Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Harry of the City Part 3.2




Луи уже бывал в этом ресторане. Он помнил, как один из работодателей модельного агентства пригласил его сюда, видимо, желая произвести впечатление. Неудивительно, что его план провалился.

Луи всегда считал ресторан чересчур напыщенным местом. Вычурность и отчаянное желание сделать его лучшим неприятно кололи взгляд. Между столиками лавировали официанты с такими выражениями на лицах, словно учуяли неприятный запах. Ко всему этому добавлялись улыбка и взгляд актёра, который буквально прожигал Луи до самых внутренностей. Он понятия не имел, как ему удастся выдержать следующие десять минут, не говоря уже о целом вечере.

— Ты должен выглядеть, словно наслаждаешься проведённым со мной временем, — сказал актёр, отворачиваясь от Луи в поисках официанта.

Тот оказался подле них в ту же секунду, и как только он удалился, записав их напитки, Луи ответил:

— С вами- С тобой это не так уж и легко.

— И что мне требуется сделать, чтобы ты расслабился?

— Для начала ты бы мог перестать на меня так пялиться.

Кинозвезда ухмыльнулся.

— Ты превосходно выглядишь, Луи, ничего не могу с собой поделать.

Луи закатил глаза.

— Ты больше похож не на кота, объевшегося сметаны, а на сумасшедшего убийцу, который выбрал себе следующую жертву. Убери этот жуткий пристальный взгляд и перестань облизывать губы, ладно?

Это заставило актёра запрокинуть голову и расхохотаться. Некоторые посетители ресторана, сидящие за соседними столиками, обернулись, чтобы посмотреть на них, настолько смех мужчины был громким. И довольно неприличным, кстати говоря, особенно по сравнению с милым и искренним смехом Гарри.

— Я постараюсь контролировать себя, — сказал мужчина, когда успокоился.

Луи вздохнул, принимая пустое обещание, и взял меню со стола. Он мельком просмотрел названия блюд, надеясь, что хоть какое-нибудь из них будет ему известно.

— Что бы ты посоветовал? — спросил актёр, и Луи поднял взгляд, вскидывая брови.

— Я пробовал здесь только одно блюдо, и я даже не могу вспомнить его название, так как с того дня прошло уже слишком много времени.

— Когда ты успел здесь побывать? Ты не похож на завсегдатая таких мест.

— Во-первых, ты не знаешь меня настолько хорошо, чтобы говорить, куда я хожу, а куда нет. А во-вторых, не твоё дело, когда и с кем я здесь находился.

Актёр ухмыльнулся.

— Ты не можешь вспомнить, да?

— Нет, могу.

— На День Святого Валентина?

Луи фыркнул.

— Заткнись. Это было как раз перед Рождеством, для твоего сведения. За день до моего дня рождения.

— Так вот почему ты был здесь? Праздновал что-то особенное?

— Я никогда не приходил сюда, чтобы что-то отмечать. Я предпочитаю ходить по барам с друзьями. В тот раз это случилось по работе.

— Я же говорил, что это место не для тебя. Ты выглядишь так же, как и большинство здешних официантов.

— Наверно, потому, что у нас много общего. Мы все не хотим здесь находиться, но оплата слишком велика, чтобы отказываться.

— Touché*, — промурлыкал актёр. — Ты знаешь, это поведение сердитого котёнка меня вовсе не сдерживает. Мне нравится, когда выпускают коготки.

Луи заметно вздрогнул.

— Просто замолчи.

Прежде чем он успел добавить о необходимости в выпивке, перед ними появился официант, ставя на стол бутылку вина.

Затем он спросил их о выборе блюда, и Луи тут же ответил, не давая актёру заказать ему что-нибудь гадкое.

К тому времени как официант ушёл, Луи уже опустошил целый бокал.

— Ещё? — спросил актёр, высокомерно улыбаясь. — Пей, сколько хочешь, куколка, я всё оплачу.

— Не называй меня куколкой, — пробурчал Луи, вновь наполняя стакан жидкостью.

— Расскажи мне о своих желаниях в сфере актёрства. И прежде чем ты снова съязвишь и возбудишь меня ещё сильнее, я добавлю, что свидание пройдёт быстрее, если ты будешь со мной разговаривать.

Луи разжал губы и коротко кивнул. Паршивец был прав.

— Желание стать актёром появилось ещё в средней школе. Я играл во всех школьных пьесах, а затем продолжил изучать театральное искусство в университете. Я всегда знал, что у меня слишком мало шансов на то, чтобы выбиться куда-то. Хотя я понял, что если провалюсь, то могу хотя бы учить этому других студентов.

— Твоя история очень похожа на мою.

— Вот только у тебя личико смазливее, раз тебе удалось добиться таких высот, — фыркнул Луи.

— Нет, я просто был полон решимости пытаться снова и снова, пока не получу работу. А ты сдался и взялся за работу модели.

— Я не сдался. Я просто не стал отказываться от возможности, которая передо мной возникла.

— Я и говорю — взял первое, что попалось. Что получится легче. Я называю это — сдаваться.

— Ты действительно хочешь, чтобы я начал тебя ненавидеть, — проворчал Луи, а у актёра хватило наглости рассмеяться.

— Я просто пытаюсь выяснить, насколько ты способен чего-то желать и добиваться. С кем мне следует разговаривать, чтобы найти для тебя работу. Я не могу представить тебя главным людям в нашей индустрии, вдруг ты не примешь предложения или не справишься с ними. Это также подпортит мою репутацию.

— Наверно.

Официант принёс хлеб и долил вина в бокалы, и всё это время актёр не отрывал от Луи взгляда. Это заставило его почувствовать себя довольно некомфортно, но Луи решил этого не показывать.

