Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 14. Бывший меткоискатель.




ТУК... ТУК... ТУК...

Черили подняла взгляд от книги, удивляясь неожиданной компании. Учительница лежала у себя дома, завернувшись в одеяло. В камине горел огонь. Найтмер Мун захватила власть над Эквестрией неделю назад, и в лишённом солнечного тепла королевстве постепенно становилось всё холоднее и холоднее. На тот момент воздух снаружи ещё оставался достаточно сносным. Однако, Черили сомневалась, что это продлится долго.

ТУК... ТУК... ТУК...

Второй стук в дверь вытянул Черили из тёплого места, которое она устроила для себя на диване. Подойдя к двери, она заглянула в глазок. Ей было непривычно беспокоиться о том, кто стоит у неё на пороге, но с тех пор, как Найтмер Мун захватила власть... в общем, она не чувствовала привычной безопасности.

Однако, пони, стоявшие на пороге, не были ни королевскими стражниками, ни Найтмер Мун, ни кем-либо ещё, кто выглядел бы опасно. Нет, это были хорошо знакомые ей жеребята, которым она тут же открыла дверь.

– Девочки, что вы здесь делаете в темноте? – спросила вишнёвая пони с улыбкой.

– Теперь же всегда темно, – ответила Скуталу, стоявшая на крыльце вместе с Эпл Блум и Свити Бель.

– О... пожалуй, это верно. Однако, чем я могу помочь вам троим?

– Черили, можно задать вам пару вопросов? – спросила Свити Бель. – Я просила Рарити рассказать мне, что происходит, но она ничего не говорит.

– То же самое с Эплджек и Большим Макинтошем.

– И с моими родителями тоже, – закончила Скуталу.

Улыбка Черили потускнела.

– Девочки... я правда не думаю, что это моё дело, особенно если ваши семьи...

– Пожалуйста, Черили! – взмолились трое Меткоискателей в унисон.

– Ох... ладно. Почему бы вам не зайти внутрь? – предложила Черили, отступая назад, чтобы пропустить жеребят в дом. – Не хочу, чтобы вы мёрзли снаружи.

Когда Меткоискатели оказались внутри, Черили закрыла дверь и потёрла одну ногу о другую, чтобы прогнать озноб. Проводив жеребят в гостиную, она разрешила им запрыгнуть на диван, а сама забралась в небольшое кресло, завернувшись в свободное одеяло.

– Так, девочки, о чём вы хотели меня спросить?

– Мы хотели узнать, что случилось с Никс, – объяснила Эпл Блум.

– Ага, как она стала такой большой? И почему она выглядит как Найтмер Мун и называет себя так же? – спросила Скуталу.

– И почему она сделала, чтобы всё время было темно? – добавила Свити Бель.

– Девочки... я правда не думаю, что я... – начала Черили, но последнее возражение замерло у неё на губах, когда она увидела искреннее участие в глазах трёх жеребят, которых впустила в дом.

Ей не хотелось этого делать. Она предпочла бы солгать, что Никс просто сбита с толку... и... если она могла надеяться, может быть, это действительно было правдой. Может быть, Никс всё ещё жила в этом монстре, захватившем Эквестрию. Трудно было представить, что столь милый, невинный и робкий жеребёнок мог превратиться...

Черили вздохнула. Ей не хотелось этого делать, но им нужно было знать правду, даже если их семьи считали, что они не готовы её услышать. Но, по крайней мере, она могла постараться не вызвать у них сильной тревоги, излишне подчёркивая серьёзность происходящего... возможно, дать им капельку надежды... потому что эту надежду Черили старалась сохранить в себе самой.

– Девочки, я рассказываю вам это только потому, что вы действительно обеспокоены судьбой своего друга... но вы должны пообещать мне, что не расскажете об этом своим семьям. Обещаете?

Три жеребёнка кивнули, страстно желая узнать что-нибудь о том, что случилось с их другом.

– Что ж, я не утверждаю, что сама всё понимаю, но... кажется, причина того, что Никс выглядит и ведёт себя как Найтмер Мун, в том... что она всегда была Найтмер Мун.

– Всё это время?

– Не может быть! Никс ведь совсем не такая!

– Повторюсь, я не уверена, что знаю, что в точности случилось... но, судя по тому, что я слышала, Найтмер Мун стала жеребёнком, и этим жеребёнком была Никс – ваш друг. Твайлайт сказала мне, что она – её двоюродная сестра, но... я подозреваю, что этим Твайлайт просто пыталась скрыть правду.

– Но... даже если Никс – Найтмер Мун, почему она хочет, чтобы всегда было темно? Ей всегда нравилось, когда светило солнце

 

Черили вздохнула, снова пытаясь осторожно подобрать слова. Она хотела рассказать им правду, как сама её понимала: что, когда Никс стала Найтмер Мун, она вспомнила все свои старые желания и страсти... но это казалось слишком суровой правдой для жеребят.

Черили решила немного смягчить её для них.

– Думаю, Никс просто сбита с толку, дорогие. Разве бы вы не были сбиты с толку, если бы внезапно обнаружили, что вы совсем взрослая пони со множеством странных воспоминаний, магических способностей и стадом других пони, называющих вас королевой? – предположила Черили, надеясь, что три жеребёнка примут её объяснение.

– Думаю... в этом есть смысл, – сказала Свити Бель.

– Видите ли, девочки, когда Никс выросла, она вспомнила, кем была в прошлом, что очень отличается от той пони, которую мы знали. Теперь она просто запуталась в том, кто она, и не знает, кем должна быть. Так что... она пытается быть той, кем была когда-то... о чём имеет воспоминания. И это, к сожалению, та кобылица, которую все ожидают в ней увидеть... а именно, Найтмер Мун.

