Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Анализ ликвидности бухгалтерского баланса 29 страница




 

Новая идея пришла в голову Джеймсу, и он снова залез в свой рюкзак. Секунду спустя он извлек из него резиновую уточку Уизли, снизу на ней по-прежнему было написано почерком Зейна: "Прачечная"! Джеймс обмакнул перо в чернила и зачеркнул эту надпись, а затем под ней написал: "больничное крыло, пришлите Нобби к восточному окну". Закончив, он резко сжал утку. "Грязный пивной горшок!" - крякнула она.

 

В углу мадам Курио снова вздрогнула и осуждающе посмотрела на Джеймса. Возможный он преступник или нет, она явно считала его поведение необъяснимо грубым.

 

- Простите, мадам, - сказал Джеймс, демонстрируя резиновую утку. - Это не я, это моя уточка.

 

- Вижу, - сказала она с неодобрением. - Кажется, мне пора пойти передохнуть. Вам что-нибудь ээ... нужно?

 

Джеймс покачал головой.

- Нет, мадам, спасибо. Моя рука чувствует себя гораздо лучше.

 

- Не трогайте ее, как я уже говорила и к утру вы будете в порядке, - она встала и прошла мимо Джеймса к витражной двери. За молочно-белым стеклом виднелись две фигуры, Джеймс знал, что это Филия Гойл и Кевин Мердок, любезно присланный профессором Джексоном, чтобы следить за дверьми. Мадам Курио отперла дверь и вышла, пожелав часовым хорошего вечера. Дверь захлопнулась за ее спиной, и Джеймс услышал, как замок встал на место. Он разочарованно вздохнул и тут же подпрыгнул, когда его резиновая утка крякнула ругательство рядом с ним. Он перевернул ее и посмотрел на дно. Под его надписью была новая: "Открой окно, десять минут".

 

Он почувствовал себя немного получше. Он не был уверен, что Ральф или Зейн услышат своих уток и смогут ответить. На самом деле, он понятия не имел, что случилось с Гремлинами . Он чувствовал некоторую уверенность в том, что никто из них не был пойман, несмотря на то, что положение Ральфа чуть левее центра слизеринской раздевалки, пожалуй, было более шатким, чем у кого-либо еще. Несмотря на это, он надеялся, что даже Ральф смог сбежать, пока все следили за тем, как Джеймс вылетает из раздевалки на метле Табиты, и их внимание было приковано на его дикой гонке, а потом на том, как Табита позвала свою метлу обратно, и Джеймс вернулся на поле. Скорее всего, Ральф смог ускользнуть и вернуться в сарай, к Гремлинам.

Джеймс смотрел, как проходят минуты на часах над столом мадам Курио. Он подавил желание встать и открыть окно до того, как пройдет десять минут. Если мадам Курио вернется и увидит его стоящим перед открытым окном, она обвинит его в попытке побега, несмотря на то, что окно находится в тридцати футах над землей. Наконец, минутная стрелка показала пятнадцать минут девятого, Джеймс спрыгнул с кровати. Он схватил письмо с прикроватной тумбочке и побежал к крайнему окну справа. Задвижка легко повернулась, и Джеймс распахнул окно в прохладную туманную ночь. Небо прояснилось, открыв россыпь серебряных звезд, но никаких признаков Нобби не было. Джеймс облокотился о подоконник, глядя вдоль карниза, и тут чудовищная молчаливая фигура выплыла на него из темноты, закрыв звезды. Она тяжело упала на него, дернула и вытащила через окно прежде, чем он успел позвать на помощь.

 

Фигура сжала Джеймса так, что дыхание вырывалось из него со свистом. Далеко внизу голос громко прошептал:

- Не так сильно! Ты перемелешь ему все кости!.

Джеймс с удивлением узнал голос Зейна. Гигантская рука слегка расслабилась, и Джеймс увидел как мимо проплывают ярды великанши, пока его опускали на землю.

 

- Отличная работа, Пречка! - крикнул Зейн, похлопав великаншу по голени. Она радостно хрюкнула и уронила Джеймса на землю между своих массивных ног.

