дана. При этом под условиями подразумеваются как внешние обстоятельства, так и возможности, или внутренние средства самого действующего субъекта.

Цель, данная в определенных условиях называется задачей. Описывая процесс решения задачи, необходимо указывать и действия, и операции, реализующие их. О действии без операций, или о действии, абстрагированном от операций, возможно говорить только на этапе планирования.

Главное свойство операций состоит в том, что они мало осознаются или совсем не осознаются. Этим операции принципиально отличаются от действий, которые предполагают и сознаваемую цель, и сознательный контроль за протеканием действия. По существу, уровень операций заполнен уже известными автоматическими действиями и навыками.

Положения об операциях предлагаемые теорией деятельности:

1. Операции бывают двух родов: они возникают путем адаптации, прилаживания, непосредственного подражания; другие возникают из действий путем их автоматизации.

2. Операции первого рода практически не осознаются, операции второго рода находятся на границе сознания и легко могут стать актуально сознаваемыми.

3. Всякое сложное действие состоит из слоя действий и слоя операций. Движение границы осознания вверх означает превращение некоторых действий в операции – это укрупнение единиц деятельности. Движение границы вниз означает превращение операций в действия – это дробление деятельности на более мелкие единицы.

Психофизиологические функции. Тут понимается физиологическое обеспечение психических процессов, например способности к ощущениям, к образованию и фиксации следов прошлых воздействий, моторная способность и др. К этому уровню относятся также врожденные механизмы, закрепленные в морфологии нервной системы, и те, которые созревают в течение первых месяцев жизни. Психофизиологические функции составляют органический фундамент процессов деятельности.

Откуда берутся цели? Для ответа на этот вопрос нужно обратиться к таким понятиям как потребности и мотивы. Потребность – это исходная форма активности живых организмов. В живом организме периодически возникают определенные состояния напряженности; они связаны с объективной нехваткой веществ (предмета), которые необходимы для продолжения нормальной жизнедеятельности организма. Вот эти состояния объективной нужды организма в чем-то и называют потребностями (пища, вода, кислород). Когда речь заходит о потребностях, с которыми рождается человек добавляются по крайней мере еще две:

1. Потребность в контактах с себе подобными, и в первую очередь со взрослыми индивидами.

2. Потребность во внешних впечатлениях или познавательная потребность.

В отношении этих потребностей следует отметить два важных момента: во-первых, потребность в контактах и познавательная потребность на первых порах тесно переплетены друг с другом; во-вторых, обе обсуждаемые потребности составляют необходимые условия формирования человека на всех ступенях его развития.

Связь потребностей с деятельностью. Необходимо выделить два этапа в каждой потребности, первый этап – период до первой встречи с предметом, который удовлетворяет потребность; второй этап – после этой встречи. На первом этапе потребность не представлена субъекту; он испытывает состояние напряжения, неудовлетворенности. Со стороны поведения потребностное состояние выражается в беспокойстве, поиске, переборе различных предметов. В ходе поисковой деятельности обычно происходит встреча потребности с ее предметом. Процесс «узнавания» потребностью своего предмета получил название опредмечивания потребности. В процессе опредмечивания обнаруживаются две важные черты потребности. Первая заключается в первоначально очень широком спектре предметов, способных удовлетворить данную потребность. Вторая черта – в быстрой фиксации потребности на первом удовлетворившем ее предмете.

Итак, в момент встречи потребности с предметом происходит опредмечивание потребности. В акте опредмечивания рождается мотив. Мотив и определяется как предмет потребности. Через опредмечивание потребность получает свою конкретизацию. Мотив – это опредмеченная потребность.

Вслед за опредмечиванием потребности и появление мотива резко меняется тип поведения, оно приобретает направленность. Мотив – это то, ради чего совершается действие, или много разных действий. И вот эта совокупность действий, которые вызываются одним мотивом и называется деятельностью, а конкретнее, особенной деятельностью или особенным видом деятельности. Это игровая, учебная, трудовая деятельность.

Соотношения мотивов и сознания. Мотивы порождают действие, то есть приводят к образованию целей, а цели всегда осознаются. Сами же мотивы осознаются не всегда. Два класса мотивов: осознаваемые (большие жизненные цели, это мотивы-цели) и неосознаваемые. Если мотивы не осознаются, то это вовсе не означает, что они не представлены в сознании. Они проявляются в сознании, но в особой форме:

1. Эмоции. Эмоции возникают лишь по поводу таких событий или результатов действий, которые связаны с мотивами. Эмоции – это отражение отношения результата деятельности к ее мотиву.

2. Личностные смыслы. Личностный смысл – это переживание субъективной значимости предмета, действия или события, оказавшихся в поле действия ведущего мотива.

Смирнов, рассматривая теорию деятельности, одним из краеугольных её камней считает уже рассмотренное мной утверждение о первичности деятельности по отношению к отражению, ее ведущей роли. Он указывает, что это отношение выступает на первый план лишь в генетическом анализе. Если же мы хотим взять тот или иной поведенческий акт в его относительной изоляции от предшествующих и последующих актов и в то же время в такой его целостности, которая делает его полноценным психическим актом и позволяет установить его роль в жизни индивида, то нам, по-видимому, придется «вырезать» из непрерывного потока сменяющих друг друга действий такой участок, в начале которого стоит исходный афферентирующий образ. «Образ – действие – уточненный образ» – вот схема, предлагаемая функциональным анализом в качестве альтернативы схеме генетического анализа: «деятельность – отражение – обогащенная деятельность».

Иначе говоря, если генетический подход решает проблему формирования и развития активного отношения субъекта к миру, то функциональный подход пытается решить проблему реализации этого отношения, зафиксированного в образе потребного результата действия или, говоря более широко, в образе потребного будущего. Ярким примером реализации функционального подхода служит концепция уровней построения движений Н.А. Бернштейна. Многие идеи функционального анализа отдельных познавательных процессов были реализованы в школах С. Л. Рубинштейна, Б. Г. Ананьева и других отечественных ученых.

Смирнов пишет, что сведение отношений между людьми к процессам деятельностного типа в рамках деятельностного подхода обычно оправдывается следующими аргументами:

1. Всякая деятельность является формой реализации отношений к другим людям, даже если они реально не присутствуют в момент совершения деятельности. Действительно, строя свой план на рабочий день, я реализую тем самым свое отношение к людям, интересы которых я при этом учитываю или игнорирую. Читая книгу, я отношусь определенным образом к ее издателю, автору и рабочему типографии, где она была набрана, и т. д. и т. п.

