Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Информационное радиоинтервью




 

Радио всегда обращено к аудитории; оно подразумевая слушателя, диалогично по своей природе. Диалогом по сути является и один из самых характерных для вещания жанров – интервью. Радиоинтервью – наиболее распространенный жанр звучащей публицистики. С его помощью журналист может решать многие вопросы информирования аудитории, освещая самые разнообразные темы.

Радиоинтервью – коммуникативный акт между интервьюируемым, журналистом и слушателем. Цель этого жанра – получение актуальной, интересной информации от компетентного, сведущего человека. В основе жанра – чередование вопросов и ответов, которые представляют собой единое смысловое и эмоциональное целое, объединяемое одной темой.

Специфика радиоинтервью заключается в том, что корреспондент записывает материал на пленку или передает его сразу в эфир. Это живой, звучащий разговор. В отличие от него корреспондент в газете пишет текст, литературно обрабатывает материал. Он может уплотнять, сжимать фразу, сказанную собеседником, выражать его мысль более четко или переписать свои вопросы. Радиоинтервью рождается во время проведения разговора. Техническая запись в таком случае становится творческим процессом, дающим конечный результат. Позже, если беседа не идет сразу в эфир, журналист может смонтировать ее, убрать второстепенное, некоторые длинноты, но изменить сам процесс протекания беседы не может.

Радиоинтервью, передающее живые голоса участников разговора, более документально, эмоционально. Журналист в нем – посредник между носителем информации и аудиторией. И посредник активный, творческий. Работа над радиоинтервью требует большой подготовки и профессионального мастерства, особенно если передача идет в прямом эфире.

Структурно радиоинтервью состоит из трех частей: небольшого вступления, основной части и заключения. Во вступлении слушатели вводятся в тему, им представляют собеседника. Важно обосновать, почему выбран именно этот человек, сославшись на его авторитет. Во вступлении к разговору ставится вопрос, выносится тема, волнующая многих россиян, и к ее обсуждению привлечены компетентные люди.

Приведем пример правильного начала интервью.

Ведущий.Сейчас всех волнует, как будут складываться цены на продовольственные товары в начинающемся 1995 г.

Наш корреспондент встретился с членами Государственной Думы России, занимающимися этими проблемами, и попросил их рассказать об ожидаемой ситуации на продовольственном рынке.

Корреспондент представляет участников разговора («Радио России»).

А теперь рассмотрим пример неудачного выбора собеседников.

Корреспондент.Проблема преступности сейчас едва ли не главная в нашей стране. Социологи говорят: заботу о своей безопасности 60% россиян ставят сразу же после озабоченности ростом цен. Как работают органы внутренних дел? Как справляется со своими обязанностями наша милиция? Мы решили взять интервью у оперативных работников областного управления внутренних дел.

Следует беседа с оперативниками, в которой они рассказывают об успешной борьбе с преступниками (Телерадиокомпания «Дон-ТР»).

В этом вступлении также взята актуальная тема – рост преступности и поставлена важная проблема – как борются с ней правоохранительные органы. Но выбор собеседников явно неудачен. Конечно, представители милиции будут ведомственно, заинтересованно отвечать на поставленные вопросы. Если бы во вступлении звучал вопрос, чем характеризуется современная преступность, как вооружены преступники, то тогда оправдано обращение к сотрудникам милиции. А для оценки их работы лучше предоставить слово соответствующей комиссии из областного законодательного собрания, спросить мнение самих жителей.

В основной части интервью важно овладеть вниманием слушателей с первой минуты. Для этого опытные журналисты ищут самый интересный вопрос, используют необычный зачин, интригующее начало.

Вот один из примеров творческой лаборатории мастера радиожурналистики Л. Маграчева.

Корреспондент.Внимание, наш микрофон на одном из ленинградских заводов, где я буду беседовать с главным инженером. Сейчас... Он только закончит говорить по телефону.

