Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

В отечественной суицидологии также предложен ряд стратегий и приемов.




Структурирование ситуации. Осуществляется с помо­щью соответствующих вопросов. В сознании клиента фор­мируется объективная и последовательная картина психо-травмирующей ситуации в ее развитии.

Поиск источника эмоций. Обратившемуся предлагается Установить непосредственные причины своего эмоциональ-°го состояния («Что именно в этой ситуации так вас ра­нит?»). Этот прием помогает осознать связь между поступ-ами значимого другого и собственными эмоциями.

Преодоление исключительности ситуации. Используется в случае, когда клиент считает, что критическая ситуация (измена супруга, распад семьи и т.п.) складывается только у него в силу личностных недостатков и ошибочных действий.

Психолог-консультант может тактично подвести клиента к мысли, что аналогичные ситуации встречаются в жизни достаточно часто.

Однако А. Г. Амбрумова подчеркивает, что этим прие­мом следует пользоваться очень осторожно, так как он может нарушить общение, если клиент вместо поддержки услышит заявление типа: «Ваша ситуация банальна».

Снятие остроты ситуации. Клиенты часто считают, что, критические обстоятельства требуют от них немедленно­го, сиюминутного решения. В таких случаях консультант подчеркивает, что у обратившегося есть время на обду­мывание и принятие решения.

Терапия успехами и достижениями. Особенно эффек­тивна для людей неуверенных в себе, застенчивых, с низ-, кой самооценкой. Рассказывая о себе, клиент может сооб­щить и о своих трудностях, которые ему приходилось пре­одолевать. Психолог-консультант тактично подчеркивает эти успехи, формируя у собеседника представление о себе, как личности, способной к преодолению трудностей.

Этот прием напоминает подкрепление позитивных на­строений, предложенное Фредериком (см.: Руководство по телефонному консультированию, 1996) и описанное нами выше.

Планирование. Психолог-консультант побуждает клиен-] та к вербальному оформлению планов предстоящей дея-1 тельности (отличной от суицида, «замещающей суицид») (Амбрумова, Полеев, 1980).

Помимо полезных приемов и стратегий существуют м вредные, которых следует избегать. К ним относятся:

Прямые вопросы об идентичности и местонахождению клиента при телефонном звонке. Они могут быть интер-| претированы как попытка «схватить» его.

Противопоставления. Человек на другом конце про-] вода максимально контролирует ваши слова. Не конф-1 ронтируйте, не спорьте. Очень важно удержать клиента! на линии, подкрепить его веру в то, что он контроли-1 рует принятие решений, и помочь ему сделать другой] выбор, нежели суицид.

 

на супруга, распад семьи и т.п.) складывается только у него в силу личностных недостатков и ошибочных действий.

Психолог-консультант может тактично подвести клиента к мысли, что аналогичные ситуации встречаются в жизни достаточно часто.

Однако А. Г. Амбрумова подчеркивает, что этим прие­мом следует пользоваться очень осторожно, так как он может нарушить общение, если клиент вместо поддержки услышит заявление типа: «Ваша ситуация банальна».

Снятие остроты ситуации. Клиенты часто считают, что, критические обстоятельства требуют от них немедленно­го, сиюминутного решения. В таких случаях консультант подчеркивает, что у обратившегося есть время на обду­мывание и принятие решения.

Терапия успехами и достижениями. Особенно эффек­тивна для людей неуверенных в себе, застенчивых, с низ-, кой самооценкой. Рассказывая о себе, клиент может сооб­щить и о своих трудностях, которые ему приходилось пре­одолевать. Психолог-консультант тактично подчеркивает эти успехи, формируя у собеседника представление о себе, как личности, способной к преодолению трудностей.

Этот прием напоминает подкрепление позитивных на­строений, предложенное Фредериком (см.: Руководство по телефонному консультированию, 1996) и описанное нами выше.

Планирование. Психолог-консультант побуждает клиен-] та к вербальному оформлению планов предстоящей дея-1 тельности (отличной от суицида, «замещающей суицид») (Амбрумова, Полеев, 1980).

Помимо полезных приемов и стратегий существуют м вредные, которых следует избегать. К ним относятся:

Прямые вопросы об идентичности и местонахождению клиента при телефонном звонке. Они могут быть интер-| претированы как попытка «схватить» его.

Противопоставления. Человек на другом конце про-] вода максимально контролирует ваши слова. Не конф-1 ронтируйте, не спорьте. Очень важно удержать клиента! на линии, подкрепить его веру в то, что он контроли-1 рует принятие решений, и помочь ему сделать другой] выбор, нежели суицид.