2. Субъект-субъектный процесс может быть в интересах деятельностного анализа рассмотрен как две деятельности — первого субъекта со вторым и второго с первым. В этом случае каждый из них выступает одновременно и как активный субъект деятельности, и как страдательный объект деятельности. Таким образом, субъект-объектный характер деятельности не мешает его распространению на процессы субъект-субъектного типа.

3. Сами отношения между людьми порождаются прежде всего интересами совместной деятельности и развиваются в ходе ее.

Смирнов же формулирует к ним свои антитезы.

1. Действительно, в любой деятельности реализуется целый комплекс, система отношений к другим людям. Но это еще не означает, что отношения между людьми реализуются только в форме деятельности. В первом тезисе фактически размывается граница между двумя принципиально различными типами реальности: опосредствованным отношением между людьми и непосредственным общением лицом к лицу.

2. Всякое общение лишь в той степени является общением, в какой оно взаимно, симметрично. В понятие деятельности с самого начала заложена идея асимметричности — направленного воздействия активного субъекта на преобразуемый им объект.. Сквозь призму понятийного аппарата теории деятельности просто не видны те процессы, которые происходят между двумя людьми, смотрящими в глаза друг другу, не совершающими никаких развернутых внешних или внутренних действий. Есть все основания полагать, что эти процессы имеют совсем другую природу, чем деятельность.

3. Неверность утверждения о том, что отношения между людьми строятся только по поводу совместной деятельности, особенно очевидна, когда речь идет об отношениях, выражающихся в чувствах аттракции или неприязни. Именно чувства чаще всего определяют характер совместной деятельности, в которую мы готовы вступить с тем или иным человеком.

В итоге Смирнов пишет, что деятельность не может быть единственной парадигмой научного психологического знания, как не может претендовать на эту роль и любая другая категория или объяснительный принцип, иначе слишком многое придется выносить за скобки в интересах «чистоты теории». Но, оптимистически заявляет он, потенциал теории деятельности ещё не исчерпан. Понимание личности как системы смысловых образований, новые трактовки воли и феномена переживания, новые данные о механизмах мотиво- и смыслообразования, исследования коммуникативной деятельности и закономерностей формирования и функционирования коллективов социальными психологами продолжают расширять круг поддерживаемых этой теорией разработок.

 

 

6.Базисные категории психологии

Петровский, Ярошевский.

Категории – наиболее общие фундаментальные определения, охватывающие наиболее существенные свойства и отношения изучаемых явлений.

Базисные категории психологии: образ, мотив, действие, отношение, индивид переживание («молекулы» психол знания). Метауровень: сознание, ценность, деятельность, общения, Я, чувство («организм» психол знания).

Образ – Сознание

Мотив – Ценность

Действие – Д.

Отношение – Общение

Индивид – Я

Переживание – Чувство

 

Базисные категории психологии
Образ (Гештальт)
Мотив (психоанализ)
Переживание (бихевиоризм)
Действие
Взаимоотношения (интеракция, взаимодействие)
Субъект
Ситуация

 

7.Проблема закона в психологии

Основная цель любой науки состоит в том, чтобы вскрывать объективные законы, которым подчиняются изучаемые ею процессы и явления. Более того, какая-либо область знания превращается в действительную науку лишь по мере того, как она продвигается по пути к реализации этой цели. Совокупность открытых и точно (не обязательно математически) сформулированных законов составляют «ядро» научной теории, хотя, конечно, теория не исчерпывается только этим. Познанный закон позволяет предсказывать путем строгих логических рассуждений и расчетов тенденции развития тех или иных яв­лений, определять их взаимосвязи и на этой основе находить пути решения как теоретических, так и практических задач. Это в полной мере относится и к психологической науке.

Что такое закон?

Прежде всего, когда речь идет о законе, то имеются в виду объективно существующие связи, отношения между теми или иными явлениями: закон есть отношение. Однако далеко не всякую связь, можно рассматривать как закон. К закономерным относятся только те, в которых проявляется сущность явлений. Закон есть существенное явление. Познать отношение сущностей – это значит раскрыть в массе единичных, кажущихся случайными явлений общее и необходимое.

Задача выявления законов психики, раскрытия тех связей и отношении, которые бы можно было квалифицировать как закономерные, принадлежит в науке к числу сложнейших. При изучении даже относительно простых психических явлений приходится проделывать поистине титаническую работу, связанную с преодолением массы трудностей и противоречий. Трудности, возникающие в процессе познания психических явлений, раскрытия законов, которые ими управляют, обусловлены самой природой этих явлений. Их существенной характеристикой является – субъективность. Психические феномены представляют собой как бы внутренние состояния субъекта, недоступные стороннему наблюдению. В субъективном характере обычно и усматривают своеобразие психических явлений в отличие от всех других явлений.

Между тем задача науки – изучить психику, пользуясь объективными методами, и раскрыть объективные законы, которым она подчиняется. Когда же говорят об объективном, то имеется в виду нечто, существующее вне и независимо от субъекта, от субъективного. Здесь возникает своеобразный пара­докс (антиномия): с одной стороны, проблемы психологии относятся к области
субъективных явлений, обычно противопоставляемых объективным, с другой – от неё требуется изучение объективных законов психики. Поэтому в истории науки мы встречаемся с заявлениями, что психическое не подвластно объективным законам, психология якобы может только описывать то, что дано непосредственно во внутреннем опыте субъекта, т.е. быть чисто описательной областью знания – феноменологией (описательная психология Дильтея и т.д.). Критикуя «объяснительную психологию», Дильтей объявил понятие о причинной связи вообще неприменимым к области психического (и исторического): здесь в принципе невозможно предсказать, что последует за достигнутым состоянием. Он считал, что природу мы объясняем, душевную жизнь постигаем. Психология поэтому должна была стать «понимающей» наукой.

Но психические явления реально существуют и, подобно всем другим явлениям, подчинены объективным законам, утверждает Б.Ф. Ломов. По его мнению, методологические исследования советских психологов показали, что психические явления не представляют собой некоторой замкнутой в себе реальности. Они относятся к категории явлений отражения и как таковые необходимым образом включены во всеобщую взаимосвязь явлений материального мира. Возникая и развиваясь в процессе развития материи, оно становится дей­ственным фактором этого процесса. Законы психического не в меньшей мере объ­ективны, чем законы любых других явлений природы и общества.

Вторая сложность формулирования законов в психологии связана с тем, что изучая психические явления, исследователь постоянно сталкивается с фактом их исключительно большой изменчивости, вариативности. Любой психический процесс протекает в данных конкретных условиях специ­фическим образом. И дело здесь не просто в случайных отклонениях, хотя, конечно, и они имеют место. Однако более важно другое: психическое как субъективное отражение не может не быть вариативным. Поэтому по сравнению с психологией ни в какой другой науке при исследова­нии какого-либо феномена так остро не стоит задача раскрыть закон как общее и вместе с тем показать имманентное происхождение разнообразия его индивидуаль­ных проявлений.