И отчетливо слышно, как инженер спрашивает кого-то:

– Сколько мы сегодня изготовили пушек? Сто двадцать? Маловато. А танков? Триста пятьдесят? Это лучше. А самолетов? Тридцать пять? Скверно. Неужели и с минометами подкачали? Всего двести? Это ужасно.

Главный инженер вешает трубку, а я говорю:

– Какой же завод в Ленинграде делает всю эту важную военную продукцию? Есть такой завод, а продукция, которую он производит, – детские игрушки.

И пошла нормальная беседа с главным инженером1.

В основной части радиоинтервью идет развитие темы, раскрывается суть беседы. Заключение подводит итог разговора. Каковы здесь могут быт ошибки начинающего журналиста? Вступление бывает нередко растянутым. Интервью в таком случае перегружается текстом корреспондента.

Или наоборот – отсутствует концовка. В заключение обязательно нужно повторить фамилию собеседника. Если интервью звучит более 10 минут, собеседника надо представить еще раз в середине разговора. Ведь в газете читатель всегда знает участника интервью. А на радио слушатель нередко подключается к передаче не с самого ее начала и не знает, кто выступает у микрофона. На телевидении эта проблема решается «бегущей строкой».

Часто интервью путают с беседой. Это разные жанры. Они различаются ролями журналиста. В интервью он только задает вопросы. В беседе же он равноправный участник диалога. Может высказать свою точку зрения, проиллюстрировать мнение собеседника, поспорить с ним. Беседа, как правило, аналитический жанр.

Очень важно, чтобы журналист, берущий интервью, чувствовал себя уверенно с собеседником. Но не так часто журналист может быть равным собеседником по знаниям, социальному положению – ведь ему приходится встречаться с писателями, учеными, политиками, экспертами. Рекомендации эти надо понимать как совет к серьезной подготовке перед встречей с собеседником. А вот чувствовать себя психологически равным, это качество приходит с опытом. Приведем рекомендации радиостанции «Би-Би-Си» и нашего журналиста:

- «интервью получается удачным и содержательным, если оно оказывается беседой двух равных собеседников»;

- «уважайте собеседника, стараясь поддерживать с ним разговор, не бойтесь поспорить, но обязательно выслушайте его мнение, не перебивайте его на полуслове, дайте закончить мысль»2.

Наиболее распространенный объем интервью от 2 до 8 минут. Оптимальное интервью содержит 5–6 вопросов.

Интервью в основе своей информационный жанр. Но возможно интервью и с элементами анализа, в котором дается оценка ситуации, проблемы. Интервью-портрет дает более полное представление о человеке. Но в таком случае интервью может звучать до 20 минут, содержать вопросы, направленные не столько на получение информации, сколько на раскрытие личности героя. В таком интервью-автопортрете журналист помогает раскрыться своему собеседнику. К информационным видам интервью относятся протокольное интервью, интервью-диалог, анкета, пресс-конференция.

Протокольное интервью несет официальную информацию о встрече политического деятеля в аэропорту, на вокзале, интервью с представителями власти по поводу какого-нибудь торжества, о каком-то событии. Вопросы такого интервью обычно стандартны и известны заранее.

Интервью-диалог –встреча журналиста с одним человеком или с группой собеседников. Это классическое интервью.

Интервью-анкета предполагает оперативный экспресс-опрос на улицах города, в залах заседаний, концертных залах, в фойе театра, на стадионе и т.п. Как правило, задается один вопрос. Например: «Чем знаменателен был для вас уходящий год?» или «Что вы ждете от Нового года?» Вопрос в интервью-анкете должен быть актуальным и интересным для широкого круга слушателей.

