Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Введение. В среду, в десять минут одиннадцатого утра, Скип О'Брайен выглядел, как оставшиеся в живых игроки, выбирающиеся из «Гуся»

 

В среду, в десять минут одиннадцатого утра, Скип О'Брайен выглядел, как оставшиеся в живых игроки, выбирающиеся из «Гуся». Улыбающийся, счастливый, но очень усталый. Он взглянул на Гриффина и Хармони, но, не увидев ответных улыбок, стал серьезным.

— Я опоздал?

После десяти часов сна Алекс чувствовал себя отдохнувшим и бодрым.

— Мы ненадолго. Кофе, Скип? Похоже, он тебе необходим.

В руках он уже держал кофеварку.

— Отлично. Черный, пожалуйста. Я не спал до двух ночи. И не зря, — Скип положил свой чемоданчик на стол и взял протянутую Гриффином чашку. Алекс наполнил пустую чашку Хармони, а затем свою собственную.

Хармони глотнул и скорчил довольную гримасу.

— Отлично. Я рад, что мы, наконец, можем закрыть это дело. Скип? Твой отчет?

Гриффин наблюдал, как Скип достал из чемоданчика три листа, просмотрел их и, поправив очки, отложил нужный.

— Мы получили назад почти половину «нейтрального запаха». Учитывая степень воздействия на участников игры, можно заключить, что возвращено все, что осталось. Результаты проверки на детекторе лжи свидетельствуют, что не было снято копий с документов, содержащих формулу этого вещества. У нас нет видеозаписей, но судя по отчету начальника службы безопасности Гриффина, действие «нейтрального запаха» превзошло наши самые оптимистические ожидания, — он слабо улыбнулся и положил листки себе на колени. — Думаю, мы победили, джентльмены.

Хармони постукивал толстым пальцем по крышке стола.

— Очень хорошо, Алекс!

— Боюсь, что с моей стороны не все так безоблачно, мистер Хармони.

Лицо исполнительного директора оставалось неподвижным.

— Объясни, пожалуйста.

— Я все еще не уверен, что мы знаем правду. Осталось несколько вопросов относительно Райса, которые требуют ответа.

— Это убийство?

— Так утверждает коронер. Маквиртер говорит, что он оставил Райса живым и здоровым, что подтверждено на детекторе лжи. Но Маквиртер не врач… Кстати, сегодня в пять утра мы взяли его сообщника, пытавшегося забрать документы и флакон, — Алекс неожиданно ухмыльнулся. — Мокрого, как мышь, и несчастного. Маквиртер должен был оставить украденные материалы за макетом водопада. Хотя это дало нам совсем немного. Мы не знаем, кто тот человек в Сакраменто… пока. Но мы выясним это. Вопрос состоит вот в чем: был ли замешан Райс? Его квартиру обыскали всего за два дня до происшествия, а потом он попросил отгул…

— О чем это ты? — глаза Скипа сузились.

— Аргумент не очень убедительный, но известно, что воры нередко ссорятся друг с другом.

— Не уверен, что понимаю, — палец Хармони замедлил свое движение.

Гриффин вздохнул. Пора. И это будет не очень-то приятно. Но все еще оставалась надежда, что он ошибается.

— Райс заявлял, что из его квартиры ничего не пропало, — начал объяснять, — мы думаем, он лгал. Исчезла скульптура. Известно, что она была пустой внутри. Через два дня Райс оказывается мертвым, и пропадает флакон с «нейтральным запахом». Скип, когда в последний раз проверялось содержимое шкафчика?

— Я… кажется, понимаю… о чем ты, — Скип на мгновение задумался. — Мне нужно проверить.

— Отлично. Теперь давайте порассуждаем. Предположим, что материалы были украдены раньше. Предположим, что их взял Райс, и тогда все будет выглядеть совсем по-другому.

— Тогда… — Хармони еще больше нахмурился. — Ты думаешь, что флакон был спрятан внутри статуи и кто-то забрал его? Чтобы вернуть его нам? В этом нет никакого смысла.

— Здесь во многом нет смысла, мистер Хармони. Может, Райса обуяла жадность, и он отказался продать украденное своим друзьям. Может, Маквиртер не так прост, как кажется. Единственное, что я знаю, — здесь что-то не так. И я дал указание Боббеку еще раз осмотреть квартиру Райса. То, что мы ищем, может быть там.

