Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

У ВРАТ ШАМБАЛЫ




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Я почувствовал, что ко мне кто-то прикоснулся. Человеческие руки осторожно подняли меня и куда-то понесли. Я чувствовал себя в полной безопасности, испытывая нечто вроде эйфории. Кроме того, я вновь ощутил сладкое благоухание. Но теперь оно было всеобъемлющим, заполняя все мое существо.

— Попытайтесь открыть глаза, — произнес женский голос.

Стараясь сосредоточиться, я увидел фигуру стройной высокой женщины ростом добрых шесть с половиной футов. Она поднесла к моим губам чашку.

— Вот, — проговорила она. — Выпейте это. Открыв рот, я сделал глоток. Это оказался теплый, очень вкусный суп из помидоров, лука и необычных сладких брокколи. Делая глоток за глотком, я заметил, что чувство вкуса у меня очень обострилось. Я мог легко различать любые ингредиенты. Я выпил почти всю чашку, и через несколько минут голова у меня прояснилась, так что я даже смог оглядеться по сторонам.

Я находился в доме или в чем-то, похожем на дом. Было очень тепло. Я лежал на каком-то ложе, сделанном из зеленовато-синей ткани. Пол был выложен гладкой коричневатой каменной плиткой. Повсюду стояли цветы в керамических горшках. Прямо надо мной сияло лазурное небо и свешивались ветви каких-то огромных деревьев. Как оказалось, в «доме» не было ни крыши, ни внешних стен.

— Здесь вам скоро станет лучше. Но вы должны дышать как можно глубже, — проговорила женщина на безукоризненном английском.

Я был, признаться, сильно удивлен. Она явно была уроженкой Азии; на ней красовался яркий, украшенный вышивкой церемониальный наряд тибетских женщин. На ногах у нее была простая мягкая обувь. Судя по мудрости во взгляде и уверенности в голосе, ей было лет около сорока, но движениями и всем своим обликом она напоминала молодую девушку. Несмотря на высокий рост, женщина была удивительно стройна и грациозна.

— Вы должны дышать как можно глубже, — повторила она. — Я знаю, что вы умеете дышать, иначе бы вы не смогли сюда попасть.

Я наконец понял, что она имеет в виду, и, начав вдыхать очарование окружающего мира, почти сразу же ощутил прилив энергии.

— Где я? — спросил я. — Неужели в Шамбале?

В ответ она улыбнулась, а я был просто поражен ее дивной красотой. Лицо ее слабо светилось.

— В одной из ее частей, — отвечала она. — В местах, которые мы называем кольцами Шамбалы. Священные храмы находятся далеко к северу отсюда.

Затем она сказала мне, что ее зовут Ани. Я тоже представился.

— Расскажите, как вы очутились здесь, — произнесла она.

Я подробно рассказал ей обо всех своих приключениях, начиная с краткого описания разговора с Натали и Уилом, о пророчествах и моей поездке на Тибет, о встречах с Инем и ламой Ридждэном, о легендах, которые мне довелось слышать, и, наконец, о вратах. Я упомянул даже о том, что видел сияние, вероятно, посланное мне дакини.

— А вам известно, почему вы оказались здесь? — спросила она.

— Мне известно лишь то, что меня пригласили встретиться с Уилом и что это очень важно для поисков пути в Шамбалу. Мне было сказано, что здесь я смогу найти необходимые знания.

Она кивнула в ответ, а потом надолго задумалась.

— А где вы учились английскому? Вы говорите просто безукоризненно, — спросил я, вновь ощущая слабость.

Она только улыбнулась.

— Мы здесь говорим на многих языках.

— Не приходилось ли вам встречать человека по имени Уильям Джеймс?

— Нет, — отвечала она. — Но врата на кольцах Шамбалы есть и в других местах. — Подойдя к цветочным

горшкам, она взяла в руки один из них и поднесла поближе ко мне. — Я думаю, вам надо хорошенько отдохнуть. Попытайтесь подпитаться энергией от этих растений. Расположите свое поле так, чтобы энергия втекала в вас, и постарайтесь уснуть.

Следуя ее совету, я закрыл глаза и через несколько мгновений спокойно уснул.

Через некоторое время я услышал какой-то шум. Передо мной стояла та же женщина. Увидев, что я проснулся, она присела на край ложа.

— Что это за шум? — спросил я.