Пресс-конференция проводится с участием представителей различных средств информации. Для радиожурналиста наиболее трудна сама ее запись. Технические возможности фиксации вопросов в зале и ответов тех, кто проводит встречу здесь, намного сложнее. Вообще интервью требует большой предварительной работы. Она начинается с выбора собеседника. Кроме того, что это должен быть специалист своего дела: представитель творческой интеллигенции, руководитель предприятия, организации и т.д., журналисту желательно знать, как говорит его будущий собеседник. Человек, умеющий говорить кратко, но в то же время емко, легко, эмоционально, – находка для корреспондента. Однако у начинающих журналистов, осваивающих жанр, может создаться впечатление, что брать интервью не такое уж трудное дело: найти разговорчивого собеседника, включить микрофон – и все сделано. Это мнение ошибочно. Кажущаяся легкость материала грозит легковесностью, рыхлостью. Интервью требует логики развития диалога, органичного движения мысли, насыщения интересным содержанием.

Интервью имеет свою композицию и сюжет. Их основа – вопросы журналиста. Именно они и определяют качество материала, его внутреннюю структурную организацию. Но журналист не всегда выбирает героя сам. Собеседником может быть конкретное лицо, и только оно может дать интересующие слушателей сведения.

В любом случае журналист должен как можно больше узнать о своем будущем собеседнике (от его товарищей, родственников, сослуживцев). Иметь представление об особенностях его характера, манере общаться, знать сильные и слабые стороны его речи. Но самое главное в подготовке интервью – знакомство с темой разговора. «Наша задача, – пишет о работе интервьюера А. Ревенко, – помочь собеседнику выделить главное. Для этого нам самим нужно быть сведущими людьми»3. Здесь журналисту может помочь его досье. Конечно, лучший вариант, когда корреспондент специализируется в той или иной области и идет брать интервью по своему «профилю». Но так бывает не всегда. Если вам предстоит брать интервью у писателя, художника, артиста, познакомьтесь с особенностями их творчества.

Как уже говорилось, главный «инструмент» журналиста в интервью – вопросы. Но задавать их не просто. Надо избегать вопросов, в которых содержится ответ или его часть, так как они порождают однозначные ответы: «да», «нет», «конечно», «я с вами согласен».

В интервью с руководителем ансамбля народной музыки «Балалайка» речь идет о новогоднем праздничном концерте, на котором выступали артисты.

Корреспондент.У меня есть такой вопрос. Вам, наверное, интересно смотреть, как ведут себя дети? Да?

Ответ.Да (Городская радиостанция Ростова «Связь-информ»).

Правильнее, если бы в этом фрагменте вопрос звучал бы так: «Что вы чувствуете, когда наблюдаете в концерте за поведением детей?» Или: «Что вы испытываете?..»

Следует обратить внимание в данном радиотексте еще на одну ошибку корреспондента. Очень часто журналист, задавая вопрос, начинает свою фразу со слов: «А не могли бы вы ответить на такой вопрос?», «Я хотел спросить вас...», «Меня волнует вопрос...» и т.д. Они излишни. В разбираемом выше тексте такой будет фраза: «У меня есть такой вопрос». Журналист должен сразу формулировать содержание вопроса.

Нередко журналист, заранее узнав информацию у собеседника, включает ее в свой вопрос, что обедняет ответ. Такой тип вопроса можно было бы назвать «предвосхищающим» ответ, часть ответа. Из этой же серии ошибок – «информационное» представление собеседника и разговор с ним, в котором отсутствуют вопросы корреспондента.

В интервью с заместителем генерального директора акционерного общества «Засибгазпром» И.Т. Ильченко речь идет о внедрении синтетических труб вместо металлических на газонефтепроводах.

Корреспондент.Игорь Тимофеевич, я так понимаю, что вас пригласили сюда для обмена передовым опытом, который вы накопили, судя по всему. Что практически сделано? (Телерадиокомпания «Дон-ТР»).

Фразы «Я так понимаю...», «Судя по всему...» – вызывают недоумение слушателя. Откуда корреспонденту это известно?

Вопрос должен был звучать так: «Какова ваша цель приезда в Ростов?»

Далее:

Корреспондент.Мы знаем печальный опыт, когда из-за того, что какие-то детали не продуманы, большое дело тормозится из-за каких-то мелочей. У вас создана инфраструктура, чтобы, скажем, по заказу обеспечить комплектацию полностью?

