Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

СОЦИОМЕТРИЧЕСКИЕ ТЕХНИКИ





Методика позволяет отобразить в графической форме и сделать предметом анализа особенности внутрисемейных отношений, основанные на предпочтениях. Она помогает учитывать эти предпочтения при организации внутрисемей­ного общения.

Членам семьи задают вопросы о том, с какими членами се­мьи они предпочли бы делать или уже делают какие-то опреде­ленные вещи.

Обычно задаются два рода вопросов:

· С каким членом семьи вы привыкли...?

· С каким членом семьи вам бы хотелось...?

Вот некоторые примеры окончания вопросов:

· ходить в кино

· говорить о личном

· ходить в гости

· составлять планы .'•

· заниматься работой по дому

· сердиться ,..„„■

· обниматься

· вести интеллектуальную беседу

· работать вместе

· не иметь ничего общего

· шутить или рассказывать анекдоты

· ругаться

· играть

· обманывать ' "

· не разговаривать ' '

· смотреть телевизор t : Л

· заниматься спортом

· читать стихи

· ходить за покупками

· убежать из дома

· поехать на пляж (за город, в центр города,в горы)'" ., ■ чему-нибудь научиться

· убираться в доме

· чувствовать себя защищенным, когда он рядом

· чувствовать себя хорошо в его присутствии

· чувствовать себя возбужденно в его присутствии ,'.., ■ чувствовать грусть в его присутствии

· чувствовать себя усталым в его присутствии

Ответы на эти вопросы отображаются в виде графической схе­мы, которая затем анализируется. Информацию о символах, ко­торые используются для построения схемы, рекомендуем найти в руководстве Р. Шермана и Н. Фредмана [1997, с. 133].

Модификацией данной методики является игра «Угадай кто» - «Кто в семье...?» Например: больше всего любит стро­ить планы, больше всех командует, больше всех ворчит, са­мый одинокий, самый злой, самый умный, самый смешной, самый теплый, больше подходит для откровенных разгово­ров, самый сильный, самый ловкий, лучший повар, самый щедрый, самый добрый, наиболее склонный к меланхолии, самый умелый, самый большой оптимист/пессимист, самый энергичный.

Для более четкого определения альянсов и отвержений чле­нов семьи просят в ответах на вопросы сделать первый и второй выборы. Второй выбор при этом может быть обозначен на схеме другим цветом.

Можно выбрать вариант работы, когда в схему включаются возможные ответы членов расширенной семьи.

Считается, что чем более дифференцированной является се­мья, тем более широк разброс взаимных выборов в ответах на заданные вопросы. Тот, кого я выбираю для того, чтобы схо­дить за покупками, необязательно, с моей точки зрения, самый инициативный человек или же самый умелый человек в семье.

Методика хорошо подходит для исследования рассогласова­ния внутрисемейных ролей и ролевых ожиданий. Это зачастую является подоплекой потенциального конфликта или неудов­летворенности.

 

 

