Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Анализ ликвидности бухгалтерского баланса 30 страница




- Дайте мне мантию. И, пожалуйста, не заставляйте меня причинять вам вред. Я прошу лишь однажды.

 

Сумка для книг соскользнула с плеча Джеймса и упала на землю к его ногам. Джеймс взглянул на нее, чувствуя потрясение и безнадежность.

- Пожалуйста, - сказала Делакруа и взмахнула своей палочкой. Джеймс рухнул на колени, словно что-то тяжелое упало ему на плечи. Его руки проникли в сумку, нащупали мантию и достали ее. Ральф попытался схватить ее, но, казалось, его пригвоздили к месту, он не мог сдвинуться с места больше чем на несколько дюймов.

- Не делай этого, Джеймс!

 

- Я не делаю, - ответил он безнадежно.

 

Глаза Делакруа жадно сверкнули. Она протянула руку и осторожно приняла мантию из рук Джеймса.

- Свободу сильно переоценивают, - беззаботно заметила она.

 

- Ты не победила, - сердито сказал Джеймс. - У тебя нет всех реликвий.

 

Делакруа оторвала взгляд от мантии и взглянула на Джеймса с вежливым любопытством.

- Вы так думаете, мистер Поттер?

 

- Нет! - крикнул Джеймс, стиснув зубы. - Мы не заполучили метлу. Она по-прежнему у Табиты. Я даже не уверен, что она знает, что это такое, но я не вижу, чтобы она несла ее сейчас к вам, - он надеялся, что был прав, говоря это. Он нигде не видел метлы, и Табиты тоже, если, конечно, она не пряталась, как и они ранее.

 

Делакруа тихо засмеялась, словно Джеймс выдал отличную шутку на вечеринке.

- Это прекрасное место, чтобы что-то спрятать, так ведь, мистер Поттер? А мисс Корсика - замечательная кандидатура, чтобы хранить его для меня. Это такая замечательная мысль, что вы на самом деле даже ни разу не задумались, о том, что на деле это может оказаться умной ложью. Интересно, что метла мисс Корсики не более чем подходящая хитрость. Не так как мантия, но посох Мерлина тоже нашел путь ко мне в эту ночь независимо от того, что вы могли подумать. На самом деле, он прекрасно охранялся.

 

Красивый фантом мадам Делакруа повернулся к Ральфу и протянул к нему руку.

- Вашу палочку, мистер Дидл.

 

- Н-нет, - запротестовал Ральф, его голос был жалобным. Он попытался попятиться.

 

- Не заставляйте меня настаивать, Ральф, - сказала Делакруа, направляя на него свою палочку.

 

Рука Ральфа дернулась и направилась к его заднему карману. Дрожа, он достал свою смехотворно огромную палочку. Впервые Джеймс понял что это такое. Это была не просто толстая палка, заостренная на одном конце. Это была часть чего-то большего, износившаяся со временем, но по-прежнему, как было продемонстрировано, чрезвычайно и необъяснимо мощная. Делакруа протянула руку и почти изящно вырвала посох Мерлина из рук Ральфа.

 

- Не было необходимости мне самой рисковать, провозя такую вещь в эти земли. Кто-нибудь мог засечь ее, если бы она была у меня. Так что я продала ее вам и вашему очаровательному отцу, мистер Дидл. Я была вашим продавцом на самом деле, в другом обличье. Я надеюсь, вам понравилось пользоваться посохом. Такое могущество, не так ли? О, кажется, - добавила она, поворачиваясь, - вы думали, это только ваше могущество? Простите, мистер Дидл. Неужели вы и правда думали, что смогли бы пройти в Цитадель, если бы у вас не было посоха Мерлина? Вам не кажется это смешным? Вы ведь маглорожденный. Прошу, извините меня, - она снова зло рассмеялась.

 

Она развернулась и стала аккуратно размещать реликвии на троне. Джеймс и Ральф посмотрели друг на друга, затем Джеймс попытался обернуться и разглядеть Зейна, который по-прежнему висел на дереве-колонне, но тьма была слишком густой.