Ильченко.Да (Телерадиокомпания «Дон-ТР»).

Вопросы корреспондента должны стимулировать раскрытие новшества, расширять информацию об опыте (в нашем случае он должен звучать так: «На какой стадии находится сейчас разработка технологии укладки новых труб?»).

Вопросы журналиста в радиоинтервью должны поворачивать тему разными сторонами, вызывать интервьюируемого на размышление. Ведь собственное мнение может быть высказано на разном уровне: поверхностном, углубленном, раскрывающем особенности взгляда вашего собеседника. Поэтому надо избегать примитивных вопросов.

Одна из ошибок начинающих журналистов – нагромождение вопросов. Когда в одной фразе их поставлено два, три и более, интервьюируемый не знает, на какой из этих вопросов ему отвечать и отвечает обычно на последний. Или на тот, который лучше запомнил.

Например, в беседе со специалистом по страховой медицине корреспондент заканчивает разговор таким каскадом вопросов:

Корреспондент.«Чего бы вы хотели пожелать в Новом году всем медикам, больным? Чего избежать? Куда идти дальше?»

Здесь, кроме обилия вопросов, журналист ставит их так, что собеседнику трудно на них ответить. Как можно пожелать что-то сразу и медикам, и больным? Что значит вопрос: чего избежать? А как понимать вопрос: куда идти дальше? В каком смысле – куда идти? И собеседник, естественно, отвечает на часть первого вопроса: дает пожелания медикам. Если корреспондент хотел сделать это пожелание специалиста шире, он должен был спросить: «Чего бы вы пожелали нашим слушателям в Новом году?»

Мешает собеседнику и путанный, нечеткий вопрос. В уже упоминавшемся интервью с руководителем музыкального ансамбля «Балалайка» корреспондент задает такой вопрос:

Корреспондент.Сейчас нечасто встретишь любовь к народной музыке. Ведь кроме «спасибо», вы ничего не получаете. Эта любовь к русскому музыкальному искусству, может быть, в вас как в человеке больше всего и заложена. Откуда это у вас? Из семьи? Из генов? Как это у вас было? Или не помните, или вы не думали над этим?

В приведенном примере, кроме обилия вопросов, стоит указать и на их сумбурность. Почему корреспондент спрашивает о любви к русскому музыкальному искусству (это очень широкое понятие), когда речь идет о народной музыке? Что значат слова «может быть»? Это воспринимается как подсказка, которая мешает отвечать собеседнику самостоятельно. Подчеркнут сумбур фразы, который иначе, как словесным мусором, и не назовешь. Вопрос должен звучать так: «Откуда у вас любовь к народной музыке?»

Рассмотрим еще несколько примеров профессионального поведения журналиста у микрофона во время интервью.

Корреспондент.В конце декабря коллектив Ростовского акционерного общества «Эмпилс» будет отмечать свое столетие. Я пригласил к микрофону руководителя отдела социальной поддержки трудящихся Альбину Павловну Теплякову.

В этом представлении отсутствует мотив приглашения к микрофону именно этого человека. Нужно было бы сказать: «Коллектив добился успехов по выпуску и сбыту продукции. Но как обстоят дела в социальной сфере?.. Я пригласил...»

Корреспондент.Альбина Павловна, немного на Дону предприятий, которые могут похвастаться этим возрастом – золотым юбилеем.

Теплякова.К столетию своего юбилея мы готовились долго. У нас есть своя база, культурно-оздоровительный комплекс, где будет проходить спортивный праздник».

Журналист не ставит вопрос перед собеседницей, и она начинает рассказывать о том, что ей ближе, подхватывая слова корреспондента о юбилее. Вопрос должен был звучать так: «Расскажите, как социально защищены трудящиеся вашего акционерного общества?» Дальше в свою очередь корреспондент подхватывает мысль собеседницы.

Корреспондент.2–3 года назад его негде было проводить.

Теплякова.Да.