ПСИХОЛОГИЯ СЕМЬИ И СЕМЕЙНОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ Психологическое консультирование по семейным проблемам имеет два источника: 1. Знания, полученные в процессе эмпирических исследований по психологии семьи, закрепленные в соответствующих научных статьях и пособиях В этом случае психологическое консультирование по проблемам, связанным с семейной жизнью, при­обретает форму психологического просвещения. Основным методом оказания воздействия становится доведение до клиен­та имеющей отношение к его проблемам психологической информации. 2. Представления о семье и методы, сложившиеся в непосредственной практике работы с семьями. Эту совокупность знаний на Западе принято называть семейной терапией. Каче­ство этого знания подтверждено не в процессе научных исследований, а самим фактом широкого использования этого знания в современном контексте. В современной семейной терапии можно выделить ряд направлений: 1. Структурная модель работы с семьей (С. Минухин, Б. Монтальво, Б. Герни, Б. Розман, Г. Апонте, М. Вальтере, С. Гринштейн). Наиболее известная, используемая и разра­ботанная модель. 2. Модель психологического консультирования семьи, основанная на теории семейных систем М. Боуэна (психодинамическая модель). Основные представители: М. Боуэн,М. Николе, Д. Ульрих, И. Бошормени-Надь. Вторая по известности и распространенности модель после структурной моде­ли. 3. Коммуникационная модель работы с семьей (Г. Бэйт-сон, П. Вацлавик, В. Сатир, Д. Гриндер, Р. Бэндлер). 4. Основанная на опыте модель работы с семьей (К. Вита-кер, Р.И. Беквар, С. Кох). 5. Стратегическая модель работы с семьей (Д. Хейли, К. Маданес, М. Сельвини Палаззоли, П. Пэпп). 6. Поведенческая модель работы с семьей (С. Гордон, Н. Давидсон, С. Кратохвил, Р. Дрейкурс, Е. А. Блешмен и др.). 7. Трансакционная модель психологического консуль­тирования семьи(Э. Берн, Т. Харрис). Существует также и ряд других направлений [см. Браун, Кристенсен, 2001; Кратохвил, 1991]. Они возникали и разви­вались в тестом контакте друг с другом, много заимствовали друг от друга, поэтому подчас не очень легко провести между ними границы, отделить в каждом конкретном случае общее от специфического. Кроме того, отдельные представители этих направлений не слишком заботились о методологиче­ских тонкостях. Их больше волновало то, насколько эффек­тивными они являются при оказании помощи клиентам. Этим объясняется то, что порой одного и того же автора могут по­местить одновременно и в один, и в другой подход. В целом же можно сказать, что к настоящему времени сложилась уже достаточно оформленная методология работы с клиентом в рамках семейной терапии со своей специфической структу­рой понятий и методов, используемой представителями всех направлений. Изучать этот понятийный аппарат удобно на ос­нове самой разработанной в методологическом отношении мо­дели - структурной. Тем более что эта модель наиболее широ­ко используется в практике психологической помощи семье на Западе. В настоящее время просто невозможно оказывать квалифи­цированную консультативную помощь по семейным пробле­мам, не зная основных положений и достижений семейной те­рапии. Рассмотрим наиболее известные и используемые под­ходы. 3.1. Структурная модель психологического консультирования семьи Основные представители · Минухин Сальвадор (Minuchin Salvador). · Монтальво Бролио (Montalvo Braulio). · Герни Бернард (Guerney G. Bernard). · Розман Бернис (Rosman Bernice). Литература на русском языке · Навайтис Г. Семья в психологической консультации. М.: Московский психолого-социальный институт; Воронеж: Изд-воНПО «Модэк», 1999. · Браун Дж., Кристенсен Д. Теория и практика семейной психотерапии. СПб.: Питер, 2001. · Эйдемиллер Э.Г., Юстицкис В. Психология и психотера­пия семьи. СПб.: Питер, 1999. (Случай консультирования Бро­лио Монтальво семьи девочки Манди, которая устраивала дома поджоги.) · Саймон Ричард. Один к одному. Беседы с создателями се­мейной терапии / Пер. с англ. М.: Класс, 1996. · Минухин Сальвадор, Фишман Чарльз. Техники семей­ной терапии / Пер. с англ. М.: Класс, 1998. Литература на английском языке · Families of the Slums: An Exploration of their Structure and Treatment / Salvador Minuchin, Braulio Montalvo, Bernard G. Guerney. - New York - London: Basic books, 1967. · Johnson Carl F. Detriangulation and Conflict Manage­ment in Parent - Adolescent Relationships: a Model // Contemporary Family Therapy. An International Journal. V 15, N2, April, 1993. Основные понятия структурной модели консультирования семьи Структура семьи; субсистемы семьи (холоны); внутрисе­мейные границы (границы между субсистемами). Структура семьи Понятие «структура» в русском языке означает взаиморас­положение и связь составных частей чего-либо, строение чего-либо. Структура семьи— сеть требований и функций (соответст­вующих видам внутрисемейной деятельности), формирующая способы взаимодействия в семье, а также основанные на них постоянные, поддающиеся предсказанию типы (способы) пове­дения. Фактически, когда говорят о структуре семьи, имеют в виду те правила, которые существуют в семье, по которым се­мья функционирует. На основе чего существуют эти правила? Что заставляет се­мью вырабатывать эти правила, жить по ним, сохранять их на протяжении длительного времени? В рамках структурной модели применительно к этому за­просу говорят о системе поддержания структуры семьи,ко­торая состоит из двух частей: 1. Генетическая система поддержания структуры, се­мьи основана на некоем врожденном, генетически заданном ощущении относительно того, что будет правильным, верным применительно к семейной жизни, а что нет. В процессе жизни у человека могут сформироваться установки на семейную жизнь, противоречащие требованиям генетической системы поддержания структуры семьи. В таком случае говорят о необ­ходимости возрождения структуры семьи на основе требова­ний, заложенных в человека природой. Считается, что генетическая система поддержания структу­ры семьи прежде всего определяет параметры внутрисемейной иерархии. Слово «иерархия» происходит от греч. hieros - свя­щенный и arche — власть. Речь здесь идет об отношениях к власти - подчинениях, но основанных не на насилии, а на идущем из глубины личности признании авторитета другого. Это же предполагает, что фигура, которой делегирована власть, берет на себя и тяготу ответственности, связанную с этой властью. Бесспорным считается в рамках этой модели работы с семьей, что авторитет родителей должен быть всегда и везде выше авторитета детей. Обычно так и бывает в здоро­вой семье, где родители не разрушили сами генетическую сис­тему поддержания семьи. Делать они это могут, например, подрывая авторитет друг друга в глазах ребенка. Несколько более оспариваемой, но тем не менее также существующей в рамках данной модели является точка зрения, что нормаль­ной является ситуация, когда муж в семье обладает несколько большей властью и ответственностью, чем жена. Если этого нет, женщине приходится брать на себя мужские функции для того, чтобы семья нормально функционировала, что не может не вызывать у нее чувство дискомфорта, досады по от­ношению к мужу, мужчинам вообще. 2. Система комплиментарных (дополняющих друг друга) ролей (от англ. complement - дополнение, ком­плект). Слово «роль» в данном контексте обозначает опреде­ленный способ поведения человека в отношениях с другими людьми, сложившийся у него при жизни, наиболее предпо­читаемые формы взаимоотношений с другим человеком. Обычно мы склонны подстраиваться под ролевую позицию лица, с которым мы вынуждены взаимодействовать. Если роли двух взаимодействующих людей не будут дополнять друг друга (например, один более компетентный, другой бо­лее эмоциональный, увлекающийся), то их отношения лег­ко могут стать конфликтными, совместная деятельность не будет эффективной, совместное пребывание будет вызывать дискомфорт. Таким образом, сама логика взаимоотношений толкает двоих на то, чтобы их ролевые позиции дополняли друг друга. Итак, как мы видим, семейные правила, составляющие структуру семьи, проявляются во внутрисемейной иерархии и ролях. Иерархия и роли не всегда четко осознаны, нередко причины их появления забыты, но они непременно сбаланси­рованы и дополняют друг друга. Если этого нет, то семья не функционирует, т. е. фактически распалась. Субсистемы семьи (холоны) Субсистемы семьи -это некие подгруппы внутри семьи, объединенные вокруг какой-либо внутрисемейной или вне-семейной задачи и соответствующей ей деятельности. При­ставка «суб...» (от лат. sub - под) обозначает здесь включен­ность некоей системы в более широкую систему - семью. В рамках структурного подхода и семья сама по себе рас­сматривается как часть более широкой социальной систе­мы - сообщества. Даже один какой-нибудь член семьи может рассматри­ваться как субсистема внутри семейной системы. Но наибо­лее часто говорят о следующих субсистемах: субсистема суп­ружеской пары, субсистема родителей и субсистема детей (сиблингов - братьев и сестер). При этом один и тот же член семьи в разное время может входить в разные субсистемы семьи. Субсистема супружеской пары начинает особенно актив­но формироваться с заключением брака. Через некоторое время после заключения брака супруги начинают замечать, что их ожидания друг относительно друга не всегда совпада­ют. Одни видят в этом повод для разрыва, другие выбирают идти путем согласования ожиданий и приспособления друг к другу. Последний путь в рамках структурной модели кон­сультирования семьи представляется более предпочтитель­ным, ибо трудно найти людей, которые с самого начала пол­ностью бы подходили друг к другу. Представление о сущест­вовании подобного рода ситуаций - скорее миф, чем реаль­ность. Предварительная установка на согласование и приспособ­ление и способность это осуществлять связываются с опы­том, приобретенным в родительской семье. Представляется полезным, если будущие супруги в детстве имели возможность наблюдать конструктивные образцы согласования и приспособ­ления в отношениях между родителями. Если они были лише­ны подобного опыта, то определенную пользу могут оказать навыки согласования и приспособления, выработанные в дружбе, в совместном проживании во время учебы или в летних лагерях. В конце концов, эти навыки могут форми­роваться и непосредственно в супружеском взаимодействии, если супруги имеют сильные установки на сохранение брач­ной жизни и высоко оценивают значение себя для другого и другого для себя. Итак, основной деятельностью, объединяющей супругов в супружескую субсистему на начальных этапах брака, явля­ется аккомодация (приспособление) супругов друг к другу. Происходит согласование ожиданий относительно близости-удаленности, распределения домашних обязанностей, уров­ня и рода допустимых контактов. Так формируются правила поведения супругов в семье, которые закрепляются в виде ти­пичных форм поведения супругов друг по отношению к другу в рамках основных функций семьи - семейных ролях, кото­рые, как правило, должны носить комплиментарный харак­тер. Таким образом, выстраивается структура семьи. В про­цессе этого, в частности, супруги все более приобретают и обогащают свой опыт согласования и приспособления, все более формируются правила и набор ролевых позиций отно­сительно того, как это делать. Неконструктивные способы воздействия на другого в пе­риод согласования и приспособления (уход, угроза развода, причинение вреда имуществу другого или совместному иму­ществу, попытки суицида, демонстративный алкоголизм и другие деструктивные способы воздействия на другого) не позволяют семье чутко реагировать на те изменения, кото­рые происходят внутри нее и вне ее, требующие изменения ее структуры, нового согласования, пересмотра устоявшихся ролей. В таком случае в семье может надолго сохраниться структура, ущемляющая потребности одного или многих членов семьи, приводящая к неэффективному функциониро­ванию семьи. Переход к новой структуре, связанной с новым этапом жизни семьи, происходит в таком случае не плавно, а в результате кризиса (резкого, крутого перелома, связанно­го с тяжелыми последствиями для членов семьи). Этому предшествует доведение одной из сторон до крайней степени терпения. Субсистема родителей начинает складываться в семье с момента осознанного решения о появлении в ней ребенка. Понятия супругов об отцовстве и материнстве могут быть различными, в интересах ребенка требуется их согласовать. Для того, чтобы этот процесс прошел успешно, требуется позитивный опыт согласования и приспособления, приобре­тенный в субсистеме супружеской пары. Требуется согласо­вать цели воспитательного процесса и способы (средства) воспитания, установить в семье четкую систему правил, ориентируясь на которые, ребенок мог бы развивать непро­тиворечивую, полезную для его личностного развития мо­дель поведения. В семье должна быть создана на основе авторитета роди­телей семейная иерархия, в которой дети не являются рав­ными с родителями. В рамках этой иерархии через субсисте­му родителей дети приобретают умение чувствовать автори­тет и учатся сотрудничать в ситуации неравных авторите­тов. Важно, чтобы субсистема родителей постоянно изменялась в соответствии с потребностями постоянного взросления ребен­ка. Например, дошкольника родительская субсистема должна опекать, а у подростка воспитывать самостоятельность и ответ­ственность. Кроме того, правила в семье должны изменяться таким образом, чтобы учитывать потребности всех растущих в семье детей. Если у родителей не выработалась способность