 

Мадам Делакруа отступила от трона, сделав глубокий вдох в предвкушении. Она встала между Ральфом и Джеймсом, словно они были ее компанией.

- Ну вот. О, я так рада. Не хочу хвастать, но все вышло так, как я и планировала. Наслаждайтесь зрелищем, мои юные друзья. Я не могу гарантировать, что Мерлин не уничтожит вас, когда вернется, но, думаю, это не высокая цена за подобные вещи, согласны?

 

- Будет лучше, если он уничтожит тебя, - сказал Джеймс сквозь стиснутые зубы.

 

- Какой ядовитый ответ, - ответила Делакруа, улыбаясь. - Интересно, где вы такому научились.

 

Мантия Мерлина тряпкой висела на спинке трона, словно Мерлин просто нырнет в нее, когда появится. Посох Мерлина был прислонен к трону спереди. Луч, сотканный из лунного и звездного света, стал очень ярким, прочертив тусклую линию во тьме сквозь отверстие купола в центр лужайки. Три реликвии сияли в серебряном свете. Время Пересечения Старейших пришло.

 

Джеймс что-то услышал. Он знал, что мадам Делакруа и Ральф тоже это слышат. Все трое повернули головы, стараясь найти источник звука. Он был низкий и тихий, идущий со всех сторон одновременно. Он был робким и далеким, словно низкая нота сотни флейт, но он нарастал. Мадам Делакруа огляделась, на ее лице было ликование, и, Джеймс был уверен в этом, призрак она или нет, но страх на ее лице тоже был. Вдруг она схватила обоих мальчиков за руки и выдохнула:

- Смотрите!

 

Щупальца тумана вползали между колонн в пещеру, неся с собой звук. Джеймс огляделся. Щупальца просачивались между ветвями. составлявшими куполообразный потолок. Они были легкими, как туман, но двигались целенаправленно и быстро. Они как змеи ползли к трону и там начали сливаться. Сливаясь, они сплетались и стягивались, образуя поначалу всего лишь туманные очертания, а затем твердея и входя в фокус. Слегка изогнутые, горизонтальные линии объединились в центре трона. Невольно вздрогнув, Джеймс понял, что это ребра скелета.

 

Позвоночник вырастал из них вверх и вниз, объединяясь с еще двумя фигурами, черепом и тазом. Джеймс понял, что это трансгрессия в сильно замедленном виде. Атомы Мерлина стремились друг к другу, преодолевая вековое бездействие. Звук, сопровождавший трансгрессию, возрастал в объеме и адаптировался, поднялся на октаву и стал почти человеческим.

 

- Эй, королева вуду, - произнес голос прямо за Джеймсом, заставив всех троих подпрыгнуть. - Это уловка.

 

Длинная дубинка упала на голову Делакруа, разбив ее на сотню комков влажной грязи. В то же мгновение связывающее тело проклятие отпустило Джеймса и Ральфа. Джеймс повернулся и увидел Зейна, держащего конец дубинки, снова опускающего ее на то, что осталось от фантома Делакруа, поскольку он пытался восстановиться. Выше плеч Делакруа, казалось, была сделана из комков грязи, извивающихся корней и червей. Руки фантома скребли разрушенную шею, пытаясь снова придать ошметкам форму.

 

- Она забыла про меня, когда начал проявляться Мерлин! - сообщил Зейн, вытягивая дубинку и забрасывая ее себе на плечо. - Я отлепился от колонны и схватил ближайший тяжелый предмет, какой смог найти. Хватайте мантию и посох!

Зейн взмахнул дубиной как бейсбольной битой, сбивая одну из рук Делакруа от плеча. Она ударилась о землю и рассыпалась кучкой грязи и червей.