Законы, открываемые в психологии (как, впрочем, и в других науках), не вы­ступают в виде некоторых абсолютов, жестко и однозначно определяющих связи между явлениями. Это – законы-тенденции. Вариативность проявлений психоло­гических законов не отменяет того, что в них выражается нечто общее. Но это об­щее выступает как тенденция. Раскрывая закон как тенденцию, психология неиз­бежно обращается к категориям возможности и действительности. Недаром в ней такое большое внимание уделяется тем свойствам и характеристикам человека, ко­торые не просто констатируют то, что есть в действительности, но и то, что суще­ствует лишь как возможность. В этом плане исследуются способности человека к различным видам деятельности, его общая одаренность, в исследованиях психического развития говорится о его резервах, о зоне ближайшего развития и т.д.

При рассмотрении психологических законов как законов-тенденций неизбежно возникает вопрос о повторяемости психических явлений. Как уже отмечалось, повторяемость – одна из важных характеристик закона. И в основном речь идет о повторяемости в процессе развития. Развитие -– это не прямолинейный, монотонный процесс. Оно сопряжено с «зигза­гами» и осуществляется в многообразных вариантах. И тем не менее в нем есть момен­ты повторяемости, без изучения которых трудно понять преемственность развития. Стоит отметить, что с каждым новым шагом возраста­ет «число степеней свободы» внешних и внутренних связей (а значит, возрастают и воз­можности).

Ломов предлагает следующую классификацию законов в психологии, заранее предупреждая о её неполноте.

1. Законы, характеризующие относительно элементарные зависимости: напри­мер, устойчивые связи между внешними воздействиями и определенными психиче­скими эффектами, а также между самими этими эффектами. Эти зависимости ино­гда рассматриваются изолированно от системы психического в целом. На самом же деле они выступают как элементы этой системы. В эту группу можно включить ос­новной психофизический закон, законы обнаружения и опознания сигналов, формирования ассоциаций и некоторые другие. Основной психофизический закон (закон Фехнера) гласит, например, что ощуще­ния растут в арифметической прогрессии, когда раздражители растут в гео­метрической прогрессии. По­жалуй, раньше других были сформулированы законы ассоциаций. В этой связи возник ассоцианизм, ста­равшийся все богатство человеческой психики свести к комбинации ассоциаций по смежности, сходству и контрасту.

2. Законы, раскрывающие динамику психических процессов во времени. Примером этой группы может быть закономерная последовательность фаз процесса восприятия, впервые открытая Н.Н. Ланге и сформулированная в виде знаменитого «за­кона перцепции». Согласно ему, перцептивный процесс (зрение) разворачивается по фазам: от грубого различения общих пропорций предмета и его положения до формирования дифференцированного и достаточно полного образа.

3. Законы, характеризующие структуру психических явлений. Примерами здесь могут быть современные представления о памяти. Как известно, первоначально, когда память еще только становилась предметом экспе­риментальных исследований, ее пытались рассматривать как простую и гомогенную функцию. Однако по мере исследований становилось ясно, что она имеет сложное строение и должна рассматриваться как система. Система эта является ди­намической, развивающейся и многоуровневой. По Р. Актинсону, рассматривающему память как систему, она включает определенную структуру хранилищ информации: сенсорный регистр, кратковременное хранилище и долговременное хранилище.

4. Законы, раскрывающие зависимость эффективности поведения (или деятельности) от уровня его (или ее) психической регуляции, а также от значения того или иного измерения. Приме­ром здесь может быть закон Йеркса-Додсона, который раскрывает зависимость
между уровнем мотивации и успешностью решения поведенческих задач. Утвер­ждается, что есть некоторый оптимальный уровень мотивации, при котором успешность является наиболее высокой.

5. Законы, относящиеся к процессу психического развития челове­ка, рассматриваемому в масштабах его жизни. Здесь, как и в законах второй группы, психическое рассматривается как диахроническая система (то есть развивающаяся во времени), одна­ко, в отличие от них – значительно большего масштаба. Как показал Ананьев, психические функции человека в течение его жизни и в ее отдельные периоды разви­ваются неравномерно. В исследованиях, проведенных под его руководством, было вы­явлено сочетание противоречивых процессов: нарастание мощности одних, снижение других, стабилизация третьих. Это дало основание сформулировать закон гетерохронного развития психических функций. К этой же группе относится закономерная после­довательность стадий развития интеллекта: сенсомоторная, дооперациональная, конкретно-операциональная и формально-операциональная по Пиаже, последовательность стадий психосексуального развития по Фрейду и т.д.

6. Законы, в которых раскрываются основания различ­ных психических свойств человека. Примером здесь могут быть исследования нейро­физиологических оснований темперамента (Теплов, Небылицын) или кон­цепции, в которых в качестве основания психологических свойств личности выступает деятельность индивида в системе общественных отношений (Леонтьев).

7. Законы об от­ношениях между разными уровнями организации психических процессов и свойств. Примером здесь могут быть отношения между разными уровнями антиципации или отношения между разными уровнями организации в структуре личности (или психики). Например, законы взаимодействия между Ид, Эго и Супер-Эго. Например, закон, вытекающий из принципа реальности, гласящий, что Эго будет предотвращать разрядку напряжения до тех пор, пока не будет обнаружен подходящий объект.

Как отмечает Ломов, этот перечень неполный и не претендует на классификацию извест­ных в психологии законов. Он является лишь иллюстрацией того, что эти законы имеют разный порядок и раскрывают разные аспекты психического.

Стоит отметить, что в психологии нередко происходит универсализация частного и специального закона, неоправданное расширение сферы его действия, перенос с одного круга явлений на другой, из одних условий в другие, су­щественно иные по сравнению с теми, в которых он выявлен. Так, в свое время пытались объяснить развитие потребностей человека лога­рифмическим законом Вебера-Фехнера, полученном при изучении элементарных ощущений. Поэтому строго научный подход должен не только выявить объективный закон, но и очертить сферу его действия, а также условия, в которых он лишь и может действовать, его границы.

Раскрывая закономерные связи (отношения) между, например, внешними воз­действиями и соответствующими психическими эффектами; между самими этими эффектами; отношения тех или иных психических свойств и их оснований мы вы­деляем в сложной, многомерной, многоуровневой системе лишь какую-то опреде­ленную ее сторону и отвлекаемся от всех остальных. А потому одним из наиболее актуальных, но в то же время и сложных является вопрос о соотношении групп законов. Как, например, связаны законы, характеризующие динами­ку психических процессов и их структуру? Или законы, раскрывающие определен­ные стороны процесса развития и соотношения между определенными психически­ми свойствами и их основаниями?