к согласованию и приспособлению, то структура семьи меняет­ся с трудом, напряжение между родителями и детьми периоди­чески нарастает, проявляясь в конфликтах различной степени д еструктивности. Субсистема детей (сиблингов). Ее назначение - предоста­вить ребенку возможность самостоятельно изучать отношения сверстников, на опыте непосредственного участия воспитывать способность к согласованию и приспособлению, учиться само­стоятельно делать выборы в различных ситуациях, ставить пе­ред собой цели и развиваться самостоятельно. Это социальная лаборатория, где можно экспериментально общаться без ответ­ственности перед взрослыми и их компетенции, стесняющей самостоятельность. Границы между семейными субсистемами Структуру семьи характеризует и понятие границ. Понятие «граница» помечает правила, которые определяют уровень и род допускаемых контактов между субсистемами, регулируют отношения между субсистемами, а вместе с тем и внутри них. Выделяют следующие виды границ: ригидные, диффуз­ные и четкие. О ригидных границах говорят, когда правила семейной жизни чересчур изолируют членов семьи друг от друга и от общества. Проявляется это в агрессивных взаимоотношени­ях между членами семьи. Они живут как бы поодиночке и в борьбе друг с другом. Выражением ригидных границ явля­ются фразы: «У меня свои заботы», «Займись своими дела­ми». Члены семьи автономны, однако семье трудно функцио­нировать, так как не происходит согласование и приспособ­ление. Дети, растущие в такой семье, приобретают навыки борьбы за себя, но не вырабатывают навыков согласования и приспособления. Общение между субсистемами скудное. Лишь интенсивные кризисы, экстремальный стресс сплачи­вают семью, чтобы помочь какому-либо ее члену. Члены се­мьи с ригидными границами чаще всего ищут помощи за пределами своей семьи. Относительно диффузных границ можно выделить, по край­ней мере, два варианта: 1. Каждый член семьи постоянно заботится о каждом, постоянно пытается помогать и оказывать помощь. Слишком много согласования и приспособления, поэтому утрачивается автономия, а вместе с тем и возможность экспериментиро­вать. Дети в такой семье могут быть уверены в родителях, но не уверены в себе. Дети лишаются ориентиров в области чувств, не знают, какие чувства их собственные, а какие - от­звук родительских. Им трудно устанавливать отношения за пределами семьи, нелегко создавать новую семью, особенно если они не получают более интенсивной поддержки, чем была в родительской семье. Не ясны функции субсистем. Очень часто одна субсистема растворяется в другой (субсисте­ма пары в родительской субсистеме, родительская субсистема в субсистеме пары и т. д.). 2. Возникновение семейных треугольников, т. е. таких взаимоотношений, когда один человек (например, ребенок) во­влекается в отношения двух других членов семьи (например, родителей) с целью их оптимизации. Частным случаем может служить ситуация, когда информация, адресованная одной стороне (от жены к мужу) передается третьей стороне (не мужу, а сыну). Таким образом, сын может стать для матери заменой мужа - супружеская субсистема поглощает родительскую. Треугольники возникают потому, что трудно бывает порой людям концентрировать все внимание друг на друге, сохра­нять отношения один на один. Обычный сценарий предполага­ет объединение двух близких членов треугольника против « внешнего »(третьего) и обсуждение различий двоих по сравне­нию с третьим. Жизни другого при этом уделяется больше вни­мания, чем своей собственной жизни. Другой вид треугольника - мать по мере взросления ребенка видит в нем негативные черты отца, с которым она находится в молчаливом конфликте. Она все более проецирует на ребенка отрицательные черты его отца, вступает с ним в конфликт, как будто со своим мужем, что дает выход ее эмоциям и до поры со­храняет семью (detoured - как бы «заворачивает» в ребенка). Это может приводить к девиантному поведению ребенка - он оправ­дывает ожидания матери. До определенного момента существования семьи тре­угольники выполняют в ней полезную функцию - они под­держивают баланс между близостью и отдаленностью, помо­гают отрицательным эмоциям у кого-либо из членов семьи не превышать «критической массы», способной разрушить семью. По мере того как треугольники становятся препятст­вием для развития личности кого-либо из членов семьи (как правило, это идентифицированный пациент - тот, по пово­ду которого семья обратилась за помощью), треугольники нуждаются в ликвидации (детриангуляции). Проблема идентифицированного пациента (который может совершить преступление, заболеть или может иметь место ранняя бере­менность) - это проблема модификации устаревшей струк­туры семьи. Потому что если идентифицированный пациент перестанет совершать подобные поступки, то старая струк­тура семьи оказывается под угрозой (например, если субсис­тема пары поглощена родительской субсистемой, то взрос­ление ребенка приведет к тому, что родителям нечего будет вместе делать). Четкие границы между субсистемами - наиболее жела­тельный их вариант, нечто среднее между ригидными и диффузными. Они символизируют равновесие свободы и контроля, помогают членам семьи чувствовать взаимозависимость, но не мешают проявлению их индивидуальностей. Цели психологической помощи семье в рамках структурной модели Коротко их можно определить как воссоздание семейной структуры и иерархии. Раскроем это более подробно: 1. Создание эффективной иерархической структуры в семье, в которой родители являются авторитетом для детей. 2. Создание эффективной родительской коалиции, в кото­рой родители поддерживают друг друга при предъявлении тре­бований детям. 3. Расширение субсистемы детей в субсистему сверстников, побуждение к общению вне семьи. 4. Создание отвечающих возрасту детей условий, для экспе­риментирования с автономией и независимостью. 5. Обособление субсистемы пары от субсистемы родите­лей. 6. Коммуникация в семье должна строиться по определен­ным правилам. 7. Отец должен играть главенствующую роль в семье. 8. Доминирующий аффект, связанный с проверкой прочно­сти линий власти в семье, агрессией, соперничеством должен смениться на чувства, связанные с заботой друг о друге. Далее мы подробнее рассмотрим сущность этих целей. Работа психолога с семьей 1. Психолог включается в семью и занимает в ней позицию лидера, признавая ценности семьи и приспосабливаясь к ее стилю жизни. 2. Изучение структуры семьи, особенностей коммуникации в семье, аффективной системы. 3. Трансформация структуры семьи через: а) демонстра­цию иного стиля общения; б) интерпретацию семье ее структу­ры; в) рекомендацию изменить действие и сразу же это повто­рить и т. д. Ниже мы подробнее рассмотрим те нарушения структуры семьи, которые являются объектом заботы в рамках структур­ной модели, и конкретные способы работы с ними. Типичные нарушения жизнедеятельности семьи, которые выделили Сальвадор Минухин с коллегами в семьях трущоб Нью-Йорка (1967) I. Базовой особенностью семейного и околосемейного окру­жения является его непостоянство и непредсказуемость во всех сферах семейной и околосемейной жизни. Врезультате растущие дети испытывают огромные трудности в определении для себя значений различных событий и явлений окружающе­го мира и самоопределении (выработке своих четких позиций по отношению к окружающему миру). Они живут в мире, объ­екты и события которого имеют скоротечные (преходящие) ка­чества: 1. География дома и его обстановка (композиция) препят­ствуют развитию у ребенка чувства, что «я имею свое место в мире» (например, часто меняется место, где ребенок спит). 2. Еда не имеет определенного времени, порядка и мес­та, нет четко установленного режима дня, один день не похож на другой. 3. Межличностные контакты имеют неустойчивые и не­постоянные качества: · Члены семьи не умеют слушать друг друга. Говоря что-ли­бо, члены семьи не ожидают быть услышанными. Они не ожидают, что их коммуникативное поведение (например, монолог о трудностях в школе) будет иметь какой-либо эф­фект на остальных членов семьи, побудит их к ответу. Другие члены семьи не проявляют признаков вовлеченно­сти, желания дать ответ («это ее трудности»). · Если кто-либо в семье отвечает, то это не обязательно в русле предшествующей коммуникации. Любой не имеющий отношения к запросу ответ может быть грядущим и приемлемым. Существуют ответы, регулирующие ие­рархические отношения между членом, который гово­рил, и тем, который слушал. Пример: «Ты всегда болтаешь». · Тема обсуждения редко бывает приведена к какому-либо заключению - небольшое количество взаимодействий во­круг одной темы обычно прерывается интервенцией дру­гой темы, не имеющей отношения к обсуждаемой. Так, в процессе одного разговора может смениться несколько тем и не быть принято ни одного решения. · Два (или более) члена семьи могут участвовать в парал­лельном разговоре, по спирали возвышая интенсивность звука в попытках перекричать один другого. · Много различных типов кинестетической активности мо­жет сопровождать коммуникацию. Все это приводит к на­растанию шума в семье, часто никто не ждет, пока другой кончит говорить. Шум повышает беспорядочность и неэффективность взаимодействия. Это приводит к тому, что часть членов семьи выбывает из коммуникации (надвига­ет шляпу на глаза, закрывается демонстративно курткой, отвечает односложно, агрессивно реагирует на попытки вовлечь его в коммуникацию, засыпает на время, пока вновь не будет пробужден к активности). П. Особенности личности родителей.На всех предшествую­щих стадиях развития этих родителей видно множество неза­конченных попыток добиться определенности в плане своей идентичности. Эти люди шли по пути формирования своей идентичности как социальной. Они пытались спрятаться от пе­реживаний, связанных с неопределенной, диффузной идентич­ностью, за счет сверхвключенности сначала в роль супруга (супруги), а затем в роль сверхвоспитывающегородителя. При этом цель у них - не стать по-настоящему компетентным суп­ругом или родителем (они в большинстве случаев просто не по­нимают этой задачи), а усвоить определенные внешние, наибо­лее часто отмечаемые атрибуты социальных ролей. Роль супруга и/или родителя привлекает подобных людей тем, что помогает организовать напряженный межличностный контакт сдругим через вовлеченность, в которой снижается их тревож­ность. Это ярко проявляется в том, что в процессе общения для них весьма характерен сдвиг с содержания темы на выяснение межличностных отношений в ущерб результату обсуждения. Таким образом, вместо результатов, которые могли бы улуч­шить жизнь семьи, можно наблюдать бесконечные, не приво­дящие ни к какому результату (кроме ухудшения отношений между супругами) кружения вокруг вопросов распределения власти в семье и выражения взаимных симпатий и антипатий. С появлением в семье детей они начинают выполнять функцию средства для напряженных межличностных контактов родите­лей с ними и между собой (дети и их проблемы начинают слу­жить «мостиком» для общения родителей). Субсистема пары почти полностью поглощается родительской субсистемой, так как конфликты внутри этой субсистемы менее деструктивны для отношений между родителями, чем конфликты внутри субсистемы пары. III. Особенности воспитания детей в этих семьях.Вместо того, чтобы установить для ребенка определенные правила и следить за их исполнением, для родителей (в первую оче­редь, матери) характерно вовлекаться в интенсивные взаимо­действия с ребенком, контролируя каждый его шаг. Это при­водит к напряженности во взаимоотношениях между родите­лями и детьми. Все это в конце концов утомляет родителей, и они склонны частично или полностью (психологически или реально) покидать семью. Периоды сверхконтроля сменяются периодами полной заброшенности. Система наказаний и по­ощрений зависит не от поведения детей, а от эмоционального состояния родителей. То, за что в одних условиях могут нака­зать, в других условиях остается без внимания или же вызы­вает поощрение, улыбку, смех. Кроме того, в этих семьях на­блюдается феномен «множественной заботы», когда фигура­ми, оказывающими воспитательное воздействие, являются слишком много людей с разными мнениями, оценками, кото­рые часто находятся в конфликтах друг с другом. Все это приводит к тому, что ребенок с детства приучается к следую­щей точки зрения: нет и не бывает таких правил и норм, кото­рые осторожно, при определенных условиях или тайно нельзя было бы нарушать, ориентируясь на какое-либо свое желание. Кроме того, ребенок приучается к ощущению, что в случае эмоциональной напряженности можно и приемлемо избав­ляться от нее, разряжаясь на первом попавшемся беззащит­ном существе. Порой это можно мотивировать несоблюдением каких-либо правил. Все это формирует личность будущего правонарушителя. Вследствие того что родители часто выбывают из семьи, их роль может брать на себя какой-нибудь старший ребенок (« роди­тельский ребенок»). Такой ребенок вследствие своей «родитель­ской» позиции недополучает опыта общения со сверстниками «на равных». У него может возникнуть склонность к чрезмерно­му морализированию, также узкий круг интересов, связанный с успешным функционированием семьи. У детей формируется внешний локус контроля (чувство, что мир стимулирует, а я только пассивный восприниматель сти­мулов), крайне узкий спектр словесного ответа, опыт агрессии без способности настроиться на нюансы своего эмоционального опыта, неспособность сфокусироваться на событии, в котором выходом может быть отложение реакции, возвращение к чему-либо или восстановление опыта.