 

- Я думал, вы просто принесете Нобби! - пропыхтел Джеймс, вставая.

 

- Это была идея Теда, - сказал Ральф, выходя из тени ближайшего кустарника. - Он знал, что ты захочешь выбраться и посмотреть на все эту заваруху с Мерлином, особенно сейчас. Он пошел искать Грохха сразу, как только тебя забрал Джексон. Грохх нашел Пречку, которая достаточно высока для госпитального крыла, и мы как раз решали, как вытащить тебя из окна, когда ты крякнул нам. Мы подумали, удачно вышло.

 

- Да уж, - сказал Джеймс, потирая ребра тыльной стороной левой руки. - Хорошо, что она левша, или мне понадобилась бы новая порция костероста для руки. Она так схватила! Так где сейчас Тед, говорите?

 

- Под домашним арестом, так же как и все Гремлины, - ответил Зейн, пожимая плечами. - МакГонагалл знает, что они участвовали в похищении метлы, даже если пока не может это доказать. Она могла бы позволить им ускользнуть - но Джексон предложил изолировать всех Гремлинов до завтра, пока вся эта история с этим Прескотом не разрешится. Теда отправили в гостиную Гриффиндора как только он вернулся из леса с Гроххом. Всех, кроме Сабрины, которая получила от Корсики проклятие Гигантизма. Ее нос размером с футбольный мяч. С этим ничего нельзя сделать, только выспаться. Я думаю, мы тоже были бы под конвоем, если бы Джексон не считал Ральфа слишком тупым, чтобы участвовать в похищении метлы, а у меня не было бы замечательного алиби, ведь я был на поле все время. Итак, мы здесь. Каков план, Джеймс?

 

Джеймс перевел взгляд с Зейна на Ральфа, а потом на Пречку и глубоко вздохнул.

- Такой же как и всегда. Нам надо в Пещерную Цитадель, остановить Джексона, Делакруа и остальных. Нам по-прежнему надо завладеть посохом Мерлина, если сможем и более важно, мы должны сбежать с доказательствами того, что происходит.

 

- Верно-верно, - согласился Ральф.

 

- Но сначала, - сказал Джеймс, демонстрируя письмо, которое он написал отцу, - я должен отправить это. Я должен был отправить его недели назад, но лучше поздно, чем никогда. Тед был прав, если бы мы не попросили помощи Гремлинов, я бы по-прежнему торчал в больничном крыле.

 

- Если бы мы не попросили помощи Гремлинов, возможно, ты бы вообще туда не попал, - проворчал Ральф не без особых чувств.

 

- Зейн, - сказал Джеймс, поворачиваясь к нему и пряча письмо в карман, - а во сколько именно должно произойти выравнивание?

 

- В девять пятьдесят пять, - ответил Зейн. - У нас в запасе всего полтора часа.

 

Джеймс кивнул.

- Встретимся на краю леса рядом с озером через пятнадцать минут. Прихватите Пречку, если она пойдет.

 

Зейн взглянул на темную тушу великанши.

- Не думаю, что мы сможем избавиться от нее, даже если захотим. Кажется, ей нравится помогать.

 

- Отлично. Ральф, палочка при тебе?

 

Ральф извлек свою нелепую огромную палочку из заднего кармана. Ее кончик угрожающе сверкнул лимонно-зеленым в темное.

- Не выхожу из дома без нее, - ответил он.

 

- Хорошо, держи ее под рукой. Будь начеку. Постарайся вспомнить все, что учил на ЗОТИ и будь готов применить эти знания. Что ж, пора идти.

 

Джеймс крался по полутемным коридорам, стараясь двигаться одновременно быстро и незаметно, что было непростой задачей. Он достиг отверстия за портретом как раз тогда, когда оттуда выходил Стивен Мецкер.

 

- Джеймс! - Стивен заморгал, удивленный. - Что ты здесь делаешь? Разве ты не должен быть... - Он запнулся, затем огляделся, изучая темные коридоры. - Быстрее входи, пока тебя не увидели.

