Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Церковь и государство




Религиозная теория «Москва — третий Рим» обосновала мысль о России как последнем оплоте истинной веры — вселенского православия, носила подчеркнуто эсхатологический, а не импер­ский характер, как ее рассматривают некоторые исследователи. Это требовало повышения статуса русской церкви, что совпадало с интересами светской власти. В 1589 г. при царе Федоре Ивано­виче фактическому правителю России боярину Борису Годунову удалось добиться учреждения в Москве патриаршества, подтвержденного решением Константинопольского собора в мае 1590 г. Московский патриарх занял в диптихе пятое место после восточ­ных патриархов. Первым московским патриархом стал Иов (1589— 1605 гг.). Основание патриаршества стало важной вехой в исто­рии русской церкви, закрепило ее автокефальность. (Однако нужно иметь в виду, что автокефальность нельзя отождествлять с госу­дарственной независимостью, суверенитетом. Вселенская православная церковь — не федерация поместных церквей, они не под­чиняются друг другу, но и не являются абсолютно независимы­ми, а взаимно соподчинены и составляют кафолическое, собор­ное единство).

В годы Смуты церковь в целом и особенно монастыри стали одним из основных оплотов борьбы за национальное возрожде­ние. Как уже говорилось, патриарх Филарет в значительной сте­пени сконцентрировал в своих руках не только духовную, но и светскую власть. Он в равной степени стремился укреплять обе власти, опирался на хорошо известную в России византийскую эпанагогическую теорию, теорию «симфонии властей». Если в XVI в. эта модель взаимоотношений была реализована в близ­ком к поздневизантийскому варианте преобладания государства над церковью, то в первой половине XVII в. Филарету удалось в наибольшей степени приблизиться к идеалу двуединства церкви и государства.

К концу XVII в. (после возвращения Киевской митрополии под юрисдикцию Московской патриархии) на территории России находились 24 кафедры — одна патриаршая, 14 митрополичьих, 7 архиепископских и 2 епископских.

Высшее управление Русской Православной Церкви представ­лял патриарх в единении с собором высших церковных иерархов. В отличие от восточных патриархов русский первоиерарх не имел при себе постоянного собора (синода). Освященные (церковные) соборы при патриархах созывались реже, чем при московских митрополитах, но собор 1667 г. принял решение о двукратном в год созыве соборов, что соответствовало каноническим прави­лам. В работе соборов принимали участие цари, будь то выборы патриарха или назначение других церковных иерархов, канониза­ция святых, церковный суд, богословские диспуты и др. Отличи­ем от других поместных церквей было то, что архиепископы и епископы по своим властными полномочиями не отличались от митрополитов и не подчинялись последним.

В 1620—1626 гг. патриарх Филарет провел реформу управле­ния огромным церковным имуществом и персоналом. Для заве­дования патриаршей областью были созданы приказы, которые затем распространили свои полномочия на земли церкви на всей территории России. В результате на смену двухчастной системе (государственные и дворцовые) пришло тройное деление приказ­ных учреждений. Приказ Духовных дел, или Патриарший разряд, выдавал грамоты духовным лицам, получавшим рукоположение от патриарха, а также на сооружение церквей, вершил суд по преступлениям против веры над клириками и мирянами. Казен­ный приказ ведал сборами в патриаршую казну. Дворцовый при­каз ведал светскими чиновниками патриарха и хозяйством его дома. Персонал приказов составляли как светские, так и духов­ные лица. Здесь сложилась автономная служебная иерархия: патриаршьи бояре, окольничьи, дьяки и подьячие. Это укрепило позиции церкви, сохранявшей высокий авторитет и обладавшей огромной материальной и военной мощью, монастырями-крепостями в стратегически важных местах. Тем не менее каноничес­кие православные представления о богоугодной природе власти исключали сколько-нибудь последовательные претензии Русской Православной Церкви и ее иерархов на светскую власть, создание теократического государства.

В церковном управлении и суде на епархиальном уровне не было полного единообразия, но строилось оно в соответствии с каноническими требованиями. В местном самоуправлении боль­шую роль играл церковный приход, который в большинстве слу­чаев совпадал территориально с волостью. Приходские священ­ники назначались соответствующим епископом, но, как прави­ло, кандидаты на вакантное место избирались прихожанами. Священнослужители (поп, дьякон) и церковнослужители (поно­мари, сторожа, певчие) полностью зависели от мира, который выделял земли, другие угодья, иногда материальное вознаграж­дение. В попы часто избирались не духовные лица, а грамотные крестьяне или посадские, в результате чего функции местных гражданских и церковных властей тесно переплетались и даже объединялись.

В царствование царя Алексея Михайловича возникают проти­воречия между укрепившимся самодержавием и церковью. Стрем­ление светской власти поставить под контроль хозяйственную де­ятельность церкви (создание Монастырского приказа), ограничить монастырское землевладение, судебный, фискальный иммунитет монастырей и белого духовенства встретили сопротивление цер­ковных иерархов, патриарха Никона, отстаивавшего «симфонию властей». Конфликт совпал с расколом церкви в результате рефор­мы патриарха Никона по приведению богослужебных книг и обря­дов в соответствие с греческими оригиналами. Против бескомпро­миссно проводимой реформы непримиримо выступили сторонники «древнего благочестия», одним из руководителей старообряд­цев был протопоп Аввакум. Духовный раскол ослабил позиции церкви. Попытка Никона оказать давление на царя отказом от пат­риаршества завершилась лишением его сана и ссылкой Вселенским собором 1666 г. Церковь начинает попадать, несмотря на лик­видацию Монастырского приказа, в прямую зависимость от госу­дарства, что является одним из индикаторов эволюции самодер­жавия в сторону абсолютной монархии.







Дата добавления: 2015-09-19; просмотров: 178. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2019 год . (0.002 сек.) русская версия | украинская версия