СОЦИОМЕТРИЧЕСКИЕ ТЕХНИКИ

Введение

Социометрические техники представляют собой методы для наблюдения, измерения и изменения социального взаимодействия. Взаимоотношения ролей и функций в конкретной социальной си­стеме являются здесь главным объектом исследования. В социометрии предполагается наличие прямого взаимоотношения между структурой и функцией. Причем для изменения поведения необ­ходимо переструктурировать соотношение ролей и функций в си­стеме. Вместе с тем подчеркивается значение места каждого инди­вида в системе с точки зрения того, каковы результаты его деятель­ности и как они воспринимаются другими членами системы. Таким образом, приоткрываются паттерны взаимодействия, его направлен­ность и смысл. Внимание концентрируется на повторяющихся пат­тернах, а поведение становится доступным наблюдению, измере­нию и предсказанию его последствий, что характерно для любого научно-психологического подхода.

Социометрия может рассматриваться как техника и одновремен­но как метод диагностики. В той мере, в которой она используется для описания, социометрия должна следовать критериям, предъяв­ляемым к любому научному инструментарию: согласие независи­мых наблюдателей, внутренняя непротиворечивость, большая ве­роятность того, что эти же результаты могут быть получены по­вторно, если только не произойдет психотерапевтическая интервен­ция в систему.

