Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

оговор, 14 глава





Одну вещь Саске понял еще у входа – он никогда не хочет здесь оказаться. Изолятор для преступников S-класса. Отсюда только одна дорога, и зависеть она будет от приговора. Даже его сопровождало двое молчаливых шиноби, а уж сколько охраны было внутри… На каждого заключенного приходилось, похоже, около дюжины профессионалов. Это должно было радовать, потому что означало, что Итачи точно отсюда не выберется, но на Саске давила эта обстановка. Может это было каким-то дзюцу для этого места, а может перспектива тоже попасть сюда. В конце концов, он ведь предавал Коноху, пропадал где-то столько лет… Однако, никого из родной деревни не убивал в отличие от брата-маньяка. Камера располагалась не очень глубоко внутри здания, и в самом конце этого коридора виднелась огромная железная дверь. Саске сложно было представить, какого монстра можно там заточить, если обычная камера могла удержать такого маньяка, как его брат. - Привет, - поздоровался Итачи, как только дверь открыли. – Не буду скрывать, я надеялся, что это Наруто. Охрана не вышла, продолжив стоять за спиной Саске, хотя, что Итачи мог сделать? Он сидел в дальнем углу, в рубашке, похожей на смирительную, но выглядящей куда крепче: связанные за спиной рукава цепями крепились к стенам, еще несколько цепей от самой рубашки. И глаза завязаны простой черной лентой. Упущение? - Вы решили просто закрыть ему глаза, - стиснув зубы, обратился к охранникам Саске. Из угла послышался безумный смех брата. - Слишком опасная игрушка, чтобы просто прикрыть ее платочком, ты это хочешь им сказать, братик? Не волнуйся, они и сами это понимают. - У него нет больше глаз, - подсказал спокойно один из охранников. – С первого дня его пребывания здесь. Саске чуть не передернуло. Хотя он сделал бы так же, если бы ему пришлось оставить брату жизнь на какое-то время, но он сам был носителем шарингана, поэтому сложно было относится к этому так же спокойно. - Брат хочет поговорить со мной, ребята. Выйдите, мне есть, что ему сказать, - потребовал Итачи, будто и не он тут пленник. Обе фигуры за спиной Саске даже не сдвинулись с места. - Нам, правда, желательно было бы поговорить… - Саске попробовал попросить, на этот раз изваяния ответили: - Таков приказ. Сами понимаете, никому доверять нельзя. Этот разговор останется только между вами, о чем бы в нем ни говорилось, но выйти нас не заставите. Саске сглотнул, снова повернулся к брату. Тот улыбался. - Как там Наруто, а? – издевательским тоном спросил Итачи. Саске нахмурился: - Разве это то, что должно тебя волновать?. - Я знаю, о чем ты пришел говорить, Саске… Тема Наруто для меня приятнее того разговора, который ты хочешь начать. Да и для тебя, поверь мне. Давай я скажу за тебя: «Брат, зачем ты убил весь клан, даже маму с папой…» - имитируя детский голос, пропищал Итачи. - «Они же ничего тебе плохого не сделали…». А знаешь, Саске… Меня, пожалуй, казнят, чтобы я молчал. А ты после моей смерти беги-ка из Конохи подальше. Потому что когда узнают, что ты тут был… Они догадаются, о чем ты спрашивал. И что именно я сказал. - Я давно уже понял. Ты вырубил клан потому, что ты больной маньяк. - Маньяк? – Итачи снова засмеялся. – Безусловно, конечно, и этого дерьма тоже хватает… Но изначально вырубить клан было приказом Приказом Конохи, Саске. И я не скажу, что мне было приятно это – вырезать всех под корень, даже собственных родителей. - Почему я должен тебе верить? – поморщившись, Саске бросил быстрый взгляд на охрану у двери. Если бы Итачи говорил правду, их обоих тут уже не было бы. Эти ребята наверняка были бы осведомлены о тайне, если бы таковая была. - Правда? А когда я тебе врал, а, брат? Я не имею ввиду то ужасное время, когда я притворялся добрым старшим братом. Убийство лучшего друга ведет к получению мангекю, хотя я рад, что ты его не убил, иначе у меня не было бы такой интересной игрушки. Я мог бы рассказать тебе еще много секретов нашего клана, но, боюсь, тебе они уже не