 

Джеймс прыгнул вперед и сгреб мантию Мерлина, просунув левую руку прямо сквозь формирующуюся фигуру волшебника. Он потянул, но мантия осталась на спинке, стараясь сохранить свое положение. Джеймс уперся каблуками в мягкую землю и потянул так сильно, как только мог. Мантия оторвалась от спинки трона, прошла сквозь скелетообразную фигуру, сидящую на нем. Фигура вцепилась руками в трон и, казалось закричала, подняв гул на октаву. Ральф рванулся и схватил посох, который вырос и так же, как и фигура на троне, обрел прочность. Ральф отпрыгнул назад вместе с ним, подняв его высоко над головой.

 

Фантом мадам Делакруа, казалось, разрывался между попытками восстановить себя и вернуть мантию и посох на место. Он дико замахал своей оставшейся рукой на Ральфа, затем попытался вырвать мантию из рук Джеймса. Зейн пританцовывал перед фантомом, высоко поднимая дубинку прежде чем опустить ее снова, погрузив ее почти до пояса в распадающуюся фигуру. Джеймс взглянул на трон Мерлина и увидел, что фигура, сложившаяся в целый скелет с призрачной мускулатурой, облегающей его как мох, ужасно извиваясь, снова начала превращаться в туман. Звук мерлиновой трансгрессии стал похож на протяжный крик.

 

Но тут словно из ниоткуда среди них возникла другая фигура. Она появилась из темноты Пещерной Цитадели и двигалась со страшной скоростью. Это была дриада с ужасно длинными голубыми ногтями, но она была не одна. Кто-то еще двигался в тени, словно дриада была всего лишь костюмом. Новый крик присоединился к пронзительному вою наполовину сформировавшегося Мерлина.

 

- Хозяин! Нет! Я не подведу вас! Ваше время, наконец, пришло!

 

Фигура раскололась, полностью утратив форму дриады. Она стала просто двумя огромными черными когтями. Они одновременно набросились на Джеймса и Ральфа, схватив мантию и посох и отбросив мальчиков на каменные ступени. Когти повернулись, возвращая реликвии на их места, а затем рассыпались, упав в пыль, словно обессилели.

 

Фигура на троне втянула обратно в себя туманные щупальца и начала укрепляться со страшной скоростью. Кости обрастали мышцами слой за слоем. Органы проявились внутри грудной и брюшной полости, формируясь из вен. Тело заполняло мантию и мантия окутывало его. Кожа собиралась на теле каплями, поначалу походя на мембрану, но потом уплотнилась, становясь розовой и плотной. Пальцы судорожно сжали посох, который вырос до шести футов, оканчиваясь мягким конусом внизу и тяжелым набалдашником сверху. Руны, сияющие зеленым светом, побежали вверх и вниз по посоху. Звук возвращения Мерлина перешел в долгий крик, и у волшебника наконец закончилось дыхание, его голова откинулась назад, связки шеи были напряжены как проволока. Спустя долгое мгновение он сделал свой первый вдох за тысячу лет, наполнивший его широкую грудь, и опустил голову.

 

- Хозяин! - воскликнул призрачный голос. Джеймс перевел взгляд с фигуры на троне на тень, что вызвала ужасные когти. Это был маленький человечек, почти невидимый. Он задыхался, его лысая голова блестела в неясно лунном свете. - Вы вернулись! Моя работа завершена! Я свободен!

 

- Я вернулся, - согласился Мерлин. Его лицо было бесстрастным, глаза пристально смотрели на призрака. - Но в какое время ты вернул меня, Астрамаддукс?

 

- М-Мир готов принять вас, хозяин! - запнулся призрак, его голос был высоким и испуганным. - Я... Я ждал, пока наступит подходящее время! Баланс между магией и ее отсутствием должен быть в ваших руках, хозяин! Время... время пришло!

 

Мерлин смотрел на призрак, по-прежнему не двигаясь.

 

- Умоляю, хозяин! - воскликнул Астрамаддукс, падая на свои призрачные колени. - Я наблюдал за веками! Мой долг... мой долг был больше, чем я мог вынести! Я ждал так долго, как мог. Я только немножко помог! Я нашел женщину, хозяин! Ее сердце было открыто мне! Она разделяла наши цели, так что я... я поддержал ее! Я помог, но немножко! Чуть-чуть!