 

- Спасибо, Стивен, - сказал Джеймс, ныряя за портрет.

 

- Даже не упоминай об этом, - отозвался Стивен. - И я говорю абсолютно серьезно. Я не видел тебя, ты не видел меня. Не заставляй меня пожалеть об этом.

 

- Пожалеть о чем? Ничего не было.

 

Стивен вышел в коридор, и портрет Полной Дамы захлопнулся перед Джеймсом

 

Гремлины, за исключением Сабрины, собрались у камина, выглядели они угрюмыми и взволнованными. Увидев Джеймса, Ной оживился.

- Вижу, Пречка нашла своего мужчину.

Остальные развернулись, озорно улыбаясь.

 

- Что ты здесь делаешь? - спросил Тед, становясь серьезным. - Ральф и Зейн ушли вызволять тебя. У нас ушло полночи на то, чтобы уладить все после происшествия на поле для квиддича, и уже довольно поздно. Тебе следует отправиться на остров. Или ты хочешь, чтобы мы пошли с тобой?

 

- Нет, у вас и так уже достаточно проблем. Я только хочу отправить это, - он продемонстрировал письмо. Тед одобряюще кивнул, понимая, кому оно предназначено. - Через десять минут мы с Ральфом и Зейном встречаемся в лесу.

 

- Я тоже пойду, - сказал Ной, вставая. - Корсика прокляла Сабрину. Хочу вернуть ей должок.

 

Джеймс покачал головой.

- Для вас троих сегодня ночью есть другая работенка, и она подразумевает проклятие, а то и два. Если Ральф, Зейн и я провалимся, Джексон или кто-то еще, возможно, явится сюда в поисках мантии Мерлина. Вы должны защитить ее. Если кто-нибудь придет за ней, вы должны остановить его, несмотря ни на что. Мне очень трудно говорить вам это, но... вы все сделаете?

 

Петра кивнула и посмотрела на Ноя и Теда.

- Нет проблем. Но как бы нам всем не хотелось наподдать одному из этих парней, все же постарайтесь не провалиться, хорошо?

 

Джеймс кивнул и, развернувшись, побежал по лестнице в комнаты мальчиков. В комнате было темно и пусто, но одна свеча все же горела рядом со входом в крошечную ванную. Нобби, который принципиально не жил в совятне и предпочитал оставаться на подоконнике Джеймса, спал в своей клетке.

 

- Нобби, - прошептал Джеймс, - нужно доставить папе сообщение. Я знаю, уже поздно, но это действительно важно.

Большая птица вытащила голову из-под крыла и сонно прищелкнула клювом. Джеймс открыл дверцу клетки, позволяя Нобби выбраться на стол. Когда письмо было привязано к протянутой лапе Нобби, Джеймс распахнул окно.

 

- В этот раз, когда вернешься, отправляйся в совятник. Как бы ни было хорошо иметь тебя под рукой, ты можешь втянуть меня в еще большую беду. Хорошо?

 

Филин взглянул на Джеймса большими непроницаемыми глазами и вскочил на подоконник. Громко хлопая крыльями, Нобби скрылся в темноте.

 

Джеймс уже собирался спуститься по лестнице, когда его взгляд упал на темную массу своего чемодана. Не изменил ли он слегка свое положение? Внезапно его поразил ледяной ужас. Возможно, Джексон уже приходил за мантией? Возможно, он проверил свой портфель, прежде чем идти в Пещерную Цитадель, просто, чтобы убедиться, и обнаружил обман. Конечно, Гремлины заметили бы, если бы Джексон пришел и ушел, но с другой стороны, могли и не заметить. Пока Джеймс все обдумывал, Джексон оказался умнее.