пригодятся… Клан Учиха готовил восстание. Его решено было убрать, чтобы не мешался. - Почему ты?.. - О, конечно, давай поручим Хьюгам убийство нашего клана, кому же еще? Я работал в АНБУ, я узнал о заговоре. Так я выкупил свою жизнь, предложив свои услуги. - Тогда зачем оставил меня? - Во-первых – я же говорю, секрет клана Учих, а во-вторых… У меня все-таки есть гордость. Это было интересно – вырубить клан. Но, представляешь, какая издевка, вырубить всех – кроме одного, и сразу же свалить из Конохи. Я же знал, что меня бы все равно убили. Но я позаботился о том, чтобы ты стал очередным геморроем для деревни. «Ты слаб», «Убей лучшего друга»… Мне это так нравилось. Жаль, что мы не сошлись в новой битве, я бы снова надрал тебе задницу, и отправил бы еще к какому-нибудь педофилу доучиваться, а в награду получил бы Наруто, да… - У тебя бы это не получилось, - стиснув зубы, прорычал Саске. - Откуда ты знаешь? Как ты вообще теперь узнаешь? Как же так, меня убьешь не ты? Я ведь вырезал наш клан! Ах да, это ведь было приказом Конохи. Что же теперь, Конохе мстить будешь? Как же Наруто? Он этого не поймет, даже если правду узнает, а если и узнает… То ты его сильно подставишь. Если он узнает, значит им придется и его убить. Ха, дилемма, да, Саске? – Голос Итачи превратился в безумный шепот. – Единственное, о чем я жалею перед смертью, это о том, что отдал Наруто тебе. О, будь моя воля, я убил бы его еще тогда, как только вошел в квартиру. Но я еще надеялся забрать его с собой. Глупец. Если бы я знал… Саске развернулся уходить. - Хочешь еще один подарок, брат? Младший Учиха задержался, на этот раз глядя в лица живых постаментов. - О, значит, хочешь, - усмехнулся Итачи. – Я уже несколько недель как не в Акацуки. Пейн решил, что у меня роман с Наруто, и что это я помог ему сбежать дважды. Он сказал, что сам поймает Наруто, и использует его тело. Конечно, не так как я, хотя кто знает, может и так тоже… Но больше я ничего не скажу. Познакомишься с Пейном ближе, тогда и узнаешь, как он использует тела. Саске выждал паузу, и, поняв, что больше ничего не узнает, прошел мимо охранников, и весь напрягся, ожидая каждую секунду получить удар в спину. И только когда за его спиной закрылась входная дверь в эту крепость для особо опасных заключенных, Саске смог вздохнуть свободнее. Кажется, он только что видел брата живым в последний раз. Заскрежетал в замке ключ, и дверь открылась. На улице еще был день, шторы широко открыты, поэтому в комнате было достаточно света. - Я дома, - произнес Саске, закрывая за собой дверь. Ему было не по себе, он не знал, как себя вести. Наруто замер напряженной струной в нескольких метрах от него, заведя правую руку чуть назад. Ах да, даже из головы вылетело… - Сай передавал тебе книгу… - Кто такой Сай? - Отморозок, который думает, что может заменить меня в команде № 7. В другой ситуации Саске бы улыбнулся, видя как сразу расслабился Наруто, облегченно вздохнув, и положив кунай, который до этого прятал в правой руке, на кровать. - Не бойся. Его держат в карцере. Оттуда даже он сбежать не сможет. Я там был, я знаю. - В прошлый раз я думал, что он вообще умер, - Наруто запустил пальцы в волосы, глядя в сторону. Там, на плите, шипела небольшая кастрюлька. - Ты что-то готовишь? – спросил Саске, чтобы хоть что-то сказать. Из головы не выходил разговор с братом. Пожалуй, Наруто был единственным, кого Саске сейчас готов был видеть и кому позволил бы быть рядом. - Угу, - кивнул Узумаки, подойдя к плите и поправляя крышку, чтобы пар выходил. – Меня Сай учил. Я с детства привык раменом питаться, поэтому мне и не нужно было учиться готовить. Но в последнее время пришлось постараться… Я хочу сказать, если бы я думал, что будет кому обо мне позаботиться… Ну, то есть девушка. Хотя я, конечно, говорю глупости, надеюсь я не… Наруто хотел обернуться, и остолбенел, чуть не выронив ложку, которой собирался помешивать рис – Саске обнял его со спины. А ведь джунчурики даже не слышал, как он подкрался. - Ты точно Саске? – невесело