Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Побережье Восточной Африки и его хинтерланд в период колониальной экспансии Португалии




 

Строительство португальцами военных фортов и торговых фак­торий, разрушение некоторых важных приморских городов оказа­ли глубокое воздействие на традиционную экономическую струк­туру Восточной Африки. Дело не только в том, что уничтожались те или иные объекты: действия португальцев влекли за собой пол­ную экономическую катастрофу. Португальцы монополизировали' чрезвычайно выгодную для восточноафриканского побережья за­морскую торговлю, в том числе и с Индией, а в южных районах захватили в свои руки также внутриконтинентальные коммерче­ские связи, имевшие жизненно важное значение для некоторых городов, например для Килвы и Софалы. Это, в свою очередь, вызвало цепную реакцию — опустошение целых районов, гибель централизованных иерархических структур, союзов племен и го­сударств (Мономотапа), хозяйство которых основывалось прежде всего на вывозе золота, слоновой кости и горнорудной продук­ции. В сообщениях, относящихся к этому времени, говорится о полном упадке к началу XVI в. таких центров, как Килва, Пате, Момбаса, Малинди. Суахилийское население этих городов быстро сокращалось. Племена в глубине континента, ранее зависевшие от них, использовали общее ослабление могущественных примор­ских городов для вторжений на их территорию. Так, в 1587 г. Килва подверглась нашествию пришедших с юга зимба. Они раз­грабили город и, как сообщает монах-доминиканец Жуан дос Сантос, перебили три тысячи жителей.

И все же португальцы не смогли закрепиться на всем побе­режье Восточной Африки и превратить свои колонии в прибыль­ные торговые базы. Им так и не удалось установить действенный контроль над торговлей со всеми заморскими странами, включая Ост-Индию. На севере, на путях, проходивших через Красное мо­ре, с ними продолжали конкурировать арабские и отчасти вене­цианские купцы. В Азии к торговле пряностями, над которой пор­тугальцы установили было свою монополию, им пришлось допус­тить других посредников. Но восточноафриканские города, часто по нескольку раз подвергавшиеся разрушениям и обложенные огромной данью, не могли так быстро вернуться к жизни. Этому препятствовали поставленные над ними португальские губерна­торы, военачальники и сильный военный флот. В целом, однако, у Португалии не хватало сил, чтобы долгое время удерживать под своей властью столь длинную береговую линию. Только на юге — в Келимане, Софале, Мозамбике и в заливе Делагоа — были созданы посреднические торговые фактории, приносившие большие барыши.

Многие португальские экспедиции, даже ранние, в поисках за­лежей золота и руд во владениях легендарного правителя Мономотапы проникали в глубь страны. Явились португальцы и ко двору мвене мутапы. В 1552 г. миссионер Гонсалу да Силвейра попытался обратить его в христианство, но поплатился за это жизнью. Влияние португальцев на правителя возросло лишь после того, как они продвинулись по Замбези в глубь страны и воздвиг­ли в Сене и Тете сильные военные и торговые опорные пункты. Это оказалось губительным для местной посреднической торговли. Всего несколько дневных переходов отделяли Сену и Тете от сто­лицы Мономотапы, которая в конце XV в. была перенесена даль­ше на север. Опасаясь, что португальцы могут окружить его • владения, и стремясь обезопасить себя от нападений с юга пра­вившей в Зимбабве династии Чангамире, мвене мутапа за ничтож­ное вознаграждение предоставил свободный доступ в подвласт­ные ему области португальским торговцам и эмиссарам. Но пор­тугальцев по-прежнему влекло к себе «африканское Эльдорадо» — золотые копи и железные рудники. В 1570 г. португальская экспе­диция направилась из Сены на Замбези к рудникам.

С начала XVII в. отношения между португальцами и государ­ством Мономотапа все более ухудшались. Гатси Русере (1596— 1627), вынужденный все чаще прибегать к военной помощи порту­гальцев в борьбе против враждебной династии Чангамире, в 1607 г. отдал под власть португальцев все рудники, где добыва­лись золото, медь, олово и железная руда. Зависимость прави­теля Мономотапы от португальцев непрестанно увеличивалась. С начала XVII в. возникло новое грозное явление: в долине Замбе­зи и соседних районах португальцы стали разбивать плантации. Осевшие здесь португальские колонисты, отставные военные и выходцы из Гоа, почти не признававшие португальского губерна­тора, чья резиденция находилась на острове Мозамбик, создали свое частное войско. С его помощью они грабили и убивали, под­чиняя себе соседние сельские общины и племена. В соответствии с феодальной ленной системой они заставляли порабощенных и зависимых от них жителей выполнять трудовую повинность и пла­тить дань в виде податей, подношений и пошлин.