— Он доносится из внешнего мира.

— Сквозь стекло?

— Это не совсем стекло. Это — энергетическое поле, напоминающее стекло, но совершенно непроницаемое. Такого ни одна из внешних культур пока что не изобрела.

— А как его можно создать? Может быть, оно электронное?

— Отчасти да, но нам приходится постоянно поддерживать его ментальным усилием.

Я залюбовался окружающим пейзажем. Невдалеке, на пологих склонах холма и на лужайках, уходивших в глубь долины, тоже виднелись «дома». Стены в некоторых из них, как и в «доме» Ани, тоже были прозрачными. Другие были деревянными, выстроенными в неповторимом тибетском стиле. Все они были на редкость гармонично вписаны в ландшафт.

— А что вы скажете об этих домиках столь различной архитектуры? — спросил я.

— Все они также образованы силовым полем, — отвечала она. — Мы уже больше не используем дерево и

металлы. Мы просто создаем желаемые формы с помощью энергетического поля. Я был поражен.

— А как насчет внутренних перекрытий, воды и электричества?

— Да, мы пользуемся водой, но получаем ее непосредственно из водяных паров воздуха. А энергию для всех наших нужд нам дают те же самые энергетические поля.

Я не поверил собственным глазам.

— Расскажите мне об этом селении. Ну хотя бы сколько людей живет в нем?

— Тысячи. Шамбала ведь очень велика.

Заинтригованный, я спустил ноги с ложа и попытался встать на ноги, но тут же ощутил головокружение. В глазах у меня потемнело.

Ани встала, подошла к столику и принесла мне еще чашку супа.

— Выпейте это и подышите красотой растений, — мягко произнесла она.

Я последовал ее совету, и вскоре моя энергетика восстановилась. Сделав несколько глубоких вдохов, я заметил, что краски вокруг меня стали еще ярче и сочнее, чем прежде. Это относилось и к Ани. Ее лицо засияло еще сильнее, словно излучая некий внутренний свет. Такое же сияние я несколько раз видел на лице Уила.

— Боже правый, — произнес я, оглядываясь по сторонам.

— Как видите, здесь повышать свою энергетику куда легче, чем в любых земных культурах, — пояснила Ани, — потому что здесь все посылают свою энергию всем, а свое поле ориентируют на более высокий уровень культуры. — Она подчеркнула слова «более высокий уровень культуры», словно желая указать на их особое значение.

А я не мог оторвать глаз от окружавшей меня красоты. И буквально все, от цветов в керамических горшках до красок плитки, устилавшей пол. и величественных деревьев неподалеку, светилось изнутри удивительным светом.

— Нет, это просто потрясающе! — воскликнул я. — Мне кажется, что я попал в кадр научно-фантастического фильма!

Ани очень серьезно произнесла:

— Знаете, большая часть научной фантастики — это скорее пророчества. Вы видите лишь результаты развития. Мы, обитатели Шамбалы, — такие же люди, как и вы, и мы развиваемся точно так же, как и вы в русле своих культур, если, конечно, не создаете сами себе ложных препятствий.

В этот момент в комнату вбежал мальчик лет четырнадцати, вежливо поклонился мне и произнес:

— Пима опять зовет тебя. Ани обернулась к нему:

— Да, я слышу. Не хотите ли переодеться в наши одежды и присоединиться к нашим гостям?

Я не мог оторвать глаз от мальчика. Его манеры выдавали в нем куда более зрелого человека, а его внешность была вполне обычной. Он явно напоминал мне кого-то, но я никак не мог вспомнить — кого именно.

— Вы сможете пойти вместе с нами? — спросила Ани, прервав мое оцепенение. — Это может оказаться для вас весьма важным.

— И куда же мы идем? — спросил я.

— В соседний дом. Надо кое-что проверить. Хозяйка дома думает, что она несколько дней назад зачала ребенка, и хочет, чтобы я осмотрела ее.

— Так, значит, вы врач?

— У нас в Шамбале, вообще говоря, врачей нет, потому что у нас не бывает болезней, которые преследуют вас, обитателей внешнего мира. Мы научились постоянно поддерживать свою энергетику на очень высоком уровне. Я просто помогаю людям управлять собой и подпитываться энергией, вот и все.

— А почему вы говорите, что для меня важно увидеть это своими глазами?

