Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Отношения дуализации или полного дополнения




 

Вернемся к роману Льва Николаевича Толстого «Война и мир».

Вспомним, к какому счастливому семейному финалу пришли отношения Наташи Ростовой и Пьера Безухова, княжны Марьи и Николая Ростова. Обе пары, по описанию Толстого — очень благополучны. Но давайте проанализируем их отношения с помощью соционических функций. Для этого удобно воспользоваться уже хорошо знакомой нам моделью Юнга.

Вспомним психотипы названных героев:

 

 

Давайте подумаем, как вообще происходит взаимодействие партнеров? Если, например, учитель объясняет ученикам, как решить математическую задачу, то он при этом задействует свою структурную логику БЛ. Но и учащиеся эти объяснения могут воспринять также только своей структурной логикой, поскольку именно только она способна воспринять информацию такого рода. Или, например, эстрадный певец возбуждает в слушателях определенные эмоции. Сам он при этом действует своей функцией этики ЧЭ,но и его слушатели могут воспринять его пение только своей функцией этики ЧЭ и никакой другой, поскольку только функция этики ответственна за прием эмоциональной информации. То же самое можно сказать и обо всех иных функциях.

Именно по такому принципу соединены функции в моделях Юнга на приведенных выше схемах. Сходные функции, но разной вертности, соединены пунктирными линиями. В этом случае связь есть, но она не прямая, поскольку, как мы знаем, здесь наблюдается различная направленность сознания: для «черных» функций — экстравертная, а для «белых» — интровертная.

Что же у нас получилось? В обоих случаях отношения названных супружеских пар имеют одинаковый характер, а именно: программные функции напрямую связаны с суггестивными функциями (они соединены на схемах сплошными линиями), а функции реализации программы соединены опосредованно с болевыми функциями (они соединены, соответственно, пунктирными линиями).

Таким образом, в отношениях обеих пар мы наблюдаем, что сильные, программные функции одного партнера поддерживают слабые, суггестивные функции другого партнера. И это происходит симметрично, то есть каждый партнер поддерживает другого именно в той области, в которой тому больше всего это требуется. (Напомним, что в модели Юнга четвертая функция — самая слабая, однако каждый с удовольствием воспринимает по ней помощь.)

Одновременно нет прямого давления на болевые функции со стороны вторых, достаточно сильных функций партнеров, поскольку, как уже сказано выше, эта связь не прямая, здесь связаны функции разной вертности, связь, таким образом, опосредована, поэтому также имеет поддерживающий характер.

Такого рода отношения в соционике носят название отношений полного дополнения или дуализации. Действительно, «дополнительность» здесь хорошо просматривается в том, что в моделях Юнга функции имеют обратный порядок по своей силе, так, для первой супружеской пары, Наташи и Пьера:

СЭЭ, Политик, Наполеон — сенсорика, этика, логика, интуиция;

ИЛИ, Критик, Бальзак — интуиция, логика, этика, сенсорика.

Такая же картина и для второй пары, княжны Марьи и Николая:

ЭИИ, Гуманист, Достоевский — этика, интуиция, сенсорика, логика;

ЛСЭ, Профессионал, Штирлиц — логика, сенсорика, интуиция, этика.

Заметим, что в дуальных отношениях партнеры дополняют друг друга по трем альтернативам: если один этик, то другой — логик; если один сенсорик, то другой — интуит; если один экстраверт, то другой — интроверт. А по альтернативе рациональность—иррациональность — они одинаковы. Эта, последняя пара функций определяет ритмы жизни партнеров, которые у каждой дуальной пары — одинаковы. Именно поэтому у каждого из них возникает прекрасное чувство, что другой его понимает не только умственно, логически, а всем своим существом.

Давайте обратимся к роману в поисках примеров проявления характера дуальных отношений названных выше героев. Вот Наташа и Пьер:

«Наташа, сама не зная этого, была вся внимание: она не упускала ни слова, ни колебания голоса, ни взгляда, ни вздрагивания мускула лица, ни жеста Пьера. Она на лету ловила еще не высказанное слово и прямо вносила в свое раскрытое сердце, угадывая тайный смысл всей душевной работы Пьера».

В каждой супружеской паре дуальность осуществляется по-разному, но общим для них является то, что требования супруга вызывают не раздражение, а напротив, скорее, чувство удовлетворения и гордости, поскольку воспринимаются как проявление заботы.

«Общее мнение было то, что Пьер был под башмаком своей жены, и действительно это было так. С самых первых дней их супружества Наташа заявила свои требования. Пьер удивился этому совершенно новому для него воззрению жены, состоящему в том, что каждая минута его жизни принадлежит ей и семье; Пьер удивился требованиям своей жены, но был польщен ими и подчинялся им».

