Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Типология суицида.




Феномен суицида (самоубийство или попытка самоубийства) чаще всего связывается с представлением о психологическом кризисе личности, под которым понимается острое эмоциональное состояние, вызванное какими-то особыми, личностно значимыми психотравмирующими событиями. Причем, это кризис такого масштаба, такой интенсивности, что весь предыдущий жизненный опыт человека, решившегося на суицид, не может подсказать ему иного выхода из ситуации, которую он считает невыносимой.

Такой психологический кризис может возникнуть внезапно (под влиянием сильного аффекта). Но чаше внутренняя душевная напряженность накапливается постепенно, сочетая в себе разнородные негативные эмоции. Они накладываются одна на другую, озабоченность переходит в тревогу, тревога сменяется безнадежностью. Человек теряет веру в себя, в способность преодолеть неблагоприятные обстоятельства, возникает внутренний конфликт «неприятия самого себя", «самоотрицание", появляется ощущение «потери смысла жизни».

Очевидно, что вне зависимости от того, идет ли речь о законченном суициде или о незавершенной попытке, основной практический и теоретический интерес представляет период жизни и службы военнослужащего, предшествующий суицидальному акту. Этот период времени - предсуицид, характеризуется особым психическим состоянием личности, которое обуславливает повышенную вероятность суицидального действия.

В пресуициде выделяются две фазы: предиспозиционная и суицидальная, которые, в свою очередь, обладают различной степенью выраженности внутренних и внешних форм суицидального поведения.

Внутреннее суицидальное поведение включает в себя пассивные суицидальные мысли, замыслы и намерения, а также соответствующий эмоциональный фон - суицидальные переживания.

Пассивные суицидальные мысли характеризуются представлениями, фантазиями на тему своей смерти без активной проработки планов действий, связанных с исполнением самоубийства.

Суицидальные замыслы - это активная форма проявления суицидальности, т.е. тенденция к самоубийству, глубина которой нарастает параллельно степени разработки плана ее реализации. Военнослужащим продумывается способ суицида, время и место его совершения.

Суицидальные намерения предполагают присоединение к замыслу решения и волевого компонента, побуждающего к непосредственному переходу к внешнему проявлению.

Структура суицидальных переживаний основывается на отношении к двум полярно противоположным ценностям: собственной жизни и смерти. Отношение к жизни в пресуициде выражается в четырех основных формах:

1) в ощущении безразличия;

2) в чувстве сожаления о своем существовании;

3) в переживании его тягостности, невыносимости;

4) в отвращении к жизни.

Отношение к смерти выступает в формах:

1) страх смерти, хотя и сниженный в своей интенсивности;

2) ощущение безразличия;

3) чувство внутреннего согласия на смерть;

4) желание смерти.

В структуре суицидальных переживаний выделенные формы встречаются в различных сочетаниях, создавая множество индивидуальных вариантов. Однако для диагностики суицидального переживания, как такового, психологу необходимо установить одновременно наличие любой пары элементов из двух перечисленных рядов.

Внешнее суицидальное поведение проявляется в форме суицидальных высказываний или же практических суицидальных действий различных типов. Такие действия, связанные с использованием тех или иных средств и способов, отражают психологию суицидента, приводя к завершенному суициду или оставаясь его попыткой.

Рассмотрев основные компоненты структуры суицидального поведения, проследим их развитие в динамике.

Итак, мы отметили, что предсуицидальный период включает в себя две фазы: предиспозиционную и суицидальную.

Предиспозиционная фаза отличается исключительной эмоциональной напряженностью для суицидента. В этом периоде у воинов отмечается фиксация внимания на неодолимых трудностях в службе, на мыслях об отсутствии потенциальных возможностей решения возникших проблем.

Попав в конфликтную критическую ситуацию, фрустрирующих их личностно-значимые потребности, военнослужащие в большинстве случаев начинают писать тревожные, панические письма домой. Они просят родителей, родственников, знакомых организовать им отпуск по семейным обстоятельствам, отсрочку от службы в армии и так далее. Часто обращаются к командирам с чрезвычайно настойчивыми просьбами о госпитализации, а иногда и об оказании практической помощи: (например, в прекращении возбужденного уголовного дела за совершенное преступление).