Враждебность, сарказм, излишняя заботливость или ин­дифферентность. Кук отмечает, что часто слышал истории о том, как некто подталкивал потенциального самоубий­цу: «Ну, что ж, вперед, убивай себя, раз решил», — и что после этого человек отказывался от самоубийства. Это неумная, неэффективная и непригодная для профессио­нала стратегия. Ведь о неудачном ее применении сообщить уже некому

 

Горе

 

Консультативная помощь строится прежде всего на принципах, предложенных в экзистенциально-гуманисти­ческой психотерапии.

Зарубежные психологические (кризисные) службы выделили некоторые клише, которых рекомендуется избегать в работе с людьми, переживающими горе;

«На все воля Божья». Не настолько всеведущ человек, чтобы определять Божью волю, к тому же это не слиш­ком утешительно.

«Мне знакомы ваши чувства». Каждый человек уника- | лен, и каждое взаимоотношение единственное в мире. Мы] не можем знать, что чувствует другой человек, столк­нувшись со смертью, поскольку никогда не сможем пе- I режить его чувства.

«Уже прошло три недели с его (ее) смерти. Вы еще не\ успокоились?». Не существует лимита времени, отпущен ного страданию. Принято считать, что переживание го{ может длиться от шести месяцев до двух лет, хотя ^ исключены отклонения и в ту, и в другую сторону.

«Благодарите Бога, что у вас есть еще дети (ребенок) Даже если в семье есть другие дети, родители тяжело п< реносят смерть ребенка. Это не уменьшает их любовь к о< тавшимся детям, а просто отражает потерю того конкре' ного взаимоотношения9.

«Бог выбирает лучших». Это означает, что все живущ* на земле, включая и этого конкретного человека, не сто! хороши в глазах Бога, кроме того, получается, что Бог * заботится о страданиях, которые причиняет близким.

«Он (она) прожил долгую и честную жизнь, и вот пр<. бил его час». Не существует времени, подходящего дл того, чтобы умереть. Сколько бы лет ни прожил челе век, смерть — это всегда горе. Несмотря на то, что смер! часто несет с собой избавление от страданий, физичес ких или душевных, близкие люди переживают это та* же сильно.

«Мне очень жаль». Это очень распространенная автомг тическая реакция на сообщение о чьей-то смерти. Мы прс сим прощения за то, что жизнь закончена, что люди ш реживают горе, за то, что нам напомнили о том, что вс мы смертны. Однако от человека, переживающего утра! близкого, эти слова требуют ответа, который прозвуча бы неуместно. Что может он сказать в ответ — «благодг рю», «все в порядке», «понимаю»? В этой ситуации не адекватного ответа, и когда человек снова и снова ель: шит подобные соболезнования, эти слова быстро станс вятся пустыми и бессмысленными.

«Позвоните мне, если что-то понадобится». Если м: выбираем этот вариант, то должны быть готовы ответш на телефонный звонок в любое время дня и ночи. Неспра ведливо сделать такое заявление, а затем посчитать неуме стным звонок, прозвучавший в 3 часа утра. Страдания не регулируются боем настенных часов, и часто самое тяже­лое время — между полуночью и шестью утра. Весь мир спит; не спят лишь скорбь и горе.

«Вы должны быть сильными ради своих детей, жены (мужа) и др. ...» Страдающему человеку нет необходимос­ти быть сильным ради кого бы то ни было, не исключая и самого себя. Убеждая людей быть сильными, мы тем са­мым уговариваем их отречься от реальных эмоций. Это может привести к другим проблемам (Руководство по те­лефонному консультированию, 1996),

Различными консультативными службами также отме­чено, что желания клиентов, переживающих горе, и со­ответствующая помощь им, как правило, касается сле­дующих тем:

«Позвольте мне просто поговорить». Эти люди хотят го­ворить об умершем, причине смерти, и о своих чувствах в связи с произошедшим. Им хочется проводить долгие часы в воспоминаниях, смеясь и плача. Они хотят расска­зать о его жизни — все равно кому, только бы слушали. В случае насильственной смерти им необходимо еще раз пе­ребрать все мельчайшие подробности до тех пор, пока те не перестанут пугать их и не оставят их в покое, и тогда они смогут оплакивать свою потерю.