 

Возможно, он замаскировался сам, а может, попросил мадам Делакруа использовать свои Удаленные Фантомы, чтобы просто появиться в спальне мальчиков и спокойно забрать мантию. Опять-таки, Тед упоминал, что Ральф и Зейн были здесь, разбирали вещи после неудачи на квиддиче. Джеймс должен был узнать. Он присел на корточки перед чемоданом и достал волшебную палочку. Чемодан открылся по его команде, и мальчик перебирал его содержимое, пока не добрался до портфеля на дне. Он по-прежнему был там, но был слегка приоткрыт. Джеймс задохнулся от страха, а затем потянулся внутрь. Его пальцы нашли мягкие складки ткани. Он уловил запах листьев и земли, жизни и дыхания ветра. Он издал громкий вздох облегчения.

 

Открыв чемодан, Джеймс задумался, нужно ли ему что-нибудь для его приключений на острове. Он оглядел беспорядочные кучи одежды и всевозможных вещей на своей кровате и через пару секунд остановился на Карте Мародеров и мантии-невидимке. Он захлопнул чемодан, заперев его палочкой, а затем, поскольку рюкзак он забыл на столе в больничном крыле, он сгреб карту и мантию в кожаную сумку для книг, которую дала ему мама в начале года. Он развернулся и быстро сбежал по лестнице, остановившись только для того, что бы предупредить Ноя, Петру и Теда о способностях Делакруа.

 

- Не волнуйся, - ответил Ной, подпрыгивая и взбегая вверх по лестнице. - Мы глаз не спустим с твоего чемодана. Смена часовых каждый час, верно, Тед?

 

Тед кивнул. Успокоившись, Джеймс нырнул через проем портрета и поспешил на встречу с Ральфом и Зейном.

 

Пять минут спустя, когда он вышел во внутренний двор и в сад, в глазах Джеймса рябило от освещения в помещениях, поэтому он плохо видел в темноте. Он нащупывал путь вниз к озеру, пока не услышал свист Зейна, тщательно старавшегося изобразить птичку. Звук шел слева, и когда Джеймс повернул туда, он наконец разглядел тушу великанши, стоявшей на опушке леса. Зейн и Ральф стояли неподалеку.

 

- Неплохо вышло, верно? - сказал Зейн, ухмыляясь. - Видел такое в фильме про Джеймса Бонда, думал, вы оцените.

 

- Круто, - кивнул Джеймс. Прохладный ночной воздух окутал его, и Джеймс почувствовал дикое волнение и страх. Вот оно. Пути назад нет. Скорее всего, его исчезновение из больничного крыла уже заметили. Завтра будут проблемы, но если у них ничего не выйдет сейчас, появятся проблемы похуже. Джеймс посмотрел на Пречку.

- Она позволит нам ехать у нее на плечах? Только так мы попадем на место вовремя.

 

Пречка услышала его. В ответ она она опустилась вниз, земля содрогнулась, когда ее колени ударились о склон холма.

- Пречка поможет, - сказала она, стараясь сдерживать свой голос. - Пречка заботится о малышах.

Она улыбнулась Джеймсу, ее опущенная голова была высотой с него. Зейн, Ральф и Джеймс взобрались по рукам на покатые плечи великанши. Джеймсу понадобилась помощь Ральфа и Зейна, поскольку он не мог пользоваться своей сломанной правой рукой. Когда она встала, это было подобно подъему на грузовом лифте к верхушкам деревьев. Без предупреждения она тяжело двинулась в лес. Ветви деревьев проносились мимо, изредка ломаясь, когда Пречка отодвигала их в сторону как тростинки.

 

- Откуда она знает, куда идти? - тихо спросил Джеймс.

 

Ральф пожал плечами.

- Грохх рассказал ей, не знаю как, наверно какие-то великанские штучки. Они просто помнят, где они были, и как попасть туда снова. Наверно, так они находят хижины друг друга в горах. Я совершенно не понимаю их язык, но она выглядит совершенно уверенной в себе.

 

Ехать на Пречке было не так как на Гроххе. Великан был осторожен и деликатен, а великанша качалась и двигалась шумно, ее тело вздрагивало от каждого шага, сотрясая мальчиков. Джеймс решил, что это все равно что ехать на гигантском шагающем метрономе. Лес проплывал мимо, жуткий с такого странного высокого угла зрения, словно он цеплялся за небо. Через некоторое время Джеймс потянул великаншу за неряшливую тунику.