Мвене мутапа, крайне обеспокоенный, как и вожди погранич­ных племен, распространением влияния португальцев к югу от Замбези, воспользовался тем, что они прекратили выплату какой бы то ни было компенсации, и предпринял карательную экспеди­цию против колонистов. Однако сводная армия португальцев — к ней присоединились многие африканцы, недовольные мвене му-тапой, — разбила его войска. Почти вся знать была перебита. Преемник Русере подписал унизительный договор и был низведен до положения марионетки. Португальцы вынудили правителя, ставшего отныне «вассалом короля Португалии», уступить права на добычу полезных ископаемых, обеспечить миссионерам свобод­ный доступ в страну и ^поддержку, изгнать арабских купцов.

Правитель Мономотапы полностью лишился своей власти, не­зависимые вожди и провинции окончательно вышли из его подчи­нения. Государство распалось.

Но португальцам было нелегко использовать горнорудные бо­гатства. Африканцы засыпали рудники землей и уходили в глубь страны, лишь бы не работать на чужеземцев. Трудности такого рода и сложность транспортировки добычи ослабили интерес пор­тугальцев к эксплуатации природных богатств Мономотапы. В до­вершение неудач Чангамире, которые начиная с 1684 г. неодно­кратно и успешно нападали даже на португальский форт на Зам­бези Сену, в конце XVII в. захватили и без того полуразвалив­шуюся столицу марионеточного правителя Мономотапы. Они также вышли победителями из всех последующих боев за опорные пунк­ты португальцев, находившиеся вне пределов государства Моно­мотапа. Торговля слоновой костью в областях, подчинявшихся вождям малави, вышла из-под контроля португальцев и сосредо­точилась в руках торговцев яо.

Для спасения своих владений к югу от Замбези, где у него земля горела под ногами, король прибегнул к помощи системы «празуш да короа» (коронных имений). Начиная с 1650 г. празуш отдавались в виде ленных владений португальским арендаторам, которые взамен выплачивали метрополии определенную аренду, чаще всего золотым песком. Эти имения носили характер средне­вековых феодальных хозяйств, основывались на использовании принудительного труда африканцев и выполняли важную функ­цию — арендаторы именем короны управляли территориями, на которых они находились. Празуш впитали в себя племенную си­стему бантуязычного населения, и их владельцы переняли, помимо всего прочего, положение и права вождей. Но под давлением возникших в это время потоков переселенцев и непрекращавшихся военных набегов африканских племен празуш с трудом продержа­лись около ста лет. Иначе и не могло быть — празуш основыва­лись на позднефеодальных принципах управления и зависимости, а механическое перенесение на почву Африки феодальных отно­шений неизбежно должно было закончиться неудачей.

В то же время социально-экономические условия в метрополии отнюдь не способствовали созданию подлинной поселенческой ко­лонии вроде тех, которые в то время уже основывали Голландия и Англия. Португальские владения отпадали одно за другим, у колонизаторов оставались лишь немногочисленные опорные пунк­ты на Замбези и несколько торговых факторий на побережье Мозамбика. Приморские города лишались связи со своими тылами. Ничего не добился и маркиз де Помбаль, представитель просве­щенного абсолютизма, который после отделения в 1752 г. «коло­нии» Мозамбик от Индийского Гоа пытался активнее использо­вать африканские владения как источник накопления в интересах развития капитализма в Португалии, усилить позиции португаль­ского капитала в борьбе с нидерландскими и английскими конку­рентами и положить конец «старой» практике колониальных фео­дальных чиновников и иезуитов.

Давно устаревший социальный строй Португалии проявил пол­ную неспособность идти в ногу с изменениями, происходившими в колониальной политике. Как страшный гротеск выглядит, напри­мер, относящийся к 1812 г. рассказ о губернаторе доне Антонио Мануэле ле Мелло Кастро э Мендозу, который, с одной стороны, выступал в Мозамбике этаким независимым феодальным князем старой закалки, а с другой — действовал как грабитель. Он, как утверждали, сколотил состояние в 80 тысяч фунтов стерлингов. Такие города, как Софала и Келимане, переживали упадок. Толь­ко в XVIII в. из этих портов начали вывозить рабов в Бразилию и на французские острова Маврикий и Бурбон. Но даже в начале XIX в. их число не превышало 10—15 тысяч человек в год, что не шло ни в какое сравнение с масштабами аналогичных опера­ций в Западной Африке.