 

Взгляд Мерлина переместился с Астрамаддукса на фантом мадам Делакруа, который почти восстановил себя. Она тоже бросилась на колени, и когда она заговорила ее голос звучал так, словно рот был полон грязи.

- Я твоя слуга, Мерлин. Я призвала вас, что бы выполнили свое предназначение, повели нас против этих червей-маглов. Мы нуждаемся в вас. Мир нуждается в вас.

 

- Эта кукла из грязи должна быть моей музой? - сказал Мерлин, его голос был низким, но почти оглушал своей силой. - Давай посмотрим, как она выглядит на самом деле, а не как ей хочется, чтобы она выглядела.

 

Делакруа выпрямилась и попыталась заговорить, но ничего не вышло. Ее челюсти работали словно механические, а затем жуткий глубокий хрип вырвался из ее глотки. Фантом вскинул руки, схватился за шею, царапая ее, разрывая длинными ногтями, так что полоски грязной плоти отлетали прочь. Глотка раздулось, как у лягушки-быка, и фантом вдруг согнулся в талии, словно от боли. Мерлин смотрел на фантом, и на его посохе мягко светились руны, пульсируя внутренним светом.

 

Наконец, фантом мадам Делакруа с усилием поднялся, ее челюсть широко распахнулась, дальше любого логического предела. Что-то порвалось там, в раскрытом ужасном рте. Он излился на землю впереди. Тело фантома уменьшалось по мере того, как оно изливалось изо рта. Это было похоже, словно фантома вывернули наизнанку через его собственный рот, то, что осталось ничком лежало на земле, корчащееся и отвратительное. Это была мадам Делакруа, какая она есть на самом деле, каким-то образом перенесенная сюда из ее удаленного безопасного места и извергнутая из ее куклы. Она распласталась на полу, словно испытывая сильную боль, ее фигура была изможденной и костлявой, ее глаза - пустые серые шары - слепо уставились в потолок.

 

- Астрамаддукс, ты призвал меня в смертоносное время, - сказал Мерлин, его низкий голос наполнил пещеру как шум тысячи морей. Он отвернулся от жалкой фигуры мадам Делакруа, снова взглянув на съежившегося призрака. - Деревья проснулись для меня, но они почти немы. Даже земля спит, спит века. Ты вернул меня для себя и только для себя. Ты был негодным слугой, когда я согласился учить тебя и только вернувшись я осознал глубину своей ошибки. Я освобождаю тебя от служения мне. Уходи.

 

Мерлин поднял свободную руку и повернул ее ладонью в сторону призрака Астрамаддукса. Призрак побледнел еще больше и отшатнулся, вскинув руки, словно желая защититься.

- Нет! Нет! Я был предан! Пожалуйста! Не изгоняйте меня! Я выполнил свой долг! Я был верен! Нееееееееет!

 

Последнее слово растянулось и поднялось до визга, в то время как призрак, казалось, съежился. На мгновение он принял форму голубой дриады, преклоненной и отчаявшейся, но затем потерял всякую форму вообще. Он уменьшился, и Джеймс увидел, что он сжимается с той же скоростью, с какой Мерлин закрывал свою ладонь, словно волшебник сжимал Астрамаддукса в своей протянутой ладони. Последнее слово призрака перешло в вопль ужаса, убывающий, как будто призрак уменьшился до яркой мерцающей точки света. Призрак растворился, исчез, оставив только эхо своего последнего крика.

 

Наконец, словно впервые заметив их, Мерлин повернулся к Джеймсу, Ральфу и Зейну. Джеймс двинулся вперед, не зная, что он будет делать, но чувствуя сердцем, что что-то надо сделать. Мерлин снова протянул свою руку, на этот раз в сторону Джеймса. Он почувствовал как мир смягчается вокруг него, темнеет. Он боролся с этим, пытался кричать, чтобы не забыться. Он мог противиться силам Мерлина не больше чем комар, который противится шторму. Мир устремился прочь, утекая в точку и в ее центре была рука Мерлина, направленная на Джеймса. В центре руки были глаза, голубые как лед. Глаза закрылись и голос Мерлина произнес одно слово, слово, которое, казалось, заполнило тьмой весь мир, это слово было - "спать".