– Но... если она просто запуталась... это же значит, что она снова может стать Никс, так? Может быть, ей не нравится быть Найтмер Мун.

– Ага! В смысле, если бы она действительно была Найтмер Мун, то она бы не отпустила мою старшую сестру и её друзей. Это же доказывает, что она всё ещё Никс!

Черили попыталась обнадёживающе улыбнуться, пусть и трудно было улыбаться в те дни.

– Надеюсь, что так, девочки. Я надеюсь, что Никс вспомнит не то, какой она привыкла быть как Найтмер Мун, а то, какой она привыкла быть, будучи вашим другом. Может быть, ей просто нужно время, чтобы поразмышлять над этим. Уверена, как только она осознает пару вещей, она вернёт всё на круги своя. У вас ещё есть вопросы?

– Нет, Черили, – прозвенело трио голосов, почти как на уроке.

– Хорошо. Почему бы вам теперь не пойти поиграть? О, и не забудьте закрыть дверь, когда будете уходить.

Три жеребёнка кивнули, спрыгнули с дивана и, торопливо поблагодарив Черили, покинули дом учительницы. Поравнявшись друг с другом, они пошли по улице вместе.

– Я боюсь за Никс, – сказала Скуталу, посмотрев на друзей. – Я не представляю, на что это может быть похоже, когда не знаешь, кто ты.

– Ага, это как носить разные метки на каждом боку. Не знаешь, какой из особых талантов действительно твой, – согласилась Свити Бель.

– Плохо, что мы ничем не можем ей помочь.

– Ага, очень плохо.

Пегаска и единорожка шли дальше, не замечая, что их подруга остановилась. Заметив это, они оглянулись на Эпл Блум, задумчиво смотревшую в землю.

– Эй, Эпл Блум... ты в порядке?

Эпл Блум молчала несколько секунд, а потом решительно вскинула голову.

– Меткоискатели, у нас есть друг, который забыл, кто он, – заявила она тоном генерала перед войсками. – Наш друг-меткоискатель сидит сбитый с толку в том мерзком замке, и знаете что ей нужно?

– Эм... нет, – ответила Свити Бель, не понимая, почему Эпл Блум ведёт себя так.

– Зато я знаю. Ей нужен кто-то, кто напомнит ей, кто она. Кто-то, кто напомнит, что у неё есть друзья. Друзья, которые хотят снова иметь возможность играть с ней в свете солнца. Меткоискатели, мы – те пони, кто сделает это.

Скуталу вскинула голову и улыбнулась.

– Ага, давайте покажем Никс, что Меткоискатели держатся вместе несмотря ни на что!

– Ребята, вы не забыли, что Никс в том большом страшном замке, который охраняется большими страшными пони в доспехах? – напомнила им Свити Бель.

– Ну и что? Мы просто прокрадёмся мимо стражи.

– Ага... мы можем быть Меткоискателями... – начала Скуталу, но замолкла и оглянулась на друзей. – Эээ, как называется пони, который прокрадывается в разные места, вроде замков?

– Кобыла-Оборотень?

– Нет.

– Лазутчик?

– Близко, но не...

– Шпион?

– Точно! – сказала Скуталу, подпрыгнув на месте. – Мы будем Меткоискателями Шпионами!

Эпл Блум и Свити Бель улыбнулись в ответ, три пони ударили копытцами в приветственном жесте[b] и быстро ускакали.

 

***

Найтмер Мун спускалась по спиральной винтовой лестнице своего замка, радуясь тому, что стражники не сопровождают её постоянно в её же собственном доме. Вся прошлая неделя была посвящена передаче власти от Королевских Сестёр к ней по всей Эквестрии. Члены “Детей Найтмер” были поставлены на все важные управленческие позиции, которые ещё не были ими заняты, и правительство, хоть и шатко, но снова заработало.

Нексус общался с большинством политиков, за что Найтмер Мун была ему признательна... хотя она всё равно присматривала за всем, что он делал. Обнаружив, что он ввёл ряд новых законов, неисполнение которых каралось смертью, Найтмер Мун немедленно переписала их, несмотря на протесты Нексуса.

Да, ей нужно было тщательнее следить за тем, что он делает.

Впрочем, на тот момент приём был окончен. Было уже шесть вечера, так что в замке завершались дневные дела. Ожидалось, что Найтмер Мун появится в банкетном зале, чтобы побеседовать за ужином с лордами и леди, которые перешли на сторону её режима... и у каждого из которых были глаза бирюзового цвета. Знак, который Нексус называл её “благословением” и распространял довольно свободно.

Найтмер Мун уже начинало немного тошнить от того, что у всех вокруг был одинаковый цвет глаз. Она решила сказать Нексусу, как только закончит свои дела здесь, что не собирается присутствовать на ужине, так как у неё просто нет настроения. Чем он сможет возразить Королеве Эквестрии?

Миновав последнюю ступень лестницы, Найтмер Мун отбросила мрачные мысли и зашагала по тускло освещённому коридору. Она шла по темнице своего замка, проходя мимо множества пустых камер, пока не дошла до самой последней... единственной занятой камеры.

Твайлайт Спаркл поднялась и села на своей койке, плотно завернувшись в одеяло. Она была невредима, но всё же носила один знак своего заточения: металлический ошейник был застёгнут на шее единорога и каким-то образом блокировал магию. Он гарантировал, что она не сможет убежать ни воспользовавшись телепортацией, ни даже левитировав ключи.

