Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Оговор, 13 глава





То ли пуговицы были крепко пришиты, то ли Итачи так рванул, но треснула именно ткань пижамной рубашки, расползаясь. - Я могу снова превратиться в Саске, если тебе так будет проще, Наруто-кун, - спокойно прошептал Акацуки, облизнув при этом мочку уха Наруто. Узумаки что-то громко промычал, быстро отрицательно покачав головой, и снова рванулся то ли в попытке освободиться, то ли сбросить Итачи с себя. Тот глухо рассмеялся над этими бесполезными попыток высвободиться, наклонился ниже, к открывшемуся под порванной тканью участку кожи, и вдруг замер. Наруто это паузу заметил только секунду спустя, перестал сопротивляться, прислушиваясь… Шаги. Быстрые шаги по коридору. Неужели это Сакура почувствовала неладное и теперь спешит сюда?.. Нет, что она сможет сделать? Ее приход будет только на руку Итачи. Будет лучше, если бы она кого-нибудь на помощь позвала. И в следующую секунду Наруто резко дернуло вверх за порванную рубашку… Пришлось потратить время на то, чтобы открыть замок – какие-то пару секунд. Если бы он пытался ее выломать, времени бы ушло куда больше. Он сразу понял, что опоздал, когда увидел свет в окне – каким бы идиотом подчас ни был Наруто, он не станет включать свет, потому что знает, что тогда может случиться. Влетел в дверь и замер на пороге, натолкнувшись, как на стену, на самодовольную улыбку брата. Наруто сидел (если это можно было так назвать) с правой стороны, спиной к Итачи, в порванной рубашке, но, главное, прямо у его горла поблескивал кунай, находящийся в правой руке старшего Учихи. Сам Итачи был без своего плаща с красными облаками, и вообще выглядел не как шиноби, возможно из-за бежевой рубашки. - Ты не посмеешь, - стиснув зубы, прошипел Саске, намеренно не запирая дверь. - Ты так думаешь? – наигранно удивился Итачи, - Думаешь, я вот сейчас позволю снова себя прогнать, а ты его тут утешишь? Мне будет проще убить его, чтобы он никому не достался. Я же маньяк. У меня нет логики, для меня лучше его убить, чем отдать кому-нибудь. Наруто замер, стараясь не поворачиваться туда, где у дверей стоял Саске. Намного ли это лучше Сакуры? Да. Сейчас у Наруто была надежда на спасение, и в то же время если Итачи сейчас найдет способ его забрать… Вот он, кунай, тут, у горла. Всего одно движение, и уже никто никогда не сделает ему больно… Нет. Даже если его сейчас запрут снова на неделю с Итачи, он сможет выбраться и пережить это. Должен, потому что тут будет оставаться эта солнечная Коноха, по-матерински заботливая Сакура, надежный Сай и… Саске, который стоит сейчас у двери и которому даже в глаза страшно посмотреть. - Ты думаешь, что мне ничего не известно, братик, так? – продолжил Итачи угрожающим тоном. – О тебе и о моей игрушке. Зря… Я не знаю, на кого больше злиться – на тебя, за то, что ты позволил себе забрать игрушку старшего брата, или на Наруто-куна, за то, что он поддался тебе… - Иди к черту! Лучше бы ты и в самом деле сдох, ублюдок, - сквозь зубы процедил Наруто. Его трясло, но скорее от этого уже почти забытого ощущения. - Да, Наруто-кун, я заметил радость на твоем лице, когда ты узнал, что я мертв. Но это только сильнее подогрело. Я надеялся, что ты не поймешь, и это будет обещанный когда-то наш первый добровольный… Узумаки дернулся, вызвав этим только улыбку у старшего Учихи. Саске стиснул зубы – внутри все жгло, хотелось любыми способами отобрать у брата Наруто, и спрятать так, чтобы никто никогда больше не нашел… Наруто, почему же ты не смотришь на меня? Неужели считаешь, что я тебя предал, сказав, что тут ты будешь в безопасности?.. - Ты, наверное, стесняешься в таком виде при моем брате находиться, - продолжал издевательским тоном Итачи, проведя подушечками пальцев по участку голой кожи, выглядывающем из порванной рубашки, Наруто рефлекторно перехватил его руку, сжав. – Тише, я