— Потому что вы оказались здесь именно в такой момент. — Она посмотрела на меня как на непроницаемую стену. — Вам непременно надо уяснить для себя, что такое синхронистический процесс.

Вскоре мальчик вернулся, и Ани познакомила нас. Его звали Таши. Он подал мне яркую голубую куртку. Она выглядела почти так же, как и обычная джинсовка, за исключением швов. На ней не было ни одного шва. Можно было подумать, что куски ткани просто спрессованы друг с другом. Удивительно, что хотя по виду куртка была сделана из толстой хлопковой ткани, она была почти невесомой.

— Как делается такая одежда? — изумленно спросил я.

— Это всё силовые поля, — отозвалась Ани, и они вместе с Таши почти беззвучно прошли сквозь стену. Я попытался было последовать за ними, но нечто, напоминающее толстый лист плексигласа, отбросило меня назад. Мальчик на улице рассмеялся.

Слегка скрипнув «плексигласом», Ани вернулась в комнату и улыбнулась.

— Я должна была научить вас проходить сквозь стену, — проговорила она. — Простите, пожалуйста. Вы должны представить, что силовое поле открывается перед вами. Достаточно просто захотеть этого.

Я последовал ее наставлению и подошел к стене. И тут я увидел, что поле действительно раскрылось! Это было похоже на искажение пространства, нечто вроде тепловых лучей, колеблющихся на солнце над шоссе. С легким шорохом я прошел сквозь стену и оказался на улице. Ани вышла следом за мной.

Я удивленно покачал головой. Где это я?

Следуя за Таши, мы пошли по извилистой тропинке, медленно спускаясь по склону холма. Обернувшись, я заметил, что дом Ани почти совсем скрылся за деревьями. В этот момент мое внимание привлекло еще что-то. Перед домом виднелся какой-то странный черный металлический ящик квадратной формы величиной с большой шкаф.

— Что это такое? — спросил я у Ани.

— Это наша силовая установка, — отвечала она. — Она помогает нам согревать и проветривать дом, а также регулировать силовые поля.

Я был в полнейшем замешательстве.

— Что вы имели в виду, говоря «помогает нам»?

Ани шла впереди меня, и мы продолжали спускаться по дорожке. Затем она замедлила шаг, и мы пошли рядом.

— Силовая установка, которую вы видели возле дома, сама по себе ничего не создает. Она может только усиливать молитвенные поля, о которых вам уже известно, до более высокого уровня, и благодаря этому мы можем прямо сообщать всем о своих нуждах.

Я был изумлен.

— Почему вы считаете это чистой фантастикой? — спросила Ани, улыбаясь. — Я ведь говорила вам: это всего лишь результат развития.

— Даже не знаю, — отозвался я. — Все это время, пытаясь достичь Шамбалы, я взял себе за правило не думать о том, что я могу увидеть там. Мне казалось, что моим глазам предстанет община лам высокого посвящения, восседающих в зале для медитации. Но ваша культура, оказывается, не чуждается техники. Нет, это просто фантастика...

— Дело в том, что это не совсем техника. Это, скорее, знак того, как мы используем технику для развития наших ментальных сил, что имеет огромное значение.

— Что вы имеете в виду?

— Все, что вы видите здесь, — вовсе не столь неземное, как вам кажется. Просто мы научились извлекать уроки из истории. Если вы внимательно посмотрите на историю человечества, вы увидите, что техника всегда служила как бы предвестником того, чего можно достичь с помощью одного лишь интеллекта.

Задумайтесь об этом. На всем протяжении своей истории люди создавали различные технические средства, помогавшие им сделать свою жизнь в этом мире более комфортабельной. Поначалу это были простые горшки для пищи и мотыги для рыхления земли, затем появились более сложные здания и постройки. Для создания их мы вынуждены добывать в недрах руды и минералы и возводить из них все, что рисует нам наше воображение. Мы хотели перемещаться в пространстве и изобрели вначале колесо, а затем всевозможные транспортные средства. Мы хотели летать — и создали самолеты, заменившие нам крылья.

Мы хотели более быстро обмениваться новостями через огромные расстояния и в любое время, когда только пожелаем, — и изобрели провода и телеграф, телефоны, радио и телевидение, чтобы следить за тем, что происходит на другом конце света.

Ани вопросительно посмотрела на меня.