– Надеюсь, стражники хорошо обходились с тобой, как я и приказывала.

– Они приносят мне еду и больше ничего, – спокойно ответила Твайлайт.

– Хорошо. Это... хорошо, – сказала Найтмер Мун, осматривая темницу, не в силах заставить себя взглянуть на Твайлайт... не сейчас, когда она в таком положении. – А твои раны были вылечены?

– Лодыжка всё ещё немного болит, но я в порядке............ Как у тебя дела?

– Абсолютно нормально. Я – Королева Эквестрии. Все наслаждаются красотой вечной ночи, “Дети Найтмер” устанавливают контроль над властями, и вся Эквестрия находится в моей власти. Я не могу быть счастливее.

– Ты не выглядишь счастливой.

– Что ты знаешь о том, как я должна выглядеть, когда счастлива?

– Я видела тебя счастливой, Никс. Я слышала твой смех, видела твою улыбку. Ты можешь говорить, что счастлива, но я точно могу сказать, что это не так.

– Ты не знаешь, о чём говоришь, – отрезала Найтмер Мун. – Я сказала тебе, что счастлива. Я достигла своих целей, и теперь я – Королева Эквестрии. Я заставила ночь длиться вечно... и поэтому я счастлива.

– Никс, пожалуйста... если тебе не нравится то, что ты делаешь, остановись. Ты не обязана быть Найтмер Мун. Ты не обязана делать ничего этого.

– И что же ты хочешь, чтобы я сделала, Твайлайт? Отказалась от короны? Освободила Селестию и Луну?

– Да, – ответила Твайлайт, сбросив одеяло и подойдя к Найтмер Мун так близко, как позволяла дверь камеры.

– Значит, ты хочешь, чтобы я отказалась от своей собственной свободы. Как только Селестия и Луна выйдут на волю, они объединятся, чтобы я наверняка заняла их место... а я не хочу провести ещё тысячу лет в ссылке на луне. Поздно поворачивать назад, Твайлайт, даже если бы я этого хотела.

– Но... ты ведь хочешь?

– Нет... потому что я знаю, что нет пути назад. Нет прощения. Вот чему вы с Селестией меня научили – твой последний урок как кобылицы, которую я называла матерью. Не важно, как хорошо я себя вела, не важно, какой хорошей пони я была... я заклеймена той кобылицей, которой была когда-то. Я – Найтмер Мун, потому что только ей могу быть... потому что это единственное, что другие могут во мне видеть.

Найтмер Мун решила, что с неё хватит, развернулась и направилась обратно по коридору к лестнице. Твайлайт прижалась лицом к решётке и смотрела на неё, пока та не пропала из виду, а потом прислушивалась к звукам шагов, пока они совсем не стихли, и только после этого отошла от двери, залезла на койку и снова завернулась в одеяло.

И спустя некоторое время, как и после прошлых визитов Найтмер Мун, Твайлайт заметила, что плачет, даже не осознавая этого. Единорожка вытерла слёзы, легла на бок и положила голову на подушку, так что слёзы растекались влажным пятном на ткани.

Она не видела Найтмер Мун... она продолжала видеть свою дочь, смущённую и потерянную... и Твайлайт плакала. Она плакала от того, что не знала, что нужно сказать или сделать, чтобы помочь Никс найти себя.

 

***

– Стой, кто идёт? – рявкнул стражник с вершины воротной башни.

– Доставка яблок, – отозвался Большой Макинтош – крупный красный жеребец, запряжённый в телегу, заполненную яблоками. – Вы их вчера заказывали.

Стражники на вершине башни провели немного бумажной работы и снова высунули головы за парапет.

– Проходи. Разгрузи телегу прямо в воротах, а потом уходи. Понял?

– А-ага, – лаконично ответил Большой Макинтош, наблюдая за тем, как открываются ворота.

Как ему и приказали, он завёз телегу внутрь, выгрузил корзины с яблоками и удалился. Ворота плавно закрылись за ним. Вслед за этим вышли слуги замковой кухни, чтобы забрать корзины и отнести их для хранения в кладовую.

Как только все яблоки были перенесены, последний из слуг погасил свет в кладовой и ушёл, закрыв дверь до щелчка. Какое-то время в кладовой было абсолютно темно и тихо... но после минуты тишины в воздухе начали распространяться шуршащие звуки, прерывающиеся стуком яблок, падающих на пол.

– Горизонт чист.

После недолгого напряжения и ворчания в комнате загорелся свет. Источник света помещался на самом кончике рога на голове Свити Бель. Маленькая белая пони высунула голову из корзины с яблоками и оглядела комнату. Эпл Блум уже вылезла из своей корзины и вытягивала свой плащ Меткоискателя, в то время как из третьей корзины выпрыгнула Скуталу.

– Это был потрясающий план, Эпл Блум!

– Спасибо, – ответила жёлая пони. – Хорошо, что я подслушала, как Эплджек с Большим Макинтошем говорили о доставке яблок в замок. Не знаю, как бы мы ещё попали внутрь.

– Но что нам теперь делать, когда мы здесь? – спросила Свити Бель.

– Проще простого. Если Никс в замке, то ей когда-нибудь захочется есть, верно? Вот поэтому очень хорошо, что мы в кухне, и что скоро обед. Мы просто подождём, пока кто-нибудь не приготовит обед для неё...

– И тогда мы используем свои супер-шпионские умения, чтобы проследить за ним, и он приведёт нас прямо к Никс! – сказала Скуталу и встала в эффектную стойку в стиле кунг-фу.