К сожалению, подходы к решению этих и подобных им вопросов еще не определены. Многие звенья единой цепи пока просто неизвестны. Можно лишь отметить, что как более общие, так и более локальные и специальные законы относятся к одной и той же системе явлений (т.е. явлений психической реальности) и поэтому несо­мненно, что они должны быть внутренне связаны.

 

 

8.Основная проблема психологии

9.Психологическая теория деятельности.

Деятельность человека имеет сложное, иерархическое строение. Она состоит из нескольких «слоев», или уровней. Во-первых, это уровень особенных деятельностей (или особых видов деятельности); затем уровень действий; следующий – уровень операций; наконец, самый низкий – уровень психофизиологических функций.

Действие – это основная единица анализа деятельности, это процесс, направленный на реализацию цели. Таким образом в определении действия входит цель. Это образ желаемого результата, то есть того результата, который должен быть достигнут в ходе выполнения действия. Здесь имеется в виду сознательный образ результата, так как цель всегда сознательна.

Характеристики действия:

1. Действие включает в качестве необходимого компонента акт сознания в виде постановки и удержания цели.

2. Действие – это одновременно и акт поведения.

Итак, первые два пункта состоят в признании неразрывного единства сознания и поведения.

3. Через понятие действия теория деятельности утверждает принцип активности, противопоставляя его принципу реактивности. Предполагается активное начало в субъекте (в форме цели).

4. Понятие действия «выводит» деятельность человека в предметный социальный мир. Цель действия может быть любой, как биологической (получение пищи), так и социальной (производство материального продукта, получение знаний).

Операция – способ выполнения действия. Операцией характеризуют техническую сторону выполнения действий. Характер операций зависит от условий в которых совершается действие. Если действие отвечает собственно цели, то операция отвечает условиям, в которых эта цель дана. При этом под условиями подразумеваются как внешние обстоятельства, так и возможности, или внутренние средства самого действующего субъекта.

Цель, данная в определенных условиях называется задачей. Описывая процесс решения задачи, необходимо указывать и действия, и операции, реализующие их. О действии без операций, или о действии, абстрагированном от операций, возможно говорить только на этапе планирования.

Главное свойство операций состоит в том, что они мало осознаются или совсем не осознаются. Этим операции принципиально отличаются от действий, которые предполагают и сознаваемую цель

 

Откуда берутся цели? Для ответа на этот вопрос нужно обратиться к таким понятиям как потребности и мотивы. Потребность – это исходная форма активности живых организмов.

 

Связь потребностей с деятельностью. Необходимо выделить два этапа в каждой потребности, первый этап – период до первой встречи с предметом, который удовлетворяет потребность; второй этап – после этой встречи. На первом этапе потребность не представлена субъекту; он испытывает состояние напряжения, неудовлетворенности. Со стороны поведения потребностное состояние выражается в беспокойстве, поиске, переборе различных предметов. В ходе поисковой деятельности обычно происходит встреча потребности с ее предметом. Процесс «узнавания» потребностью своего предмета получил название опредмечивания потребности. В процессе опредмечивания обнаруживаются две важные черты потребности. Первая заключается в первоначально очень широком спектре предметов, способных удовлетворить данную потребность. Вторая черта – в быстрой фиксации потребности на первом удовлетворившем ее предмете.

Итак, в момент встречи потребности с предметом происходит опредмечивание потребности. В акте опредмечивания рождается мотив. Мотив и определяется как предмет потребности. Через опредмечивание потребность получает свою конкретизацию. Мотив – это опредмеченная потребность.

Вслед за опредмечиванием потребности и появление мотива резко меняется тип поведения, оно приобретает направленность. Мотив – это то, ради чего совершается действие, или много разных действий. И вот эта совокупность действий, которые вызываются одним мотивом и называется деятельностью, а конкретнее, особенной деятельностью или особенным видом деятельности. Это игровая, учебная, трудовая деятельность.

Соотношения мотивов и сознания. Мотивы порождают действие, то есть приводят к образованию целей, а цели всегда осознаются. Сами же мотивы осознаются не всегда. Два класса мотивов: осознаваемые (большие жизненные цели, это мотивы-цели) и неосознаваемые. Если мотивы не осознаются, то это вовсе не означает, что они не представлены в сознании. Они проявляются в сознании, но в особой форме:

1. Эмоции. Эмоции возникают лишь по поводу таких событий или результатов действий, которые связаны с мотивами. Эмоции – это отражение отношения результата деятельности к ее мотиву.

2. Личностные смыслы. Личностный смысл – это переживание субъективной значимости предмета, действия или события, оказавшихся в поле действия ведущего мотива.

10.Развитие высших психических функций в фило- и онтогенезе.

Прежде чем говорить о развитии ВПФ, необходимо понять, чем они отличаются от низших. Одной из основ теории Л.С. Выготского является тезис о социальном происхождении психических функций человека. Выдвигая этот тезис, Л.С. Выготский был вынужден примирить его с неоспоримым фактом существования психических функций у новорожденных. Ответом на это противоречие и явилось различение между низшими (натуральными) психическими функциями и высшими психическими функциями.

Взаимоотношения между этими классами функций в теории Л.С. Выготского не были строго обозначены. В одних случаях низшие психические функции рассматривались как биологические предпосылки для построения соответствующих высших психических функций (например, непроизвольная память новорожденного и младенца может быть основой для развития опосредствованной и произвольно управляемой памяти), в других случаях высшие психические функции могут существовать в интерсубъективной форме и просто усваиваться ребенком в процессе обучения (как, например, навыки письма и чтения).

Фактически Л.С. Выготский не дал строгого определения понятия высшей психической функции. Эту задачу попытался решить А.Р. Лурия. Его определение хорошо согласуется с представлениями Л.С. Выготского и придает последним отточенную, можно сказать, классическую, формулировку. Высшие психические функции - это сложные саморегулирующиеся процессы, социальные по своему происхождению, опосредствованные по своему строению и сознательные, произвольные по способу своего функционирования. Можно добавить один существенный для концепции Л.С. Выготского штрих - не просто «опосредствованные», а «знаково-опосредствованные».

То есть можно выделить такие основные свойства ВПФ:

социальны по существу, разделяемы между людьми,

опосредованы по характеру,

произвольны по формированию (произвольность – результат опосредованности),

системны по строению (созданы на основе нескольких натуральных функций; взаимосвязаны).

Но для понимания развития ВПФ необходима более тонкая дифференциация форм поведения.

К чисто натуральным формам поведения Л.С. Выготский относил не только безусловные и условные рефлексы, но и три ступени поведения в известной схеме К. Бюлера (инстинкт, дрессура, интеллект).