- Остановись здесь, Пречка. Мы уже близко, и я не хочу, чтобы они услышали, как мы подходим, если этого можно избежать.

 

Пречка протянула руку, остановившись рядом с огромным корявым дубом. Осторожно она опустилась, и мальчики соскользнули с ее плеч по опущенной руке на землю.

 

- Жди здесь, Пречка, - сказал Джеймс в огромное бугристое лицо великанши. Она медленно, серьезно кивнула и снова встала. Ему осталось только надеяться, что она поняла его лучше, чем Грохх, который сбежал в поисках еды через пару минут после того, как они оставили его в прошлом году.

 

- Сюда, - сказал Зейн, указывая направление. Джеймс увидел отблеск лунного света на воде. Настолько тихо, насколько возможно, три мальчика пробирались между стволов деревьев и через подлесок. Спустя пару минут они вышли на берег озера. Остров Пещерной Цитадели виднелся впереди, неподалеку от края воды. Его чудовищные очертания вырисовывались словно гигантский кафедральный собор, порожденный ночью. Мост к драконьей голове четко виднелся, открытый, гостеприимный и угрожающий одновременно. Джеймс услышал, как Ральф сглотнул. Молча они направились вперед.

 

Когда они подошли к открытому мосту, луна вышла из-за кучки похожих на дымку облаков. Остров Пещерной Цитадели предстал в серебряном свете. В нем не осталось почти ничего дикого и деревянного. Мост к драконьей голове выглядел как ужасная, но аккуратная скульптура, откровенно зевающая перед ними. В его глотке ворота инкрустировала не лоза, а солидное и витиеватое кованое железо. Джеймс мог спокойно прочитать стихотворение, выгравированное на дверях.

 

- Закрыто, - прошептал Зейн с надеждой. - Это что-нибудь значит?

 

Джеймс покачал головой.

- Не знаю. Пойдем посмотрим, сможем ли мы попасть внутрь.

 

Трое мальчиков на цыпочках перешли мост. Джеймс, шедший впереди, увидел, что верхняя челюсть моста открывается по мере того, как они приближаются к воротам. Движение было тихим и вкрадчивым, почти незаметным. Ворота, тем не менее, по-прежнему оставались плотно закрытыми. Джеймс попытался было достать свою волшебную палочку, но замер, зашипев от боли. Он забыл про шину на сломанной правой руке.

 

- Ральф, придется тебе это сделать, - сказал Джеймс, отходя вправо, чтобы пропустить вперед Ральфа. - Моя рука для палочки не работает. Кроме того, ты же гений заклинаний.

 

- Ч-что я должен сделать? - пробормотал Ральф, вытаскивая свою палочку.

 

- Просто используй отпирающее заклятье.

 

- Эй, подожди! - вскинул руку Зейн. - Когда мы это пробовали в прошлый раз, то чуть не стали закуской для деревьев, помнишь?

 

- Это было тогда, - рассудительно заметил Джеймс. - Остров не был готов. А сейчас, я думаю, ночь особая. Он пропустит нас в этот раз. Кроме того, это же Ральф. Если кто-то и может сделать это, то только он.

 

Зейн скривился, но не нашел других аргументов. Он отступил на шаг, давая Ральфу место. Ральф нервно направил свою палочку на ворота, его рука дрожала. Он откашлялся.

 

- Как оно звучит? Я все забыл!

 

- Алохомора, - ободряюще прошептал Джеймс. - Ударение на второй и четвертый слог. Ты делал это множество раз. Не волнуйся.

 

Ральф застыл, пытаясь остановить дрожь в руках. Он сделал глубокий вдох и дрожащим голосом произнес заклинание.

 

Лианы, обвивающие ворота, сразу же ослабли. Строки стихотворения распались на завитки и усики, контрастируя с деревянной дверью. Спустя пару минут двери тихо распахнулись.