посмеявшись, спросил Узумаки. Теплое дыхание коснулось шеи, после чего послышался снова пароль: - Сай передавал тебе книгу… Наруто снова посмеялся, но уже охотнее, и только потянулся к небольшой кастрюльке, как Саске выключил плиту, отступив затем на шаг, потянув и Узумаки за собой. - Эй, я же пытаюсь готовить. - Оно сгорело, я уже чувствую запах… Огонь надо убавлять, Наруто. Узумаки фыркнул, хотел развернуться, но Саске удержал его так. - Ты меня пугаешь… - признался Узумаки, его понемногу начинало трясти. – Что-то произошло? Итачи что-то сказал тебе? - Да, - ответил голос Саске откуда-то издалека, хотя Узумаки чувствовал его теплые руки, охватывающие его. Наруто закусил губу: - Что-то про ту неделю?.. - Нет. Тебя это почти не касается… Нет, не так, тебя это совсем не касается. - Как это не касается? Разве меня не касается то, что причиняет тебе боль?.. - Ты не понимаешь… - Отлично! Теперь я еще и не понимаю! – Наруто сделал рывок, и снова не смог даже обернуться, но в следующую секунду Саске сам развернул его к себе лицом. Не выпуская из объятий, поцеловал, пока Узумаки еще не увидел его лица. Учиха сам вздрогнул, когда его щек коснулись теплые пальцы, а Наруто прекратил сопротивляться. Щеки были влажные. - Я хотел бы многое тебе сказать… Но не сейчас, Наруто, - даже оторвавшись от его губ, Саске прятал лицо, чуть более крепко, чем положено, держа затылок Узумаки. – Но это сейчас так неважно… Я могу даже пообещать тебе – Итачи больше не вернется. На этот раз точно, я чувствую это… - Это… хорошо, - теперь уже Наруто говорил, чтобы хоть что-то сказать. - И знаешь… Этот маньяк всё еще ждет тебя. - Я не пойду туда. Я больше не хочу его видеть. - Я знаю, но, похоже… Похоже, у него есть, что тебе сказать. Хотя я не уверен, что хочу, чтобы ты это слышал… - Мне все равно. Почему его до сих пор не убили? - Не знаю, Наруто, - глядя на струящийся в окно солнечный свет, ответил Саске. – Может быть, у деревни на него свои планы… - Мне страшно. Я не успокоюсь, пока его не убьют. - Я понимаю тебя… Слепые умеют чувствовать свет так же, как мы чувствуем его по утрам, пока еще не успели открыть глаза. Итачи знал, что слепнет. Если бы его не ослепили сейчас, он не так уж и много времени проходил бы зрячим. Ему вообще оставалось недолго, и он это чувствовал. Хотелось только в остаток отведенному ему времени жить так, как захочется. Закрыться с Наруто в каком-нибудь доме на окраине и играть в одному Итачи понятные игры. Узумаки бы не сломался и продолжал бы держаться до тех пор, пока Итачи не умер бы сам. Может быть, Наруто сам бы добил его, почувствовав, как мучитель слабеет. И это была бы неплохая смерть… Если бы ему удалось похитить Узумаки, он не стал бы молчать до тех пор, пока не почувствует, что времени осталось совсем немного. Он сказал бы это в первую же ночь, а потом сидел бы напротив и наблюдал бы, как Наруто скручивает от этих слов, как он плачет, как кричит… Да, у Узумаки отличный голос, когда он кричит. Определенно этот домик был бы очень далеко от населенных мест, потому что Итачи самому не нравилось затыкать рот своей жертве. Ему всегда нравилось слышать, как Наруто кричит. И ему казалось, что, в сущности, разница не велика, и точно так же Узумаки наверняка кричал бы и под тем, кому отдавался бы добровольно. Если бы Наруто знал, что Итачи нравятся его крики… А еще Узумаки для него был неплохим лекарством от одиночества. Итачи еще никогда не чувствовал свою жизнь настолько полной, как в ту неделю, когда можно было подняться на чердак, а там ждал бы живой комочек, привязанный, который никогда не покинет и никуда не сбежит. Который брыкался и кричал, но для которого тоже единственным человеком в этом личном аду был Итачи. Иногда в камеру приходили люди, они задавали вопросы, касающиеся Акацуки и прочей ерунды. Итачи ждал только одного. Однажды кто-то принес в камеру запах Наруто… У каждого есть свой запах, и если бы Итачи сказали, что запах Узумаки похож на цветы или корицу, Учиха долго смеялся бы. Свой запах – он и есть свой, это