 

Интерпсихическая функция

В первом приближении ее можно понимать как генетически исходную форму культурного (знако-опосредствованного) поведения, имеющую социальный характер, т.е. взаимодействия, а иногда и сотрудничества двух и более субъектов. Правомерно ли любую интерпсихическую функцию считать высшей формой поведения? По-видимому, нет, поскольку есть основания для выделения примитивных интерпсихических функций. Например, Л.В. Выготский сближал «понимание» человеческой речи животными и «быстро пробегаемую в младенческом возрасте аналогичную стадию в речевом развитии ребенка»: эти явления объясняются «пассивным образованием связи на звуковые сигналы». Эта стадия иллюстрируется примерами, из которых видно, что взрослые с помощью командных знаков овладевают поведением ребенка, вовлекают его в ту или иную деятельность, привлекают его внимание к какому-либо предмету или действию, побуждают что-то сделать или прекратить делать. В своей классической форме интерпсихическая функция выступает как одна из сторон совместной или квазисовместной деятельности взрослого и ребенка.

Экстрапсихическая функция

Эту высшую форму поведения (типа эгоцентрической речи) Л.С. Выготский относил к промежуточной стадии развития между интерпсихической и интрапсихической функциями. Однако употребление этого термина обнаружено только в одном месте: «Всякая система, о которой я говорю, проходит три этапа. Сначала интерпсихологический - я приказываю, вы выполняете; затем экстрапсихологический - я начинаю говорить сам себе, затем интрапсихологический...». В работе «Орудие и знак в развитии ребенка» нет четкого терминологического различения экстра- и интрапсихических функций, в силу чего Л.С. Выготский иногда называет интериоризацией переход от социальной к эгоцентрической речи, характеризуя последнюю как интрапсихическую функцию, но чаще всего «интериоризация» (вращивание, «овнутривание») относится к переходу от стадии экстрапсихической к стадии интрапсихической функции.

Интрапсихическая функция

В генетическом смысле эта высшая форма поведения является результатом интериоризации экстрапсихической функции. Существенным является различение двух видов интрапсихической функции - спонтанной и произвольной, т.е. высшей психической функции в узком смысле.

Спонтанное поведение

Л.С. Выготский признавал, что «ряд действий, которые всегда в психологии рассматриваются как типично волевые, на самом деле не обнаруживают природу подлинно волевых действий, а лишь близко стоят к ним». В этом аспекте он подробно анализирует спонтанную речь и спонтанное мышление детей, которые он, как и Ж. Пиаже, считает непроизвольными и малоосознанными процессами.

ФИЛОГЕНЕЗ ВПФ

Развитие происходило следующим образом. Т.к. человек изменял природу, то его действие должно было подчиняться какому-то плану, целям. А, ставя и реализуя внешние цели, человек с какого-то момента начинает ставить и осуществлять внутренние цели, т.е. управлять собой. Овладение же собственным поведением происходит, опосредовано, с помощью знаков, автор называет их психическими орудиями. Т.к. человек трудился совместно, то ему необходимо было общаться. Общение же в процессе труда породило речь. Первые слова обеспечивали организацию совместных действий. Сначала все функции приказывающего и исполнителя были разделены, и весь процесс был интерпсихическим, т.е. межличностным. Затем человек начинает сам себе приказывать, и эти отношения превращаются в отношения с самим собой, т.е. интрапсихические. Этот процесс превращения внешних средств-знаков (зарубки, узелки, жребий и т.д.) во внутренние (образы, элементы внутренней речи и т.д.) автор назвал интериоризацией. Таким образом, по Выготскому всякая функция появляется на сцену дважды сначала во внешнем плане между людьми, а затем во внутреннем.

ОНТОГЕНЕЗ ВПФ

Л.С. Выготский неоднократно формулировал под разными названиями законы развития высших психических функций. Наиболее часто он ограничивался одним законом с разными названиями: «закон социогенеза высших форм поведения», «основной фундаментальный закон построения высших психических функций», «закон двойного появления высших психических функций в истории развития ребенка». Этот закон гласит: всякая функция в культурном развитии ребёнка появляется на сцену дважды, в двух планах: сперва – в социальном, потом – психологическом, сперва между людьми, как категория интерпсихическая, затем внутри ребёнка, как категория интрапсихическая.

Но Л.С. Выготский делал попытки сформулировать полный ряд законов развития высших психических функций. Например, в «Педологии подростка» дается ряд из трех законов, где упомянутый выше закон приводится как второй. Напомним их.

1. Закон перехода от натуральных к культурным (опосредствованных орудиями и знаками) формам поведения. Его можно назвать «законом опосредствования».

2. Закон перехода от социальных к индивидуальным формам поведения (средства социальной формы поведения в процессе развития становятся средствами индивидуальной формы поведения). Это закон социогенеза.

3. Закон перехода функций извне внутрь. Этот процесс перехода операций извне вовнутрь Выготский называет законом вращивания».

Позднее, в другом контексте Л.С. Выготский сформулирует еще один закон, который допустимо считать продолжением данного ряда.

4. «Общий закон развития состоит в том, что осознание и овладение свойственны только высшей ступени в развитии какой-либо функции. Они возникают поздно». Очевидно, его можно назвать «законом осознания и овладения».

В итоге развитие высших психических функций можно представить на такой схеме:

 
 

 

 


11.Основной культурно-биологический парадокс детского развития.

Врастание нормального ребенка в цивилизацию представляет обычно единый сплав с процессами его органического созревания. Оба плана развития – естественный и культурный – совпадают и сливаются один с другим. Оба ряда изменений взаимопроникают один в другой и образуют в сущности единый ряд социально-биологического формирования личности ребенка. Поскольку органическое развитие совершается в культурной среде, то оно превращается в исторический обусловленный биологический процесс. В тоже время, культурное развитие приобретает своеобразный и ни с чем не сравнимый характер, так как оно совершается одновременно и слитно с органическим созреванием, поскольку носителем его является растущий, изменяющийся, созревающий организм ребенка. Развитие речи ребенка может служить хорошим примером такого слияния двух планов развития – натурального и культурного.