«Спросите меня о нем (ней)». Мы часто избегаем раз­говоров об умершем, но близкие интерпретируют такое поведение как забвение или нежелание обсуждать саму смерть. Это демонстрирует уровень нашего дискомфорта, но не нашей заботы о близких умершего. «На кого он (она) был похож?», «Есть ли у вас фотография?», «Что он (она) любил делать?», «Какие самые приятные ваши воспоминания связаны с ним (ней)?». Это только неко­торые из вопросов, задав которые, мы можем проявить свой интерес к прожитой жизни,

«Поддержите меня и позвольте мне выплакаться». Нет большего подарка, который мы можем сделать убитому го­рем человеку, чем сила наших рук, обхвативших его за плечи. Прикосновение — это чудо терапии; так мы выра­жаем свою заботу и внимание, когда слова нам неподвласт­ны. Даже просто поддержка за локоть лучше, чем холодная изоляция. Люди плачут, им необходимо плакать, и намного лучше делать это в теплой обстановке понима­ния, нежели в одиночку. Страдающий человек всегда впра­ве не принять нашу руку, что не мешает нам по меньшей мере предложить ее.

«Не пугайтесь моего молчания». Бывают случаи, когда перенесшие утрату люди как бы замирают, беззвучно гля­дя в пространство. Нет нужды заполнять тишину словами. Мы должны позволить им погрузиться в свои воспомина­ния, сколь бы болезненными они ни были, и быть гото­вы продолжить разговор, когда они возвратятся в состоя­ние «здесь-и-сейчас». Нам не нужно знать, где они были и о чем думали; о чем мы должны побеспокоиться, так это чтобы человеку было комфортно. Большую часть вре­мени они вряд ли смогут облечь свои воспоминания в под­ходящие слова и будут благодарны за то, что вы просто были с ними рядом в этой тишине.

Для «выздоровления» от горя приемлемы также следу­ющие рекомендации:

1. Примите свое горе. Примите с готовностью телесные и эмоциональные по­следствия смерти любимого человека. Скорбь является це­ной, которую вы платите за любовь. На принятие может уйти много времени, но будьте настойчивы в стараниях.

2. Проявляйте свои чувства. Не скрывайте отчаяния. Плачьте, если хочется; смей­тесь, если можете. Не игнорируйте своих эмоциональных потребностей.

3. Следите за своим здоровьем. По возможности, хорошо питайтесь, ибо ваше тело после истощающего переживания горя нуждается в под­креплении. Депрессия может уменьшиться при соответству­ющей подвижности.

4. Уравновесьте работу и отдых. Пройдите медицинское обследование и расскажите вра­чу о пережитой потере. Вы и так достаточно пострадали Не причиняйте еще больший вред себе и окружающим, пренебрегая здоровьем.

5. Проявите к себе терпение. Вашему уму, телу и душе потребуется время и усилия для восстановления после перенесенной трагедии.

6. Поделитесь болью утраты с друзьями.Став на путь молчания, вы отказываете друзьям в воз­можности выслушать вас и разделить ваши чувства, и об­рекаете себя на еще большую изоляцию и одиночество.

7. Посетите людей, находящихся в горе. Знания о сходных переживаниях других могут привес­ти к новому пониманию собственных чувств, а также дать вам их поддержку и дружбу.

8. Можно искать утешения в религии. Даже если вы спрашиваете с укором: «Как Бог мог до­пустить это?» — скорбь является духовным поиском. Религия может стать вам опорой в переживании горя.

9. Помогайте другим. Направляя усилия на помощь другим людям, вы учи­тесь лучше относиться к ним, поворачиваясь лицом к ре­альности, становитесь более независимыми и, живя в на­стоящем, отходите от прошлого.

10. Делайте сегодня то, что необходимо, но отложите важные решения. Начните с малого — справьтесь с повседневными до­машними делами. Это поможет вам восстановить чувство уверенности, однако воздержитесь от немедленных реше­ний продать дом или поменять работу.

11. Примите решение вновь начать жизнь. Восстановление не наступает в течение одной ночи. Дер­житесь за надежду и продолжайте стараться адаптировать­ся вновь (см.: Хрестоматия по суицидологии, 1996).

 

ДЕПРЕССИЯ, СТРАХ, ТРЕВОГА

Кризисные службы рекомендуют своим сотрудникам такие основные действия с одинокими и депрессивными людьми:

Поскольку они часто имеют низкую самооценку и чув­ствуют себя отвергнутыми, вам необходимо относиться к ним уважительно и почтительно, чтобы не заставлять их лишний раз переживать подобные чувства. Улучшение их самочувствия к концу разговора не яв­ляется вашей задачей.

Приоритетны три основные цели:

1. Связать их чувства с причиной.

2. Объяснить клиенту, что именно поддерживает депрессию".

3. Ставить небольшую, достижимую цель.