Спустя несколько секунд молчания, Луи осознал, что актёр ожидает продолжения его ответа, поэтому он прокашлялся и добавил:

— Я безумно сильно хочу стать актёром. Я бы предпочёл работе моделью работу в кино, если это то, что ты хотел услышать.

— И как сильно ты этого хочешь?

— Я не собираюсь делать тебе минет прямо под этим столом, если это то, на что ты намекаешь, — резко ответил Луи.

И опять актёр до неприличия громко расхохотался.

— Это не совсем то, что я имел в виду. Вовсе нет. Хотя если ты предлагаешь… — Он замолчал, дожидаясь фырканья Луи, выражающего отвращение, и продолжил. — Тебе придётся переехать в Лос-Анджелес, если ты решишь всерьёз этим заняться. Ты готов оставить Лондон и всех, кого знаешь и любишь, ради актёрской карьеры?

Луи не ответил. Ну, он пожал плечами, и был спасён от ответа подошедшим с их блюдами официантом.

Луи заказал прошутто (пп: острая копчёная тонко нарезанная ветчина), которую ему подали в виде тонкого кусочка с тремя горошинками, разложенными в форме треугольника, на одной стороне тарелки и капелькой тёмного соуса на другой.

Это служило ещё одной причиной, по которой он не любил рестораны. Он любил уходить из таких мест настолько сытым, что приходилось расстёгивать пуговку на брюках, а эти искусно размещённые крошечные порции вовсе не играли для него и его желудка никакой роли. Да, они были аппетитными и сочными, но от них Луи хотелось есть ещё с большей силой. Ему, наверно, следует заказать ещё и десерт, либо забежать в KFC по пути домой.

— Вот почему всегда следует заказывать суп, — со знанием дела сказал актёр, и Луи поднял на него нахмуренный взгляд.

— Что?

— Всегда нужно заказывать суп, потому что к нему подают больше хлеба, и к тому времени как приносят главное блюдо, ты уже почти сытый.

— Спасибо за совет, — проворчал Луи. — Но я немного с этим опоздал.

— Мы можем поменяться, если хочешь, — предложил актёр, и Луи одарил его слабой улыбкой. Это был вежливый жест, и Луи не был настолько груб, чтобы это проигнорировать, но до сих пор не был уверен в намерениях мужчины, поэтому покачал головой и подцепил горошинку вилкой. Актёр улыбнулся в ответ, поджав губы, и взял ложку. — Как пожелаешь, — буркнул он, отправляя в рот порцию супа.

Остальную часть свидания Луи чувствовал себя, словно находился на каком-то ток-шоу. Он не был точно уверен — на каком. Это крутилось от шоу, в которых чувствуешь себя до жути неловко, до тех, в которых смеёшься и говоришь всякие непристойности. Хоть и Луи до сих пор с трудом выдавливал из себя смех, актёр определённо располагал к себе с каждой минутой. Может, они могли стать хотя бы друзьями.

После главного блюда им подали десерт, и к концу ужина Луи чувствовал себя абсолютно опьяневшим, выпив в одиночку целую бутылку вина. К тому же, его щёки нещадно полыхали. Актёр ослабил галстук, и Луи заметил, что его щёки тоже чуть заметно заалели. Он, вероятно, выпил столько же, как и сам Луи, из-за чего их взгляды казались стеклянными.

— Я до сих пор чертовски голоден, — сказал Луи, прерывая актёра, болтающего о какой-то чуши, и разразился хихиканьями.

Актёр тоже засмеялся, на этот раз искренне, чему послужило, видимо, влияние вина. Как только этот звук сорвался с его приоткрытых губ, выражение его лица приняло такую форму, которая должна была казаться непривлекательной, но это было вовсе не так. В уголках его глаз и на лбу проступила сеточка морщин, и он, наконец, начал выглядеть настоящим, а не слепленным и роботизированным, особенно когда запрокидывал голову и закрывал глаза, вымучивая из себя короткие «ха-ха».

— Давай закажем пиццу. У меня в отеле замечательно её готовят. Я, наверно, съел уже штук двенадцать. Мне следует смущаться, потому что все, кто обслуживает номера, знают, что заказываю их только я. — Улыбка спала с лица Луи, и актёр спешно начал его переубеждать. — Я не имел в виду то, что приглашаю тебя в свой номер. Я не… Это не то, что я хотел сказать.

— Я знаю, — сказал Луи, заставляя актёра облегченно улыбнуться. Возникнувшее изображение взрослого мужчины, сидящего на кровати и так по-детски радующегося каждой пицце, заставило его опечалиться. Это вот как кинозвезды развлекаются? — Известность заставляет почувствовать себя одиноким?

Озабоченное выражение актёра тут же сменилось на смущенное. Затем на грустное.

— Всё в порядке, когда я окружён людьми. Мне это нравится. Все эти мероприятия, и те, кто хочет поговорить со мной. Но когда ты один, ты начинаешь думать, почему они хотели поговорить с тобой. Чего хотели от тебя. Я имею в виду, что, видишь, я должен платить, чтобы со мной встречались. — Актёр опустил взгляд на руки, плотно поджав губы, а на его лбу залегла глубокая складка.

Луи протянул ладонь и положил её на руки актёра.

— Если бы мы встретились месяц назад, то я бы не придал этому свиданию никакого значения. Я, возможно, даже настою на том, чтобы ты оставил себе деньги. Просто у меня совсем недавно появился тот, кто мне глубоко небезразличен. Кто нуждается во мне так же, как я нуждаюсь в нём.

— Расскажи мне об этом человеке.