Когда социометрия используется для того, чтобы внести опре­деленные изменения в семейную систему, она выступает как тех­ника, пригодная для целей семейной терапии, так как с ее помо­щью можно наглядно представить место каждого человека в сис­теме, образцы взаимодействия членов семьи и те чувства, которые они испытывают по поводу всего этого.

В исторической перспективе Морено и его последователи (Могепо, 1940, 1945, 1946, 1951; Могепо, Рпеоетапп, Ва11ееау, Могепо, 2.Т. 1966) открыли возможности социометрических тех­ник клиническим психологам, в частности, многие техники вклю­чены в психодраму, социограмму, "Семейную скульптуру". На ос­нове социометрического подхода социальные и клинические пси­хологи изобрели много новых техник. Среди них следующие:

1. Семейная социограмма — метод описания предпочтений и выборов в ролевом взаимодействии.

2. Генограмма — метод описания истории семьи.

3. Экокарта — метод описания места данной семьи в расширен­ной семейной системе и социальном сообществе; большое внима­ние уделяется тем внутренним и внешним ресурсам, которые дос­тупны семье.

4. Семейное пространство — метод описания взаимоотношений пространства, места и эмоций в данной семейной системе.

5. Семейная скульптура — метод определения места индивида во внутрисемейной системе взаимоотношений, в сложившейся на данный момент ситуации или же представляемой идеально.

6. Игры — метафоры для проигрывания ролевого поведения в семье на основе какой-то совместной деятельности.

7. Ролевая карточная игра — метод определения ролевого пове­дения, которое ожидается от членов семьи и воспринимается дру­гими членами этой семьи как адекватное.

Приверженцы различных психотерапевтических школ исполь­зуют социометрию для получения данных и результатов, соответ­ствующих той конкретной теории, которой они следуют. Напри­мер, психоаналитики обращают внимание на получение таких дан­ных, как социальные влияния, модели проекции и идентификации, "неоконченное дело" или травма в родительской семье, сублима­ция фрустраций, механизмы совпадающего поведения и адаптации, "ключи" к бессознательному идентифицированного пациента.

Теоретики общения стремятся разобраться в хитросплетениях коммуникаций и дисфункциональных коммуникациях внутри се­мейной системы. Им интересно определить, кто находится в цен­тре коммуникативного процесса, кто является звездами в группе, кто изолирован, кто мешает этому процессу, кто его поддерживает и т.д.

Специалисты в области системной семейной терапии озабоче­ны образцами и формами системы внутрисемейного взаимодей­ствия, тем, как она организована с точки зрения распределения власти и принятия решений, границ, близости членов семьи и ди­

станции между ними, альянсов, сговоров, ролей, правил, сходства и взаимного дополнения друг друга.

Психотерапевт может непосредственно представить эту инфор­мацию клиентам, повышая их уровень осознания и понимания ситуации. Он также может вмешаться и переформировать семей­ную структуру: руководить, спрашивать, интерпретировать и давать прямые предписания.

Социометрические техники предоставляют семейному терапевту много возможностей.

1. Они уводят психотерапевтический процесс от интеллектуаль­ного и эмоционального обсуждения к реальному взаимодействию. Это увеличивает активность каждого члена семьи, что в свою очередь повышает спонтанность клиента и уменьшает его сопротивление, в основе которого лежит интеллектуальная сфера.

2 Они помещают настоящее, прошлое и предвидимое будущее в операциональную систему "здесь и сейчас". Мы можем вспомнить о прошлом, но мы не в состоянии его изменить. Мы можем предви­деть будущее, но мы не в состоянии жить в нем. Помещая все это в "здесь и сейчас" и основываясь на своем личностном опыте, клиенты могут непосредственно взаимодействовать с прошлым и будущим, изменяя при этом свое восприятие, понимание ситуации и в конечном счете — поведение, в том числе и межличностное, в

семье.

3. Они содержат в себе важные элементы личностной проекции и идентификации. Верования, чувства, установки поведенчески вы­ражаются в межличностном взаимодействии и таким образом ста­новятся доступными изучению и изменению.

4. Они рельефно представляют и драматизируют ролевое поведе­ние. Члены семьи могут наблюдать, что каждый из них делает, как его поведение воспринимается другими, какие роли поддержива­ются его семьей, а какие отвергаются.

5. Они бывают очень неожиданны для клиентов, не соответству­ют тому, как они себе представляют работу на психотерапевтичес­кой сессии, и поэтому могут снять сопротивления клиентов, с ко­торым психотерапевту так или иначе приходится сталкиваться.

6. Они интересны. Эти техники, безусловно, привлекают внима­ние клиентов.

7. Они представляют собой своеобразную форму метакоммуника-ции. Реальность и мифология соединяются здесь воедино, и новые сообщения формулируются, посылаются и принимаются без каких бы то ни было предварительных обсуждений. Например, коща семья занимается "ваянием скульптуры" и отца помещают вне семей- ' ного круга спиной к остальным членам семьи, здесь возникает множество мощных посланий для мужа, жены, детей и всей семьи | как целого.

8. Они фокусируют внимание на социальной системе и процессе^ социального взаимодействия. Чувства изоляции и одиночества, возникающие у идентифицированного пациента, у того, кто, по мнению семьи, "болен", подвергаются вызову по мере того, как семья как бы смотрит на себя со стороны. Становится ясно, что если один член семьи не захочет следовать за другим, то этому другому вряд ли удастся быть лидером, или же что одному невозможно быть бес­помощным и при этом выжить, если другой не будет все делать за него и не возьмет под свой контроль их общую жизненную ситуацию. На основе социометрических техник можно наблюдать и изучить такие факторы, как индвидуация, регуляция близости и отдаленности, навыки разрешения конфликтов и т.д.

Социометрические техники, представленные в данном разделе, лишь небольшой срез из числа доступных в литературе.

Семейная скульптура Обоснование

Суть данной техники состоит в том, что расположение людей и объектов должно физически символизировать внутрисемейные взаимоотношения в данное время, определяя то, как видится место;

каждого индивида в семейной системе. Каждый член семьи создает свой живой портрет семьи, расставляя ближайших родственников согласно собственному взгляду на дистанцию между ними, на;

ту деятельность, которую они осуществляют по отношению друг к ' другу, и на чувства, которые при этом испытывают. Таким образом, опыт каждого воплощается в живой картинке и проецируется на нее. Пэпп, Силверштейн и Картер (Рарр, 5Иуеге1ет, Сапег, 1975) и Б.Дал, Ф.Дал и Уоганаб (ОиЫ, ОиЫ, ^а1апаЬе, 1975) — среди тех стратегических терапевтов, которые широко применяли эту технику.;

Одним из многих преимуществ скульптуры является ее способность преодолеть чрезмерную завербализированность, заинтеллектуализованность, разнообразные защиты, проекции и обвинения, часто существующие в семейной системе. Членам семьи не дают взаимодействовать друг с другом обычными для них словесными намеками, а принуждают общаться на качественно ином, более спонтанном уровне. Когда треугольники, альянсы и конфликты наглядно и символически изображены, появляются различные воз­можности для взаимодействия на основе чувств в их тончайших оттенках. В этом отношении скульптура — довольно хорошее ди­агностическое средство.

Другим преимуществом скульптуры является тот эффект, кото­рый она производит на членов семьи, заставляя их думать о себе как о неком единстве в разнообразии, где важны и целое, и каж­дый его элемент — самоценная человеческая личность. Невозможно изолировать любую субсистему внутрисемейного взаимодействия без учета тех последствий, которые они будут иметь для всей се­мьи. Скульптура не только объединяет семью, она еще и подчер­кивает индивидуальность каждого. Кроме того, она требует от чле­на семьи обобщить свой личностный опыт, осмыслить его, а затем и проинтерпретировать.