А нужно было сказать: «Да, у вас отличная база. За счет чего стали возможны эти успехи?»

Разговор продолжается без вопросов корреспондента, который сам рассказывает то, о чем должна была бы говорить Теплякова.

Корреспондент.Если раньше все начиналось с одного небольшого заводика, с узкой номенклатуры – жести, то теперь у вас 22 подразделения самых различных: и производственных, и непроизводственных, т.е. фактически бывший химический завод превратился в мощный концерн со своим банком, страховой компанией...

Теплякова.Это очень мощное отраслевое предприятие. Действительно, и производственная сфера развивается, и социальная сфера развивается. Наше правление изыскивает и другие пути, чтобы предприятие развивалось, крепло в зависимости от времени, от новых обстоятельств, от новых требований экономических, технических (Телерадиокомпания «Дон-ТР»).

Фактически слова Тепляковой ничего нового не добавляют к словам корреспондента. А он в свою очередь пропускает важную фразу: предприятие изыскивает другие пути. Здесь должен был возникнуть вопрос: а какие же пути? Ответ на вопрос о том, как «Эмпилс» добивается успехов в условиях экономического кризиса и как направляет средства на развитие социальной сферы, был как раз и интересен слушателям.

В беседе с учеными, специалистами, особенно в области техники, малоопытного журналиста ждет еще один барьер – термины. Они загромождают текст беседы, малопонятны или вообще незнакомы слушателям.

Вот образец такого текста. Журналист беседует со специалистом по реконструкции шахт.

Шаповалов.Из новых подходов наиболее существенной является санация устаревших шахт. Санация прежде всего предполагает оздоровление экономического положения шахт. Деверсификация отрасли предполагает расширение сферы деятельности предприятия и увеличение номенклатуры, разнообразия номенклатурной продукции. Реконструктуризация тесно связана с санацией, поскольку предполагает изменение структуры угольной промышленности.

Корреспондент.А могут быть сразу три процесса: Деверсификация, реструктуризация и даже санация? (Телерадиокомпания «Дон-ТР»).

Такой текст нежелателен даже для специального журнала и совершенно неприемлем для радиопередачи. Термины, если их нельзя избежать, требуют пояснения. Вот примеры того, как журналист выходит из этой ситуации.

Ильченко.Мы сейчас занимаемся производством фитингов, которое требуется для осуществления схем газоснабжения из полиэтиленовых труб (Телерадиокомпания «Дон-ТР»).

Журналист должен был спросить: «А что такое фитинг?»

Приведем пример уточняющего вопроса.

Иванов.Мы сейчас говорим о варранте...

Корреспондент.А не могли бы вы уточнить, что это значит?

Иванов.Это новый вид ценных бумаг, дающих владельцу право на покупку акций по их номинальной стоимости в течение некоторого времени («Радио России»).

Журналист, собираясь на встречу со своим собеседником, должен иметь в запасе значительно больше вопросов, чем он сможет задать. Очень важно следить за ходом разговора. Вопросы должны возникать и в процессе общения у микрофона. Тогда беседа приобретает нужный масштаб, который запланирован заранее, и глубину, которая создается совместным творчеством у микрофона. Слушатель – не пассивный наблюдатель. Он должен быть опосредованным участником разговора. Материал должен быть обращен к его мыслям и чувствам.

Выше говорилось о том, что вопросы – композиционный и структурный стержень интервью. Но они могут и «рассыпать» материал. Две часто встречающиеся ошибки: длинные монологические ответы и «дробный» разговор. Разумное сочетание вопросов и ответов создает равновесие диалога, его соразмерность. В этом заключается искусство интервьюера управлять разговором, «дирижировать» потоком информации.

Журналист должен учитывать и то, как говорит его собеседник: быстро или медленно. Для корреспондента лучше всего средний тип речи – 80–90 слов в минуту. Сам характер вопросов требует определенной атмосферы размышления. Импровизация журналиста, возникновение вопроса, вытекающего из самого разговора, только поддержат интервьюируемого. Радиоинтервью – тот жанр, где в полной мере раскрывается значение психологии у микрофона. Нужно уметь слушать собеседника и показывать ему, что вам интересно то, что он говорит. Свое отношение можно выражать в кивках головой, в коротких одобрительных репликах.