 

 

 

Глава 18.

Башня Ассамблея

 

Рассвет прорезал горизонт тонкой розовой полоской, когда Джеймс открыл глаза. Он лежал в неудобной позе на траве посреди Пещерной цитадели и промерз до костей. Постанывая, он принял сидячее положение и огляделся вокруг. Первым, что бросилось ему в глаза, было отсутствие трона Мерлина. От него остались только вмятины на траве. Вторым отмеченным им фактом было то, что Пещерная Цитадель перестала быть магическим местом. Без трона Мерлина остров быстро вернулся в свой первозданный дикий вид. Пропало ощущение заброшенного готического строения. В ветвях над головой звонко пели птицы.

- О-ох, - простонал поблизости чей-то голос. - Где это я? У меня отчетливое ощущение того, что поблизости не найдется ничего, напоминающего камин и чашечку кофе.

- Зейн, - сказал Джеймс, поднимаясь на дрожащие ноги. - С тобой все в порядке? А где Ральф?

- Я здесь, - отозвался Ральф, - провожу ревизию своих костей и проверку основных функций тела. Похоже, ничего не пострадало, за исключением того, что ванна мне сейчас нужна даже больше, чем Святому Локимагусу.

Джеймс вскарабкался по ступеням к темному потолку пещеры. Слабый сероватый утренний свет с трудом пробивался сквозь ветви деревьев, растущих на острове. Зейн и Ральф не без усилий поднялись на ватные ноги.

- Никаких следов Мерлина, - сказал Джеймс, осматриваясь вокруг, - равно как и Джексона или Делакруа.
Он переступил через обломки палочки Джексона и вздрогнул.

- Похоже, мы ошибались насчет него, не так ли? - сказал Ральф.

- Мы ошибались относительно множества вещей, - тихо согласился Джеймс.

Зейн осторожно помассировал нижнюю часть своей спины и тихонько застонал.
- Эй, учитывая все обстоятельства, мы были не так уж плохи. Нам почти удалось остановить возвращение Мерлина благодаря моим длинным рукам и кошачьим рефлексам, - его голос раскатился эхом под сводами пещеры, и он замолчал. Мальчики нашли проход, ведущий к голове дракона, продрались сквозь густую растительность, успевшую там вырасти, и вышли в рассветное утро. Мост был частично разрушен и больше не имел почти никакого сходства с драконьей головой. Берег со стороны леса был грязным и мокрым, покрытый утренней росой.

- Глядите-ка, - сказал Ральф, указывая пальцем на следы в свежей липкой глине.

- Похоже, здесь прошло два человека. По направлению прочь от школы, - заметил Зейн, наклоняясь, чтобы внимательнее изучить грязные отпечатки. - Думаете, одним из них был Мерлин?

Джеймс покачал головой.
- Нет. Мерлин не носил обуви. Я полагаю, это были Делакруа и Джексон. Скорее всего, она ушла первой, а он последовал за ней, когда пришел в себя. К тому же что-то подсказывает мне, что Мерлин не оставил бы никаких следов, не пожелай он этого специально сделать.

- Надеюсь, Джексон сломает ей хребет, когда догонит, - сказал Зейн, хотя и без особого воодушевления.

- Я скорее надеюсь, что она не проделает это с ним, - печально отозвался Ральф. - Вы же видели, как она расправилась с его палочкой.