— Разве вы еще не обыскали ее? — искоса взглянул на него Скип.

— Не очень тщательно, только сфотографировали.

— Да, но взломщик ведь обследовал ее?

— Конечно. Но, наверное, не нашел то, что искал. В этих домах гораздо больше возможностей что-нибудь спрятать, чем может предположить посторонний.

— Там есть достаточно места, чтобы спрятать статую?

— Нет, нет, только для того, чтобы спрятать то, что могло быть внутри нее. Вам известно, что Райс был скульптором. Ему не составляло труда, например, изготовить фальшивый кирпич для камина. Или пустое пространство в книжной полке могло быть закрыто голографической проекцией… Точно не знаю, это только предположение, — Алекс взглянул на рукав свежей рубашки. — Боббек скоро будет там. Если в квартире что-то есть, мы найдем это.

Скип захлопнул чемоданчик.

— Уф. Это ужасно. Я лучше пойду и проверю, когда открывали тот шкафчик. Надеюсь, вы простите меня…

Алекс мысленно выругался.

— Это может подождать, Скип, — взмахнул рукой Хармони. — Мне нужно кое-что выяснить относительно формулы «нейтрального запаха». Вы знакомы с ней? Вы уверены, что она настоящая?

— Я… Трудно сказать. Я, конечно, могу запросить Сакраменто, но если утечка информации произошла у них, то формула уже могла быть изменена и там. Если нет, то не можем же мы сравнивать их по открытой телефонной линии, — он неохотно сел, а затем опять поднялся. — Послушайте, у меня в лаборатории остались кое-какие записи. Если я сравню их…

Хармони взглянул на Гриффина, а затем опять перевел взгляд на Скипа. Ему с самого начала все это не нравилось, с того момента, когда Гриффин поделился с ним своими предположениями. Теперь он просто ненавидел все это, что ясно отражалось на его лице.

— Почему бы тебе не сделать запрос по телефону? Если необходимо, мы пошлем курьера.

—Я… мы не можем… Все равно очень опасно. Это слишком важно.

— Ты очень нужен нам здесь, Скип, — мягко произнес Гриффин и повернулся к Хармони. — В записной книжке Альберта Райса оказался только один человек из Сакраменто. Женщина по фамилии Прентис. Соня Прентис.

Хармони мрачно кивнул.

Кровь отхлынула от лица О'Брайена. Его взгляд перебегал с Хармони на Гриффина и обратно.

— О чем это вы, черт побери? — с трудом выговорил он. Воздух со слабым свистом вырывался из его горла.

— Это о том, чтобы добраться до правды, Скип. — Рот О'Брайена беззвучно открывался и закрывался.

— Но вы не можете…

— Можем, — отрезал Гриффин. — Мы все знаем о Соне, и мы все знаем о тебе и Райсе.

— Господи… — прошептал О'Брайен. Затем его глаза сверкнули, а губы сжались в тонкую бледную линию. — Я ничего не скажу, пока сюда не пригласят моего адвоката.

Теперь заговорил Хармони, и его голос, размеренный и четкий, звучал жестко и неприятно:

— Я не уверен, что вы понимаете наше положение, О'Брайен. Мы обсуждали это с Алексом до вашего прихода. Мы не можем допустить, чтобы против вас выдвинули обвинение. К сожалению.

— Что вы имеете в виду? — глаза Скипа сузились.

— Как вы думаете, что произойдет, если станет известно, что главный психиатр «Коулз Индастриз», человек, в течение шести лет возглавлявший всю работу с детьми, является хладнокровным убийцей?

— Ты сделал это, Скип, — глухо произнес Гриффин. — Ты имел возможность внести изменения в личное дело Райса. Ты мог «обнаружить» подлог после смерти Райса. Ты был в здании в ночь, когда его убили.

Он наклонился к Скипу, тяжело дыша, и заглянул ему в глаза.

— Нам нужна правда, Скип. Либо ты расскажешь ее нам, либо мы вызовем полицию и все попадет в газеты.

Губы О'Брайена опять беззвучно зашевелились, а затем он вздохнул.

— Все дело в девушке. Прентис. Господи, это было так давно…

Трясущейся рукой он зажег сигарету. Гриффин смотрел, как облачко дыма собиралось вокруг Скипа, пока Хармони не включил вентилятор.