Характерной особенностью этого периода является повышенная потребность к установлению неформального, эмпатического контакта, потребность в сопереживании, эмоциональной поддержке ("поиск опоры"). Практически все суициденты отмечают, что им очень хотелось найти поддержку, поделиться своими переживаниями, разделить тревогу. Искажение эмоциональных и мотивационно-ценностных связей с ближайшим социальным окружением, нарастающее чувство тревоги, вызванное ожиданием неблагополучного развития событий, характеризует эту фазу как начало процесса социально-психологической дезадаптации.

Наглядным примером сказанного может служить самоотчет ряд. С- ва:

"С самого начала служба как-то не пошла. Все непривычно. Ужасно тянуло домой. Как представлю, что два года служить - голова кругом шла. А тут еще старики . Они меня сразу невзлюбили. Поначалу терпел как мог, но с каждым днем становилось все тяжелее. Не знал, что делать, к кому обратиться за помощью, подходил несколько раз к ребятам из своего призыва и говорил, что так служить невозможно, а они мне отвечали: Потерпи год, потом сам будешь «стариком». В роте все дружили по призывам, а наш призыв был разобщенным. Близко я ни с кем не сошелся. Хотел обратиться к командиру роты, но не стал. У нас один обратился, так потом все узнали и ему же хуже стало. Написал брату, все ему рассказал и попросил, чтобы он сделал какую-нибудь справку о болезни матери. Я слышал, что так можно досрочно уволиться. Но брат ответил, что это очень сложно, надо оформлять через военкомат. Тогда я понял, что всего этого не выдержу."

При невозможности или недостаточной способности воина к установлению глубокого интимного контакта в кругу сослуживцев, а также, если военнослужащему не была своевременно оказана помощь и поддержка, происходит прогрессирующее углубление дезадаптации. При этом возникает одно из самых болезненных и часто наблюдаемых переживаний у суицидентов - переживание одиночества, отверженности и изоляции в коллективе. Обязательное общение не только не уменьшает чувства одиночества, а обостряет его.

Hа фоне выраженной обостренной борьбы мотивов, отраженной в переживаниях негативной модальности, возникают нестойкие, довольно диффузные мысли о невыносимости существования в данной ситуации. Разработка этой темы расширяет сферу кризисных оценок, которые переносятся военнослужащим на более обобщенный уровень, принимая форму мировоззренческой рефлексии.

Зачастую, военнослужащие углубляются в размышления о смысле жизни, неоднозначности человеческого существования. В некоторых случаях, эти размышления буквально завладевают человеком, неотступно преследуя его, что, конечно же, не должно расцениваться как проявление психического отклонения. «В явном или неявном виде этот вопрос присущ самой природе человека,- писал В.Франкл.- Сомнения в смысле жизни, таким образом, никогда нельзя рассматривать как проявления психической патологии; эти сомнения в значительно большей степени отражают истинно человеческие переживания, они являются признаком самого человеческого в человеке. Эта способность сомневаться в значимости собственного существования больше выделяет человека среди животных, чем такие его достижения, как прямохождение, речь или понятийное мышление» В рассматриваемом периоде у военнослужащего возникает чувство, что его жизнь не имеет будущего, что в ней есть только прошлое. Жизнь воспринимается только ретроспективно. Он пытается найти утешение в воспоминаниях о приятных моментах из его доармейской жизни, но зти воспоминания, как правило, только отягощают восприятие настоящего, усиливая контраст между прошлым и будущим. Появляется ощущение внутренней пустоты и бессмысленности существования. Утеря смысла жизни является центральным звеном в суицидальном поведении.

Из дневниковых записей рядового П.: «Я раб судьбы. Моя роль запланирована еще в утробе матери. Обычная жизнь. Система связей, социальных ролей. И все это - к конформизму. Все люди - конформисты. В разной степени. Я родился, пошел в садик, школу, призван в армию - все изначально запрограммированно кем-то. И этот «кто-то» тоже в этой системе. И нет из нее выхода. Выход только один - смерть... Маленький человек. Песчинка в бездонной вселенной. Капля страдания в людском горе. Даже не страдание, а его суррогат или что-то еще. Желание смены мест? Но в условиях армии свое желание - чепуха."