Своеобразие культурного развития, налагающегося на процессы органического роста и созревания, можно пояснить на простом и наглядном примере развития употребления орудий в детском возрасте. Г.Дженнингс ввел в психологию понятие системы активности. Этим термином он обозначает тот факт, что способы и формы поведения (активности), которыми располагает каждое животное, представляет систему, обусловленную органами и организацией животного. Например, амеба не может плавать, как инфузория, а инфузория не обладает органом для того, чтобы передвигаться летая. Исходя из этого, безусловно биологически весьма важного понятия, исследователи психологии ребенка первого года жизни пришли к установлению решающего, переломного момента в развитии младенца. Человек не представляет исключения из общего закона Дженнингса. Человек также обладает своей системой активности, которая держит в границах его способы поведения. В эту систему, например, не входит возможность летать. Но человек тем и превосходит всех животных, что он безгранично расширяет посредством орудий радиус своей активности. Его мозг и руки сделали его систему активности, то есть область доступных возможных форм поведения неограниченно широкой. Решающим моментом в развитии ребенка в смысле определения круга доступных ему форм поведения является первый шаг по пути самостоятельного нахождения и употребления орудий, шаг, который совершается ребенком в конце первого года. Уже у шестимесячного ребенка исследования открыли предварительную ступень в развитии употребления орудий; это еще, не употребление орудий в собственном смысле слова, но уже принципиальный выход за пределы системы активности, подготавливающий первое употребление орудий: ребенок воздействует одним предметом на другой и обнаруживает попытки добиться чего-нибудь при помощи какого-нибудь предмета. В 10-12 месяцев он обнаруживает умение употреблять простейшие орудия, разрешая задачи, сходные с теми, которые решает шимпанзе. К. Бюлер предложил указанный возраст называть «шимпанзе-подобным» возрастом.

Как отмечает Выгодский, новым является решающие для всей психологии младенческого возраста и психологии детства установление важнейших моментов в развитии неизвестной у животных системы активности, обусловленной употреблением орудий. Все своеобразие перехода от одной системы активности (животной) к другой (человеческой), совершаемого ребенком заключается в том, что одна система не просто сменяет другую, а обе системы развиваются одновременно и совместно, - факт, не имеющий себе подобных ни в истории развития животных, ни в истории развития человечества. Ребенок не переходит к новой системе после того, как старая, органически обусловленная система активности развилась до конца. Ребенок не приходит к употреблению орудий, как примитивный человек, закончивший свое органическое развитие. Ребенок переступает границы системы Дженнингса тогда, когда сама эта система находится еще в начальной стадии развития.

Мозг и руки ребенка, вся область доступных ему естественных движений не созрели еще тогда, когда он выходит за пределы этой области. Младенец 6-ти месяцев беспомощнее цыпленка, в 10 месяце он еще не умеет ходить и питаться самостоятельно; между тем в эти месяцы он проходит «шимпанзе-подобный» возраст, берясь впервые за орудия. До какой степени перепутан весь порядок филогенетического развития в онтогенезе, нагляднее всего можно убедиться на этом примере.

Если в биологическом развитии человека господствует органическая система активности, а в историческом развитии – орудийная система активности, если в филогенезе, следовательно, обе системы представлены порознь и развивались отдельно одна от другой, то в онтогенезе – и одно это, сводя воедино оба плана развития поведения: животный и человеческий, делает совершенно несостоятельной всю теорию биогенетической рекапитоляции – обе системы развиваются одновременно и совместно. Это значит, что в онтогенезе развитие системы активности обнаруживает двойственную обусловленность. Формула Дженнингсона продолжает действовать в то время, когда ребенок вступил уже в период развития, в котором господствуют совершенно новые закономерности. Этот факт заслуживает названия основного культурно-биологического парадокса детского развития. Развивается не только употребление орудий, но и система движений и восприятий, мозг и руки, весь организм ребенка. Тот и другой процесс сливаются воедино, образуя, как уже сказано, совершенно особый процесс развития.

Система активности ребенка определяется на каждой данной ступени и степенью его органического развития, и степенью его овладения орудиями. Две различные системы развиваются совместно, образуя в сущности третью систему, новую систему особого рода. В филогенезе система активности человека определяется развитием или естественных, или искусственных органов. В онтогенезе система активности ребенка определяется и тем и другим одновременно. Формула Дженнингса обнаруживает обе основные особенности культурно-психологического развития ребенка: принципиальное отличие этого типа развития от развития биологического и слияние органического и культурного развития в единый процесс. Процесс культурного развития поведения ребенка в целом и развитие каждой отдельной психической функции обнаруживает полную аналогию с приведенном примером в том отношении, что каждая психическая функция в свое время переходит за пределы органической системы активности, свойственной ей, и начинает свое культурное развитие в пределах совершенно иной системы активности, но обе системы развиваются совместно и слитно, образуя сплетение двух различных по существу генетических процессов.

Важно отметить на каком биологическом фоне совершается культурное развитие ребенка, в каких формах и на какой ступени происходит сплетение обоих процессов. Именно различные формы сплетения обоих процессов определяют своеобразие каждой возрастной ступени в развитии и поведении и своеобразный тип детского развития. Сплетение двух разнородных процессов развития, рассматриваемое в генетическом разрезе, само представляет изменчивую величину. На каждой ступени развития обоих процессов господствуют особые законы, особые формы сплетения. Хотя оба процесса на всем протяжении детского возраста встречаются в сложном синтезе, характер сплетения обоих процессов, закон построения синтеза не остается одним и тем же.

История развития высших психических функций полна примерами того, что В. Вундт применительно к речи назвал преждевременным развитием. Детская психология изобилует случаями подобного преждевременного неадекватного сплетения биологических и культурных процессов развития (сплетение первого потребления орудий с незрелой биологической структурой 6-ти или 10-ти – месячного младенца). Развитие высших форм поведения требует в известной степени, биологической зрелости, известной структуры в качестве предпосылки. Это закрывает путь к культурному развитию даже самым высшим, наиболее близким человеку животным. При отсутствии или недостаточном развитии этой предпосылки возникает неадекватное, неполное слияние обеих систем активности, как бы смещение, или сдвиг, одной формы. Выгодский отмечает, что ключ к постижению развития высших психических функций можно найти в истории развития так называемого дефективного, то есть биологически неполноценного ребенка. Объяснение этого парадокса заложено в самом характере развития высших форм поведения ребенка, отягченного каким-либо физическим недостатком. Сплетение культурного и биологического процессов развития у дефективного ребенка слияние обоих рядов не наблюдается. Оба плана развития обычно более или менее резко расходятся. Причиной расхождения служит органический дефект. Культура человечества слагалась и созидалась при условии известной устойчивости и постоянства биологического человеческого типа. Поэтому ее материальные орудия и приспособления, ее социально-психологические институты и аппараты рассчитаны на нормальную психофизиологическую организацию. Пользование орудиями и аппаратами предполагает в качестве обязательной предпосылки наличие свойственных человеку органов, функций. Врастание ребенка в цивилизацию обусловлено созреванием соответствующих функций и аппаратов. На известной стадии биологического развития ребенок овладевает языком, если его мозг и речевой аппарат развивается нормально. На другой, высшей, ступени развития ребенок овладевает десятичной системой счета и письменной речью, еще позже – основными арифметическими операциями.