Луи не мог контролировать расплывшуюся по его лицу улыбку, когда заговорил.

— Он удивителен. Как никто другой, с кем я когда-либо встречался. Его… воспитание… было довольно необычным, но из-за этого у него совершенно другой взгляд на мир.

— Звучит потрясающе. Как ты его нашёл?

Луи рассмеялся.

— Ну, вообще-то он нашёл меня. Забрал, на самом-то деле.

Актёр улыбался даже несмотря на явное замешательство, но ничего не сказал. Вместо этого он помахал официанту.

Он оплатил счёт, и когда на выходе споткнулся о неровный асфальт, Луи его поймал. Они громко хохотали и расстались с поцелуем в щёку, убедившись в том, что папарацци, которые явно там ошивались, увидели, как они расселись по разным машинам. Ведь смысл свидания заключался всего лишь в том, чтобы их заметили вместе.

Когда Луи вернулся к Зейну, Гарри ждал его на диване. Ну, он спал, но по выражению его лица Луи заметил, что тот заснул совсем недавно, и его волосы всё ещё были мокрыми из-за душа.

Луи подтолкнул его, вероятно, слишком сильно, потому что глаза Гарри распахнулись, и он подскочил. Пару секунд он просто моргал, видимо, пытаясь понять, что происходит, прежде чем обернул руки вокруг талии Луи и потянул его с собой на диван.

— Лу принадлежит Гарри, — промурлыкал он, утыкаясь носом в изгиб шеи Луи.

Луи хихикнул, когда Гарри начал быстро расстегивать пуговички на его рубашке, а холодные капли с его волос падали на оголённые участки кожи, заставляя его дрожать. Гарри протёрся щекой о его грудь, двигаясь всё ниже и ниже, пока Луи не начал прерывисто дышать, а затем начал подниматься, пока не уткнулся носом в его волосы.

Он просто продолжал потираться о Луи, тыкаясь носом в ложбинки его тела, а его грудь хаотично двигалась напротив его груди, посылая сотню мурашек из-за прикосновений голой кожи.

— Гарри? Что ты делаешь? — спросил Луи срывающимся голосом, когда щека Гарри задела его сосок.

— Лу принадлежит Гарри, — пробормотал тот, опаляя кожу горячим дыханием.

Луи просто наблюдал за Гарри, хмурясь всё сильнее и сильнее, пока его брови не заболели. Затем, осознание ударило по нему, и он сразу расслабился.

— Ты, что, пытаешься втереть свой запах в меня? Как кот?

Гарри виновато улыбнулся и издал: «мяу», что звучало практически по-человечески, и Луи удивился, что на этот раз он не стал имитировать животное, которое определённо мог изобразить. Затем он начал снова требовательно тереться о Луи, и желание вспыхнуло в его животе яркой вспышкой.

Луи хотел, чтобы Гарри сделал его своим, чтобы показал ему, кому он принадлежит. Чтобы овладел им.

— Трахни меня, — простонал Луи и раздвинул ноги так, чтобы Гарри оказался меж его бёдер.

— Лу? — пробормотал Гарри ему в шею, и Луи вздрогнул от ощущения мягких и пухлых губ напротив чувствительной кожи.

Кровь в его венах кипела, и Луи чувствовал, словно всё его тело завибрировало от нахлынувшей жажды и нужды.

— Гарри, — застонал Луи, подаваясь бёдрами вверх и начиная тереться о него спрятанным за джинсами членом. — Гарри. Гарри, пожалуйста, — взмолился Луи, и Гарри ответил, двигая бёдрами и вжимая его в диван. — Блять.

— Ты хочешь Гарри трахать Лу? — прохрипел он, жарко дыша в шею Луи.

Луи заскулил, протяжно и отчаянно. Чёрт подери, вино всегда заставляло его возбуждаться в одно мгновение, оно притупляло мысли и обостряло чувства. Он чувствовал себя таким опьяненным желанием, словно качался на волнах посреди океана, а всё вокруг него кружилось и размывалось в одно целое.

Кроме Гарри. Гарри был неподвижен и надёжен, потираясь телом о его грудь и поглядывая на него из-под спадающих на лицо волос. Его губы были такими дьявольски красными и пухлыми, а на щеках разлился нежно-розовый румянец. Всё, что мог делать Луи, это стонать и толкаться бёдрами в нависшее над ним тело.

— Да, Гарри, твою же мать. Я хочу тебя. — Его дыхание уже было частым и прерывистым, даже несмотря на то, что они ещё ничего не начали делать. Ну, Гарри не начал. Луи же не переставал извиваться.

— Как, Лу? — простонал Гарри и смахнул волосы со лба Луи. — Как ГарриЛу трахаться?

— Я тебе покажу, — отрывисто произнёс Луи. — Раздень меня. И сам разденься. Просто давай разденемся.

Гарри выпустил смешок, широко улыбаясь и часто кивая.

Луи сбросил с плеч рубашку, пока Гарри раздевался сам. На нём были только какие-то старые тренировочные штаны Луи, поэтому на нём ничего не осталось, как только он их стянул.

У Луи дела обстояли сложнее. Его джинсы были невероятно узкими и тугими, поэтому Гарри пришлось встать в конец дивана и хорошенько потянуть за штанины, чтобы их снять. Луи остался в одних боксерах, растянувшись на диване, тяжело дыша и наблюдая, как Гарри снова навис над ним.

— Комната ГарриЛу? — спросил Гарри низким и хриплым голосом, и Луи моментально вскочил на ноги.