Скульптура также дает терапевту возможность прямой интервен­ции в семейную систему. Структурный терапевт при этом помога­ет членам семьи перераспределить их позиции в семье, способствуя, таким образом, созданию более приемлемых границ внутрисемейных субсистем. В этом контексте можно утверждать, что скульпту­ра используется для внесения позитивных изменений в семью, для ее полноценного функционирования.

Процедура

Техника "Семейная скульптура" применяется на любом этапе диагностики и терапии. Для ее проведения достаточно хотя бы трех или четырех человек, некоторое количество легко передвигающейся мебели и предметов, которые используются в качестве замены от­сутствующих на сессии членов семьи. Скульптура может изобра­жать как настоящее, так и прошлое семьи и включать любое тре­буемое в терапевтических целях количество членов расширенной семьи.

Вводя клиентов в курс данной методики, психотерапевт объяс­няет, что она помогает прежде всего прочувствовать, что значит быть членом данной семьи. Иногда легче бывает это показать, чем рассказать. Каждый член семьи по очереди показывает свое виден” внутрисемейных взаимоотношений, изображая их в живой скульптуре так, чтобы их позы и положения в пространстве отражал] действия и чувства по отношению друг к другу.

Пэпп предлагает скульптору обращаться с членами семьи так, как будто они сделаны из глины. Скульптор ставит каждого в та кую позицию, которая могла бы его охарактеризовать невербаль но. При этом психотерапевт занимает в семейной скульптуре мес то самого скульптора, как сам скульптор его видит. "Ваяние" про­должается до тех пор, пока скульптор не будет удовлетворен своиы творением. Важно, чтобы другие члены семьи позволили скульп­тору свободно обращаться с собой как с "материалом", зная, чти потом они поменяются с ним местами.

Когда каждый член семьи создаст свою "реальную" семейную скульптуру, отражающую эмоциональную ситуацию в семье в дан ный момент, можно также попросить создать скульптуру "идеаль ной семьи".

Психотерапевт имеет возможность вмешиваться в этот процесс, предлагая свои варианты и непосредственно комментируя проис­ходящее. Впоследствии можно обращаться к скульптуре "идеаль­ной" семьи для того, чтобы проследить динамику психотерапевти­ческого процесса. При этом несоответствия между представления­ми о структуре семьи различных ее членов очень существенны и их легче выявить с помощью семейной скульптуры, чем на основе традиционных вербальных техник.

Существует много вариантов использования методики "Семей

ная скульптура". Некоторые психотерапевты, применяющие эту методику, просят скульптора придумать для каждого члена семь! слово или фразу, которые лучше всего характеризовали бы пове дение этого человека. Членам семьи следует затем последователь но их произнести. В этом случае достигается не только визуальный но и слуховой эффект.

Обсуждается не только вся скульптура в целом, но и ее отдель ные части. Психотерапевт может также задавать следующие вопро^ сы.

1. (каждому члену семьи) Как вы чувствуете себя на этом мест< среди ваших родственников?

2. (всей семье) Удивила ли вас данная скульптура?

3. (каждому члену семьи) Знали ли вы раньше, что скульпто! воспринимает вас именно так, как он это изобразил?

4. (всей семье) Согласны ли вы с тем, что ваша семья функци­онирует именно так, как изображено в скульптуре?

5. (скульптору или семье) Какие изменения в жизни семьи вы хотели бы видеть?

6. (скульптору, раньше всех других вопросов) Придумайте наз­вание вашему произведению.

Можно также организовать прямо на сессии обсуждение семь­ей, скульптором и психотерапевтом проделанной работы.

Скульптура используется и при индивидуальной психотерапев­тической работе. В этом случае роли членов семьи исполняют ме­бель или другие большие предметы, находящиеся в кабинете. Хотя при таком подходе порой ощущается дефицит живого присутствия членов семьи, он также помогает внести позитивные изменения в семейную систему.

При этом скульптура не должна слишком жестко интерпрети­роваться, поскольку она отражает не объективную внутрисемейную ситуацию, а лишь субъективное мнение одного из членов семьи, субъективную реальность его внутреннего мира.

Пример

Семья Л. обратилась к психотерапевту по поводу того, что их младший сын, двенадцатилетний Мигел, убежал из дома. Отец, мачеха и три его сестры присутствуют на сессии. Хотя напряжение в семье очевидно, непонятна природа тревожности, которая дви­гала Мигелем. В данный момент для Мигела важно защитить отца и сестер, и он настаивает на том, что дома все нормально. "Я не знаю, почему я убежал", — говорит он. Мигел не очень словоохот­лив и потому является хорошим кандидатом в скульпторы, посколь­ку с помощью скульптуры он в состоянии выразить свои чувства, и это будет для него менее опасно, чем если бы он пытался объяс­нить что-то словами.

Терапевт дает Мигелу следующую инструкцию: "Представь себе, что ты скульптор. Я хочу, чтобы ты создал скульптурное изобра­жение своей семьи. Твоя семья сделана из глины. Ты можешь по­местить их куда угодно, поставить в какую угодно позицию. Давай, приступай. Я хочу узнать, как выглядит семья с твоей точки зре­ния".

Далее семейный терапевт помогает Мигелу при помощи наво­дящих вопросов: "Вот мама. Должна ли она у тебя сидеть или стоМигел

Рисунок Гастона Уэйза

Ряс. 1. Скульптура Мигеля "Моя семья"

ять? Как она держит руки? Куда смотрит? Где отец? Как он сток Касается ли мамы? Куда смотрит? Где находится Лапа по отноше­нию к отцу и матери? Где Мария? Куда она смотрит? Где стой Лидия? А сейчас помести меня на то место, на котором стоял б1 ты сам. Должен ли я сидеть или стоять? Каково выражение моел лица?"

Сначала Мигел пребывал в нерешительности, но в результат! справился с обязанностями скульптора весьма успешно. Он поме-| стал своих трех сестер в круг. Было ясно, что Мигел не видит для себя никакого места внутри этого круга. Родители также были пред| ставлены в качестве закрытой ячейки. Себя же Мигел поместил где| то позади родителей и сестер (рис. 1). В процессе создания скуль­птуры сестры заметили, что, хотя Мигел близок им (по крайне! мере, так они чувствуют), он изобразил себя как чужого. Все дет были согласны с тем, что родительский союз представляет собо закрытую ячейку. Причем мачеху они поместили на гораздо бол1 шее расстояние от себя, чем отца. В скульптуре всегда присутств вал какой-нибудь предмет, стол или газета, разделявший одного:

родителей и детей. Три из четырех детских скульптур изобрази отца со скрещенными руками. Скульптура, созданная отцом, изо ражает Мигела со скрещенными руками, отвернувшегося от остал ных членов семьи. Как отец, так и мачеха довольно сильно реа|

Рве. 2. Скульптура Мигеля "Моя идеяльная семья"

гировали на скульптуры детей и были удивлены расстоянием, ко­торое, как полагают дета, существует между ними и родителями. Когда позднее скульптуры обсуждались на сессии, родители ска­зали, что они совсем не ощущали свою отдаленность от детей. Лайа отметила: "Может быть, вам никогда не приходилось слышать о том, что я чувствую, сейчас же вы можете все мои чувства увидеть сво­им глазами".