запах кожи, крови, дыхания. Иногда он оседает на ком-то. От Саске особенно силен был этот запах, оставленный Узумаки. Так бывает, когда люди тесно общаются. Да, пожалуй, самым приятным в ту ночь, когда он в последний раз мог видеть мир, были смешавшиеся запахи его и Наруто из-за рубашки, которую джунчурики согласился одеть. И влажное тепло рта Узумаки. Итачи не знал, кто тогда принес запах Наруто, но это был не Саске. От младшего брата пахло сильнее. Может быть кто-то из тех, кто охранял Узумаки или помогал ему потом. Какая разница? Итачи в тот момент был совсем невменяем, он только вдыхал этот запах, пытаясь весь его забрать себе, все мельчайшие частички, когда-то принадлежавшие тому, кто должен был принадлежать ему. Сначала Саске боялся: того, что его арестуют по какому-либо сфабрикованному предлогу или просто попытаются убить, нацепив банданы другой деревни. Но прошло уже два дня с тех пор, как он узнал правду от брата, а ничего подозрительного так и не случилось. Это не было поводом успокаиваться, и Саске понемногу начал понимать, что самое страшное для него еще только начинается. Одно он понял точно – Наруто они не убьют. Он - джунчурики, символ силы деревни, поэтому худшее, что ему грозит, его запрут в такой же клетке, как Итачи, на всю оставшуюся жизнь. Но для Узумаки это наверняка было хуже смерти. - Выглядишь обеспокоенным. Даже больше, чем обычно, - Наруто стоял около двери. Учиха так задумался, что даже не услышал, как он вошел: - Ты не спросишь пароль? – пауза. Догадка. – Ты был в карцере?.. - Нет, ко мне просто приходили оттуда… - Зачем? – Саске насторожился. У шиноби не было подобия судов со свидетелями и адвокатами. Да и виновность Итачи была слишком очевидна, чтобы заставлять Наруто снова с ним встречаться. - Не важно, - помотал головой Узумаки. – Ты не говоришь, что сказал тебе брат, так что и мне позволь оставить это при себе. - Нет уж, - Саске выглядел довольно серьезным. - Сам всё узнаешь. - Вот уж меньше всего я люблю такие ситуации, когда «сам все узнаешь». Не люблю сюрпризов с тех пор, как старший братик подарил один такой – знаешь, приходишь домой, а всю твою семью вырубили. - ровным тоном произнес Саске. - Тогда я, пожалуй, пойду, пока ты не решил припомнить, что у меня-то семьи никогда не было. - Наруто развернулся к двери и тут же почувствовал легкое дуновение, потом ощутил чужое присутствие за своей спиной, а затем его обхватили теплые руки: - Если я признаю, что сорвался, ты сделаешь вид, что это было извинением? Узумаки молча изучал тени на двери, затем негромко, вместо ответа, произнес: - Я был сегодня у Цунаде. К ней приходили жабы. - Жабы? При чем тут это? – удивился Саске, но новость ему почему-то не понравилась. - Да при том, что я был учеником эро-санина. А он когда-то сам у них учился… Дзирая сказал им что-то перед смертью, теперь они просят отдать им меня на какое-то время на тренировки. - И ты, конечно, согласился? - Конечно! Точно еще не сказали, когда выдвигаемся и сколько это займет времени, но… - Наруто, зачем это? Стать сильнее? Разве ты не меня хотел вернуть? Вот он я, в Конохе. Так зачем тебе теперь эта сила? Узумаки обернулся, глядя прямо и серьезно: - Мой мир не замкнулся на тебе. А Акацуки… Со смертью Итачи их никто не отменял, и там все такие же сильные, а то и сильнее твоего брата. Это очень даже.. не неприятно… Нет слова такого, чтобы сказать, насколько противно проиграть Акацуки, позволить воспользоваться тобой, запереть, а ты даже сбежать никак не можешь. Таким слабаком я себя давно не чувствовал. Я понять не мог, чего стоят мои годы тренировок, если эти люди все равно могут сделать меня не запыхавшись. Это новая техника, она позволит драться с ними. Она позволит отомстить за учителя. - Месть, сила – ты сам себя слышишь? И разве я не доказал, что смогу тебя защитить, если они тут появятся?! – Учиха перешел на повышенные тона, тогда Узумаки совсем по-звериному поморщился, практически выкрикнув: - ДА ЗА КОГО ТЫ МЕНЯ ПРИНИМАЕШЬ, ЧТОБЫ ЗАЩИЩАТЬ?! – затем