Он прижал Гарри к кровати, как только закрылась дверь, садясь на него и прижимая запястья к матрасу. Он подвинул бёдра немного вперёд, пока их члены не соприкоснулись, и парень из джунглей низко и грубо рыкнул, точно как тигр.

Луи не видел Гарри в том образе, каким встретил его в джунглях, по крайней мере, в течение недели. С тех пор как Гарри начал одеваться, использовать столовые приборы и расчёсывать волосы. Но теперь, когда Луи видел загорелое, подкачанное, распластанное на постели тело, видел беспорядочно спутанные волосы, настойчивый взгляд и расширенные зрачки, он вспомнил, как он выглядел в образе дикого человека.

И, чёрт, это послало сотню вспышек возбуждения прямиком к его паху.

— Лу голый, — прорычал Гарри. — Никаких трусов.

— Ага, — выдохнул Луи и скатился с Гарри, ложась рядом. Он приподнял бёдра и стянул с себя бельё, бросая на пол, пока Гарри садился, чтобы наблюдать за ним.

Гарри прижал ладонь к животу Луи и спросил:

— Что мне делать?

Дыхание Луи сорвалось, и когда он заговорил, его голос начал заметно дрожать.

— Там… В ванной комнате стоит маленький фиолетовый тюбик. Тот, который ты принял за зубную пасту, помнишь?

Гарри наморщился, вспоминая.

— Я принести?

— Да.

Гарри быстро вернулся, протягивая ему тюбик и вновь взбираясь на кровать.

— Сейчас?

— Я… Я начну, — кивнул Луи, забирая смазку из протянутой руки Гарри. Он выдавил небольшое её количество на пальцы, посматривая на Гарри из-под ресниц. Тот пристально наблюдал, сузив глаза и плотно поджав губы. Затем Луи перевёл взгляд на свои руки, растирая между ними смазку, для того чтобы она согрелась. — Итак. Эм, ты введёшь свой член в мою задницу, ладно? Но для начала, я должен себя раскрыть, чтобы мне не было больно. Понимаешь?

— Член Гарри в раскрытой заднице Луи, да, — повторил он с коротким кивком головы. — Как задница Луи раскроется?

Луи усмехнулся, опустив голову. Затем он протянул свои влажные пальцы и помахал ими перед лицом Гарри.

— С помощью них. Сначала я введу в себя пальцы.

Гарри сел на пятки, положив руки на бёдра, и кивнул, словно говорил: «Начинай, я готов смотреть».

Поэтому Луи встал на колени и отвернулся от Гарри, чтобы тот отчётливо мог видеть, как сухой палец проскользил от мошонки до колечка мышц, чуть его задевая.

— Они вводятся сюда, — выдохнул Луи, выставляя влажные и блестящие пальцы. Он сделал глубокий вдох и скользнул одним внутрь. Другой рукой он нежно схватил мошонку, потирая её ладонью.

— Лу? — спросил Гарри срывающимся голосом. — Я трогать?

Луи многозначительно взглянул на него через плечо. Гарри придвинулся как можно ближе, пристально наблюдая, как палец выскользнул, затем погружаясь обратно. Веки Луи на мгновение затрепетали, и он закрыл глаза из-за силы ощущений. Слишком долгое время в нём ничего не было.

— Лу? — спросил Гарри более громким и отчётливым голосом. — Очередь Гарри?

— Да, — пробормотал Луи и вытащил палец. — Ты помнишь, с чего нужно начинать?

— Положить не-зубную-пасту сюда, — сказал Гарри, пошевелив двумя длинными пальцами. — Ввести в Луи. Медленно открыть.

— Именно, — выдохнул Луи, пихая тюбик в протянутую руку Гарри. — Быстрее. Блять, ты скоро будешь мне нужен.

Гарри яростно закивал; кудри упали на его лицо. Он открыл крышку и сильно надавил, выжимая на пальцы слишком много смазки.

— Твою мать, — буркнул он, и Луи не смог не ухмыльнуться.

Но когда он почувствовал, как дрожали руки Гарри, он остановил его и спросил:

— Ты уверен, что хочешь сделать это, Гарри?

Гарри отвёл взгляд со своих мокрых пальцев и взглянул на Луи, широко распахнув глаза.

— Да. Хочу трахаться.

— Ты боишься?

— Причинить боль Лу. Да. — Он кивнул. — Что если я не смогу тебя открыть?

Луи нежно улыбнулся и обернул руку вокруг его запястья.

— У тебя получится. Я объясню тебе, ладно? Просто слушай меня, и у тебя получится.

— Хорошо, — сказал Гарри, двигаясь ближе. Он положил одну руку Луи на бедро, а другую сжал в кулак за исключением указательного пальца. Луи вернулся к своему положению и развел ягодицы руками. Он уставился в одеяло, ожидая того момента, когда почувствует прикосновение Гарри.

Оно было мучительно дразнящим и нежным.

Гарри провел вытянутым пальцем по участку от яиц до дырочки Луи. Он прикоснулся подушечками к основанию мошонки Луи, а затем вернулся обратно, обводя его колечко мышц.

— Лу хорошо?

— Да. Ты можешь делать это немного быстрее, — пробормотал он.

Затем Гарри скользнул пальцем внутрь, толкая его до основания, и Луи подался задницей назад, чтобы почувствовать больше.

Это ощущалось удивительно, всего один палец, но Луи уже так отчаянно жаждал второй. Гарри был гораздо больше, чем он сам, гораздо толще. Подушечка его пальца была жёстче, костяшка выпирающее, и одно лишь знание того, как чувствовался внутри его палец, заставило Луи застонать.

— Другой, — проскулил он, чувствуя, как дрожали его бёдра. Он не был уверен, заставляло ли его вино чувствовать себя так отчаянно бессильно, или он просто был опьянён Гарри.