– Но... мы даже ещё не на кухне. Мы в кладовой, и у нас нет супер-шпионских умений, – заметила Свити Бель.

– Ну... это всё равно хороший план.

– Эй, принеси немного яблок, – сказал четвёртый голос из-за двери.

Три жеребёнка подскочили и нырнули в угол кладовой, прячась за мешками картошки, когда дверь открылась. Один из работников кухни зашёл внутрь, чтобы взять корзинe с яблоками. Затем он повернулся, чтобы уйти, позволив двери закрыться под тяжестью собственного веса.

Дверь вот-вот должна была снова захлопнуться, когда Скуталу бросилась из укрытия и выставила в быстро сужающуюся щель копыто. Она немного вздрогнула, когда тяжёлая дверь прищемила ей ногу, но оранжевой пегаске удалось оставить её приоткрытой. Две другие пони быстро подскочили к Скуталу, и все трое заглянули в дверную щель.

Казалось, что кухня разделена на две части. В одной части команда поваров готовила кучу незамысловато выглядящих блюд, еда производилась массово и в больших количествах. В другой части один повар старательно работал с несколькими меньшими тарелками, раскладывая на них намного более аппетитно выглядящую еду.

– Спорим, что это обед для Никс, – прошептала Скуталу, указывая на повара, работающего отдельно от остальных.

– Почему ты так думаешь?

– Ну, она должны быть королевой или вроде того, и я никогда не видела такой еды. Так что это должно быть что-то очень модное, а королевы едят модную еду.

– Кажется, в этом есть смысл, – отметила Свити Бель.

– Но как нам проследить за ним, чтобы найти Никс?

– Смотри, он ставит некоторые тарелки на тележку. Мы просто возьмём одну из тех больших серебряных штук, которыми он накрывает тарелки, и спрячемся под ней на нижней полке тележки.

– Но как нам достать эту крышку? – спросила Эпл Блум.

Ответ на этот раз пришёл от Свити Бель. Маленькая единорожка заворчала и зажмурила глаза, её рог начал светиться. Одна из самых больших серебряных крышек неуверенно поднялась в воздух и поплыла над полом к укрытию Меткоискателей. Она несколько раз опускалась и подпрыгивала, пока Свити Бель изо всех сил пыталалась удержать её, но всёже оставалась в воздухе.

– Вот она, надо ещё чуточку поближе.

– Я... не мо... гу.

– Давай, Свити Бель, ещё немного.

– Я... просто... не могу, – ответила Свити Бель, и её магический захват разжался.

Крышка упала как камень, приземлившись на пол с оглушительным грохотом. Внезапный шум заставил многих поваров подпрыгнуть, и вскоре все глаза были обращены на серебряную крышку.

Ближайший повар – тот, который готовил “модную” еду – подбежал рысью к крышке и поднял её при помощи магии, ожидая увидеть испорченное кушанье. Однако, там ничего не было... но, подняв глаза, он заметил, что дверь кладовой чуть приоткрыта.

Любопытство взяло над ним верх, и он открыл дверь, продолжая держать крышку в воздухе. Осмотрев кладовую, но так ничего и не увидев, он повернулся к другим поварам и пожал плечами. Не имея очевидного объяснения, откуда взялась крышка, все вернулись к своим делам, сочтя неожиданное событие неразрешимой загадкой.

Повар, державший таинственную крышку, тоже вернулся к работе, взяв особенно большое блюдо, элегантно сервированное разнообразными десертами. Он взял крышку, протёр нижний край полотенцем и накрыл ею блюдо. Затем аккуратно поставил его на нижнюю полку тележки и вернулся к готовке.

– Фух... отличных ход, Скуталу, – прошептала Эпл Блум.

Они стояли втроём под крышкой на блюде с десертами. В последний момент оранжевая пегаска схватила друзей и вынырнула из кладовой. Крышка опустилась прямо им на головы, и, уперевшись ногами в стенки, три пони смогли удержаться внутри крышки, даже когда её подняли с земли.

Теперь, когда они были на пути к Никс, можно было отцепиться от крышки, осторожно ступая между десертами по тарелке.

– Эй, они действительно выглядят вкусно, – сказала Скуталу, когда Свити Бель зажгла рог, позволив трём жеребятам рассмотреть сладости, среди которых они стояли. – Как думаешь... Никс не будет против, если мы немного попробуем?

– Ей всегда нравилось делиться с нами угощениями, которые она приносила в школу, – предположила Эпл Блум.

– Ага, а сейчас у неё есть полная кухня пони, которые сделают любые сладости, какие она захочет.

Три жеребёнка улыбнулись друг другу и, облизнув губы, повернулись к выпечке, лежавшей у них под ногами.

 

***

– Ваш ужин, Ваше Величество, – объявил пони-официант Хорт Кьюзин, вкатывая тележку в спальню Найтмер Мун. – Королевский шеф-повар также приготовил для вас широкий выбор десертов. Они на блюде в основании тележки.

– Спасибо, можешь оставить это здесь, – ответила чёрная королева, которая сама только что вернулась в свою комнату и была застигнута в процессе снятия обуви.

Хорт Кьюзин кивнул в ответ и вышел, пятясь, за дверь, опустив голову в поклоне. Когда дверь закрылась, Найтмер Мун вздохнула, уже совершенно устав от постоянной помпы и церемоний, принятых у прислуги замка.