 

Ральф взглянул на Джеймса и Зейна, его глаза были дикими и обеспокоенными.

- Ну, это сработало, я полагаю.

 

- Я тоже так думаю, Ральф, - сказал Зейн, двигаясь вперед. Все трое осторожно шагнули во тьму за воротами.

 

Внутри Пещерная Цитадель была круглой и практически пустой, за исключением деревьев, растущих в виде столбов, поддерживающих куполообразный потолок ветвями и упругими листьями. Пол пещеры был каменным, ступени вели в середину. Там, в самом центре, в круглой чаше с землей, в луче яркого лунного света, исходящего из центра купола, стоял трон Мерлина, а перед ним, на фоне лунного луча, спиной к ним, стояла мадам Делакруа.

 

Джеймс почувствовал себя слабым от страха. Он замер на месте и едва ощутил руку Ральфа, тянущую его назад, в тень одного из деревьев-колонн. Он споткнулся и упал за деревом рядом с Ральфом и Зейном. Осторожно и медленно Джеймс выглянул из-за дерева-колонны, он вытаращил глаза, его сердце бешено колотилось.

 

Делакруа не шевелилась. Она по-прежнему стояла спиной к ним, неподвижно уставившись на трон. Трон Мерлина был высок, с прямой спинкой и узок. Он был сделан из полированного дерева, но было в нем что-то более изысканное, чего Джеймс не мог объяснить. Он был сформирован из виноградных лоз и листьев, скручивающихся и запутанных. Единственной сплошной частью было сиденье и центр спинки. Трон выглядел так, словно он вырос прямо в этой чаше, так же, как и Пещерная Цитадель, поддерживающая сама себя. Больше никого не было видно. Очевидно, Делакруа пришла раньше всех. Джеймс удивился, как долго она стоит неподвижно, глядя на трон, когда послышался звук чьих-то шагов позади них, со стороны моста в драконьей голове. Джеймс задержал дыхание и почувствовал, что Ральф и Зейн присели так низко, как смогли, позади него, скрываясь между низких кустов облицовки пещеры.

 

Раздался мужской голос, тихо произнесший некую команду на незнакомом Джеймсу языке. Он звучал одновременно пугающе и притягательно. Когда затихли его отзвуки, лозы ворот снова расплелись, со стороны каменных ступеней послушались шаги. В поле зрения показался профессор Джексон, двинувшийся к центру Пещерной Цитадели за спиной мадам Делакруа.

 

- Профессор Джексон, - произнесла мадам Делакруа, ее голос с сильным акцентом отдался эхом в каменной чаше пещеры, - вы никогда не обманывали моих ожиданий.

Она так и не обернулась.

 

- Как и вы моих, мадам. Вы рано.

 

- Я наслаждаюсь моментом, Теодор. Прошло столько времени. Я бы сказала "слишком много", если бы верила в случайности. Конечно же, я не верю. Все так, как должно быть. Я делаю то, что должна делать. Даже вы сыграли роль, которую вам суждено было сыграть.

 

- Вы действительно верите в это, мадам? - спросил Джексон, останавливаясь в нескольких футах позади Делакруа. Джеймс заметил, что Джексон сжимает свою ореховую волшебную палочку в руке. - Интересно. Как вы знаете, я не верю в шанс или судьбу, я верю в выбор.

 

- Не важно, во что вы верите, Теодор, если ваш выбор приведет к верному финалу.

 

- Мантия у меня, - решительно заявил Джексон, отбросив в сторону вежливость. - Она всегда была у меня. Вы не сможете ее забрать. Я здесь, чтобы посмотреть на это. Я здесь, чтобы остановить вас, мадам, несмотря на все ваши старания не пустить меня сюда.

 

Джеймс открыл было рот и тут же прикрыл его рукой. Джексон здесь, чтобы остановить ее! Но как? Джеймс почувствовал ледяной ужас. Рядом с ним Ральф прошептал почти беззвучно:

- Он сказал...