же тебе помочь собираюсь… И Итачи снял с себя рубашку, оставшись в черном форменном топике с сеткой, которые носили все Акацуки, отдав рубашку Узумаки: - Оденься. Нам обоим с Саске будет так проще. Наруто стиснул зубы от такой наглости, но оценил ситуацию и послушно начал переодеваться. Саске был напряженной струной. Он неотрывно следил за кунаем у горла джунчурики, но лезвие сохраняло расстояние не больше пары миллиметров, даже когда Итачи снимал с себя рубашку. - Сначала я пришел искать у тебя дома, Наруто-кун, - стараясь контролировать и младшего брата, и успевая смотреть за тем, как раздевается Узумаки, отбрасывая порванную рубашку, рассказывал Итачи. – И был так удивлен, когда тебя там не оказалось. Я подумал, что Коноха всё поняла, и тебя спрятали. Но тебя и там не оказалось. А третья моя догадка касалась этой квартиры. И если бы после моего оклика ты не открыл дверь, мне бы точно пришлось идти искать тебя в другое место. Но вы все равно выиграли время, могу вас поздравить… Наруто застегивал пуговицы, когда почувствовал легкое прикосновение к своему затылку. Итачи слегка наклонился, зарывшись носом в его волосы, и вдохнул полной грудью: - Прекрасно, Наруто-кун… Теперь наши запахи смешались. Ты снова практически мой… Узумаки, снова дернулся, попытавшись выкрутиться, и почувствовал боль у горла – кунай предупреждающе резанул кожу. - Тише-тише… Ты же сам случайно можешь напороться, маленький. А не будь я умелым шиноби, что было бы? Тише, Наруто-кун. Я ведь просто сказал, что теперь ты пахнешь мной… Саске одного никак понять не мог – где АНБУ? Он не чувствовал запаха крови, значит, они живы. А если живы, то где они, черт возьми? - Саске, ты тоже особо не нервничай… Конечно, я не убью Наруто просто от того, что ты вдруг сделаешь какое-либо движение, расслабься, а то такое чувство, словно ты даже дышать боишься. – да, Итачи издевался. - Ну как, Саске, тебе так понравилась моя игрушка?.. Настолько, что ты решил оставить его у себя?.. Саске молчал. Да, конечно, стоило сказать «Он не игрушка», может быть даже попытаться броситься на брата, но это ничего не решит. Надо ждать, он обязательно уберет кунай от шеи Наруто… Не дождавшись реакции, Итачи пожал плечами, уже с видимым разочарованием: - Знаешь, Саске, я мог бы предложить тебе интересный договор… Мы могли бы поиграть сегодня с ним вдвоем… Но, боюсь, что ни я, ни тем более ты, делиться не захотим… Значит сегодня Наруто достается кому-то одному… И сам Наруто-кун выбрать кому именно не сможет… Правда, интересно?.. Саске уже мог видеть, как трясет Узумаки. Неделя. Наруто был под контролем этого маньяка неделю… Как он смог это выдержать?.. - Поэтому у меня есть другой договор… Но уже для тебя, Наруто-кун, - Итачи снова зарылся носом в его волосы, при этом умудряясь не выпускать Саске из внимания. – Знаешь… Я все равно могу неплохо развлечься. Саске сейчас такой послушный… Что скажешь, если его так и оставить там наблюдать? Конечно, наблюдать он будет не за тем, как я тут просто сижу с тобой в обнимку… Узумаки передернуло. Он понял, что ему хотят сказать, и впервые медленно повернулся в сторону младшего Учихи… из пореза вниз уже текла кровь, добравшись до открытых ключиц. Саске сжал кулаки – видеть этот взгляд было невыносимо… Этим взглядом Узумаки словно просил спасти его, любыми способами. - Но, конечно, ты не захочешь этого, Наруто-кун… Саске ведь будет больно, да и ты как ему потом в глаза смотреть сможешь… Поэтому, слушай внимательно, я предложу тебе второй наш договор… Я могу связать Саске и оставить в другой комнате… Конечно, на свой страх и риск, но тогда он ничего не увидит, и его не будет это мучить… Да и тебя тоже… Но за это… И снова этот жест, чуть касаясь волос. Наруто замер, пытаясь успокоиться, вспомнить, и вздрогнул. - Да, - снова улыбнулся Итачи. – Ты правильно понял… Ты не просто не будешь