Дефект, создавая отклонения от устойчивого биологического типа человека, вызывая выпадение отдельных функций, недостаток или повреждение органов, нарушает тем самым нормальное течение процесса врастания ребенка в культуру. Ведь культура приноровлена к нормальному, типическому, человеку, приспособлена к его конституции, и атипическое развитие, обусловленное дефектом, не может непосредственно и прямо врастать в культуру, как это имеет место у нормального ребенка. Подобно тому как употребление орудий предполагает в качестве необходимой биологической предпосылки развитие рук и мозга, точно так же нормальный тип психо-физиологического развития ребенка служит необходимой предпосылкой культурно-психологического развития. Выгодский отмечал, что история культурного развития ребенка приводит нас к истории развития личности.

 

12.Принцип сигнальности и принцип сигнификации. Их соотношение и роль в поведении животных и деятельности человека.

Специфическое своеобразие чел поведения, кот проявляется не только в усложнении и развитии, количественном и качественном совершенствовании БП, а прежде всего в соц природе чел и в ином, по ср-ю с жив, сп-бе приспособления.

Самая общая основа пов-я, одинаковая у чел и жив, - сигнализация. Павлов: «основная и самая общая деятельность больших полушарий есть сигнальная, с бесчисленным количеством сигналов и с переменной сигнализацией». Это наиболее общая формулировка всей идеи условных рефлексов, лежащей в основе физиологии ВНД.

Но пов-е чела отличает то, что он создаёт искусственные раздражители (прежде всего речь), и т. о. овладевает сигнальной Д. БП. Сигнификация – создание и употребление знаков, т. е. искусственных сигналов.

Этот новый принцип Д. (сигнификацию) нельзя противопоставлять сигнализации, т. к. сигнализация – основа сигнификации.

Сигнализация — отражение природной связи явлений, всецело созданная природными условиями, не может быть адекватной основой поведения человека. Для человеческого приспособления хар-но активное изменение природы. Оно лежит в основе всей человеческой истории. Оно необходимо предполагает активное изменение и поведения человека. Активное приспособление человека к среде, изменение природы человеком не могут основываться на сигнализа­ции, пассивно отражающей природные связи всевозможных агентов. Оно тре­бует активного замыкания такого рода связей, которые невозможны при чисто натуральном, т. е. основанном на природном сочетании агентов, типе поведения. Человек вводит искусственные стимулы, сигнифицирует поведение и при помощи знаков создает, воздействуя извне, новые связи в мозгу.

Возможность подобного регуляторного принципа содержится в строении усл рефлекса. Средства психоло­гической связи по самой природе и функции своей суть знаки, т. е. искусственно созданные стимулы, назначение которых состоит в воздействии на поведение, в образовании новых условных связей в мозгу человека.

Переход от социального воздействия вне личности к социальному воздей­ствию внутри личности. Соединение в одном лице активной и пассивной роли, заключается просто в установлении наличия этой формы поведения, в подчеркивании и выдвижении на передний план того, что нами уже найдено в анализе рудиментарных функций. Человек, завязывающий узелок на память или бросающий жребий, реально, на деле являет пример по­добного соединения ключа и аппарата в одних руках.

Если вдуматься глубоко в тот факт, что человек в узелке, завязываемом на память, в сущности конструирует извне процесс воспоминания, заставляет внешний предмет напоминать ему, т.е. выносит процесс запоминания наружу, превращая его во внешнюю деятельность. В одном случае нечто запоминается (временная связь устанавливается благодаря совпадению двух раздражителей, одновременно воздействующих на организм), в другом – человек запоминает нечто (человек сам создает с помощью искусственного сочетания стимулов временную связь в мозгу).

Человек активно запоминает с помощью знаков. Человек активно вмешивается в свои отношения со средой и через среду сам изменяет свое поведение, подчиняя его власти. Сама сущность цивилизации – мы нарочно воздвигаем памятники, чтобы не забыть. В узелке и в памятнике проявляется самое глубинное, самое характерное, самое главное, что отличает память человека от памяти животного.

В общем, так:

Сигнальность – пассивное образование связей на внешние биологические раздражители.

Сигнификация – активное образование опосредованных речь связей на небиологические раздражители с целью регуляции поведения.

Буриданов осёл и иже с ним.

 

 

13.Проблема возникновения психики.

Проблема развития психики имеет три аспекта изучения:

1. Возникновение и развитие психики в животном мире.

2. Возникновение и развитие человеческого сознания.

3. Развитие психики в онтогенезе человека, т.е. начиная от рождения и до конца жизни.

Движущая сила всякого развития – борьба внутренних противоречий, борьба между старым и новым. Именно в этом источник развития психики. Развитие психики в животном мире тесно связано с возникновением и развитием нервной системы (НС), особенно головного мозга. НС у низших животных существует в разнообразных формах: сетчатой, кольцевой, радиальной и т.д. Благодаря НС организм начинает функционировать как единое целое. По мере своего развития НС погружается под мышечную ткань, продольные тяжи становятся более выраженными. Все большее значение начинает приобретать передний конец тела, в нем происходит скопление нервных элементов – постепенно возникает мозг.

Чувствительность возникает на базе раздражимости как всеобщего свойства живой материи. Чувствительность – первое проявление психики и показатель ее возникновения. «Чувствительность ориентирует организм в среде, выполняя сигнальную функцию» (А.Н.Леонтьев), т.е. организм начинает реагировать на биологически нейтральные раздражители, лишь сигнализирующие о биологически значимых раздражителях.

А.Н. Леонтьев выделяет три стадии развития психики животных. Согласно современной т.з. (К.Э.Фабри), в пределах каждой стадии могут быть различные уровни: низший, высший, наивысший.

Развитие психики животных:

1. Стадия элементарной сенсорной психики (стадия элементарной чувствительности): Животное реагирует только на отдельные свойства предметов внешнего мира.

Возникновение чувствительных живых организмов связано с усложнением их жизнедеятельности. Выделяются процессы внешней деятельности, опосредствующие отношения организмов к жизненно важным свойствам среды. Выделение этих процессов обусловлено появлением раздражимости к воздействиям, выполняющим сигнальную функцию. Т.О., возникает способность отражения организмами воздействий окружающей действительности в их объективных связях и отношениях – психическое отражение. Развитие форм психического отражения совершается вместе с усложнением строения организмов и в зависимости от развития той деятельности, вместе с которой они возникают.

Главная особенность простейшей формы психики: организм начинает реагировать на биологически нейтральные раздражители (отдельно воздействующие свойства), лишь сигнализирующие о биологически значимых раздражителях. Например: реакция паука на вибрацию.