Смыв тени для век и приняв свой естественный вид, Найтмер Мун подошла к тележке с едой. Её рог засветился, изящно поднимая крышку, накрывавшую ужин. Королевский шеф-повар, конечно же, принял её простые запросы и обратил их в некий искусный образец излишне прихотливых блюд. Сендвич был разрезан на странные уголки, сложенные как изощрённое произведение искусства. Cалат тоже пострадал: зелёные листья были украшены странно выглядевшими цветами.

Единственной вещью, которая выглядела просто, был суп. Опять же, сложно испортить суп.

Оставив сендвич и салат, Найтмер Мун взяла суп при помощи магии, левитируя его за собой над кроватью и возвращаясь к прерванному ранее чтению. Одним из преимуществ, которому она радовалась, став новой королевой Эквестрии, был доступ к королевской библиотеке. Некоторые из книг, которые она имела возможность читать, были изумительны... одна из немногих вещей, приносивших ей успокоение... хотя несколько раз книги пробуждали долгие воспоминания о библиотеке Понивиля, Спайке и Твайлайт.

Держа суп при помощи магии, Найтмер Мун зачерпнула его ложкой и аккуратно выпила из неё – уроки этикета, полученные от Рарити, оставались с аликорном, несмотря на всё случившееся. Она не чмокала и не брызгала: она ела суп как приличная кобылица.

*ААААПЧХИ!*

Застигнутая врасплох, Найтмер Мун чуть не опрокинула полную тарелку супа. Не без некоторого везения ей удалось спасти его, но несколько капель всёже упали на покрывало. Королева нахмурилась, глядя на получившийся беспорядок. Применив немного магии, она стёрла капли супа с ткани и отправила их в мусорное ведро. Затем Найтмер Мун поставила тарелку на ближайший стол и повернулась к источнику чихания, которое она слышала.

Это была тележка с едой, а точнее блюдо с десертами внизу. Спустившись с кровати, Найтмер Мун подошла к тележке и опустила голову, прижав ухо к серебряной крышке, скрывавшей то, что должно было быть десертами. Послушав пару секунд, она смогла различить детские голоса, шепчущиеся под крышкой.

Нахмурившись ещё больше, Найтмер Мун подхватила поднос магией и поставила его в центр кровати. Расправив крылья, чёрная кобылица приготовилась встретить то, что пряталось под крышкой.

Она резко сорвала крышку, открыв три маленькие фигурки. С блюда на неё смотрели три жеребёнка, покрытые сладкими крошками и испуганные внезапным раскрытием их убежища.

Однако, страх в глазах жеребят вскоре сменился радостью, и три меткоискателя в красных плащах, улыбнувшись, подбежали к краю кровати, совершенно не устрашённые неколебимой позой и широко расправленными крыльями Найтмер Мун.

– Видите? Я же говорила, что мы найдём её, – сазала Скуталу. – Мой план был просто потрясным!

– Точно, потрясным! – воскликнула Эпл Блум. – И, Никс, дружище, ты правда стала большой! Ты теперь такая же высокая, как Принцесса Селестия!

– Эм... нам жаль, что мы съели твою еду. Мы... какбы... пропустили обед, – извинилась Свити Бель, кротко сложив вместе копытца.

– Да, извини нас за это, – добавила Скуталу, потирая загривок. – Ты не очень сердишься?

Сердиться? Говоря по правде, в тот момент Найтмер Мун вообще не могла переварить увиденное. Она стояла, как статуя, разум и тело были заклинены, как машина, которой воткнули лом между шестернями. Её рот был широко раскрыт, а бирюзовые драконьи глаза сощурились, глядя на трёх маленьких жеребят, ухитрившихся найти дорогу к её спальне и остаться незамеченными для стражи.

– Вау... Никс, это твоя комната? – спросила Эпл Блум, с трепетом оглядывая помещение. – Она такая... большая.

– И красивая.

– Ну, Никс же теперь не такая маленькая, как мы, – заметила Скуталу. – Эй, Свити Бель, посмотри туда. У неё есть тюрьмо, как у твоей сестры.

– Это называется “трюмо”, – поправила её единорожка.

Три жеребёнка спрыгнули с кровати и понеслись к трюмо, мигом запрыгнули на туалетный столик и взглянули на свои отражения в высоком зеркале.

– Ой, у меня крошки в хвосте и гриве, – заныла Свити Бель, пытаясь воспользоваться магией, чтобы очистить волосы.

– Ну, это тебе за то, что уселась в тот десерт, – категорично заявила Эпл Блум.

– Я не виновата! Тележка тряслась. И по крайней мере, я не стала его есть, как Скуталу.

– А что? Он всё равно был ещё хороший... просто немного раздавленный, – оправдывалась оранжевая пегаска, открывая маленькую косметичку, стоявшую на трюмо наполненную огромным количеством пурпурной тени для век.

– Вау, здесь много косметики! Не знала, что тебе нравится ею...

Скуталу не удалось закончить, так как Найтмер Мун резко захлопнула косметичку гривой. Чёрная королева метнулась к трюмо, испуганно глядя на жеребят.

– Мне... мне не нравится! Просто все здесь ожидают от меня, что...

Найтмер Мун осеклась и решительно потрясла головой. Нет... нет, она больше не может говорить подобным образом. Даже если они были её друзьями.... когда-то были её друзьями... она больше не была тем жеребёнком.

– Что вы трое делаете здесь? – спросила она строго, но не резко.

– Мы хотели помочь тебе, чтобы ты не была сбита с толку, – сказала Эпл Блум, отвернувшись вместе с остальными Меткоискателями от зеркала и посмотрев на Найтмер Мун. Кобылица всё ещё имела значительное преимущество в росте, даже когда жеребята стояли на туалетном столике, но жеребят либо не заботило это, либо они просто этого не замечали.