Затем каждого из членов семьи попросили изваять скульптуру "идеальной" семьи. Мигел поместил всех гораздо ближе друг к другу, чем в своем первоначальном творении. Причем сам он очу­тился в центре круга (рис. 2). В ходе последующего обсуждения Мигел смог выразить себя вербально, что ранее было для него очень затруднительно. Он сказал, что ощущал себя в семье аутсайдером, сестер представлял сплоченной группой, а родителей закрытой ячейкой. Лидию очень удивили слова Мигела о его изоляции, так как ее уже давно раздражало его особое положение единственного сына в семье.

Сам процесс "ваяния" и его продукты — скульптуры — помог­ли членам семьи честно оценить свои позиции в семье и дали воз­можность (уникальную для семьи, в которой принято отрицать существование сложностей!) выразить невербально, какой они ви-Дят идеальную семью. Создание скульптуры, также оказалось удач­ной совместной деятельностью для всей семьи и помогло отвлечь их внимание от "плохого мальчика Мигела", убегающего из дома.

Использование

Данная техника используется в работе практически с любо] малой социальной группой и любым индивидом — с супружеско! парой, субсистемами "родители — дети", "братья — сестры", полной семьей, с командой психотерапевтов или любой друге рабочей бригадой и даже с целой промышленной корпорацией, хст условия проведения могут существенным образом отличаться др;

от друга. Скульптура может использоваться как средство оценв системы и как средство интервенции в нее, и даже как особы механизм общения с клиентами. Она является мощнейшим проти вовесом разного рода сопротивлениям и тупикам, возникающим ходе психотерапевтического процесса.

Подростки обычно становятся отличными скульпторами из-:

их чувствительности к тому, что в действительности происходит семье, и из-за естественного желания манипулировать своими бли жайшими родственниками. Замкнутые дети также являются хоро шими скульпторами, хотя их творения часто бывают стереотипными и идеализированными. Более того, так называемые "благополучные дети" могут через скульптуру выразить свое тайное одиночество, страх или враждебность, те чувства, которые, как ранее считалось, в основном должны испытывать "неблагополучные дети". По раз­ным причинам трудно побудить к "ваянию" маленьких детей и родителей: первых из-за недостатка понимания семейных проблем, а вторых — из-за опасения уронить свое достоинство. Однако, когда первоначальная неловкость проходит, они могут показать себя та-| лантливыми скульпторами, и тогда между членами семьи возникае очень интересное соревнование, в котором точка зрения каждог выражается свободно и открыто.

В ходе выполнения методики начинают проявляться семейны ролевые образцы — треугольники, альянсы, специфические эмс циональные взаимоотношения, а также такие проблемы, как борь ба за власть, близость, дистанция, границы. Техника семейно* скульптуры — хорошее средство наблюдения за всем этим, особенно в семьях, привыкших использовать изощренные вербальные мани-1 пуляции, или в тех, кто сопротивляется традиционной психотера-^ певтической беседе. ,

Описанная ниже методика "Семейная хореография" является! вариантом методики "Семейная скульптура". I

Семейная хореография

Обоснование

Техника "Семейная хореография" представляет собой развитие техники "Семейная скульптура", предложенной Дэвидом Кантором, Фредом и Банни Дал из Бостонского института семьи и Пегги Пэпп из Института семьи Аккермана в Нью-Йорке. Это своеобразная метафора, описывающая системный взгляд на семью через прост­ранственные взаимоотношения. Вместе с тем, с точки зрения Пег­ги Пэпп, термин "скульптура" скорее относится к статике, чем к динамике внутрисемейных взаимоотношений, а так как эмоцио­нальные взаимоотношения всегда находятся в "движении" , то тер­мин "хореография" больше подходит для описания данного дина­мичного процесса. Одного из членов семьи просят построить всех остальных на сцене таким образом, чтобы картина отражала внут-рисемейные взаимоотношения в контексте какого-то события или проблемы, а затем эту сцену разыграть.

Эффективность семейной хореографии связана с тем, что она оказывается понятной для любой семьи, особенно для тех семей, которым трудно словесно сформулировать проблемы. Проблемы и их альтернативные способы решения представлены здесь в движе­нии и визуально. Семейная хореография может изменить защитные, постоянно повторяющиеся и предсказуемые образцы дисфункци-ональных внутрисемейных взаимоотношений, она преодолевает вербальные трудности и вскрывает те подспудные эмоциональные проблемы, которые испытывают отдельные члены семьи, супружес­кие пары, семьи и другие малые социальные группы. Представлен­ные проблемы затем могут быть изучены с помощью альтернатив­ных методов.

Семейная хореография основывается на создании новых образ­цов взаимоотношений и скорее предполагает осуществление опре­деленных изменений в семейной системе, чем ее глубокое и все­стороннее понимание. Эти изменения опробываются при исследо­вании альтернативных образцов взаимообмена (Рарр, 1976, р. 466). Главная ценность этой техники состоит в том, что она способна наг­лядно представить человеческие взаимоотношения.

В английском варианте буквально • 1юп". — Прим. переводчика.

4 — 2401

"етойопа! ге1а*юп51ир& аге аЬуаув т то-

Процедура

Процедура довольно гибкая и может быть изменена в зависимоч ста от конкретных образцов взаимодействия, существующих в дан­ной семейной системе. Члены семьи должны показать сцену без1 слов, в которой была бы изображена актуальная ситуация в данноИ| семье. Затем им предлагают изобразить идеальную ситуацию в ” взаимоотношениях, как она им видится в данный момент.

Если давать инструкцию более конкретно, то каждого чле” семьи просят так разместиться в пространстве комнаты, чтобы эп наилучшим образом показало проблему семьи. Затем психотера^ певт помогает оживить сцену, проиграть ее. Идеальная ситуаци также разыгрывается семьей. При этом психотерапевт работает каким-нибудь одним членом семьи, обращаясь к нему с просьбо] изобразить его реальную и идеальную позиции в семейной сие теме.

Для того чтобы более четко сформулировать проблему, психо терапевт также может проинструктировать данного члена семь] кратко сформулировать для себя и других то, что составляет сут его актуального состояния и положения в семье. Затем в порядке очереди это могут сделать и другие. Вопросы всегда одни и те же;

"Каково быть в этом положении в семье и какие чувства возникав ют у данного члена семьи по отношению к другим членам семьи*

Психотерапевт может попросить несколько раз повторить сце ны, отражающие дисфункциональные внутрисемейные паттерн] а также и те сцены, которые изображают их преодоление, приче советует им действовать при каждом очередном дубле со все 1 растающей энергией, пытаясь сделать ситуацию, с их точки эре” все лучше и лучше.

Другой вариацией данной техники является предложение к ентам вообразить себя каким-то животным или предметом, нап{ мер, клиент может вообразить себя сильным, мощным львом с бо) шой пастью и острыми зубами. Затем он представляет себе сце!-включающую в себя этих животных или предметы, и описывает < После этого группу просят принять позиции, отражающие опис ную сцену, и разыграть ее.

Примеры

Следующие два примера были приведены Пэпп (Рарр, 1979).

Супружеская пара испытывала трудности в общении между со­бой и со своими двумя взрослыми детьми. Было совершенно ясно, что между членами семьи возникло отчуждение. В частности, в отношениях между сыном и дочерью легко было заметить враждеб­ность. Для демонстрации конфликтных отношений психотерапевт обратился к хореографии. Каждого члена семьи попросили пока­зать "живую картину" того, как он или она видят проблему.