Вспомним, что для ИЛИ, Бальзака очень привлекательно, когда его пытаются растормошить, проявляют о нем сенсорную заботу, организуют его деятельность, буквально «толкают» его к тем или иным поступкам — собственная волевая сенсорика его — самая слабая, суггестивная функция. Он с удовольствием подчиняется такому диктату, поскольку так ему оказывается легче жить.

А вот в области слабых функций СЭЭ, а именно логики и интуиции, которые как раз очень сильны у ИЛИ, Наташа полностью подчиняется своему мужу:

«Наташа у себя в доме ставила себя на ногу рабы мужа; и весь дом ходил на цыпочках, когда Пьер занимался читал или писал в своем кабинете. Стоило Пьеру показать какое-нибудь пристрастие, чтобы то, что он любил, постоянно исполнялось. Стоило ему выразить желание, чтобы Наташа вскакивала и бежала исполнять его.

Весь дом руководился только мнимыми повелениями мужа, то есть желаниями Пьера, которые Наташа старалась угадывать. (...) И она верно угадывала то, в чем состояла сущность желаний Пьера, и, раз угадав ее, она уже твердо держалась раз избранного. Когда Пьер сам уже хотел изменить своему желанию, она боролась против него его же оружием».

В дуальных парах осуществляется такая прекрасная поддержка и понимание, что каждый чувствует себя защищенным. При этом что бы ни сделал каждый, что бы ни сказал — все уместно, все хорошо, все правильно. Это само по себе дает ощущение, что ты являешься хорошим, добрым человеком, дает ощущение высокой собственной значимости. А это чувство — одна из основных потребностей каждого человека.

«После семи лет супружества Пьер чувствовал радостное, твердое сознание того, что он не дурной человек, и чувствовал он это потому, что он видел себя отраженным в своей жене. В себе он чувствовал все хорошее и дурное смешанным и затемнявшим одно другое. Но на жене его отражалось только то, что было истинно хорошо: все не совсем хорошее было откинуто. И отражение это произошло не путем логической мысли, а другим таинственным, непосредственным отражением».

Так же счастливы в браке княжна Марья и Николай Ростов. «Николай жил со своей женой так хорошо, что даже Соня и старая графиня, желавшие из ревности несогласия между ними, не могли найти предлога для упрека».

Супруги после нескольких лет совместной жизни настолько взаимозависимы, что постоянно ощущают необходимость в своей жизни другого. Даже небольшая ссора вызывает желание немедленно ее погасить, все сгладить, потому что иначе теряется равновесие, та поддержка, которую постоянно чувствуют и к которой привыкают настолько, что без нее — как будто уходит почва из-под ног. Вот признание Николая Ростова своей жене княжне Марье:

«Я не люблю, а так, не знаю, как тебе сказать. Без тебя и когда вот так у нас какая-то кошка пробежит, я как будто пропал и ничего не могу. Ну, что я, люблю палец свой? Я не люблю, а попробуй отрежь его...» Конечно, логику-Николаю трудно говорить о любви, это — сфера этиков, но Николай по-своему выражает отношение к жене.

Еще одну дуальную семейную пару описал Толстой в своем романе, но она не супружеская. Это — старый князь Болконский и его сын Андрей Болконский. Предлагаем читателям самостоятельно построить модели Юнга для их психотипов (ЛСИ и ЭИЭ, соответственно). Хотя дуалы — всегда очень разные люди (а именно таковыми и являются эти герои), однако и для этой пары характерно прекрасное взаимопонимание, в чем мы уже убедились раньше.

Вот характерный пример общения отца и сына.

«Он расчеркнул подпись, вдруг быстро повернулся к сыну и засмеялся.

Плохо дело, а?

Что плохо, батюшка?

Жена! коротко и значительно сказал старый князь.

Я не понимаю, сказал князь Андрей.

Да нечего делать, дружок, сказал князь, они все такие, не разнежишься. Ты не бойся; никому не скажу; а ты сам знаешь.

Он схватил его за руку своею костлявою маленькою кистью, потряс ее, взглянул прямо в лицо сына своими быстрыми глазами, которые, как казалось, насквозь видели человека, и опять засмеялся своим холодным смехом.

Сын вздохнул, признаваясь этим вздохом в том, что отец понял его. (...)

Еще я хотел просить вас, продолжал князь Андрей, ежели меня убьют и ежели у меня будет сын, не отпускайте его от себя, как я вам вчера говорил, чтоб он вырос у вас... пожалуйста».