 

В оценку каждого случая на предмет одиночества и де рессии входит определение следующих ориентиров:

· Ведет ли человек себя опрометчиво?

· Имели ли место в недавнем прошлом события, кот рые углубили депрессию?

· Насколько тяжела депрессия? (тяжесть симптомов)

· Прогрессирует клиент или нет?

· Какие выгоды видит клиент в одиночестве?

Присутствуют ли паттерны (модели поведения):

1. Одиночество—депрессия—одиночество.

2. Злоупотребление (например, алкоголем)—депрессиное злоупотребление.

3. Нереальные ожидания—депрессия из-за неуспешноти.

4. Неиспользование систем поддержки—одиночестводепрессия.

 

К приемам интервенции при непсихотической депресс, можно отнести:

Рефлексивное слушание, оценка (это поможет клие: там почувствовать, что их принимают, поможет связа чувства с причинами).

· Указание образцов поведения. Например, обучение, о нованное на подкреплении (скажем, вопрос: «Что меша вам сделать то, что действительно вам поможет?»).

· Попытка поставить перед клиентом одну маленьк} цель. Это должна быть небольшая и достижимая цель, идеале — нечто такое, что слегка нарушит депрессивнь паттерн, например:

· Позвонить старому другу, который может оказать по держку.

· Назначить встречу.

· Выйти вечером из дому.

· Нанять для ребенка няню.

 

Особо выделяют также симптомы хронической де­прессии. Для нее характерны:

— Стагнация, высказывания типа: «Я прервал все отношения».

— Человек может считать, что другие (включая вас) должны прийти ему на помощь; он может также не брать на себя ответственность.

Интервенция должна воодушевлять, придавать силы, делать больший акцент на плане действия, не поощрять беспомощность — то есть одобрять чувства, но не укреп­лять мнение клиента, что другие делают слишком мало.

 

К медицинской помощи следует обращаться, если есть следующие признаки:

· Экстремальные симптомы (например, суицидальные попытки).

· Долгая история депрессивного состояния.

· Очень низкая самооценка.

· Стагнация.

Психологи-консультанты не должны давать медицинс­ких советов. Если у клиента есть вопросы медицинского характера, стоит переадресовать его в соответствующую службу.

 

Консул:

  1. Если тревожный клиент.

Очень важно позволить клиенту выговориться и выразить свою тревожность, потому что беспокойный клиент мало что слышит, до него не доходят увещевания консультанта. Невысказанная тревожность безгранична. Когда она "одевается" в словесную оболочку, то фиксируется в пределах слов и становится объектом, который может "увидеть" как клиент, так и консультант. Происходит значительное уменьшение дезорганизующей силы тревожности. Следовательно, с тревожным клиентом необходимо обсуждать его состояние. Нельзя забывать, что мы имеем дело по существу со скрытыми в бессознательном чувствами, поэтому бесполезно давить на клиента, чтобы он скорее назвал причины своей тревожности. Консультант должен проявить понимание и терпимость. Не надо также поддаваться искушению рассуждать о стрессах и напряжении, свойственных нашему времени. Это обычно не затрагивает страданий конкретного клиента. Человеку, раздираемому внутренним, невербализируемым конфликтом, не следует отказывать в помощи из-за якобы экзистенциальной природы его тревожности. Экзистенциальная тревога существует, однако большинство клиентов обращается не из-за нее.

  1. Если заплакал

Если клиент все же расплачется, надо позволить ему плакать. Это нелегко, но многое можно выиграть. Когда клиент выплачется, самое время начинать разговор. Позволить плакать — значительно достойнее, нежели испытывать обязанность успокаивать: "Пожалуйста, не плачьте..."

Консультанту следует знать, почему вообще плачут во время консультирования. Основная причина, конечно, бремя проблем клиента, его угнетенность, однако эта причина не единственная.

Большинство людей, особенно женщины, плачут от злости. Здесь утешение ничем не может помочь. Плачущим от злости просто-напросто надо позволить выразить свои чувства. Иногда плачут в состоянии фрустрации, а подчас от радости. В любом случае консультант должен предоставить клиенту возможность спокойно плакать в его кабинете.

Не следует также стараться излишне сопереживать плачу, т.е. вести себя подобно матери, которой очень хочется утешить плачущего ребенка.

  1. С мыслью о самоубийстве

Консультант, встречающийся с клиентами, имеющими суицидные намерения, прежде всего обязан проанализировать собственные установки и чувства по отношению к самоубийству, знать их заранее. В работе никогда не следует скрывать свои подлинные чувства. Хороший контакт с консультантом может быть крепчайшей нитью, связывающей потерявшего надежду человека с жизнью.