— Замечаете закономерность? Люди изобретали технические новшества потому, что им хотелось побывать в любой точке света и расширить свой круг общения, в глубине души сознавая, что это им по силам. Техника всегда была не более чем этапом развития нас самих и еще чего-то, чем мы обладали по праву рождения. Подлинная роль техники всегда состояла в том, чтобы помочь нам обрести веру в то, что мы способны делать всё на свете самостоятельно, опираясь на свою внутреннюю силу.

Так же было и на раннем этапе развития Шамбалы. Мы начали создавать технику, которая могла бы служить развитию человеческого сознания. Мы осознали истинный потенциал своих молитвенных полей и переориентировали технику на простое усиление этих полей. Здесь, в кольцах, мы еще используем подобные усилители, но недалек тот день, когда мы сможем совсем отказаться от них и использовать собственные молитвенные поля для сообщения обо всем, в чем мы нуждаемся и что можем предложить. Живущие при храмах уже способны достичь этого.

Я хотел было задать ей еще несколько вопросов, но тут, обернувшись, увидел широкую речку, сбегавшую по склону холма справа от нас. Эхо донесло до нас шум падающей воды.

— Что это? — удивленно спросил я.

— Там, впереди, водопад, — отвечала Ани. — Не чувствуете ли вы желания взглянуть на него?

Я не совсем понимал, что она имеет в виду.

— Вы хотите сказать — интуитивно? — переспросил я.

— Разумеется, я имею в виду интуицию, — с улыбкой отвечала она. — Мы здесь живем, руководствуясь интуицией.

В этот момент Таши остановился и обернулся в нашу сторону.

Ани спросила:

— Почему же ты не сказал Пиме, что мы придем вместе?

Он только улыбнулся и побежал в направлении дома.

А мы тем временем, поднявшись по скалистому склону, подошли к речке и, пробираясь сквозь невысокие раскидистые деревца, остановились у самой кромки воды. Ширина речки достигала двадцати пяти футов; течение было очень быстрым. Несмотря на водоворот слева от нас, вода бежала по руслу. Ани позвала меня, и мы пошли вдоль реки. Миновав несколько поворотов, мы оказались у самого водопада. Сверху нам было хорошо видно, как вода с высоты пятидесяти футов низвергается в огромный водоем, сверкавший внизу.

В этот миг что-то привлекло мое внимание, и я, стоя на краю скалы, обернулся, чтобы узнать, что там такое. К моему удивлению, это были всего лишь брызги и туман, клубившийся над водоемом, но я все же заметил фигуры двух людей, направлявшихся навстречу друг другу. Их окружало мягкое бледно-розоватое сияние. И хотя оно было не слишком ярким, оно было достаточно плотным, особенно Вокруг плеч и бедер. Пристальнее вглядевшись в эти фигуры, я увидел, что они были обнаженными.

— Так вот зачем вы вызвали меня сюда? — смущенно спросила Ани.

А я буквально не мог оторвать глаз от этого зрелища. Я понимал, что передо мной энергетические поля мужчины и женщины. Когда они подошли вплотную друг к другу, их поля соединились и оставались едиными, пока их обладатели обнимались. Затем я увидел, что в центре тела женщины возникает какой-то новый свет. Через несколько минут они разошлись, и у женщины заметно округлился живот. Новый свет становился все ярче; чета у водоема опять обнялась и о чем-то заговорила, но из-за шума водопада я не мог слышать их голосов. Затем оба они бесследно исчезли.

Я понял, что они занимались любовью, и испытал смущение.

— Кто были эти люди? — спросил я.

— Я их не узнала, — отвечала Ани. — Наверное, они живут где-то неподалеку.

— Мне показалось, что они зачали ребенка, — проговорил я. — Что вы на это скажете?

Ани так и прыснула.

— Здесь это происходит не так, как во внешних культурах. Да, конечно, они собирались зачать. Но на столь высоких уровнях энергии и интуиции создание нового человека — тщательно продуманный процесс.

—"А каким образом они исчезли?

— Они перемещаются в пространстве, мысленно проецируя себя в особом поле путешествий. В этом нам помогают усилители поля. Мы установили, что то же самое электромагнитное поле, которое передает телевизионное изображение, может использоваться для соединения какой-нибудь отдаленной точки и места, где мы находимся. Для перемещения в пространстве нам достаточно мысленно представить то место, куда мы хотим попасть. Можно и отправиться туда с помощью молитвенного поля. Теоретики различных земных культур уже работают над созданием таких теорий, но дело в том, что они просто не представляют себе, к чему это может привести.