Таким образом, каждый человек без дополняющего партнера — существо, страдающее без поддержки, испытывающее смутное беспокойство, ощущение одиночества и частой беспомощности. Конечно, в итоге каждый старается как-то компенсировать эту нехватку дополнительных качеств. Многие нарабатывают их в себе сами, создают что-то вроде психологических «костылей» и «подпорок», другие — просто жалуются на непонимание и одиночество. Этот выбор решения проблемы, конечно, зависит от свойств самого психотипа. Легче, как представляется, решить такие проблемы логикам и сенсорикам, а вот этикам и интуитам — труднее.

Теперь обратимся к мушкетерам Александра Дюма. Вспомним психотипы главных героев романа. Если мы также построим модели Юнга их психотипов, то окажется, что ИЭЭ Д'Артаньян и СЭИ Портос — дуалы, равно как и ЛИИ Атос с ЭСЭ Арамисом.

Интересно, что и у Ремарка мы также встречаемся с дуалами. Это пара Кестер и Ленц, в чем читатель сможет убедиться сам, если построит соответствующие модели — СЛИ и ИЭЭ. Более того, тип Патриции, который мы раньше не определили, ближе, по мнению автора, к ЛСЭ, Профессионалу, Штирлицу. В таком случае, Патриция и Роберт, тип которого ЭИИ, также образуют дуальную пару.

Почему тип Патриции кажется ближе всего к ЛСЭ? В романе есть указание на то, что она легка и открыта в общении, с радостью принимает участие в развлечениях компании трех своих новых друзей, что, скорее, указывает на экстраверсию этой молодой женщины, чем интроверсию. Далее, Ремарк не раз подчеркивает ее удивительную элегантность, любовь и умение самой мастерить свои наряды, что удается ей наилучшим образом, а это, как правило, свидетельствует о сенсорности психотипа.

Напомним также, что Патриция полагает, что женщины не должны сами говорить слова о любви, ей кажется, что это — сфера проявления настоящего мужского поведения. Мы бы сказали, что здесь дело не в том, кому надлежит говорить о любви — мужчинам или женщинам, а в том, что это гораздо естественнее получается у этиков, чем у логиков, поэтому Патриция, скорее всего, логик.

Конечно, деловые качества Пат, которые помогли бы определить ее психотип, в романе не описаны — ведь она смертельно больна, поэтому, в частности, остается неясным вопрос о том, принадлежит ли она к рациональному или иррациональному типу. Но здесь достаточно легко сделать выбор в пользу рациональности, поскольку экстравертом, сенсориком и логиком одновременно, могут быть только два типа — иррациональный, самый авторитарный из всех — Реалист, Жуков, СЛЭ и более адекватный ситуации, в которую он легко вписывается, рациональный — ЛСЭ, Профессионал, Штирлиц. В романе Патриция всегда исключительно корректна в общении с другими людьми, в ее поведении нет и намека на авторитарность или приказной тон, которого никогда не удается избежать СЛЭ Жукову.

Давайте теперь изобразим модели Юнга психотипов и четверки мушкетеров, и четверки героев Ремарка. Вглядитесь внимательно в схемы, которые приведены ниже.

 

 

Обратите внимание на совершенно замечательный факт: в каждой строчке каждой четверки представлены все четыре функции (правда, если не учитывать их вертность). Получается, что каждая четверка прекрасно адаптирована к внешним условиям — всегда найдется тот, у кого в нужный момент имеется подходящая случаю сильная функция. Действительно, здесь присутствуют логика, этика, сенсорика и интуиция — в первых, ведущих каналах. То же самое можно сказать и об остальных трех каналах.

Таким образом, мы познакомились с соционическими квадрами, две из которых и представлены на схемах. В каждой квадре есть также дополнение и по рациональности — иррациональности. Действительно, в каждой квадре одна дуальная пара рациональна, а другая — иррациональна.

Вот и получается, что члены такай четверки психотипов самым оптимальным образом способны сотрудничать и получать в случае необходимости помощь от своих друзей. И это прекрасно осуществляется героями как одного, так и другого романов, хотя их авторы и герои принадлежат к разным странам и разным эпохам. Уже в этом мы можем усмотреть универсальность результатов соционических исследований. Может быть, именно поэтому герои названных произведений очень любимы читателями всех стран мира.

По соционической традиции четверка ЛИИ, ЭСЭ, ИЛЭ, СЭИ носит название 1-й квадры, а другую четверку — ЭИИ, ЛСЭ, СЛИ, ИЭЭ — называют квадрой 4-й. Очевидно, другие восемь типов также образуют две квадры, в которых, однако, вертность функций обратна тем, что мы уже рассмотрели. Мы полагаем, что читатели способны сами построить эти схемы, назовем лишь ведущие блоки соответствующих психотипов:







Дата добавления: 2015-08-17; просмотров: 478. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.004 сек.) русская версия | украинская версия