 

- Шшшш! - прошипел Зейн - Слушайте!

 

Делакруа издала странный, ритмичный звук. Ее плечи слегка вздрагивали вместе с ним, и Джеймс понял, что она смеется.

- Мой милый, милый Теодор, я никогда не пыталась с вами спорить. Почему, если я не подавала никаких признаков сопротивления относительно вашего присутствия во время этой поездки, вы не выбрали не приходить сюда вообще. Я нуждаюсь в вас, профессор. Я нуждаюсь в том, что у вас есть, в том, что, как вы горячо верите, вы будете защищать.

 

Джексон замер.

- Вы думаете я настолько глуп, чтобы принести сюда мантию сегодня ночью? Тогда вы еще более самонадеянны, чем я думал. Нет, мантия в безопасности. Она охраняется лучшими чарами и противоотпирающими заклинаниями из когда-либо созданных. Я уверен в этом, потому что они были созданы мной лично. Вы не сможете найти ее, в этом я тоже уверен.

 

Но Делакруа холодно рассмеялась. Она по прежнему не поворачивалась. Столб света освещающий трон, казалось, стал ярче, и Джеймс понял, что это отраженный свет планет. Время Пересечения Старейших почти наступило.

 

- О, профессор, ваша самоуверенность поражает меня. С такими врагами как вы, мой успех становиться все более очевидным. Неужели вы думаете, я не знала, что все это время вы хранили мантию Мерлина в своем портфеле? Неужели вы думаете, я не готовилась к тому, чтобы заполучить мантию с того момента, как впервые попала сюда? Мне достаточно шевельнуть пальцем и мантия сама прилетит ко мне этой ночью.

 

Джеймса поразила ужасная мысль. Он вспомнил день, когда во время защиты от темных искусств Джексон и профессор Франклин разговаривали на пониженных тонах. Мадам Делакруа подошла к двери, чтобы сказать, что его класс ждет. Джеймс оглянулся на мгновение, и портфель таинственным образом раскрылся. Возможно ли, что мадам Делакруа подстроила это, чтобы Джеймс увидел, что там внутри. Пыталась ли она использовать его каким-то образом? Он вспомнил, что Зейн и Ральф говорили, что кража мантии прошла легко. Как-то слишком легко. Он вздрогнул.

 

- Джеймс, - прошептал Ральф, - ты же не притащил сюда мантию в эту ночь, правда?

 

- Конечно, нет! - ответил Джеймс. - Я же не псих!

 

Зейн старался говорить настолько тихо, насколько возможно:

- А что тогда в сумке для книг?

 

Джеймс ощутил как ужас и гнев смешиваются внутри него.

- Карта Мародеров и Мантия-невидимка!

 

Ральф протянул руку и, схватив Джеймса за плечо, развернул его лицом к себе. На его лице был ужас.

- Джеймс, у тебя не было Мантии-невидимки! - выдохнул он надтреснутым голосом. - Она у меня! Ты оставил ее мне в раздевалке Слизерина, помнишь? Я использовал ее, чтобы сбежать! Она у меня в чемодане в слизеринской спальне для мальчиков!

 

Джеймс, окаменев, смотрел на Ральфа. Внизу, в центре Пещерной цитадели, продолжала хохотать мадам Делакруа.

 

- Мистер Джеймс Поттер, - позвала она сквозь смех. - Пожалуйста, не стесняйтесь, присоединяйтесь к нам. И друзей своих приводите, если желаете.

 

Джеймс словно прирос к месту. Конечно же, он не пойдет туда. Он убежит. Теперь он понял, что в его сумке для книг мантия Мерлина, которую его обманом заставили принести сюда, заставили думать, что он берет мантию-невидимку. Самое время было бежать, но он этого не сделал. Ральф толкнул его, призывая идти, но Зейн, с другой стороны от Джеймса, медленно встал и вытащил свою палочку.

 

- Королева вуду думает, что она очень умная, - громко сказал он, обходя вокруг колонны и направляя палочку на нее. - Ты настолько же зла, насколько уродлива. Оцепеней!