Я попытался усвоить новую для меня информацию.

— У вас совсем растерянный вид, — проговорила Ани. Я только кивнул, пытаясь улыбнуться.

— Пойдемте, я познакомлю вас с Пимой.

Придя в дом Пимы, я заметил, что он мало чем отличается от дома Ани, если не считать того, что построен он на склоне холма и в его комнатах несколько иная мебель. Возле дома я увидел такой же черный куб. В дом мы вошли, привычно раздвинув силовое поле. Нас встретили Таши и незнакомая женщина, назвавшаяся Пимой.

Пима была более высокой и худощавой, чем Ани. Волосы у нее были иссиня-черные и длинные. На ней было длинное белое платье. Она улыбалась, но я сразу понял, что она чем-то обеспокоена. Пима попросила позволения поговорить с Ани наедине, и они вышли в соседнюю комнату, оставив нас с Таши в гостиной.

Я уже собрался было спросить его, что случилось, но почувствовал позади себя разлитое в воздухе электрическое поле. Его искаженные складки раскрылись точно так же, как силовое поле, которое я видел в доме Ани, но на этот раз оно возникло прямо посреди комнаты. Я собрался, пытаясь понять, что же происходит. Сосредоточившись, я увидел через просвет, словно через окно, поле, на котором росли какие-то невысокие растения. К моему удивлению, прямо из отверстия в комнату вошел мужчина.

Таши вскочил и представил нас друг другу. Мужчину звали Дорджи. Он вежливо поклонился мне и спросил, где сейчас Пима. Таши указал на спальню.

— Что здесь происходит? — спросил я Таши. Он с улыбкой посмотрел на меня:

— Ничего особенного. Муж Пимы вернулся со своей фермы. Разве ваши внешние цивилизации не способны на это?

Я кратко рассказал ему о мифах и легендах, повествующих о йогах, способных проецировать себя самих в отдаленные места.

— Но самому мне никогда не приводилось видеть ничего подобного, — продолжал я, пытаясь прийти в себя. — Как же вы это делаете?

— Мы мысленно представляем себе место, куда хотим попасть, и усилитель помогает нам создать окно в пространстве прямо перед нами. Кроме того, он создает окно и в том месте, куда мы направляемся. Вот почему мы смогли сначала увидеть поле, а затем уже появился Дорджи.

— Тот черный куб во дворе — это и есть усилитель?

— Верно.

— И вы все можете перемещаться таким способом?

— Да, конечно, но нам суждено когда-нибудь сделать то же без него. — Он на мгновение остановился, а затем попросил: — Расскажите мне что-нибудь о культуре внешнего мира, из которого вы попали сюда?

Но прежде чем я успел что-либо ответить, из спальни донесся голос, произнесший:

— Да, это действительно произошло опять. Мы с Таши посмотрели друг на друга.

Через несколько минут из спальни вышла Ани; за ней показались Пима со своим мужем. Пройдя вперед, они уселись на диван.

— Теперь мы точно знаем, что я беременна, — сказала Пима. — Я смогла увидеть энергию и мгновенно почувствовала ее, но через несколько минут она рассеялась. Видимо, это был переход.

В глазах Таши мелькнуло восхищение.

— Что же, по-вашему, произошло? — в недоумении спросил я.

— Интуиция сказала нам, — отвечала Ани, — что наступило нечто вроде параллельной беременности и где-то в другом месте тоже родится ребенок.

Дорджи и Пима обменялись долгим взглядом.

— Мы попытаемся еще раз, — произнес Дорджи. — Это почти никогда не случается дважды в одной семье.

— Ну, нам пора уходить, — сказала Ани, вставая и обнимая счастливых супругов.

Мы с Таши следом за ней прошли через силовое поле и очутились во дворе.

Я был потрясен увиденным. В каком-то отношении эта культура казалась вполне обычной, в другом — совершенно фантастической. Я пытался хоть как-то осмыслить случившееся, а Ани тем временем проводила нас к живописному, видневшемуся ярдах в пятнадцати от нас краю обрыва, с которого открывалась панорама большой зеленой долины.

— Но откуда же здесь, на Тибете, может быть столь мягкий климат? — удивленно спросил я.