сопротивляться, ты, к тому же, сделаешь вид, что делаешь это по собственному желанию… Я ведь обещал, что когда-нибудь это случиться. Наруто словно впал в прострацию, снова глядя только перед собой… Саске сказал бы, что стоять тут без возможности что-либо сделать было невыносимо, но сосредоточенность на поиске ошибки брата сильно отвлекала. Потом ему будет плохо, но сейчас нельзя отвлекаться – между ними всего метра два, если Итачи где-то просчитается и даст ему буквально пару секунд, чтобы приблизиться… А уж там он найдет, что делать. - Конечно, выбора у тебя не остается, Наруто-кун, но я же должен знать ответ, - попытался поторопить Итачи, но Узумаки словно выпал из реальности, вряд ли он это слышал, только смотрел перед собой и, судя по остановившемуся взгляду, повторял про себя что-то вроде «Пусть это скорее закончится». Неужели он больше не верил, что Саске еще может его спасти?.. Итачи, снова не забывая уделять внимание Саске, чтобы тот оставался на месте, левой рукой подцепил Наруто за подбородок, коснулся губ двумя пальцами и тут же надавил, чтобы протиснуть пальцы внутрь. Как он и думал, Наруто «очнулся», сжал зубы, зажмурился и тут же инстинктивно сжался, перехватив запястье маньяка руками, чтобы убрать. - Тише, Наруто-кун, я же сказал, тише… Прекрати, пока я не сделал вид, что никакого договора не было… Или ты хочешь отказаться, и твоя гордость предпочтет, чтобы Саске видел, что с тобой будет?.. Пауза, в которую Наруто решался, понемногу открываясь, сначала убрав руки, потом чуть выпрямившись, но все равно не открывая глаз. Итачи нетерпеливо снова надавил на его губы, и Наруто заметно передернуло, когда он позволил пальцам войти. Узумаки почувствовал, как снова дернулось, царапнув по горлу, лезвие, и голос старшего Учихи уже в сторону двери предупредил: - Без резких движений все-таки, Саске. Если бы у меня была свободна хотя бы одна рука, я бы погрозил тебе пальчиком, но сейчас они все заняты. И, словно в подтверждение этого, пальцы вошли полностью, затем показались наполовину снаружи и снова с нажимом вошли. Наруто показалось, что его вот-вот стошнит. И это Итачи только дразнит. Что он сделает, когда они окажутся одни и когда Наруто должен будет слушаться каждого его слова? Узумаки снова вспомнил о кунае у его шеи. И понял, что даже если он попытается… Итачи достаточно профессиональный убийца, чтобы не позволить ему умереть. Всё это бред, они находятся в Конохе, а он под охраной АНБУ, и Саске сейчас тут, он должен что-то придумать… Итачи, тем временем, повторил эти движение еще несколько раз, постепенно напрягшись всем телом, затем с заметным сожалением вытащил пальцы, сам облизнул их, снова поворачиваясь к Саске, уже более спокойным тоном проинформировал: - Всё, надоел, Саске. Я хотел бы наконец начать, поэтому, тебе придется на время оставить нас. Итачи опустил руку, поднявшись с кровати, и замер на доли секунды, потому что сейчас ему предстоял бой, который желательно было исполнить за несколько секунд. Саске напрягся, понимая, что это его последний шанс спасти Узумаки, который сейчас уже с неприкрытой надеждой в глазах повернулся в его сторону. И как только Итачи шагнул вперед, в комнате стало вдруг тесно от окруживших его людях в масках АНБУ. - Суки. Так и знал, что охрану не сняли, они просто где-то затаились, - прошипел сквозь зубы Итачи, и тут же, пока его еще не скрутили, сделал казалось бы безобидный жест – бросил на Наруто взгляд через плечо… Вот только взгляд Узумаки опустел, и это была даже не прострация. В ту секунду его взгляд стал больше похож на кукольный, чем на взгляд живого человека. И Наруто начал неестественно падать на спину… Прежде, чем он коснулся кровати, его лицо поймал в свои ладони Саске, и ни один из АНБУ потом так и не признался, что не смог разглядеть того момента, когда младший Учиха успел преодолеть разделяющие их два