— Который?

— Любой, — удалось выдавить из себя Луи, прежде чем второй палец начал оглаживать колечко, проводя подушечкой по тому месту, где первый палец исчез в теле Луи. — Я хочу его, — добавил Луи, и Гарри аккуратно ввёл его внутрь.

— Так?

— Да, Гарри, — вздохнул Луи, отпуская ягодицы, чтобы приподнять себя над кроватью. — Потрясающее чувство. Ты… Ты можешь начать ими двигать?

Гарри вытащил пальцы наполовину, затем толкая их обратно. Медленно и изучающе.

— Быстрее. И… можешь их раздвинуть.

Луи почувствовал тот момент, когда Гарри развёл два пальца, растягивая его ещё с большей силой.

— Блять, — застонал Луи. — Хорошо. Очень хорошо. Вытащи их снова. Затем введи обратно, только быстро. Да, вот так. Блять, именно так.

Гарри начал быстро и грубо трахать его пальцами, свободной рукой сжимая и удерживая бедро Луи. Он сгибал и разводил пальцы, доставая их настолько, чтобы костяшки растягивали ободок мышц, затем скользя ими обратно.

— Ещё? — прохрипел Гарри, и Луи спешно кивнул.

— Да. Да, ещё. — Он задыхался, опустив голову и прижав подбородок к груди. Он мог видеть собственный член, налитый, красный и блестящий от естественной смазки.

Когда третий палец скользнул внутрь и коснулся его простаты, непозволительно громкий стон произвольно вырвался из глубины его горла.

— Блять, Гарри, я скоро кончу. Тебе нужно успеть войти в меня.

— Лу открыт? — спросил Гарри колеблющимся голосом и таким же отчаянным, как и у Луи.

Это было невозможно, ещё никто не испытывал такого отчаяния, как Луи сейчас, но несмотря на это, он точно знал, чего хотел. Видимо, поэтому он почти выкрикнул: «да».

— Нанеси больше смазки на член, пока полностью не будешь твёрдым.

— Гарри твёрдый уже вечность, — усмехнулся тот и вытащил пальцы из задницы Луи.

Луи обернулся через плечо, наблюдая, как Гарри более аккуратно, на этот раз, выдавливает смазку себе на пальцы. Он не шутил; головка его члена налилась почти фиолетовым цветом, иногда выглядывая из-под хватки кулака, которым Гарри часто водил вверх и вниз, покрывая всё основание смазкой.

— Тебе нельзя кончать, — поспешно сказал Луи, и Гарри перестал двигать рукой, ошеломлённо моргая. — Ты должен войти в меня. Ты должен трахать меня своим членом, пока он твёрдый. Так же, как ты делал это своими пальцами. Ты хочешь это попробовать?

Гарри часто закивал и придвинулся к нему. Луи протянул руку назад и взял в неё член Гарри. Он приставил его к своей заднице на ощупь, потирая головку члена об ободок мышц, а затем начал медленно насаживаться, вздыхая, в то время как принимал в себя всё больше и больше Гарри.

— Твою мать, — простонал Гарри, когда Луи полностью насадился. Он обернул руку вокруг собственного члена, крепко сжимая основание, чтобы не кончить сразу. Гарри был болезненно большим, но эта боль отдавалась во всех нужных направлениях. Медленно, без предупреждения, Гарри начал тщательно вколачиваться в его тело, и Луи всхлипнул.

— Да, Гарри, блять. Продолжай делать это. Сильнее.

Гарри крутанул бёдрами, а затем начал выходить из него каждый раз на чуть большее расстояние, прежде чем резко и грубо толкнуться обратно, и Луи закатил глаза, когда тому удалось задеть его простату после нескольких первоначальных толчков.

— Туда же, Хаз, попытайся толкнуться туда же, — заскулил Луи. — И сделай это жёстче. Я выдержу. Пожалуйста.

Поэтому Гарри вцепился в его бёдра ещё сильнее и вышел, оставляя внутри только головку, а затем яростно толкнулся вперёд.

Луи застонал, протяжно и пронзительно, когда член практически вышел из его задницы, а Гарри застонал глубоко и грубо на движении внутрь, и они оба громко застонали, когда Гарри увеличил темп, начиная ещё сильнее трахать Луи.

Волна оргазма нахлынула внезапно, она пронзила всё его тело и окрасила видение в раскалённый добела цвет. Он чувствовал, как судорожно сжимались его ягодицы, усиливая хватку вокруг члена Гарри.

Гарри простонал его имя из-за обрушившихся на него ощущений, замедляя движение бёдрами и давая себе прочувствовать, как стенки Луи отчаянно сжимались вокруг его члена, желая удержать его в себе немного дольше. Это чувство вскоре заставило кончить и Гарри, и Луи почувствовал очередной натягивающий свои обжигающие нити клубок удовольствия, пока Гарри в него изливался.

Когда дрожащие бёдра Гарри полностью прекратили своё движение, он медленно вышел из Луи, утягивая его себе на колени.

— Вау, — задыхаясь, произнёс Гарри, и Луи лениво поднял голову, чтобы на него взглянуть.

— Ага. Хорошо было, да?

Гарри улыбнулся и часто закивал.

— Без бананов тоже.

Эта причудливая черта Гарри заставила Луи рассмеяться и покачать головой.

— Лу трахать Гарри потом? Хочу кончить изнутри.

— Конечно, — неразборчиво из-за зевка сказал Луи. — Но не сегодня. Я затрахался.

— Затрахан Гарри. — Он улыбнулся, и Луи закатил глаза.