– Сбита с толку?

– Ага, – ответила Свити Бель. – Черили сказала, что ты запуталась в том, кто ты, и поэтому пытаешься быть такой, какой тебя ожидают увидеть.

– И поэтому ты сделала, чтобы солнце никогда не вставало. Потому что ты запуталась, – добавила Эпл Блум.

– Так что мы решили прийти и помочь тебе вспомнить, кто ты, чтобы ты больше не была запутавшейся. В конце концов, Меткоискатели всегда держатся вместе.

– Мы даже принесли тебе плащ! – весело сказала Свити Бель, извлекая из-под собственного плаща четвёртый маленький красный плащ с синей эмблемой Меткоискателей и подбоем из золотого шёлка.

– Мы хотели принести тебе старый, но не смогли найти его в библиотеке. Так что я решила сделать новый... хотя, если теперь подумать... мне, вероятно, следовало сделать его побольше, – призналась Свити Бель, передавая крохотный плащ Найтмер Мун, ростом бывшей не ниже Принцессы Селестии.

– О, да... намного больше, – сказала, кивая, Скуталу.

Найтмер Мун снова лишилась дара речи, глядя на маленький красный плащ. Она робко подняла к нему копыто, принимая его у Свити Бель. Найтмер Мун поднесла его к глазам, рассматривая неаккуратно вырезанную эмблему со вставшим на дыбы, улыбающимся и одетым в плащ жёлтым жеребёнком.

 

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

– Почему мы опять идём в клубный домик? Я думала, что мы собираемся попробовать быть Меткоискателями Продавцами Диванов вместе с мистером Дейвенпортом, – спросила Никс, следуя за Эпл Блум к простому клубному домику – подержанной постройке Эплджек и нынешней штаб-квартире Меткоискателей – стоявшему в укромном уголке фермы “Сладкие Яблоки”.

– Мы собираемся, но сначала нам нужно захватить кое-что ещё, – ответила земная пони, толкая дверь домика.

Она отступила назад, пропуская Никс внутрь. Маленькая чёрная пони не придала этому особого значения и, войдя внутрь, с удивлением обнаружила, что перед ней стоят Скуталу и Свити Бель с широкими улыбками на лицах.

– Ой... привет всем! Я думала, вы встретите нас у “Соф и Перьев”.

– Мы так собирались, но сегодня у нас для тебя сюрприз, – сазала Скуталу, улыбаясь до ушей.

– Сюрприз... о, эм, правда? А что это за сюрприз?

– Сначала закрой глаза и не подглядывай.

Никс зажмурила глаза так быстро, как только могла, и не открывала их, даже когда почувствовала, что что-то сделанное из ткани ложится ей на спину. Она стояла, кусая нижнюю губу в нетерпении, но не позволяла себе подглядывать.

– Уже можно смотреть?

– Да! – воскликнула Свити Бель, и Никс оглянулась, открыв глаза. Там, на спине, поверх её обычного жилета, был надет фирменный плащ Меткоискателей.

– Можешь официально считать себя Меткоискателем, – весело объявила Эпл Блум.

Никс оглядела плащ, и её губы расплылись в улыбке. К ней вскоре присоединились слёзы, мягко капавшие из её глаз.

– Сп-спасибо вам... б-большое... – пробормотала она, вынужденно закрывая глаза и вытирая слёзы.

– Говорила же, она будет плакать, – поддразнила её Скуталу с ухмылкой.

– Скуталу! Это жестоко! – пристыдила её Свити Бель, но с удивлением заметила, что Никс смеётся, даже не думая обижаться.

– Это ничего, я просто... так рада, что у меня есть три таких друга, как вы.

– А мы рады, что ты тоже наш друг, – сказала Эпл Блум.

И они улыбнулись друг другу не только как друзья, но и как Меткоискатели.

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Найтмер Мун тряхнула головой, отгоняя непрошенное воспоминание, захватившее её мысли. Три маленьких Меткоискателя всё ещё смотрели на неё, улыбаясь и ожидая ответа чёрного аликорна. Ещё какое-то мгновение она смотрела на маленький плащ, а затем осторожно положила его на трюмо.

– Девочки... нам нужно поговорить, – сказала Найтмер Мун, не как друг и не как королева, а как взрослый, серьёзно говорящий с детьми.

Она отступила от трюмо, сделав знак жеребятам следовать за ней. Эпл Блум, Свити Бель и Скуталу так и сделали, направившись вслед за Найтмер Мун к её постели. Три жеребёнка запрыгнули на кровать первыми и сели на краю, пока Найтмер Мун укладывалась на живот, чтобы её лицо была хоть немного ближе к лицам жеребят, которых она когда-то называла друзьями.

– Прежде всего, вам не следовало сюда приходить. Вы подвергли себя большой опасности, прокравшись во дворец. Если бы кто-то из моих стражников нашёл вас, это было бы очень плохо... и я даже не представляю, как все должны сейчас волноваться, ведь я уверена, что вы никому не сказали, куда ушли.

– Ну, если бы мы сказали, они бы нас остановили, – заметила Эпл Блум.

– И правильно сделали, – проворчала Найтмер Мун, и от этих слов три жеребёнка повесили уши.

– М-мы просто... просто хотели помочь. Мы беспокоились о тебе.

– Я... знаю, Свити Бель... и я ценю ваше участие. Но мне не нужна помощь. Я теперь Королева Эквестрии.

– А что с Селестией и Луной? Что с ними случилось?

– Вам никто не сказал?