— Райс был моим студентом. Блестящим. Подающим надежды. Мы подружились. Моя жена с головой окунулась в университетскую жизнь. Презентации, вечеринки… Альберт так разумно рассуждал. И он… он слушал меня. Он уважал меня.

Скип размахивал сигаретой, и кольца дыма поднимались вверх.

— У нас была связь. Недолгая, но сильная. Возможно, это было больше, чем просто увлечение. Когда я захотел прервать наши отношения, он обезумел. Клялся, что расскажет всему университету. Говорил, что я предаю его, и что он мне безразличен. Я старался показать, что это не так.

Гриффин ждал, когда О'Брайен продолжит рассказ, и хотел было мягко помочь ему, но Скип заговорил сам.

— Соня занималась у меня семестром раньше. Она была одинока. Я знал об этом и подумал, что возможно… возможно у них достаточно много общего, что сблизило бы их.

— У тебя с ней тоже была «связь»? — голос Алекса был опасно спокойным.

О'Брайен с несчастным видом кивнул. Бедняга Скип. Отдавал всего себя без остатка молодому поколению.

— На какое-то время это сработало. Может быть, только для того, чтобы угодить мне, доказать свою психическую полноценность, но он сошелся с Соней. Как раз тогда она позировала ему для статуи. Иногда… иногда мы… развлекались втроем, — он закрыл глаза и сглотнул. — Черт возьми, Алекс, ты лучше меня знаешь, что все это не будет принято во внимание судом.

— Знаю, — спокойно ответил Гриффин. — Заканчивай. Что должно было находиться внутри статуи?

— Альберт… употреблял наркотики. Вот почему статуя была пустой внутри. В лаборатории он вырабатывал экстракт кокаина. Как-то ночью мы накурились его до одурения. Особенно Соня. Не знаю почему, но Альберт продолжал давать ей наркотик. Казалось, ему доставляло удовольствие наблюдать, как она теряет разум.

— И она потеряла не только разум.

О'Брайен кивнул.

— Мы все отключились, а потом я заметил, что Соня дышит с трудом. Я испугался и попытался оживить ее. Но она просто перестала дышать. Я не мог поверить в это. Господи. Моя работа, моя жена…

— Значит, она умерла.

Скип не поднимал глаз.

— Она умерла. Честно… поверьте мне… я пытался вызвать полицию. Но Альберт умолял меня не делать этого. Говорил, что сможет незаметно отвезти ее в общежитие. Я все еще был под действием наркотика. Я не знал, что делать.

— И ты позволил уговорить себя, — Хармони был безжалостен.

— Да, Альберт ушел, чтобы избавиться от курительных принадлежностей и наркотиков, находящихся у него дома. В три часа ночи мы привезли Соню в общежитие и оставили раздетой на кровати. Потом газеты писали о самоубийстве, — он закрыл лицо руками. — С тех пор я не виделся с Райсом. Пока, два года назад, он не позвонил мне домой. Подонок. Сказал, что знает, что я работаю в «Коулз Индастриз» и что ему нужна работа. Он не угрожал мне, но все и так было ясно. Я должен был как-то избавиться от него… и я устроил его на работу.

— С этого все началось, правда? Потом повышение по службе… манипуляции с личным делом… Небольшой нажим, маленький шантаж, становящийся с каждым разом все сильнее… — Гриффин не договорил.

— Это выглядело совсем не так, — покачал головой О Брайен. — «Оказать небольшую услугу другу». Затем «доказать, что мы друзья по-прежнему». Он продолжал давить на меня, а я продолжал сопротивляться. Наконец он заявил, что сохранил те курительные принадлежности с отпечатками пальцев. Его, моими и ее. Если я не сделаю то, что он требует, их получит полиция. Он сказал, что я больше потеряю, чем он. Он был прав. Поэтому я проник в его квартиру и все там перерыл в поисках этих курительных принадлежностей. Я разбил статую, но в ней ничего не было. На следующий день он сказал, что дает мне двадцать четыре часа на фальсификацию его личного дела или передаст все материалы в полицию. В ту ночь, когда вор проник в здание исследовательского отдела, я шел на встречу с Альбертом. Я хотел сказать ему, что теперь и ему есть что терять, и мы квиты.

Скип, казалось, забыл про Гриффина и Хармони. Его взгляд стал рассеянным, и он не замечал ничего вокруг.