Мысли о смерти, как правило, при этом носят налет теоретизирования, свойственного молодым людям в этом возрасте, без какого-либо желания умереть.

Размышления на тему смерти могут приобретать форму художественных образов - в записных книжках, в рабочих тетрадях изображаются рисунки, иллюстрирующие депрессивное состояние человека (гробы, кресты, виселицы и т.д.). Известны факты, когда накануне самоубийства суициденты посещали кладбища, в романтических тонах описывали их в письмах родным, в разговорах с сослуживцами.

Тем не менее, глубина разработки экзистенциальных мотивов может приводить и к истинным суицидальным попыткам, носящим свеобразный философско-религиозный, мировоззренческий характер. При этом вопросы о ценности и смысле жизни ставятся с такой напряженностью, что неизбежно влекут за собой крайние решения.

На высоте предиспозиционной фазы появляются симптомы деперсонализации: неопределенное чувство внутренней измененности, отчужденности, гнетущее настроение, переживание какой-то «неестественности» окружающего, его непонятности и враждебности. Некоторые военнослужащие после неудавшейся попытки вспоминают об ощущении «внутренней паники", «внутренней катастрофы", предчувствии какой-то беды. Появляется гипертрофированное стремление к самоанализу, самонаблюдению, возникает обостренная рефлексия.

На фоне подобного рода состояний появляются суицидальные мысли, а позднее - и обдумывание способа суицида, «примеривание» к нему. Суицидальный период, начало которого связано с появлением суицидальных замыслов, длится вплоть до покушения на свою жизнь.

Переходу в суицидальную фазу предсуицида обычно способствует дополнительная ситуативная психотравматизация, которая еще более углубляет дезадаптацию и убеждает военнослужащего в неизбежности катастрофы. Само принятие решения о самоубийстве, даже в результате «обдумывания", свидетельствует о переживаниях необычайной глубины и силы.

Характерными особенностями поведения военнослужащих в этой фазе являются: замкнутость, аутичность, стремление к уединению, вплоть до полной изоляции, утрата интереса к окружающему. Человек как бы отделен психологическим барьером от других людей, полностью поглощен своим «Я", своими мучительными переживаниями.

Суицидальные тенденции в этой фазе в одних случаях развиваются стремительно, а в других медленно, с периодами усиления и ослабления.

Показательными в этом отношении могут быть дневниковые записи ряд. П-ова: «Голова не просыхает от жуткого «мозгача", кажется, мозг скоро поплывет от взбучек. До сих пор не могу к этому привыкнуть. Постоянное желание вскрыть оружейку и пустить себе пулю в лоб. Возможность есть... Стоял дежурным по роте. Была жуткая депрессия после очередной взбучки. Не хотелось жить... Я вскрыл шкаф, взял свой автомат, вскрыл ящик с боеприпасами, достал патрон. Долго смотрел на две железки: большую и маленькую, которые через минуту могли превратить меня в тлен. Но я так и не совместил их, не сделал того, что хотел, хотя был всего на шаг от небытия и спокойствия, которого никак не могу найти. Вложил патрон обратно в ящик, взял у Р. печать старшины (старшина очень часто оставлял ключи с печатью Р-ву) и снова опечатал ящик."

Hередко в суицидальной фазе, перед совершением суицидальной попытки у военнослужащих отмечались особенности поведения, обусловленные аффективным сужением сознания. При этом наблюдается фрагментарное восприятие окружающего, снижение реакции на внешние раздражители, эмоциональная заторможенность, неадекватные действия и высказывания.

Вместе с тем, отмечены и другие формы проявления поведенческих форм активности: расчетливость, решительность, хладнокровие ("зловещее спокойствие") и даже агрессивность. Иногда принятие суицидального решения сопровождается суетливостью, двигательной возбужденностью, беспричинной веселостью. Однако, во всех случаях неестественность поведения сразу же бросается в глаза.

С большим постоянством у военнослужащих отмечается расстройства сна, разнообразные неврастенические или неврозоподобные вегетативные проявления: повышенная утомляемость, вялость, чувство бессилия и т.п.

Психическое состояние накануне суицидальной попытки (а равно как и завершенного суицида) бывает неоднородным, что обуславливается разнообразным сочетанием индивидуально-личностных и ситуационных факторов, создающих множество вариантов.