Наводящие вопросы и предположения помогли выявить спосо­бы взаимодействия в семье, придать основному плохо функциони­рующему внутрисемейному треугольнику физическую форму, в рамках которой в него можно было вносить изменения. Каждый член семьи находил себе место, лучше всего показывающее разла­ды в семье: мать — близко к дочери; отец — близко к сыну; дочь ходит туда-сюда, стараясь ликвидировать разрыв между родителя­ми; брат мечется между всеми тремя. Терапевт попросил сына по­казать, какой он хочет видеть семью. Он поставил их в круг, отец и сестра по бокам, а мать напротив него. Терапевт, сосредоточив­шись на супружеских отношениях, предложил отцу что-нибудь предпринять в связи с трудностями в отношениях с женой, но он ничего не смог сделать. Сын сразу же попытался возложить обя­занность на себя. Терапевт попросил мать показать, где она хочет видеть отца. Она поставила мужа прямо за дверью, а сына и дочь — перед собой, заявив, что когда-то была близка с сыном'. Терапевт предложил ей показать, как близки они были. Мать обняла сына и заплакала. Терапевт попросил ее открыть дверь и впустить мужа. Мать отошла от сына и одной рукой обняла мужа, а другой — дочь. Затем дети ушли, оставив родителей одних, чтобы они вместе об­судили нерешенные проблемы и тем самым избавили бы их от своих затруднений (Рарр, 1976, рр. 466—468).

Одиннадцатилетняя девочка пришла на прием с матерью, пят­надцатилетним братом и восьмидесятилетней тетей. Она была не­общительна, плохо училась в школе. Терапевт предложил ей вы­строить картинку, в которой отразилась бы жизнь семьи. Девочка поставила мать и брата друг против друга, попросив их обняться, а тетю — прямо напротив себя. Она пояснила, что не может "доб-Раться" до мамы, потому что их разделяют брат и тетя. Терапевт спросил, что бы ей хотелось сделать. Она промчалась мимо тет отстранила брата и, рыдая, обняла мать. Мать, которая никогда ] показывала своей привязанности, прильнула к дочери.

Вербальное общение никогда не смогло бы ни наглядно изо” разить эту сцену, ни так драматично изменить ее. Хореограф! помогла семье преодолеть актуальный конфликт и вселить надез ду в мать и дочь (там же, рр. 468 — 469).

Использование ;

Семейная хореография помогает: I

1) перестроить взаимоотношения в нуклеарной семье*;

2) связать симптомы детей и образцы взаимоотношений их ро дителей, обеспечивая членов семьи невербальными каналами ко] муникации, позволяющими им открыто выразить свои чувства;

3) проследить негативные циркулярные образцы поведения прервать их действия, последовательно изображая поведенчеси акты, ведущие к усилению конфликта;

4) обучить специалистов в области психологической помощи семейной терапии, используя "симулированные" семьи*, разыгр! вающие ситуацию в собственных семьях профессионалов или в их родительских семьях;

5) популяризировать семейную терапию перед публикой и п фессионалами смежных специальностей.

Генограмма Обоснование

Генограмма представляет собой структурированную диг системы внутрисемейных взаимоотношений в трех-четырех пок<| лениях. Предложена Мюррэем Боуэном в 1978 году (Воууеп, 197< в рамках подхода семейной терапии, изучающего несколько покс! лений семьи. Цель ее — показать, как образцы поведения и вну< рисемейных взаимоотношений передаются из поколения в пок<| ление и как события, подобные смертям, болезням, крупным п{ фессиональным успехам, переездам на новое место жительс!

влияют на современные поведенческие образцы, а также на внут-рисемейные диады и треугольники. Генограмма позволяет психо­терапевту и семье получить целостную картину, рассматривая все феномены и события семейной жизни в некой интегральной вер­тикально направленной перспективе. Иногда она высвечивает то, что являлось тайной для некоторых членов семьи, вытаскивая "ске­лет из шкафа". Этот подход имеет много общего с традиционными подходами к сбору данных по истории семьи, но его главной от­личительной особенностью является структурированность и состав­ление карты данных семьи.

Генограмма использует для иллюстрации специфики внутрисе­мейных взаимоотношений символы, которые наряду с другими данными применяются для изображения взаимоотношений членов семьи и их позиций в семейной системе. Такая диаграмма представ­ляет собой как бы карту семьи. Когда собрана информация об име­нах, возрасте каждого члена семьи, времени женитьб, смертей, раз­водов, рождений, можно приступать к сбору других важных сведе­ний о функционировании семейной системы — таких, как частота и качество контактов, эмоциональные разрывы, факторы, приво­дящие к конфликтам и тревожности, уровень закрытости-открыто­сти семейных субсистем и семьи в целом. Семейные сценарии, ценности, правила, мужские и женские стандарты поведения так­же могут быть выявлены в ходе интервью на основе этой техники.

Процедура

Цель методики — получить диаграмму, отражающую историю расширенной семьи как минимум на протяжении трех поколений. Работа может быть проведена в любое время после начала регуляр­ных встреч с семьей и представляет собой сбор информации о се­мье для лучшего понимания проблемы и поиска пути ее решения. Она, как правило, выполняется в присутствии всех членов семьи, способных слушать и воспринимать информацию, в том числе и Детей. Предполагается, что членам семьи данная информация ин­тересна, и им любопытно узнать подробности о своих близких род-ценниках.

Беседа обычно начинается с оценки предъявляемого семьей Еимптома: у кого он наблюдается, когда впервые возник и каково было его клиническое течение. Причем физические, эмоционг ные и социальные симптомы рассматриваются как проявлений дисфункциональности эмоциональных взаимоотношений, а пове-| дение симптомоносителя отражает то, как тревожность проявляет^ ся и преодолевается в данной семье. Временные рамки первично­го проявления и последующих усилений симптомов могут быть свя-^ заны с другими событиями жизни семьи, такими как, например^ смерть ближайшего родственника. |

Затем начинается описание семейной истории со времени, ког-| да встретились родители, и вплоть до настоящего момента. Здес1| важное значение имеют возраст супругов, точная дата их первой-встречи, то, чем они занимались, когда были женихом и невестой,! свадьба, что случилось до рождения первого ребенка, влияние по-) рядка рождения детей на их физические и психологические осо­бенности, где семья жила и когда именно переезжала в другое ме-^ сто, особенно важно, если переезды были на очень близкое или очень далекое расстояние от родительской семьи. Данные о здоро­вье, образовании и профессиональной карьере каждого из родите-* лей также собираются на этом этапе беседы.

Далее обсуждается история расширенной семьи, как со сторо-| ны матери, так и со стороны отца. Здесь как минимум необходим” узнать о братьях и сестрах матери и отца, об эмоциональной атмос-] фере в их родительских семьях, о том, чем занимаются все член] семьи в настоящее время. Точные даты событий, произошедших родительской семье, важны потому, что они могут коррелироват с событиями в нуклеарной семье.

Психотерапевт использует структуру генограммы для того, что-| бы рассмотреть вопросы о физических и эмоциональных граница в данной семье, о закрытости и открытости ее субсистем, о разнс образии или ограниченности образцов взаимоотношений межд, членами семьи и средств общения между ними. Такие содержатель-* ные факторы, как культурная, этническая и религиозная принад* лежность, социально-экономический уровень, то, как семья взаи-| модействует со своим социальным сообществом, тоже принимают:

во внимание.

По мере поступления информации она фиксируется специал! ными символами. Каждый психотерапевт может использовать уде ную для него символику, но общепринятыми обозначениями ляются следующие:







Дата добавления: 2015-08-30; просмотров: 1373. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.117 сек.) русская версия | украинская версия