- Не напоминай мне, - пробормотал Джеймс. - Не хочу думать об этом.
Он пошел вперед примерно в том направлении, в котором они оставили Пречку, но голова его была занята другим. У него было ужасное предчувствие насчет того, куда именно ушел Мерлин, и он, Джеймс, был виновен в этом. Дважды Делакруа назвала его своим учеником. Она повлияла на него, и он это допустил. Он прекрасно сыграл в ее плане свою роль, принеся мантию. Она была права. Ей было достаточно щелкнуть пальцами. Правда, в конечном итоге все обернулось против нее, но это не столь важно. Мерлин, блуждающий в одиночку, может быть гораздо более опасен, чем Мерлин в союзе с людьми, подобными Прогрессивному Элементу. Они хотя бы пытались работать под благопристойной маской. Мерлин из другого времени, более прямолинейного и смертоносного времени. Чувство вины и безнадежности давило на Джеймса неподъемным грузом, пока он брел вперед. Зейн и Ральф следовали за ним.

Пречка ушла. На самом деле Джеймс не удивился. Ее следы отпечатались во влажной земле, как следы динозавра. Мальчики молча пошли по ним, дрожащие и мокрые от росы. Туман заполнил лес, сужая мир до горстки черных деревьев и покрытого каплями кустарника. Пока они шли, туман становился все прозрачнее, растворяясь на солнце, и наконец исчез. Лес наполнился птичьими трелями и невидимыми существами, шныряющими в кустах. Вдруг они услышали далекие голоса, зовущие их.

- Эй! - сказал Зейн, останавливаясь и прислушиваясь. - Это Тед!

- И Сабрина! - добавил Ральф. - Что они тут делают? Эй! Сюда!

Мальчики остановились, зовя Гремлинов, которые отозвались гиканьем и воплями. Огромная фигура выплыла из тумана, почти грациозно двигаясь между деревьев.

- Грохх! - засмеялся Зейн и побежал навстречу великану.

- Парни, вы выглядите, как объедки мертвецов, - крикнул Тед вниз с плеча Грохха. - Вы всю ночь провели здесь?

- Да, но это долгая история, - ответил Зейн. - Если коротко: Мерлин вернулся, королева вуду сбежала, а Джексон оказался хорошим парнем. Он ушел за ней, как говорится, с неизвестным результатом.

- Унесешь еще троих, Грохх? - спросил Ральф, дрожа от холода. - Думаю, если мне придется сделать еще хоть шаг, я упаду замертво.

Грохх опустился на колени, и трое мальчиков вскарабкались к нему на спину, потеснив Сабрину и Теда. Прежде чем лезть, Джеймс согнул пальцы и запястье правой руки. Боли не было, и кости выглядели крепкими и прямыми. Он снял шину и небрежно сунул ее в карман.

- Как вы здесь оказались? - спросил Джеймс Теда, устраиваясь рядом с ним и хватаясь за похожие на солому волосы Грохха. - Я думал, вы все под домашним арестом.

- Что было прошлой ночью! - просто сказал Тед. - С тех пор в школе просто сумасшедший дом. Мерлин появился в середине ночи и, скажу тебе, парень знает, как эффектно появиться.

- Он въехал на Пречке прямо во внутренний двор, заставив ее выбить пинком главные ворота, - объяснила Сабрина, - он, похоже, говорит по-великаньи, и это было действительно дико. Затем он спустился и просто приказал ей спать. Она по-прежнему там, храпит у главного входа, похожая на самую большую в мире кучу белья.

- Мы проснулись, услышав грохот выбиваемых дверей, - продолжил Тед. - Затем начался ад кромешный. Ученики бегали повсюду в ночнушках, пытаясь выяснить, что происходит. Люди и так были взволнованы из-за того, что Прескотт все еще здесь и непонятно чем занят, а тут является этот парень, сложенный как валун и одетый как нечто среднее между друидом и Санта-Клаусом, шествует через школу, усыпляя людей одним своим взглядом, стуча огромным посохом по полу при ходьбе, и эхо от ударов разносится повсюду. Затем он увидел Пивза и тут случилось самое странное!

- Что? спросил с надеждой Зейн. - Пивз дунул-фыркнул на него и превратил в торшер или что?