— Да, тобой. Но я имел в виду, что я устал. До сих пор голова немного кружится. Хотя, вообще-то, сильно. Перепил вина сегодня на ужине.

— Хорошо, — сказал Гарри и подвинул их, чтобы они могли лечь на подушки. — Ужин был хороший?

Луи пожал плечами, а затем перевернулся на бок и положил руку на грудь Гарри. Он закрыл глаза, вновь зевнул и сказал:

— Еда была хорошей, но её было мало. Вино было удивительным. Компания была нормальной.

— Он нормальный? Мужчина злой или приятный?

— Я думаю, он вполне хороший. Мы можем поговорить об этом завтра? Я, вроде как, не хочу об этом вспоминать, когда чувствую, как твоя сперма вытекает из моей задницы, — пробормотал Луи Гарри в кожу и почувствовал, как дёрнулись мышцы на его животе, когда Гарри издал смешок.

— Хорошо. Ночи Лу. Любить Лу. — Он прижался губами ко лбу Луи и обвил рукой его талию, притягивая ближе к себе.

В комнате царило молчание, пока тихий храп Гарри не начал раздаваться в тишине, а Луи не распахнул глаза, уставившись на спящего мальчика. Он действительно только что сказал«любить»?

***

 

— Ты опоздал. — Первое, что услышал Луи, когда зашёл в офис своего менеджера.

Луи пожал плечами. Он не совершил ничего преступного. К тому же, он не собирался избавляться от гудения в мышцах и лёгкого головокружения. Он чувствовал себя стоящим на вершине мира и собирался оставаться там же, потому что прошлой ночью Гарри оттрахал его, и это был невероятный секс, и Луи знал, что будет ещё лучше. Лучше, чем простоневероятный. Луи горел от нетерпения, и Гарри был настолько же взволнован этим утром, поэтому оно прошло восхитительно. Луи разбудил его утренним минетом, а это было более чем прекрасным началом дня.

— Где Гарри? — спросила она более мягким голосом, хотя складочка на лбу так и не исчезла.

— Завёз его в университет по дороге.

Она коротко и резко кивнула. Затем вдохнула воздух через нос, задержав на мгновение дыхание, и шумно выдохнула через рот. Она широко улыбнулась, замерла, а затем её лицо снова приняло сосредоточенное выражение. Луи помнил, как удивился первый раз, застав её за этим ритуалом, но затем она поспешно ему объяснила, что это был её способ расслабиться, когда она нервничала или злилась. На этот раз она определённо злилась.

— Итак, ты сказал, что узнал нечто новое о Гарри. Что же это?

Теперь, когда атмосфера более или менее разрядилась, Луи плюхнулся на стул перед её столом.

— Да. Эм, я говорил вам, что кое-что нашёл, когда был в джунглях с Гарри? Ну, в его доме на дереве?

Она недоумённо моргнула.

— Никогда. В его доме на дереве? И что ты подразумеваешь под словом «кое-что»? Тебе лучше объяснить мне.

— Хорошо. Так. Ну… Ладно, — начал заикаться Луи, и его менеджер вскинула бровь. Он прокашлялся и продолжил. — Когда я был в джунглях с Гарри эти несколько часов, он провел мне небольшую, так скажем, экскурсию. Познакомил меня со своей семьёй горилл и принёс в этот дом на дереве. Он был заброшен, но там была одежда, книги, мебель и прочие вещи, принадлежавшие человеку. И это заставило меня задуматься, а кто же там жил? Я хочу сказать, что Гарри точно не жил там в течение длительного времени, потому что он не имел ни малейшего представления о некоторых вещах. Кроме кроватки. Он сказал, что она была его. Поэтому я подумал, что это место, где он жил, когда был ребёнком. Предположительно со своими родителями.

— Скорее всего, — кивнула менеджер.

— Да? Ну, так вот, это заставило меня задуматься, что же случилось с его родителями. Как Гарри остался совершенно один в джунглях среди горилл. Там было много книг, журналов и вырезок из статей, поэтому я их забрал. Думал, что если прочитаю, то смогу найти ответ на свой вопрос. Я откладывал это несколько дней, но потом всё же решился прочитать. Я с Лиамом, Зейном и Найлом просмотрели журналы и выяснили кое-что очень важное.

Луи замолчал, и в комнате воцарилась тишина, пока её не прервал голос менеджера.

— И что же?

— Его родители живы. Или были, когда… гориллы стали его семьёй. Они украли его. Обезьяны, я имею в виду. Украли Гарри, когда он был ещё совсем младенцем. Ему было два года, это же ещё младенец? И сейчас они, наверное, живут, думая, что он мёртв, хотя он здесь, со мной.

— Ты рассказал ему?

Луи покачал головой, и менеджер одарила его таким взглядом, который заставил его съёжиться.

— Я собираюсь. Просто ждал подходящего времени.

— Подходящее время настало тогда, когда ты об этом узнал. Я думала, ты хочешь, чтобы он умел принимать свои собственные решения и был личностью? Это то, что ты говорил, когда мы ездили в университеты.

— Да, всё верно! Я просто-

— Не хочешь, чтобы он от тебя уходил?

Луи замер, а затем со стоном навалился на спинку.

— Я даже не думал об этом! Вы считаете, что он уйдёт? Я просто не хотел его пугать. Я не хотел, чтобы он начал паниковать, понимаете? Я волнуюсь, когда он напуган. Но… Блять. Теперь он не только со мной. Он с Зейном, Лиамом и Найлом, конечно, но я же его любимый человек, а теперь, когда он встретится со своими родителями, буду ли я всё ещё таким же любимым? Это чертовски… Блять. Да пошло оно всё. — Луи пнул край стола, заставляя стул укатиться на несколько дюймов назад.