Так, депрессивное состояние (в психологическом смысле) выявлено у 6О% обследованных суицидентов. Оно характеризуется тяжелыми, мучительными эмоциями и переживаниями - тревогой, тоской, отчаянием. Влечения и волевая активность резко снижаются. Почти всегда в различной степени выражены ощущение собственной неполноценности, недееспособности и самоотрицания. Появляется чувство вины и нередко - потребность в самообвинении.

Измененным кажется течение времени, его мучительное замедление, вызывающее ощущение «бесконечности» ситуации: « У меня было такое чувство, говорил один из суицидентов, - что этот кошмар никогда не кончится. HИКОГДА!"

Ощущение беспомощности перед лицом трудностей сочетается с чувством безнадежности. « Когда есть надежда, - писал H.Бердяев, - можно перенести самые страшные испытания и мучения, потеря же надежды склоняет к самоубийству. Безнадежность означает невозможность представить себе другое состояние, она всегда есть дурная бесконечность муки и страдания. То есть предвосхищение вечных адских мук, от которых человек думает освободиться лишением себя жизни."

В случае продолжительного предсуицида развитие суицидального поведения отчетливо проходит все описанные этапы. Однако эту последовательность можно обнаружить не всегда. При острых предсуицидах предиспозиционная фаза свернута и суицидальные замыслы и намерения появляются без предшествующих ступеней, характеризуясь усилением роли аффективных компонентов.

Сравнительный анализ факторов длительности предсуицида показывает, что решающую роль в этом играют глубина переживаемого конфликта, личностная значимость фрустрирующего события, его истинное содержание и, наконец, психологический склад личности.

Суицидальный период заканчивается суицидальным актом, отличающимся полной аффективной охваченностью, суженностью сознания суицидента. Иногда наблюдаются эмоциональная опустошенность и безразличие к происходящему.

Один из суицидентов вспоминает: «Я смотрел, как кровь вытекает из меня и чувствовал себя спокойно и безмятежно. Боли никакой не было. Потом появилось дремотное состояние, как перед сном. Ну а затем, очевидно, потерял сознание».

В ряде случаев перед попыткой самоубийства военнослужащие оставляют предсмертные записки. По материалам уголовных дел, такие записки оставляет каждый пятый-шестой суицидент. В оставленных записках обычно звучат идеи самообвинения и содержатся просьбы о прощении их близкими людьми. Иногда в записках обвиняются те, кто явился по мнению суицидента виновником его поступка.

В случае неудавшейся попытки в постсуицидальном периоде некоторое время может наблюдается сохранение суицидальных мыслей и намерений. При этом, как в прямой, так и в косвенной форме высказывается сожаление о сохранении жизни, об утрате ее ценности. Проявляется пассивное «согласие на смерть». Так реагируют главным образом те, кто считает невозможным свое возвращение в условия, которые привели их к суициду.

Вероятность попытки повторного суицида довольно велика. Считается, что у прибегавших к суицидальной попытке риск завершенного суицида на ближайший год увеличивается в 100 раз.

Мы проследили процесс развития суицидального поведения, которое может быть названо истинным. Кроме того, к типологически своеобразным формам суицидальных действий могут быть отнесены аффективные и демонстративно-шантажные.

В отличие от истинного суицида, при котором психотравма, осознанная и переработанная военнослужащим, вызывает определенный тип целенаправленного, хотя и неадаптивного поведения, при аффективных суицидальных действиях психотравмирующая ситуация не успевает подвергнуться сознательной личностной переработке. Такие суициды обусловлены необычайно сильным аффектом, возникшим в результате внезапного острого психотравмирующего события или под влиянием аккумуляции хронических психотравм.

Личностный смысл демонстративно-шантажных попыток состоит в оказании психологического давления на окружающих значимых лиц с целью изменения конфликтной ситуации в благоприятную для себя сторону (вызвать к себе жалость, сочувствие, избавиться от грозящих неприятностей и т.п.). При демонстративно-шантажных попытках военнослужащий понимает, что его действия не должны повлечь за собой смерть, и для этого предпринимает все меры предосторожности.

В основе суицидального поведения (независимо от его типологического своеобразия), лежит конфликт.