Три пони поколебались, но кивнули в ответ.

– Никто нам прямо не говорил, но... иногда мы слышали, как они перешёптываются, – призналась Эпл Блум. – Они говорят, что ты заперла принцесс на солнце и луне, и что это ты сделала, чтобы всё время было темно. Но это же неправда?

– Это... правда... я не хочу лгать вам, вы... должны знать правду, – сказала Найтмер Мун со вздохом, боясь того, как отреагируют её прежние друзья.

– Но... зачем ты это сделала?

– Это... это сложно, Скуталу, – ответила Найтмер Мун, пытаясь оправдаться перед жеребятами. – Я... от меня многого ожидают, и я должна этому соответствовать.

– Черили тоже так говорила.

– Она так говорила?

Эпл Блум кивнула.

– Ага, она сказала, что ты не знаешь, кем должна быть, и поэтому стала той пони, которую в тебе ожидают увидеть, – ответила Свити Бель.

– Вот поэтому мы здесь, – добавила Скуталу, – чтобы напомнить тебе, кто ты на самом деле.

– И... и... кто я для вас троих теперь... когда я такая? – спросила Найтмер Мун, отчасти боясь ответа.

– Ну... ты выглядела страшно в ту ночь... – сказала Скуталу, заставив Найтмер Мун закрыть глаза и опустить голову от невыносимого стыда.

– Но теперь, когда все мы здесь... ты вовсе не выглядишь такой страшной.

Найтмер Мун вскинула голову, не веря тому, что слышит.

– Не выгляжу страшной?

– Неа! Думаю, ты просто запуталась, и если это правда, то ты всё ещё наш друг, Никс. Пони, которая действительно здорово владеет магией.

– А ещё пони, которая очень хорошо учится в школе и всегда готова отвечать на вопросы Черили.

– И с кем всегда весело и приятно играть.

Чёрному аликорну стало трудно дышать от стеснения в груди, которое она не могла прогнать, как ни старалась.

– Но... вы же знаете, кто я, верно? Вы знаете, почему все называют меня... почему я называю себя Найтмер Мун?

– Черили сказала, что ты всегда была Найтмер Мун, но... мы никогда по-настоящему не встречали Найтмер Мун. Мы всегда знали только тебя, Никс, – объяснила Эпл Блум. – И я думаю, что тебе просто нужен кто-то, кто скажет, что ты не обязана быть плохой пони, которую все другие хотят в тебе увидеть. Ты просто можешь быть собой, даже если выглядишь, как Найтмер Мун.

– Ага, не важно, как пони выглядит снаружи. Только то, что внутри, имеет значение.

– Это, и ещё твоя метка, – добавила Скуталу. – Эй! Ты же, наверное, получила свою метку! О, какая она? Какая она!?

– У меня всё ещё нет метки, – ответила Найтмер Мун, оглядываясь на свой абсолютно пустой бок.

– Ну, не переживай об этом, Никс. Каждый пони находит свой особый талант рано или поздно. Тебе просто нужно продолжать искать метку вместе с нами, пока не найдёшь. В конце концов, для этого и существуют Меткоискатели, – заверила её Эпл Блум.

– Я... думаю... думаю, мне бы хотелось этого, – ответила Найтмер Мун, позволив себе чуть-чуть улыбнуться... но улыбка стёрлась с её лица, как только дверь в спальню распахнулась.

– Я глубоко извиняюсь, моя Королева, но случилось кое-что, о чём вы должны знать. Поступили сообщения о том, что чудовища из Вечнодикого Леса стали беспокойны. Возможно, в наших лучших интересах было бы... – начал Нексус, но тут же замер, как только увидел трёх жеребят, сидящих на кровати.

 

***

– Их участь должна послужить примером, – бушевал Нексус, беспокойно шагая из одного конца комнаты в другой.

Прежде чем Найтмер Мун смогла остановить его, единорог позвал стражу. Теперь Эпл Блум, Скуталу и Свити Бель держали в коридоре под надзором её солдат.

– Они жеребята, Нексус, те, что были моими друзьями, когда я сама была всего лишь трусливым жеребёнком. Они не замышляли ничего плохого.

– Важно не намерение, а совершённое действие. Они пробрались в замок, и смогли достичь ваших покоев, не обнаружив себя. Проникновения подобного рода недопустимы, иначе недолго ждать, чтобы убийцы начали бродить прямо по этим залам. Нет! Их участь должна послужить примером!

– Итак, что же ты хочешь, чтобы я сделала? Отправить их на виселицу?

– Если это необходимо, чтобы ваше правление как Королевы стало бесспорным, то да, – безжалостно ответил Нексус. – Я уважаю ваши желания, моя Королева, но, если я могу говорить открыто, вы уже продемонстрировали слишком много милосердия. Вы позволили кобылицам, которые носили Элементы Гармонии, свободно уйти, в то время как они по меньшей мере должны были гнить в темнице вместе с Твайлайт Спаркл. И теперь эти три жеребёнка поверили, что могут запросто прискакать к вам, будто вы какая-то обычная пони... с таким неуважением нельзя мириться. Проще говоря, моя Королева, мы просто не можем позволить им уйти, не понеся наказания.

Взгляд Найтмер Мун стал пронизывающим, когда она обратила свои драконьи очи на Нексуса. Её советник показал себя менее преданным, чем она могла вообразить, или, быть может, это она не удовлетворяла его ожиданий. Однако, в его глазах безошибочно читалось определённое намерение. Если она прикажет отпустить жеребят... Найтмер Мун мало сомневалась, что Нексус всё равно сделает их примером для всех.