— Я нашел его в комнате отдыха, связанного, как индейка. Я уже догадывался, что мне ничего не поможет. Он не перестанет давить на меня, пока не усомнится в моей слабости. Я хотел сохранить свою работу, свободу… семью. Он мог уничтожить меня. А теперь он сидел с заткнутым ртом, смотрел на меня и ждал, пока я освобожу его. Он сопел, стараясь вдохнуть побольше воздуха.

Голос Скипа прервался.

— Он сильно сопел. Как будто специально привлекал внимание к своему носу. Алекс, это было как найти пасхальные дары на следующий день после Пасхи. Когда я зажал его нос, он, казалось, обезумел. Мне пришлось коленом прижать ему грудь. Прошло две минуты, прежде чем мне удалось как следует ухватить его, и еще три, прежде чем он перестал сопротивляться.

Он посмотрел на свои ногти, после некоторого колебания выбрал один и стал грызть.

— Я не нашел курительных принадлежностей. Может, Боббек сумеет обнаружить их.

— Сомневаюсь, — сказал Алекс. — Скорее всего, Райс выбросил их, как и говорил с самого начала.

На некоторое время в кабинете наступила тишина. Трое мужчин молча бросали друг на друга испытующие взгляды.

Хармони заговорил первым.

— Ну, что будем делать? Мы знаем, что ты совершил это, но, скорее всего, ничего не сможем доказать. А если и смогли бы, то не хотим предъявлять тебе обвинение. Пострадает слишком много невинных людей. Пострадает «Коулз Индастриз», — он опять забарабанил толстыми пальцами по столу. — Гриффин? Ты все это раскопал. Есть идеи?

— Да, — Алекс старался говорить спокойным голосом и заставил себя не смотреть на Скипа. — Во-первых, Скип немедленно увольняется из «Коулз Индастриз». Во-вторых, он дает слово больше никогда и нигде не работать с детьми. Если он нарушит обещание…

Теперь Алекс посмотрел на Скипа. По тому, как откинулся на спинку кресла его бывший друг, он понял, что такого Гриффина О'Брайен раньше никогда не видел.

— … тогда мы поговорим с его работодателями. И с его женой. Ты все понял?

Скип кивнул.

Гриффин прикрыл глаза.

— А теперь о Тони Маквиртере. Он вор, но не убийца, и я не хочу, чтобы он отвечал за чужое преступление.

— Алекс, но не можем же мы сказать окружному судье… — начал Хармони.

— Нет, не можем. Но нам по силам оказать Тони вполне легальную помощь. Я могу дать показания, что существуют сомнения в его способности совершить хладнокровное убийство. Вместе с результатами проверки на детекторе лжи это уравновесит отчет коронера.

— Хорошо…

— И еще одно. Даже в этом случае ему добавят пару лет за… непредумышленное убийство. Когда он выйдет из тюрьмы, я собираюсь предложить ему работу со мной. Ему удалось обойти мою систему безопасности, и он может быть полезен. Ну, что вы на это скажете?

Хармони кивнул.

— Так будет справедливо.

Он повернулся к человеку с чемоданом, который напряженно вжался в кресло, как бы желая раствориться в нем.

— Ладно, О'Брайен, — сказал Хармони, и голос его звучал необычно резко. — Я хочу, чтобы вы продиктовали прошение об отставке и шли собирать свои вещи. В 14-00 вы должны покинуть Парк, а поселок — на следующей неделе.

Гриффин встал.

— Ты не останешься, Алекс?

— Нет, больше я этого не выдержу.

Подойдя к двери, он услышал хныканье Скипа:

— Но… что я скажу… Мелиссе?

И прежде чем он смог сдержаться, Алекс услышал свой ответ.

— Положись на интуицию, Скип. Все, что угодно, кроме правды.

Дверь с тихим вздохом закрылась за ним.

 

* * *

 

Алекс смотрел, как по его кабинету передвигаются башни и купола Парка Грез. По его команде изображение поворачивалось, приближаясь или удаляясь.

На улицах были люди. Он не мог видеть лица или слышать звуки голосов, но он знал, что они счастливы. Об этом говорили их воздушные шары, леденцы, яркие рубашки. И дети, подпрыгивающие в такт отдаленной веселой музыке.

Там были солнечный свет, волшебство, краски, музыка. Завтра или на следующей неделе эти люди уедут, унося с собой частичку мечты, которая будет освещать их жизнь. А когда обыденность опять наскучит им, они могут вспомнить об отпуске, праздниках, путешествиях… и о Парке Грез.