В любом конфликте существуют:

во-первых, объективные требования, предъявляемые военнослужащему ситуацией;

во-вторых, субъективное осознание значимости, осмысление этих требований и степени их сложности для личности;

в-третьих, оценка личностью своих возможностей для преодоления, снятия фрустрирующей ситуации;

в-четвертых, реальные действия личности в такой ситуации.

Конфликтная ситуация приобретает характер суицидоопасной когда военнослужащий осознает ее как высокозначимую, предельно сложную, а свои возможности - как недостаточные, переживая при этом острую фрустрацию ведущих потребностей и выбирая суицидальные действия как единственно возможный для себя выход.

Содержание суицидогенных конфликтов, определяется прежде всего сферой их возникновения, то есть предметом конфликта и с другой стороны - уязвимостью личности к трудным ситуациям.

Все множество конфликтов, лежащих в основе суицидального поведения военнослужащих может быть классифицировано следующим образом:

1. Конфликты, обусловленные спецификой воинской деятельности и военно-социального взаимодействия военнослужащих:

· индивидуальные адаптационные трудности воинской службы (ценностно-мировоззренческого, биофизиологического и микросоциального характера);

· трудности или негативные результаты выполнения конкретной служебной задачи;

· межличностные конфликты с военнослужащими других периодов службы;

· служебные и межличностные конфликты со своими начальниками (подчиненными);

2. Конфликты, обусловленные спецификой лично-семейных взаимоотношений военнослужащего:

· неразделенная любовь, измена любимой; девушки, жены;

· развод;

· тяжелая болезнь, смерть близких;

· половая несостоятельность;

3. Конфликты, связанные с антисоциальным поведением военнослужащего:

· опасение уголовной ответственности;

· боязнь позора в связи с асоциальным проступком;

4. Конфликты, обусловленные состоянием здоровья военнослужащего:

· психические заболевания;

· хронические соматические заболевания;

· физические недостатки (дефекты речи и особенности внешности, воспринимаемые как недостаток - дисморфофобия).

5. Конфликты, обусловленные материально-бытовыми трудностями.

6. Другие конфликты.

Суицидоопасная ситуация включает, как правило, взаимодействие конфликтов различных типов. Начавшийся как внешний, конфликт может приобрести внутренний характер и привести к самоубийству. Однако то, что суицидальное поведение строится на основе конфликта, не означает, что всякий конфликт ведет к суициду.

Суицидоопасные реакции, снижение или утрата ценностей жизни не могут появиться вне связи с личностными особенностями.

Hеобходимо подчеркнуть, что какой-либо единой личностной структуры, специфичной для суицидального поведения и достаточно определенно указывающей на вероятность его возникновения, обнаружить не удалось.

Вместе с тем, наибольшей уязвимостью, склонностью к ригидному, неадаптивному поведению обладают военнослужащие с акцентуированными и психопатическими чертами характера. В одном случае речь идет о практически здоровых людях, отличающихся гипертрофированной заостренностью каких-либо характерологических черт, а в другом - о тех, у кого пограничные расстройства могут в привычных для них условиях жизни быть стертыми, компенсированы адаптивными эталонами поведения. В трудных же условиях, на фоне возрастных особенностей военнослужащих срочной службы, недостаточной социальной и физической зрелости личности, компенсаторные механизмы расстраиваются, что и приводит к дезадаптации.

К характерным личностным особенностям суицидентов можно отнести:

· низкий или заниженный уровень самооценки;

· неуверенность в себе;

· высокую потребность в самореализации;

· симбиотичность, высокую значимость для них теплых, эмоциональных связей, искренности взаимоотношений, наличие эмпатии, понимания и поддержки со стороны окружающих;

· трудности в волевых усилиях при принятии решений;

· снижение уровня оптимизма и активности в ситуации затруднений;

· тенденцию к самообвинению, преувеличение своей вины;

· несамостоятельность;

· высокий уровень тревожности;

· недостаточная социализация, инфантильность и незрелость личности.

Знание характера конфликтной ситуации, которая создала предпосылки для возникновения психологического кризиса, а также личностных характеристик военнослужащего, дают психологу некоторые основания для определения суицидального потенциала личности.







Дата добавления: 2015-08-12; просмотров: 30718. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.011 сек.) русская версия | украинская версия