Если она не назначит наказание сама, то это будет сделано за неё. И всёже, ей следовало выбирать слова с осторожностью... иначе Нексус опять возьмёт дело в свои копыта.

– Очень хорошо; они должны быть заключены в темницу. Поместите их в ту же камеру, что и Твайлайт Спаркл. Эти трое маленькие, и нам нет смысла тратить место, чтобы выделить каждой свою собственную камеру. Дайте им дополнительное одеяло и подушку – этого должно быть достаточно. Их не должны трогать и причинять им вред... и надеюсь, что после нескольких недель или месяцев в темнице они будут проявлять должное уважение к своей королеве.

Кажется, этот ответ удовлетворил Спелла Нексуса: единорог улыбнулся.

– Очень хорошо, Ваше Высочество. Я прикажу стражникам отвести их прямо в темницу.

С этими словами королевский советник развернулся и вышел из комнаты. Найтмер Мун заперла дверь спальни, как только Нексус ушёл, и быстро подошла к письменному столу. Взяв свиток, перьевую ручку и чернильницу, чёрная королева начала писать.

 

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Твайлайт Спаркл,

 

Этим вечером Эпл Блум, Скуталу и Свити Бель прокрались в замок и сумели пробраться в мои королевские покои. Я бы отправила их домой, если бы их не обнаружил Нексус. Сейчас их ведут в темницу, чтобы поместить в твою камеру.

Пожалуйста, поверь тому, что я скажу: я хотела бы их освободить, но я боюсь тех действий, которые Нексус может предпринять, если я так поступлю. Он видит в их попытке встречи со мной знак неуважения и требует, чтобы они понесли наказание. Я искренне боюсь, что, если я не накажу их сама, то он возьмёт дело в свои копыта.

Поэтому я приказала лишить их свободы, чтобы им не навредил Нексус. Их поместят в твою камеру, где, надеюсь, ты сделаешь всё возможное, чтобы обеспечить их безопасность, пока не придёт время, когда я смогу их освободить.

Я знаю, что у меня нет права просить тебя об одолжениях, но, пожалуйста, защити их. Если не хочешь делать этого ради меня, то, пожалуйста, сделай это ради них.

 

Найтмер Мун

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

 

Найтмер Мун свернула свиток и подхватила его гривой. Затем она обратила своё тело в чернильное облако цвета индиго. Она вытекла через окно и пронеслась вокруг дворца, обгоняя Нексуса и стражников на пути к темнице. К счастью, это было просто, и чёрному аликорну удалось прибыть на место задолго до советника.

Выпустив свиток из магии, Найтмер Мун бросила его прямо перед Твайлайт Спаркл. Внезапное появление куска пергамента испугало Твайлайт, но она быстро подняла глаза к потолку. Найтмер Мун немного задержалась, позволяя единорогу мельком увидеть её дымчатое тело, прежде чем выскользнуть из камеры, надеясь, что это побудит Твайлайт прочитать письмо немедленно.

Затем Найтмер Мун вернулась в свою спальню на случай, если Нексус решит вернуться. К счастью, синий единорог не возвращался, и, спустя некоторое время, она снова обратилась в дым и прокралась в темницу.

Её друзья были смущены и напуганы, но с ними всё было в порядке. Они выглядели почти невредимыми, а Твайлайт прикладывала все силы, чтобы утешить их. Это зрелище принесло Найтмер Мун волну облегчения, согревавшую её душу, пока она возвращалась в спальню и укладывалась в постель. Друзья могли возненавидеть её за то, что она заперла их в темнице, но гораздо важнее было сберечь их.

Вернувшись в комнату, Найтмер Мун легла на постель и позволила мыслям течь свободно. Какое-то время она размышляла о том, как её друзья могли проникнуть в замок, но любопытство вскоре было вытеснено более мучительными мыслями. Мыслями, вызванными из памяти неожиданным визитом Меткоискателей. Самой мучительной из них была одна простая истина, жалившая её мозг, как ненавистная пчела.

У неё всё ещё не было метки.

Метка появляется тогда, когда пони находит ту вещь, которая делает её особенной, её особый талант. Нексус уверял, что метка появится после того, как она победит принцесс и захватит Эквестрию. Он обещал, что её особый талант и судьба – быть Королевой Эквестрии... но, если это было правдой, то почему же она до сих пор была пустобокой?

Что это значило? Значило ли это, что всё, что она сделала, всё, чего она достигла... значило ли это, что всё это было впустую? Каким должен был быть её особый талант? Нексус говорил, что это её судьба, и это было её единственным желанием, которое она могла вспомнить. Она хотела Эквестрию, она хотела вечной ночи... вот чего она хотела.

И всёже... даже это не было правдой. Слова Луны, сказанные во время их сражения, эхом прозвучали в голове аликорна. Это были мысли и желания Луны. Это была яростная зависть, которая когда-то была единственной определяющей чертой Найтмер Мун. Они были её движущими силами, когда она была всего лишь тенью воспалённого разума лунной принцессы... Но она больше не была только тенью. Она была своей собственной пони, наделённой своей жизнью, дыханием и кровью.

И в этой простой реальности, в которой она была собственной кобылицей, Найтмер Мун начала изумляться: что же она, собственно, делает? Действительно ли ей суждено быть Королевой Эквестрии? Следовало ли ей соответствовать той извращённой тени, отбрасываемой её прошлым?

Ведь, если это было правдой, то почему её метка так и не появилась?

 

 







Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 143. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2018 год . (0.038 сек.) русская версия | украинская версия