Он мысленно рассмеялся. Как часто он обвинял игроков в том, что они не видят грани между фантазией и реальностью? Правда состояла в том, что их фантазии составляли его повседневную жизнь, и наоборот.

Тони так и умрет с мыслью, что убил человека, и ничего с этим нельзя поделать.

Хотя в этом утверждении и была доля правды. Тони Маквиртер представлял угрозу для жизни всякого, кто попался бы на его пути в ту ночь. Он мог бы наткнуться на свидетеля, видевшего, как он выходил из туннеля ГА-18, и что тогда? Он мог задушить Райса, Райс мог задохнуться из-за насморка, Маквиртер сам мог погибнуть в той схватке с охранником, и тогда сам Райс отвечал бы за убийство человека. Вместо этого он оставил Райса в качестве подарка тому, кто зажал его нос.

Тони должен был подумать о возможных осложнениях, когда соглашался ограбить Парк. Люди иногда умирают во время ограблений.

Но Тони Маквиртер получит по заслугам, а Скип О'Брайен?

Пальцы Гриффина проворно забегали по клавишам, и перед его глазами стали меняться различные изображения: вот покинутое игровое поле, вот улицы первого сектора, вот ведущие к отелю эскалаторы…

Это нечестно. Нельзя, чтобы Скип О'Брайен избежал наказания.

«Увидимся позже, шеф… »

Ладно. А может, если бы Гриффин вовремя заметил, что Райс не разговаривает с О'Брайеном, своим бывшим учителем, человеком, устроившим его на работу в Парк Грез… если бы он обратил внимание, что Райс разговаривает с ним язвительным тоном, чтобы произвести впечатление на О'Брайена… Они пропустили что-то важное…

Нет, нельзя требовать от себя слишком много. Это тоже нечестно.

В воздухе засветилось окно голограммы, в котором материализовалось лицо Милли.

— У тебя посетитель, Грифф, — Милли выглядела необычно подавленно, глаза смотрели тревожно. Они с Боббеком старались щадить его после того, как он поделился своими подозрениями относительно О'Брайена. Друг. Приятель. Убийца.

— А он не может подождать, Милли? — его голос звучал более раздраженно, чем ему хотелось того.

«Оставьте меня в покое. Дайте мне пережить… »

— Не думаю, Алекс.

Он тяжело вздохнул и выключил голографическую карту.

— Пусть войдет.

Увидев в дверях ее четкий силуэт и развевающиеся, как шарф, густые темные волосы, он с трудом проглотил подступивший к горлу ком, не в силах понять то ли это, чего он действительно хотел.

— Привет, Алекс.

— Привет, Кас. Что привело тебя сюда?

— А разве мне нужен повод?

— Нет. Но он у тебя есть.

Она кивнула и улыбнулась.

— Я просто хотела сообщить, что ты получил пятьдесят призовых очков как лучший новичок.

Он откинулся на спинку кресла и сцепил руки на затылке. Акация подошла ближе.

— Ты позволишь мне присесть?

— Пожалуйста.

Она уселась на стул и сложила руки на коленях.

— Я подумала, что ты захочешь узнать окончательный счет.

Он продолжал молча смотреть на нее.

— Как команда мы заработали 2100 очков. Лично я получила сто шестьдесят, — она сделала паузу. — А ты — сто семьдесят четыре, включая призовые. Поздравляю. Ты больше не новичок.

Ее улыбка получилась такой теплой и живой, что растопила образовавшийся между ними лед.

— Спасибо. Мне действительно приятно. Последнее время я слишком часто чувствовал себя новичком.

— И еще, Алекс. Я беспокоюсь о Тони… Возможно, я люблю его. Не уверена. Но он использовал меня, чтобы попасть в игру…

— Э, нет. Скорее всего, они наняли Тони уже после того, как он был зарегистрирован. Им требовался новичок.

Брови Акации сдвинулись.

— О… — она пожала своими сильными гладкими плечами. — Неважно. То, что он сделал… я не хочу, чтобы это помешало тебе узнать, как ты мне нравишься.

— Не теперь, Кас…

Но она уже все поняла.

— Не теперь. Но тебе не удастся избавиться от меня. Я вернусь, — в ее темных глазах зажегся огонек. — И, возможно, раньше, чем ты хочешь.

— Сомневаюсь, — услышал он свой ответ, удивленный и довольный, что ему удалось разомкнуть онемевшие губы.