- Нет, - сказала Сабрина, - Пивз присоединился к нему. Он, кажется, не хотел, но у него не было выбора. Мерлин остановился, когда увидел Пивза, и заговорил с ним. Никто из нас не знает, что он сказал. Это был действительно странный, цветистый язык. Мы боялись, что Пивз выкинет какую-нибудь глупость и нас всех укокошат этим жутким посохом, но Пивз только улыбнулся, и это не была одна из его обычных ухмылок. Это была одна из тех улыбок, какими улыбаются домашние эльфы, когда хозяин расположен отлупить этого эльфа сковородкой. Во все зубы, но без радости, понимаешь? А затем Пивз спикировал вниз к этому парню, они переговорили несколько секунд тихими голосами, а затем Пивз двинулся вперед так, чтобы Мерлин мог следовать за ним. Думаю, Мерлин понял, куда ему надо идти, и Пивз показывал ему дорогу.

- Пивз? - недоверчиво переспросил Ральф.

- Знаю, - ответил Тед. - Это невероятно. Вот когда мы поняли, что столкнулись с чем-то действительно страшным. Большинство Гремлинов и так знали, что это Мерлин, но это все подтвердило.

- И куда они отправились? - тихо спросил Джеймс.

- В Лесную башню, - ответила Сабрина. - По крайней мере, так ее назвали. Никто особо ею не пользовался. Последние слова, которые мы услышали, когда уходили, были "переговорю с Пендрагоном", что бы это ни значило.

- Мне не нравится как это звучит, - сказал Зейн.

- Как и всем, - согласился Тед. - Видимо, он считает, что этот "Пендрагон" кто-то вроде короля или лидера. Что-то типа средневековой клички или типа того. Тем не менее, МакГонагалл собрала профессорско-преподавательский состав, чтобы пойти и разобраться с ним, тогда-то она и поняла, что профессора Джексона и Делакруа нет. Затем сообщили, что ты сбежал из больничного крыла, Джеймс. Следующее, что мы знаем, МакГонагалл выпустила нас, чтобы мы отыскали вас троих. Она была слишком занята, чтобы идти самой, но знала, если кто и может отыскать вас, то только мы. Она надеялась, что ваша троица знает хоть что-нибудь про этот "адский беспредел", как она выразилась. Недоверчивая пожилая девчонка.

Пока Тед заканчивал свой рассказ, Грохх подошел к опушке леса. Замок сиял в бриллиантовом утреннем свете, его окна весело блестели, несмотря на то, что происходило внутри. В гараже Альма Алерон было тихо, двери были закрыты и заперты на замок. Джеймс вспомнил о разнице во времени между Хогвартсом и филадельфийской частью гаража и понял, что на той стороне еще крепко спят. Когда Грохх свернул во внутренний двор, Тед попросил его спустить их на землю.

- Отличная работа, Грохх! - тепло сказала Сабрина, похлопав великана по огромным плечам. - Иди, отдохни с Пречкой.
Грохх согласно хрюкнул и плюхнулся рядом с великаншей, которая действительно громко храпела рядом с лестницей, ведущей в замок. Массивные деревянные двери висели на одной петле каждая, выбитые и широко распахнутые. В прихожей было подозрительно пусто и тихо. Когда они вошли, Ральф ахнул и схватил Джеймса за руку, указывая на что-то. Там около двери на полу неловко лежали мистер Рекрент и мисс Сакарина. У обоих глаза были открыты, и оба неестественно улыбались в потолок. Рука Сакарины была вытянута, поднята и выглядела белой в утреннем свете.

- Они... м-мертвы? - заикнулся Ральф.

Тед слегка пнул Ральфа в ногу.
- Нет, конечно. Они по-прежнему теплые и дышат, просто очень-очень медленно. Видно, они были здесь, когда явился Мерлин. Выглядит так, словно они пытались поприветствовать его, а он просто оглушил их. Он усыпил многих студентов, но эти получили особое замораживающее заклятье. Ну, мы убрали их в сторонку, чтобы люди не спотыкались, - он пожал плечами и повел всех мимо двух скрюченных фигур в коридор выше по лестнице.

- А где эта Лесная башня? - спросил Джеймс, пока они спешили по коридорам.