— Перестань беситься, — сказала она, закатив глаза, и Луи снова пнул её стол. — Ему пойдёт на пользу иметь семью, вместо обычных друзей. Ты просто будешь им делиться, назовём это так.

— Я знаю. Но не хочу, — проворчал Луи и скрестил руки. Он вёл себя в точности как ребёнок. Он даже мог выпятить подбородок и надуть губы для завершения образа.

— Это эгоистично, и ты это знаешь.

— Ага.

— Если ты его любишь, то сделаешь всё, чтобы ему было хорошо, и я думаю, тебе стоит рассказать ему о его родителях. Будет он искать их или нет, это решение стоит за ним, но никак не за тобой.

— Да, вы правы, — буркнул Луи, прижав подбородок к груди. Теперь, когда его истерика закончилась, он смущался посмотреть менеджеру в глаза. Но затем осознание ударило по нему, и Луи пришлось на неё взглянуть и фыркнуть. — Подождите. А кто сказал, что я его люблю? Я встретил его около месяца назад.

— Я не говорю, что ты любишь его именно так. Возможно, ты любишь его так же, как любишь Зейна. Кстати говоря, о нём, ты уже уговорил его подписать с нами контракт?

— Не-а, вы же знаете, что он помешан на искусстве, — с издёвкой произнёс Луи.

Она вздохнула и кивнула головой, расслабленно откидываясь на спинку кресла.

— Как тебе прошлая ночь?

Луи пришлось на мгновение задуматься, о чём конкретно спрашивала его менеджер, потому что как только он услышал слова «прошлая ночь», он почти сказал: «Меня трахнул Гарри», чем она вовсе не интересовалась.

— Свидание, точно. Эм, всё прошло нормально. Он не такой засранец, каким казался раньше.

Она улыбнулась.

— Хорошо, я рада это слышать, потому что следующее ваше свидание пройдёт в четверг, и ты пойдёшь с ним на премьеру его фильма. Затем в субботу у фотографа, который ездил с вами в джунгли, будет проходить выставка, и он пригласил тебя и этого высокомерного, как ты говоришь, засранца. Он так же пригласил Гарри, но я думаю, брать его — это не очень хорошая идея.

— Зачем он пригласил Гарри?

— Не знаю, но как я уже сказала, ему не следует туда ходить. Я не могу предсказать, как он будет себя вести, и это определённо будет тебя отвлекать. А это будет уже, между прочим, твоё третье свидание с актёром.

— Вы правы. Хотя я всё равно скажу ему, что он приглашён.

— А насчёт его родителей?

— Да, — вздохнул Луи. — И про это тоже.

— Хорошо. Я только что получила письмо по почте насчёт вашего номера в отеле. С двумя спальнями.

Луи на мгновение нахмурился, затем вспоминая, что ему было предложено в контракте. Он улыбнулся.

— Да? А какой номер?

— Один из лучших. Твой знаменитый актёр тоже там проживает, поэтому он определённо хороший.

— Ещё бы, — фыркнул Луи. Он подумал, что всё же жить там в течение недели или около того будет вполне неплохо. Их будет окружать роскошь, и Гарри увидит другую часть Лондона. Без сомнения, отель находился в центре. Там располагались все престижные заведения.

— Когда мы можем переезжать?

— Как вам угодно. Прямо сейчас, если хочешь, он забронирован с сегодняшнего дня.

— Круто, я пойду собирать вещи. Зейн будет счастлив освобождению его комнаты для работы. У него скоро экзамены, поэтому я так в этом уверен. Нам нужно ещё что-то обсудить?

— Да, твою карьеру. У меня есть список намечаемых работ, которые тебе предложили, и я хочу, чтобы ты его просмотрел. Обведи те, в которых ты больше заинтересован. Я подчеркнула те, которые, по моему мнению, лучшие, но всё же решение стоит за тобой. Хотя я очень разозлюсь, если ты не выберешь Армани.

— Твою мать. Армани? — пробормотал Луи и взял список из рук менеджера.

— Да. У тебя огромные возможности, Луи. Возьми список домой и позвони мне потом, когда будешь готов поделиться решением. Я уверена, что тебе не терпится вернуться к Зейну, чтобы поговорить с Гарри.

— Он в университете, — пробурчал Луи, по-прежнему не отрывая взгляда со списка. Чёрт подери. Гуччи? И Хьюго Босс вновь не прочь с ним поработать? — А есть такие компании, которые будут требовать подписания контракта только лишь с ними? Вы сказали по телефону, что это один из главных вопросов.

— Только Бёрберри, насколько я знаю. Помни, Луи, что это лишь предложения попробовать свои силы в работе. Тебе лучше выбрать как можно больше вариантов, а не ограничивать себя одним.

— Да, хорошо, — кивнул Луи и приподнялся с сиденья. — Я возьму его домой и тщательно просмотрю. Хотя для начала поговорю, наверное, с Гарри. Надеюсь, он не сильно разозлится.

***

 

Луи провёл лишь час в квартире Зейна, а затем, не в силах больше сидеть на месте, помчался в университет, чтобы забрать Гарри.

Он не был уверен в правильности своей идеи, но всё же взял с собой некоторые журналы. Он отдаст их Гарри, потому что он единственный, кто должен иметь с этим дело.

Гарри как раз был на полпути какого-то научного эксперимента, когда Луи пришёл туда. Он сидел за компьютером и попеременно щёлкал мышкой, и когда Луи спросил, что происходит, учёные ответили, что Гарри проходит тест на реакцию. Главный учёный больше ничего не сказал, и Луи не стал спрашивать.