 

Джеймс затаил дыхание, когда луч красного света выстрелил из палочки Зейна. Проклятие ударило мадам Делакруа прямо в спину и Джеймс почти увидел, как она упала без сознания. Она не двинулась, однако, Джеймс разочарованно увидел, как луч красного света проходит сквозь нее. Он ударил в землю возле трона и исчез. Делакруа, по-прежнему смеясь, повернулась лицом к Зейну.

 

- Уродлива? Я? - ее смех иссяк, когда она встретилась взглядом с Зейном. Она больше не была слепой и старой. На самом деле, это был ее фантом, спроецированная версия ее самой. - Злая? Возможно, но только для развлечения.

Фантом мадам Делакруа протянул руку, и Зейна грубо сбило с ног. Палочка вылетела из его руки, и он врезался прямо в дерево-колонну в трех футах над землей. Казалось, что он висит там на крючке.

- Если я действительно злая, я должна убить тебя сейчас, не так ли? - она улыбнулась ему, а затем взмахнула рукой в сторону того места, где прятался Джеймс. - Мистер Поттер, пожалуйста, это глупо с вашей стороны - противиться мне. В конце концов, вы всего лишь ученик. Приведите мистера Дидла с собой. Пусть все насладятся зрелищем.

 

Джексон развернулся, когда Зейн вышел вперед, наблюдая за происходящим без особого удивления, он по-прежнему сжимал палочку, но она была опущена. Теперь он смотрел, как Джеймс и Ральф торопливо встали, словно против воли, и направились к центру пещеры. Его глаза встретились с глазами Джеймса, его темные брови опустились, он нахмурился.

- Остановитесь, Поттер, - тихо произнес он, поднимая палочку и направляя ее на пол перед Джеймсом и Ральфом. Они замерли, словно наступили в клей.

 

- Ох, Теодор, тебе обязательно продолжать? - вздохнула Делакруа. Она взмахнула рукой в его сторону, сложив пальцы в сложный жест. Палочка вылетела из рук Джексона, словно ее выдернули за веревочку. Он схватился за нее, но она взлетела вверх и в сторону. Делакруа сделала другой жест руками, и палочка хрустнула в воздухе, будто ее переломили о колено. Лицо Джексона не изменилось, он медленно опустил руку, пристально глядя на обломки своей ореховой палочки. Когда он снова повернулся к Делакруа, его лицо было белым от ярости, он двинулся к ней. Рука Делакруа словно молния метнулась к складкам одежды и извлекла ее ужасную палочку из виноградного корня.

 

- Может быть только одно представление о реальности вещей, - сказала она игриво, - магия земли в этом месте, словно мой фантом, но я уверяю тебя, Теодор, она действительно настолько сильна, насколько я считаю. Не заставляй меня уничтожать тебя.

 

Джексон остановился, но выражение его лица не изменилось.

- Я не могу позволить тебе сделать это, Делакруа. Ты знаешь это.

 

- О, но ты уже позволил! - злорадно захихикала она. Она направила палочку на Джексона и взмахнула ей. Луч уродливого оранжевого света вырвался из нее, отбросив Джексона назад. Он тяжело упал на верхние ступени каменной лестницы, стеная от боли. Он попытался встать, Делакруа закатила глаза.

- Герои, - сказала она презрительно и снова взмахнула своей палочкой. Джексон взлетел с земли и врезался в одно из деревьев-колонн, поддерживающих пещеру. Он повис там, очевидно, потеряв сознание.

 

- А теперь, - сказала она, лениво указав палочкой в сторону Джеймса и Ральфа, - пожалуйста, подойдите ко мне.

 

Мальчиков оторвало от земли и перенесло вниз над ступенями. Они неуклюже приземлились на ноги в траву на дне пещеры прямо перед фантомом мадам Делакруа. Ее глаза были изумрудно-зелеными, колючими.







Дата добавления: 2015-08-17; просмотров: 171. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.028 сек.) русская версия | украинская версия