метра. - Что происходит? – успел спросить один из них, но никто не спешил отвечать – Итачи ухмылялся, а Саске, который держал лицо Узумаки так, чтобы тот остановившимся взглядом смотрел точно ему в глаза, активировал шаринган. Саске отчетливо помнил слова брата: «Мне будет проще убить его, чтобы он никому больше не достался». Да, это точно окончательно убьет Наруто, если не поторопиться… Наруто приподнял голову, и чуть не задохнулся от увиденного – это была комната на чердаке двухэтажного дома. Комната без окон, в которой никогда не выключали свет… И Узумаки вдруг четко осознал - то, что было только что, был всего лишь его длинный и яркий сон, посланный ему измученным сознанием. Он физически ощущал ссадину на виске и забинтованные пальцы – память от последнего побега… Да. То солнце и ночь, Коноха и тихая больница, мягкие губы Сакуры, ее объятья, разговоры с Саем и попытки учиться готовить у него дома, настырность Саске и его первая ночь с кем-то кроме этого маньяка, просьба никогда не изменять… Всё это было лишь сном, и от яркости этого сна, который теперь таял так же быстро, как снег по весне, Наруто почувствовал, как по щекам текут слезы, потому что только сейчас тоска придавила по-настоящему, так, что стало невозможно дышать… Он понял, что больше не увидит Коноху. Возможно, этот сон был прощальным подарком любимой деревни, а он так и умрет просто игрушкой маньяка… Наруто плакал, сжавшись около подпорки, к которой был привязан, но вздрогнул, услышав шаги в коридоре. Итачи снова шел сюда, для него пришло время играть… Узумаки почему-то казалось, словно он заново окунулся в этот кошмар, хотя, выходит, он и не покидал этой комнаты. Просто из-за этого сна он почему-то поверил, что все будет в порядке. Теперь эти шаги вызывали больше ужаса, чем раньше, когда он пытался к этому привыкнуть и не вздрагивать каждый раз, когда его касались. И Наруто понял, что он не выдержит этого, не сможет как раньше переносить эти прикосновения после такого сна, после настолько реального видения, что на эти минуты он даже поверил, что в безопасности. Шаги раздавались дольше, чем обычно, словно дразня его… Наруто трясло, он смотрел на дверь, пытаясь перестать плакать. Не хватало еще, чтобы Итачи это видел. А там, за дверь, точно был он. Учиха Итачи. Узумаки знал эти шаги наизусть, это единственное, что ему приходилось слышать в этой комнате. Дверь так и не открылась, но Наруто почувствовал, что в комнате уже есть кто-то, кроме него. Собрав остатки воли в кулак, Наруто обернулся туда, откуда чувствовалось чужое присутствие, и одновременно с этим его движением комната вдруг наполнилась Итачи, не одним, нет, их тут было столько, что было странно, как они все помещаются в одной, казалось бы, небольшой комнате. Узумаки оцепенел от ужаса, глядя на самого ближнего к нему старшего Учиху, тот наклонился, начав спокойно развязывать его руки. Комната наполнилась голосами, а точнее голосом Итачи, произносимым разными его копиями. - Не многовато ли нас? Сколько уйдет на то, чтобы каждый с ним позабавился? - У нас есть 72 часа на это. Успеем, и не по разу. - В конце концов, можно и вдвоем за раз. - Да? Тогда я отказываюсь быть тем, кто рискнет сунуть член ему в рот, - и это было поддержано глухими смешками. - А он выдержит? - Он же джунчурики, тем более девятихвостый. Наруто выносливый. - А если и не выдержит… Значит плохая была игрушка. Наруто вообще освободили руки, но толку от этого было мало. Да, он сопротивлялся так отчаянно, как никогда в жизни, но его перехватило несколько рук сразу, уложив на кровать, вдавив в матрас так, что заскрипели пружины. Затем его перевернули на спину, тут же крепкие руки перехватили его запястья, удерживая их. Как бы Наруто сейчас не сопротивлялся, их было много: двое держали его руки, еще двое перехватили его ноги, тоже зафиксировав. Поползла вниз молния куртки, рука