Иногда полагают, что обсуждение с клиентами возможности самоубийства только усиливает их намерения. Однако, как правило, беседа о чувствах, подталкивающих к самоубийству, уменьшает вероятность реализации побуждений. Поэтому консультант не должен уклоняться от обсуждения с депрессивными клиентами проблемы самоубийства. Тем самым он показывает клиенту, что мысли о самоубийстве могут быть восприняты и поняты другим человеком.

  1. С такими клиентами нужно чаще встречаться.
  2. Консультант должен обращать внимание суицидного клиента на позитивные аспекты в его жизни. Например: "Вы упоминали, что прежде многим интересовались. Расскажите о своих пристрастиях" или "Всегда есть ради чего жить. Что Вы думаете об этом?". Такие вопросы помогают клиенту изыскать ресурсы для преодоления трудного этапа жизни.
  3. Узнав о намерении клиента совершить самоубийство, не следует паниковать, пытаться отвлечь его каким-то занятием и прибегать к морализированию ("От этого ничего не изменится", "Знаете ли Вы, что все религии считают самоубийство величайшим грехом?"). Такая тактика лишь убедит клиента, что его никто не понимает и консультант — тоже.
  4. Специалист должен привлечь к работе с клиентом между консультативными встречами значимых для него людей (близких, друзей).
  5. Клиент должен иметь возможность в любое время позвонить консультанту, чтобы тот мог контролировать его эмоциональное состояние.
  6. При высокой вероятности самоубийства следует принять меры предосторожности — проинформировать близких клиента, обсудить вопрос о госпитализации. Консультанту не всегда легко это выполнить. Клиент нередко начинает отрицать свои намерения и утверждает, что нечего за него беспокоиться. Тем не менее консультанту лучше понадеяться на свою интуицию и учесть опасные признаки в поведении клиента, поскольку утешительные заявления могут носить отвлекающий характер. В случаях явного суицидного риска консультант должен потребовать немедленной госпитализации, хотя большинство клиентов категорически протестуют против помещения в психиатрическую клинику. Некоторые психотерапевты (Storr, 1980) считают, что клиента шокирует изменение поведения консультанта. Человек, побуждающий к независимости и свободному выбору, вдруг берет на себя полномочия ограничить свободу клиента, запереть его в психиатрической клинике. Нам думается, что право окончательного выбора имеет каждый человек, но обязанность консультанта в случае угрозы самоубийства — сделать максимум возможного, чтобы повлиять на выбор клиента в пользу жизни.
  7. Консультант не должен позволять клиенту манипулировать собой посредством угрозы самоубийства.
  8. Консультант обязан не забывать, что он не Бог и, невзирая на самые лучшие побуждения, не всегда способен воспрепятствовать самоубийству. Наибольшую ответственность за собственные действия несет сам клиент. Консультант не может полностью и единолично отвечать за клиента. Он лишь профессионально ответственен за пресечение реализации суицидных намерений. Однако неопровержима аксиома — если клиент действительно хочет покончить с жизнью, никто не способен остановить его. Как отмечает Kennedy (1977), "мы говорим "да" жизни клиента, но должны быть готовы к тому, что некоторые клиенты все-таки скажут своей жизни "нет".
  9. Консультант обязан подробно, в письменной форме, документировать свои действия, чтобы в случае несчастья он смог доказать себе и другим, что действовал профессионально и принял все меры для избежания катастрофы.
  1. Если позвонил клиент со сложной проблемой а я начинающий консультант, как определить, готов ли я к работе с клиентом.

Во время первой встречи консультант решает, будет ли он и впредь консультировать клиента. Иногда случается так, что консультант чувствует себя некомпетентным решать поднятые проблемы, либо проблемы клиента требуют специализированной помощи, или еще какие-нибудь причины (например, личные) могут мешать дальнейшей работе. В таких случаях клиента направляют к другому консультанту.

 

К вам пришел клиент, который жалуется на свою работу: она ему не нравится, изматывает его. К этой работе его готовили родители, они хотели, чтобы он занимался именно этим. Что делать психологу?

Ну свой (последний кейс) я решала с помощью трансактного анализа и теории маслоу. В первом случае, он все еще в роли ребенка, так как до сих пор выполняет приказ родителя. А по маслоу: его базовые потребности (низшие) удовлетворены, т.к. работа хорошая, но нет возможности для самоактуализации. Нужно помочь выйти из роли ребенка в роль взрослого.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-09-18; просмотров: 336. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.031 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7