- Это самая высокая и узкая башня в старой части замка, - ответил Тед, его голос был непривычно мрачен. - Не использовалась особо, разве что для астрономии иногда. Она слишком высокая и непрочная, чтобы взбираться на нее. Петра говорила, что она была важной частью замка долгое, долгое время. У каждого замка была такая, и она считалась нейтральной территорией, что-то типа универсального посольства или типа того. Там проходили встречи между враждующими народами и королевствами, одного короля с одной стороны и вражеского короля с другой. Их сопровождали четверо советников, но остальные ждали внизу. Иногда войны разрешались и заканчивались прямо там, иногда один король убивал другого и сбрасывал тело с башни, чтобы все видели.

Джеймс почувствовал, как его сердце упало еще ниже.
- Так кто там наверху, с ним?

Тед пожал плечами.
- Не знаю. Мы отправились на ваши поиски, когда МакГонагалл собирала всех вместе. Я думаю, она планировала сама отправиться к нему. Она выглядела довольно решительной, если спросишь меня.

Пятеро учеников прошли сквозь широкую низкую арку, ведущую в старейшую и наименее используемую часть замка. Спустя несколько изогнутых узких коридоров они наконец встретили людей. Ученики собрались в коридорах вдоль стен, разговаривая тихими голосами. Наконец, Тед провел их в круглую комнату с очень высоким потолком, таким высоким, что он терялся во тьме туманной высоты башни. Комата была переполнена учениками, бормотавшими в нервозном ожидании. Бросив взгляд вверх, Тед начал подниматься по лестнице. Джеймс, Зейн, Ральф и Сабрина последовали за ним.

- МакГонагалл там с... ним? - спросил Ральф. - Она ээ... в порядке?

- Она Директриса, - серьезно ответила Сабрина. - Она в порядке.

- Надеюсь, - тихо ответил Джеймс.

Остаток пути они проделали в молчании. Это заняло довольно много времени, и Джеймс чувствовал себя ужасно усталым и разбитым, когда добрался до вершины. Ральф пыхтел позади него, держась обеими руками за перила. Наконец, лестница уперлась в комнату, расположенную на вершине башни. Она представляла собой невысокую узкую площадку с тяжелыми балками, заполненную пылью веков и пометом сов и голубей. В узких окнах, расположенных по периметру комнаты, виднелись кусочки утреннего солнца. Там находилось несколько людей, но никто из них не был директрисой или Мерлином.

- Джеймс, - произнес хриплый голос, и на его плечо опустилась рука. - Что ты здесь делаешь? Боюсь, это место не для тебя.

- Его попросили прийти, профессор Слизнорт, - сказала вошедшая вслед за остальными Сабрина. - Директриса лично желала его видеть, а также Ральфа и Зейна. Они все должны подняться наверх.

- Наверх? - проскрипел Ральф. - Еще выше? Так мы не на вершине?

- Ах, мистер Дидл, - сказал Слизнорт, глядя на Ральфа. - Боюсь, что так, но осталось немного. Это прямо над нами. Вы вполне уверены в этом, мисс Хильдегард? Это неподходящее место для детей.
Джеймс подумал, что Слизнорт выглядит немного раздраженным из-за того, что ему, Ральфу и Зейну позволено пройти туда, куда самому Слизнорту нельзя.

- Вы были в комнате, когда директриса послала нас за ними, - сказал Тед, вкладывая в свой голос чуть-чуть суровости.

- Ну, я был там, - подтвердил Слизнорт так, словно этот факт мало что доказывал.

- Пропусти их, Гораций, - сказал профессор Флитвик со скамьи у окна. - Если их позвали, значит, они приглашены. Едва ли они будут в безопасности с нами здесь, если этот дикарь победит.

Слизнорт посмотрел на Джеймса, а затем его лицо смягчилось. Он повернулся к Ральфу и неуклюже хлопнул его по плечу.
- Представьте нас как следует, мистер Дидл.







Дата добавления: 2015-08-17; просмотров: 208. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.015 сек.) русская версия | украинская версия