этого Итачи, который, видимо, был выбран первым, легла на пояс штанов Узумаки… И Наруто закричал – отчаянно, выгибаясь всем телом, чтобы освободиться, но этим вызвал только одобрительные смешки, эхом прошедшиеся по комнате. В одну секунду все стихло, комната расчистилась, оставив только одного человека кроме Наруто, но уже никто не держал ему ни руки, ни ноги, однако слышалось тяжелое дыхание этого человека, словно тот только что выдержал смертельную битву. Узумаки отчаялся открыть глаза, увидел только покатый потолок, и рискнул приподняться на локтях – никто не стал ему мешать. Расстегнутая куртка окончательно сползла с плеч, оставшись лежать на простыне. Напротив него, а точнее на уровне колен, между ног Наруто, сидел младший Учиха и в самом деле выглядел очень истощенным. - Что… Что происходит? – выдавил из себя Наруто. По щекам все еще текли слезы, он никак не мог их остановить. - Этого всего нет… - прошептал Саске, придвинулся ближе, обнял Наруто за плечи, прижав к себе. Узумаки заметно передернуло, но ничего делать он не стал. – Наруто, это цукиеми. Коноха есть, и ты прожил в ней столько времени… Ты был счастлив. А вот этого – нет. Тебя давно спасли. То, что ты видел… Да, он вернулся, но тебя снова смогли спасти. Он хотел убить тебя этой иллюзией, чтобы ты никому больше не достался. - Он? Итачи? – переспросил Наруто. – Значит тот сон… - Да. Не был сном. - Значит, мы с тобой?.. - Да, Наруто… Извини, но да. Пауза, после которой совсем отчаявшийся Узумаки спросил хриплым от слез голосом: - Значит, и недели на этом чердаке не было? Это тоже было всего лишь иллюзией, и меня никто не насиловал? Саске отстранился, чтобы смотреть в глаза, и честно ответил: - Нет, Наруто, это было. Но ты сможешь это пережить. Я буду рядом, и вместе мы все переживем… Только нам надо вернуться… Тебе нужно выйти из этого ада, пошли, Наруто. Уходим. И Узумаки послушно взялся за его руку, позволив вытащить себя из этой комнаты. Когда он «очнулся» вокруг было довольно шумно. Первым, что он увидел, был остановившийся взгляд Саске, затем Наруто посмотрел выше, там шумел один из АНБУ, теребя младшего Учиху за плечо, и Узумаки не сразу разобрал смысл слов, которые этот АНБУ говорил: - Саске, прекрати! Что ты делаешь?! Ты не видишь, ты его убиваешь?! Какого черта он так кричит? Остановись, он же плачет… Он… И замер, заметив, что взгляд Наруто стал более осмысленным и теперь направлен на него. Узумаки моргнул, в этот самый момент «вернулся» из Цукиеми Саске, громко выдохнув и опав прямо на успевшего подхватить его за плечи Узумаки. Наруто выглядел растерянным, словно только что проснулся. АНБУ отошел чуть в сторону, чтобы показать ему «добычу» - Итачи уже был связан, и на всякий случай скреплен какими-то незнакомыми печатями. - О, да ты повзрослел, младший брат… Пожалуй, ты первый среди Учих, кто может останавливать своей волей Цукиеми. Могу тебя поздравить, - тем же издевательским тоном произнес Итачи. - Да… пошел… ты… - Саске старался отдышаться. Он понимал, что для этого ему нужны легкие хотя бы в два раза больше. Самым приятным было ощущение ладоней Наруто на его плечах. Учиха молился за то, чтобы его сердобольные АНБУ не потащили сейчас же в госпиталь оказывать первую помощь, или не попытались оторвать от него Наруто, так же спровадив к какому-нибудь психологу. Он хотел посидеть так еще немного, хотя бы еще несколько минут насладиться этим теплом, мыслью о том (заменить на слово «тем»), что успел, что смог спасти Наруто, сделал то, чего никто никогда не смог бы сделать, даже сам Итачи. И ему пришла в голову шальная мысль о том, что, может быть, все эти годы он тренировался ради этого момента, чтобы спасти самого дорогого в мире человека, чтобы брат не сломал еще одну жизнь. Узумаки вытер слезы, снова вернув руку на плечо Саске. Сейчас младший Учиха казался таким беззащитным, словно ребенок, хотя