— Мой поезд отходит через двадцать минут, — сказала она, вставая, и пропасть между ними стала стремительно увеличиваться. Он протянул руку.

Акация помедлила секунду, а потом взяла ее. Он мягко притянул девушку к себе, ощущая лишь почти незаметное сопротивление, и поцеловал. Это был легкий быстрый поцелуй, но в нем было скорее обещание, чем прощание, и Алекс был счастлив.

Она повернулась и вышла, задержавшись лишь у двери.

— Я вернусь, Алекс.

Он лихорадочно искал подходящие слова.

— Удачной игры, — наконец, вымолвил он с улыбкой.

— Удачной игры, — эхом отозвалась она и закрыла за собой дверь.

Он сидел в своем кабинете с идиотской улыбкой на лице. Через некоторое время он нажал на клавишу.

— Милли?

В воздухе материализовался его чернокожий Добрый Гений.

— Да, Грифф?

— Мой стол подозрительно пуст. Черт возьми, разве вся работа уже переделана?

— Ну что вы, шеф.

— Тогда давай ее сюда, — он покрутил головой из стороны в сторону, слушая, как похрустывают шейные позвонки.

«Удачной игры». Так и будет, черт побери.

— Готово, — сообщила Милли, и принтер на его столе загудел. — Кстати, есть еще одна вещь…

— Что именно?

— Я раньше никогда не встречалась с Победителем Мертвецов. Можно попросить у вас автограф?

— Мы, герои, люди очень занятые, — вкрадчиво произнес он. — Попытаюсь во вторник найти для вас время.

Алекс смотрел, как сложенные гармошкой листы бумаги опускаются на стол. Когда стопка достигла дюйма в высоту, принтер выключился.

Милли присвистнула.

— Накопилась масса работы. Удачи! Хотя лично я предпочла бы сражаться с монстрами.

«А все мы? — мысленно произнес он. — А все мы?» Алекс Гриффин придвинул к себе документы и погрузился в работу.

 

 

Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Оставить отзыв о книге

Все книги автора

Введение

МК, как новое научно-прак­тическое направление в медицине выделилось в 70-х годах XX века. В 1975г. в Женеве было создано Международное общество МК (МОМК), в которое приняты 30 государств.

В нашей стране для ликвидации мед-сан последствий ЧС мирного времени первоначально привлекалась МСГО, но ее структура оказалась громоздкой, силы и средства — недостаточно мо­бильными, что не соответствовало главному требованию, которое возникаете при ЧС, а именно оказание экстренной медпомощи пострадавшим в короткие сроки.

Анализ организации медобеспечения пораженных при крупных технологических и природных катастрофах показал, также неподготовленность здравоохранения, слабую профессиональную подготовку врачебного состава всех уровней к работе в данной ситуации.

Это создало предпосылки для создания в составе здравоохранения мобильных сил, способ­ных обеспечить своевременное оказание помощи пораженным и сократить вре­мя фазы изоляции.

Начало создания СМК в нашей стране было определено постановлением правительства бывшего СССР от 07.04.90 № 339 «О создании службы экстренной медицинской помощи в ЧС». В развитии этого постановления, приказом министра здравоохранения СССР № 193 от 14 мая 1990г. было определено создание службы экстренной медпомощи на базе действующих и вновь организуемых учреждений здравоохранения.

Вцелях совершенствования системы ликвидации медико-санитарных последствий ЧС (имелась разобщенность сил, недостаточно четкая вертикаль структуры службы), Прави­тельство РФ издало постановление № 420 3 мая 1994г. «О защите жиз­ни и здоровья населения РФ при возникновении и ликвидации последствий ЧС, вызванных СБ, авариями и катастрофами». Этим постановлением было провозглашено о создании в РФ Всероссийской службы медицины катастроф.

Для дальнейшего развития службы, Правительство РФ утвердило «Положение о ВСМК» (Постановление Правительства № 195 от 28 февраля 1996г). Этим постановлением правительство подтвердило приоритетное значение СМК в решении задачи по сохранению жизни и здоровья на­селения в ЧС.

Изменения, произошедшие в деятельности ВСМК, за 17 лет ее существования нашли отражение в новом «Положение о ВСМК» утвержденное Постановлением Правительства РФ № 660 от 12 августа 2011г.




<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Глава 31. ОТЪЕЗД | 

Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 57. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.058 сек.) русская версия | украинская версия