Население северной части восточноафриканского побережья пыталось сбросить хищническое владычество португальцев. То и дело вспыхивали восстания и другие акции сопротивления. Особое мужество и решимость проявили жители Момбасы, несмотря на наличие в этом городе могучей португальской крепости Форт Жезу. Восстание 1631 г. вошло в анналы истории Момбасы. Под­робное сообщение о нем оставил анонимный автор итальянской рукописи «Рассказ о восстании Жерониму Чингулия, короля Мом­басы». Жерониму в детстве воспитывался у священников и мо­нахов Августинского ордена, и король Португалии поставил его, как своего верного вассала, над Момбасой. Он, однако, организо­вал восстание, значение которого вышло далеко за границы Мом­басы. Очевидно, Чингулия со своими приближенными долго и тща­тельно готовился к выступлению.

Неизвестный автор так описывает события: «Во время визита к коменданту крепости... король напал на него и завладел всеми ключами. После этого свита короля сняла португальских часовых. Со стен крепости король подал сигнал к восстанию... Когда пор­тугальцы увидели, что лишились своего военного оплота — крепо­сти, они с чадами и домочадцами, захватив все свои драгоцен­ности, продукты и оружие, бросились искать прибежища в авгу-стинском монастыре Святого Антония». Повстанцы арестовали всех португальцев, сожгли их дома и убили монахов-августинцев, пытавшихся вступить с ними в переговоры. Только тем, кто, по­добно королю Момбасы, принял ислам, удалось сохранить жизнь и имущество. Обитель августинцев была подвергнута орудийному обстрелу, и лишь немногим португальским священникам и купцам посчастливилось спастись на острове Пате, откуда они сообщили о случившемся вице-королю в Гоа.

Тот немедленно отправил карательную экспедицию — порту­гальскую эскадру под командованием генерала де Мора. Она при­была к Момбасе в январе 1632 г., но была встречена сильным артиллерийским огнем и не смогла высадить десант. Начинал­ся период муссонов, путь в Индию был португальцам закрыт, и они отступили к Занзибару. Три корабля остались в Пате, чтобы отсюда держать Момбасу под контролем. Когда год спустя пор­тугальские суда снова подошли к Момбасе, они обнаружили, что Форт Жезу да и весь город полностью уничтожены. Правитель Момбасы с огромной дружиной, все население, стар и млад, со всем своим имуществом отступили в глубь страны и увели туда артиллерию. Отсюда повелитель Момбасы до 1637 г. предприни­мал набеги на португальцев. Помощь и поддержку он нашел на севере — у турок. В 1634 г. португальцы снова возвели дорого­стоящие оборонительные сооружения. Фундамент новой порту­гальской крепости закладывали колонисты Пате и Занзибара.

Восстание в Момбасе, направленное против колониального гос­подства португальцев, обнаружило типичные для той эпохи чер­ты. Оно, бесспорно, было хорошо подготовлено. Однако, хотя на­селение Манды, Чаке-Чаке на острове Пемба и Пате одновремен­но отказалось платить дань португальскому государю, остальные города побережья и хинтерланда в решающий момент не поддер­жали Момбасу. Португальцам неизменно удавалось использовать в своих целях вражду и соперничество между арабо-суахилийски-ми правящими семьями. Снова сказалось стратегическое и военно-техническое превосходство португальцев, прежде всего в органи­зации колониальных войск. Повстанцам, несмотря на значительные временные успехи, под конец не оставалось иного выхода, как бежать подальше от побережья, чтобы спастись от мести порту­гальцев. В то время подобные восстания не могли увенчаться успехом еще и потому, что не имели программы и не ставили перед собой далеко идущих целей * (* Восстания такого рода в средневековом обществе не могли иметь никаких осознанных «далеко идущих целей» социально-политического характера, помимо стремления (восстановить традиционные порядки. А их идеологическое оформле­ние неизбежно оставалось религиозным вне зависимости от того, шла ли речь о столкновении между адептами разных религиозных систем или о движениях внутри какой-либо одной из них (например, в случаях ересей).). Идеологические требования повстанцев — возвращение к исламу и прекращение деятельности католических миссий и монашеских орденов, прокладывавших путь португальскому колониализму и извлекавших из него выго­ды, — показывают, что задачей восстания было восстановление старых политических и социальных порядков, существовавших до португальского завоевания.

Несмотря на репрессии и разрушения, города восточноафрикан­ского побережья в XVI—XVIII вв. оставались центрами развития; суахилийской культуры. С середины XVII в. они обратились к поискам нового военного союзника, который вскоре появился, но-отнюдь не принес им долгожданной независимости. Это был имам Маската-Омана. С 1652 по 1698 г. имам Султан ибн Сайф поко­рил все города к северу от Мозамбика и поставил над ними своих наместников. На восточном побережье Африки у португальцев появился новый соперник.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-09-18; просмотров: 365. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.02 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7