секунду назад именно он спас Наруто, а не наоборот. В эту минуту не успевший до конца оправиться разум Узумаки пообещал себе, что он всегда будет рядом с Саске, что за такое спасение теперь его жизнь принадлежит младшему Учихе, и пусть делает с ней, что хочет. Конечно, Саске старался не отходить от Узумаки, но того вскоре заперли у Цунаде в кабинете на проверку, действительно ли его психике больше ничего не угрожает, и Учихе пришлось искать себе занятие, хотя он и знал заранее, куда пойдет… АНБУ курили на крыше, отдыхая, позволив себе даже маски снять. Три человека. Двое из них точно были теми, кто в ту ночь стоял на охране. Саске громко закрыл за собой дверь, хотя им и не требовалось показывать того, что здесь кроме них теперь еще кто-то есть. - Шел бы ты отдохнуть, что ли, парень, - предложил один из АНБУ, выпуская немного дыма. - Как только Наруто осмотрят, пойдем отдыхать, - кивнул Саске. – Перед этим я хотел бы кое-что спросить. - Почему мы не попытались взять этого маньяка сразу, как только он появился? – сказал за него АНБУ. Его напарник смотрел на восходящее солнце, сидя на корточках. У его ног валялось уже пять окурков, и судя по всему – все его. - Мы решили, что это ты вернулся. Рапорта еще не было, но ведь это логично, что, не заходя к Хокаге, ты пошел узнать, всё ли с ним в порядке… Нам показалось странным, конечно, что ты стучишься в дверь своей же квартиры… Мы поняли, что это не ты, когда Наруто был уже слишком близко к нему, чтобы его можно было отрезать от него, и тогда я вспомнил твои слова… Саске передернуло. Он догадывался, какие. - Да… Он же маньяк. В тот момент, когда он поверит, что Узумаки Наруто уже безраздельно в его власти, он будет наиболее уязвим. Но тут вбегаешь ты, и уже и так перепуганный до смерти парень получает еще полчаса этого ада… Еще и этот «договор»… Знаешь, что я скажу? Если он провел неделю с этим парнем в одном доме, и не свихнулся, значит он, и в самом деле, очень сильный. Ты уж проследи, чтобы с ним и дальше все было в порядке. Саске молчал. Его раздирало два чувства: во-первых, злость за то, каким был план у АНБУ - практически пожертвовать Наруто, чтобы поймать, наконец, опасного преступника S-класса. И в то же время… Не это ли было его планом когда-то, когда он еще только прибыл в Коноху? «- Ты такой же, как Итачи», - вспомнилось ему. «- Нет. Я хуже», - ответил он тогда, и это было правдой. Итачи своих намерений не скрывал, не строил никаких планов, не обманывал и говорил прямо. Итачи просто хотел Наруто в личное пользование. Навсегда. Но при этом Итачи нужен был Наруто, а Саске – то, что он через Наруто мог получить. - Коноха все-таки поймала его, - оповестил появившийся в пещере силуэт Зэцу. Повисла пауза, Кисаме совсем не выглядел расстроенным. - Вот что бывает, когда идешь против организации, - наставительно произнес Лидер. - Он преступник, - с улыбкой пожал плечами Кисаме. – И срать он хотел на организацию, если она идет в разрез с его интересами. А нам джунчурики нужен был для того, чтобы вытащить из него лиса. Можно сказать, что ему было уже неинтересно с нами. - Если бы он выбрал кого-то, кто не являлся джунчурики, на его защите не была бы вся деревня, и ему не пришлось бы уходить из организации, - произнес сидящий на камне силуэт Тоби. – Какого черта он выбрал именно Кьюби? И Акацуки поняли, что никогда вообщем-то этим вопросом не задавались. Им казалось, что Итачи просто воспользовался хорошей возможностью – дом на пустыре, и ему приказано несколько дней следить за джунчурики. Почему бы не развлечься от скуки? Но ведь затем… И в этой задумчивой тишине раздался глухой смех Кисаме, который понял все первым. - Поистине… Итачи-сан был настоящим маньяком.

 

 







Дата добавления: 2015-08-30; просмотров: 250. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.019 сек.) русская версия | украинская версия