Как только тест закончился, Луи спешно зашёл в комнату, и Гарри расплылся в улыбке.

— Лу! — вскричал он, и Луи улыбнулся в ответ.

— Привет, Хаз.

— Лу пришёл смотреть?

— Нет, Хаз, я пришёл кое-что тебе рассказать. — Затем он обернулся к учёным. — Я могу забрать его сегодня пораньше?

— У нас запланировано ещё два эксперимента после перерыва. Это не может подождать?

— Я иду сейчас, — сказал Гарри и вышел из комнаты, не говоря ни слова. Луи виновато улыбнулся и бросился за ним.

Гарри остановился, только когда они вышли из здания, и плюхнулся на скамейку.

— У Лу есть бананы?

— Не-а, но я могу купить тебе, если хочешь?

— Всё нормально. Гарри ждать. Ты хочешь что-то сказать? Серьёзное? Важ- нуе?

— Важное, — любезно исправил его Луи. — Да, это очень важно. Я думаю, мы должны вернуться к Зейну, чтобы я рассказал тебе об этом.

Гарри покачал головой и протянул Луи руку. Когда городской мальчик взял предложенную ладонь, Гарри потянул его на себя, заставляя сесть рядом.

— Скажи мне сейчас, пожалуйста. Если это важно.

— Ладно. — Луи глубоко вздохнул, а затем протянул журналы Гарри. Тот просто недоумённо моргнул, поэтому Луи продолжил. — Я привёз их из джунглей. Они принадлежали твоим родителям. Человеческим родителям.

Гарри нахмурился.

— Что они?

— Журналы. Твои родители их написали, и я… Я их прочитал.

— Что они говорят?

— Я… Чёрт. Ладно. Они говорят о том, что тебя от них забрали. Тебя забрали гориллы. Ты это знал?

Гарри не реагировал. Он неподвижно сидел, не дыша и не моргая, а затем, когда Луи уже хотел что-то добавить, он коротко и резко кивнул.

Теперь настала очередь Луи замереть.

— Ты знал?

— Да, я знал. Гарри знать.

— Тебе Зейн рассказал?

Гарри покачал головой.

— Мама-горилла рассказала. Сказала, что я болел. Сказала, что вылечит. Вернулась, люди ушли.

— Но они остались ещё на несколько дней, чтобы найти тебя. Вот, что говорится в журнале. Там написано, что они остались, продолжая поиски, но потом сдались и вернулись домой. Ты хотел… Ты хочешь их найти?

Гарри проигнорировал последний вопрос и хмыкнул.

— Мама-горилла не врать. Люди врать. Гориллы никогда не врать.

— Я… Я не понимаю, Гарри. Я не понимаю, как она тебе рассказала, как ты это понял, и как ты можешь доверять ей больше, чем своим родителям.

— Горилла родитель. Не мама в человеческом понимании, но мама в понимании Гарри.

— Ты не хочешь заполучить ответы? Не хочешь их искать?

Гарри вновь просто моргнул, а затем встал, выхватывая журналы и устремляясь в том направлении, откуда они пришли.

Луи тут же вскочил, следуя за ним.

— Гарри, подожди! Прости меня, ладно, мы можем просто забыть об этом.

— Я — нет, — бросил тот через плечо, и Луи уже хотел спросить, что он имел в виду, когда Гарри вновь зашёл в отделение психологии.

Луи мог только смотреть, как он всунул журналы в руки учёных, не произнеся ни единого слова.

— Гарри? — осторожно сказал Луи, когда парень обернулся к нему лицом.

— Они найдут их для тебя. Ответят на твои вопросы. Я хочу домой.

— Но я не… Это не то, что я имел в виду. Мне не нужно об этом знать, я просто думал, что ты должен быть осведомлён.

— Мама Гарри дома в джунглях. Гарри не нуждаться маму в городе. Но Лу не доверять маме-горилле. Гарри хотеть найти ответы и показать, кто врёт. Всегда люди. Гориллы не могут врать.

— Я верю тебе, Гарри. Правда. Тебе не нужно этого делать. Я просто не-

— Понимаю, — закончил за него Гарри, коротко кивнув. — Поэтому Гарри покажет.

Они замолчали, просто уставившись друг на друга, ожидая, кто же первым разорвёт тишину. Луи не мог прочитать мысли Гарри, были ли он безразличен к происходящему, был ли он зол или расстроен.

— Мы идём к Зейну, — сказал Гарри и взял Луи за руку.

Луи кивнул и позволил Гарри волочить его за собой в полной тишине. Его беспокоили слова Гарри. Не те, в которых он обвинял людей во вранье, а те, в которых он сказал, что знал об уходе его родителей, но просто молчал всё это время.

Он позволил мыслям хаотично кружиться в его голове, когда внезапно остановился и напрямую спросил Гарри:

— Когда ты сказал про дом, что ты имел в виду?

— Джунгли. Я хочу вернуться. Но только тогда, когда ты захочешь.

— Я никогда не захочу, чтобы ты туда возвращался. Я хочу, чтобы ты остался со мной.

— Нет, я говорю… Когда Лу захочет вернуться обратно вместе с Гарри. Но Гарри оставаться в городе ради Луи. Пока Луи не захочет вернуться домой, Гарри оставаться с ним.

— Но что если я никогда не захочу возвращаться в джунгли?

Гарри улыбнулся.

— Захочешь. Когда Лу поймёт, что любит Гарри, Лу будет знать, где находится его дом.

***

 

* - перевод с фр. "ты задел мои чувства"


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-08-27; просмотров: 377. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.148 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7