отдышался, продолжив: - Ты что, предлагаешь за тебя прятаться? Ты на два с лишним года тренироваться уходил. Я не думаю, что моя тренировка затянется больше, чем на месяц. И я не понимаю, почему тебе это так не нравится… Ты что, меня не дождешься, что ли? Саске тоже морщился, обдумывая ответ, не отворачиваясь. Действительно, что его заставило так взбеситься? - Дождусь. Хотя этот месяц будет чертовски скучным… Мне нельзя с тобой? - Нет, конечно. Моя техника, думаешь, я с тобой ею делиться буду? – скрестил руки на груди Узумаки, то ли пошутив, то ли серьезно это сказав. - Значит у нас мало времени, - улыбнулся Учиха. Этот день ничем не отличался от остальных, кроме того, что был третьим днем его пребывания тут. Снова открылась дверь камеры, снова какие-то люди… Только на этот раз они подошли совсем близко, заскрежетали замки на цепях, беспокойно активизировались висящие на стенках камеры печати. Допрос или же?.. Нет, слишком много тайн, которые из него еще не вытянули. Он так и не ответил ни на один вопрос, касающийся Акацуки. Не так уж и доверяли в их организации друг другу. Итачи и сам не знал, кто руководит операциями, да и кучу других мелочей… Например, каким образом можно было убить Хидана, он до сих пор не понимал. Да, скорее всего, пришло время пыток, или в Конохе решили вернуть старый отличный закон про «зуб за зуб, глаз за глаз», и это сколько же раз его пришлось бы убивать, чтобы компенсировать всех тех «невинноубиенных» его руками? Его это не волновало. И снова вряд ли на допросе будет Наруто… Его вели недолго Похоже, эта комната располагалась тут же, только этажом ниже, хотя казалось бы, куда уж ниже? Но только переступив порог, Итачи понял, что происходит – здесь был не такой сильный запах крови, как обычно в допросных, но тут витал другой, еще более опасный – запах смерти. И Учиха понял, что оказался совсем не в допросной. Вот и всё. И где же души убитых родственников, утягивающих его с собой в преисподнюю, где черти или сам развернувшийся ад под его ногами? Нету. За все его грехи просто смерть и темнота. Жаль, потому что если ада не будет, не будет существовать и рая, и куда же тогда отправится после смерти Наруто?.. Народу было много, но все молчали, ни единого живого звука – никто не прочистит горло, кашлянув, не вздохнет чуть громче, чем вся эта толпа. Значит, не получилось. И сказать он так и не сможет. Что ж, тоже не велика потеря. И пусть Наруто тогда считает, что был просто игрушкой маньяка. Не так далеко от истины, как кажется. Может через годы Узумаки и поймет, что такой выбор игрушки для Итачи был слишком хлопотным. И тогда задумается. Может быть... Или забудет всё, как страшный сон. Меньше всего Итачи хотелось бы быть забытым. Его посадили довольно далеко от входа в эту комнату, «зрители» остались у входа, снова заскрежетали замки, закрываясь, тут он был так же обездвижен, как в камере. Секундная пауза, в которую Итачи ждал последнего удара, но вместо этого, похоже, «судьи» или «палачи» обменялись какими-то условными жестами, которых, конечно, он не видел, после чего в комнате стало на одного человека больше. Среди этой тишины было слышно, как вдохнул полной грудью Итачи, расплываясь в довольной улыбке от знакомого запаха. Он почти физически ощутил присутствие джунчурики. Затем послышались шаги, не совсем уверенные, и затихли они в паре метров от Акацуки. Тот поднял голову, продолжая улыбаться, и безумным шепотом произнес: - Они попросили тебя закончить это, малыш… Не хочешь спросить, зачем мне понадобилось ломать твою жизнь? Раздался щелчок, и Итачи понял, что его часы отсчитывают последние секунды, улыбка стала мягче и уже едва слышно, одними губами, произнес то, без чего было бы так обидно умирать: - Потому что люблю тебя, Наруто… И вспышка, с оглушительным ревом. И только тогда тьма начала, наконец, трескаться где-то посередине, и показалось пекло.

 







Дата добавления: 2015-08-30; просмотров: 231. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.02 сек.) русская версия | украинская версия