Очень важно начало разговора, определяющее дальнейшее продолжение контакта, всей встречи. Журналист должен быть всегда готовым повернуть разговор в нужное русло при непредвиденной паузе, заминке. Нужно думать о месте и о времени проведения интервью. Лучше всего ваш собеседник будет чувствовать себя в привычной для него обстановке. Предварительного настроя требует беседа в студии, особенно, если ваш собеседник пришел в нее впервые. Нужно успокоить его, подбодрить, пошутить. Спросить о чем-нибудь незначительном, сбросив тем самым психологическое напряжение, скованность. Опытные журналисты учитывают пол, возраст, социальное положение интервьюируемого, его профессию, которая накладывает свой отпечаток на поведение у микрофона.

Радиожурналист имеет дело с техникой. Микрофон не просто металлический предмет – прибор для записи, это орудие творческого мышления. Радиожурналист работает с помощью микрофона, а этот труд специфичен и сильно отличается от литературной работы пером. Подготовка магнитофона к записи, проверка кассеты – далеко не последнее дело. Из-за неисправности аппаратуры, из-за технического брака при записи весь творческий труд пропадает даром.

Большим подспорьем для радиожурналиста является монтаж. В студии можно подчистить пленку, убрать данные, ненужные паузы. Иногда в эфире звучат интервью, вопросы которых начитаны в студии. Они тонально, эмоционально отличаются от записи, сделанной в другом месте. «Подлог» легко угадывается на слух и воспринимается негативно, подрывая доверие ко всему разговору. Об этой грубой ошибке нужно помнить всем начинающим журналистам. Именно они нередко прибегают к спасительной возможности перечитать вопросы в студии.

Подводя итоги, можно сказать, что радиоинтервью требует от журналиста самых разных профессиональных качеств: коммуникабельности, умения завоевать доверие собеседника, ориентироваться в речевой ситуации и быстро реагировать на ее изменения.

Контрольные вопросы к разделу главы

1. Каковы жанровые признаки радиоинтервью?

2. Какое значение имеет выбор места проведения интервью? Чем мотивирован этот выбор?

3. Вы решили взять интервью у известного спортсмена. Как вы считаете, какое место наиболее удобно для встречи: спортзал, где он тренируется, комната для отдыха на спортивной базе, скамейка в сквере или его квартира?

4. В чем состоит отличие беседы от интервью?

5. Заведите себе специальную записную книжку и записывайте в нее интересные вопросы по разным темам, проблемам. Накапливайте их. Это не значит, что все эти вопросы могут быть вами использованы в интервью. Вы таким образом постоянно будете нацелены на собеседника, будете воспитывать в себе особую коммуникативную готовность к разговору, тренированность. У вас всегда в запасе будут проблемные, неожиданные, провоцирующие, стимулирующие вопросы, помогающие раскрыть личность собеседника, тему, проблему.

6. Вы знаете за собой слабость – многословие. Как научиться говорить емко, точно, интересно? Это достигается специальными упражнениями. Сядьте перед микрофоном и попробуйте задать вопрос воображаемому собеседнику на определенную тему без предварительной подготовки. Затем продумайте вопрос и задайте его снова. Напишите его наиболее компактный вариант на бумаге, постарайтесь запомнить суть написанного и повторите в микрофон еще раз. Сравните все три варианта. Проанализируйте удачные и неудачные фрагменты: суть вопроса, построение фразы....

1 Маграчев Л. Сюжеты, сочиненные жизнью. М., 1972. С. 183.

2 Там же. С. 186.

3 Ревенко А. Заповедное слово. М., 1975. С. 31.

 







Дата добавления: 2015-08-17; просмотров: 1270. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.011 сек.) русская версия | украинская версия