Отношение воздействующего свойства к удовлетворению одной из биологических потребностей называется биологическим смыслом данного воздействия. Биологический смысл воздействия может изменяться и развиваться в процессе деятельности животного в зависимости от объективных связей соответствующих свойств среды.

Смысловые связи, возникающие в процессе деятельности животных (качества):

1. Представляют собой условные связи:

1) связи первого рода: вид пищи – пища (образуются очень быстро и очень быстро разрушаются); 2) связи второго рода: преграда – обходное движение (возникают и исчезают постепенно).

2. Смысловые связи имеют «двусторонний» характер:

В результате образования такой связи не только воздействие данного раздражителя начинает вызывать определенную реакцию, поведение, но и соответствующая потребность теперь «узнает себя» в данном предмете-раздражителе, конкретизируется в нем и вызывает активное поисковое поведение по отношению к нему.

Единство отражения среды и деятельности:

1. Всякое отражение формируется в процессе деятельности животного.

2. Всякая деятельность животного, опосредованная ощущаемыми им воздействиями, совершается в соответствии с тем, как отражается данное воздействие в ощущениях животного.

Материальную основу развития деятельности и чувствительности животных составляет развитие их анатомической организации.

Органы чувствительности животных все более дифференцируются, их число увеличивается, дифференцируются их ощущения.

Развиваются органы движения, органы внешней деятельности: 1) в связи с переходом к жизни в условиях наземной среды; 2) в связи с переходом к активному преследованию добычи.

Развивается орган связи и координации процессов – нервная система (НС). Типы НС:

1. Первоначально – простая сеть, волокна которой, идущие в различных направлениях, соединяют заложенные на поверхности чувствительные клетки непосредственно с сократительной тканью животных.

2. Выделение нейронов, образующих центральные ганглии (нервные узлы):

А) (У иглокожих животных) нервные ганглии образуют окологлоточное кольцо с отходящими от него нервными стволами – нервный центр, который позволяет осуществляться относительно очень сложно согласованными движениями.

Напр.: открывание двустворчатых раковин морскими звездами.

Б) (От первичных червей – ракообразным и паукам; от первичных червей – насекомым) образование более массивного переднего (головного) ганглия, который подчиняет себе работу нижележащих нервных ганглиев.

Возникновение этого типа НС обусловлено выделением ведущего органа, опосредствующего жизнедеятельность организма.

Происходит все большая дифференциация, связанная с сегментированием тела животного.

Изменение деятельности внутри этой стадии развития заключается во все большем ее усложнении, происходящем вместе с развитием органов восприятия, действия и НС.

Деятельность побуждается и регулируется отражением ряда отдельных свойств; восприятие действительности не является восприятием целостных вещей. У более низкоорганизованных животных (червей) деятельность побуждается воздействием одного свойства (без содействия других органов чувств).

Усложнение деятельности в пределах этого общего типа происходит в двух главных направлениях:

(1) черви – насекомые – паукообразные: деятельность приобретает характер иногда весьма длинных цепей, состоящих из большого числа реакций, отвечающих на отдельные последовательные воздействия.

Механизмом такой деятельности является механизм элементарных рефлексов – врожденных, безусловных и условных. Эта линия усложнения деятельности не является прогрессивной, не ведет к качественным изменениям.

(2) червеобразные – первичные хордовые – позвоночные: изменение самого строения деятельности, и на этой основе возникновение новой формы отражения внешней среды, характеризующей более высокую стадию в развитии психики животных – стадию перцептивной (воспринимающей) психики.

Прогрессивное направление. Усложнение деятельности и чувствительности – поведение управляется сочетанием многих одновременных воздействий. Пример: рыбки – запах мяса – марлевая перегородка.

Инстинктивное (врожденное, безусловно рефлекторное) поведение и поведение, изменяющееся под влиянием внешних условий существования животного (под влиянием индивидуального опыта).

Ж.Леб: теория тропизмов

Тропизм – вынужденное автоматическое движение, обусловленное неодинаковостью физико-химических процессов в симметричных частях организма вследствие односторонности падающих на него воздействий.

Напр.: корневая система растений направлена вниз в силу притяжения. Все объясняется физическими процессами.

Фабр (естествоиспытатель): «слепой инстинкт»

Инстинктивное поведение – наследственное поведение, не требующее никакого научения, совершаемое под влиянием определенных раздражителей и раз навсегда определенным образом, совершенно одинаково у всех представителей данного вида животных. Оно является поэтому «слепым», не учитывающим особенностей внешних условий жизни отдельного животного и способным изменяться только в процессе биологической эволюции.

Леонтьев:

(*)Строго фиксированное инстинктивное поведение вовсе не составляет начальной ступени в развитии деятельности животных.

Напр.: у большинства более высокоразвитых животных есть такие процессы, являющиеся проявлением сложившегося в истории вида, наследственно закрепленного поведения (врожденное «умение» строить соты), с др. стороны, такие процессы поведения возникают в ходе «научения» (пчелы научаются правильно выбирать кормушки с сиропом, отмеченные изображением определенной фигуры).

(*)На более высоких ступенях развития деятельности не существует такого инстинктивного поведения, которое не изменялось бы под влиянием индивидуальных условий животного.

(*)Различие в типе механизмов, осуществляющих приспособление животных к изменениям среды, не может служить единственным критерием развития их психики. Существенным является не только путь, преимущественно которым изменяется деятельность животных, но и: 1) содержание, 2) внутреннее строение, 3) формы отражения действительности, которые с ней закономерно связаны.

2. Стадия перцептивной психики (стадия предметного восприятия): деятельность животного определяется воздействием уже не отдельных свойств предметов, а вещами в целом. Отражение действительности осуществляется в виде целостных образов.

 

 

3. Стадия интеллекта: характеризуется еще более сложной деятельностью и сложными формами отражения действительности. Существенной на этой стадии является способность решать двухфазные задачи, требующие предварительных подготовленных действий для своего решения.

 

Возникновение сознания человека:

1. Условия возникновения сознания:

2. Становление мышления и речи:

 

14.Стадии развития психики.

1. Стадия элементарной сенсорной психики (стадия элементарной чувствительности). Психическое отображение – отдельные элементарные ощущения, вызываемые отдельными свойствами или их совокупностью. Деятельность – отвечает тому или иному отдельному воздействующему свойству в силу его связи с воздействиями, имеющими биологический смысл. 2. Стадия перцептивной психики. Психическое отображение – отражение образов отдельных вещей. Деятельность – усложняется и принимает характер длинных цел







Дата добавления: 2015-04-19; просмотров: 1298. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.139 сек.) русская версия | украинская версия