Ани улыбнулась:

— Температуру тоже поддерживают наши поля, и для людей, обладающих низкой энергетикой, мы остаемся невидимыми. Хотя легенды утверждают, что, когда приблизится переход, все или очень многое изменится.

Я был поражен.

— Значит, вам тоже известно о легендах? — спросил я.

Ани кивнула:

— Разумеется. Ведь Шамбала — первоисточник многих легенд, а также множества пророчеств в истории человечества. Мы помогаем другим культурам обретать духовную информацию. Нам известно также, что возможность видеть нас, открытая для всех людей — всего лишь дело времени.

— И для меня тоже? — спросил я.

— Нет. Для других представителей внешних культур. Мы знаем, что, так как вы уже сумели повысить свой уровень энергетики и сознания, вы будете относиться к Шамбале более серьезно, и некоторые из вас смогут даже побывать здесь. Так гласят легенды. К моменту преображения или явления Шамбалы сюда съедутся представители всех внешних культур. Здесь будут не только преданные адепты с Востока, которые всегда искали и ищут путей к нам, но и люди с Запада, желающие приобщиться к нашим знаниям.

— Вы говорите, что легенды предсказывают переход, или преображение. Что это такое?

— Легенды утверждают, что когда внешние культуры придут к пониманию всех ступеней развития молитвенного поля человека, то есть научатся «подключаться» к энергии Божественного начала и посылать ее в мир посредством любви, научатся располагать свои энергетические поля так, чтобы активизировать процесс синхронистичности и помочь другим, и смогут поддерживать энергетику своего поля путем избавления от эмоций, тогда миру откроется и то, что мы еще совершаем здесь, в Шамбале.

— Вы говорите о завершении Четвертой ступени? Она с уважением посмотрела на меня:

— Да. Именно о том, что вам предстоит увидеть здесь.

— А не могли бы вы сказать мне, что это такое? Ани отрицательно покачала головой:

— Нет. В свое время вы все узнаете. Но сначала вы должны узнать, куда ведет развитие человечества. И узнать не только интеллектом, но и ощутить, и увидеть своими собственными глазами. Ведь Шамбала— это модель будущего для всего человечества.

В ответ я кивнул.

— Человечеству настало время понять, на что способен человек и куда приведет его эволюция. И лишь когда вы в полной мере осознаете это, вы сможете еще больше расширить и усилить свое поле. — Она покачала головой и продолжала: — Вы должны понять, что я не располагаю всей информацией о Четвертой ступени. Я смогу сопровождать вас на нескольких ближайших ступенях, но всей полнотой знания обладают лишь те, кто живет в храмах.

— В каких храмах? Что это такое?

— Это сердце Шамбалы. По вашим представлениям, место чисто мистическое. Место, где совершается главное деяние Шамбалы.

— И где же находятся эти храмы?

Вместо ответа Ани указала на север. Там вдали виднелась странная, почти круглая группа высоких гор.

— Там, вдали, за теми горами.

Все время, пока мы разговаривали с Ани, Таши молчал, прислушиваясь к каждому слову. Ани ласково погладила его волосы.

— Интуиция подсказывала мне, что Таши вскоре будет призван в храмы... но его, кажется, куда более интересует жизнь в вашем мире, — сказала она.

Проснувшись, я сел на постели, вытирая пот. Мне приснилось, что я путешествую к храмам вместе с Таши и кем-то еще, стремясь постичь смысл Четвертой ступени. Мы подошли к громадным каменным строениям, большинство из которых было облицовано бронзой, а вдали виднелся храм, стены которого были странного синеватого цвета. Перед нами появился некий человек в ритуальном тибетском одеянии. Затем мне снилось, что я пытаюсь спастись бегством от китайского офицера, которого я встречал вот уже несколько раз. Он преследовал меня даже в храмах, которые оказались разрушенными. Я испытывал ненависть к нему за эти варварские действия.

Спустив ноги на пол, я попытался собраться с мыслями, воскрешая в памяти возвращение в дом Ани. Сейчас я находился в одной из его спален. Было уже утро. Таши сидел напротив постели в большом кресле, пристально глядя на меня.

Сделав глубокий вдох, я попытался успокоиться.

— Что случилось? — спросил Таши.

— Просто мне приснился дурной сон, — отвечал я.

— Может быть, вы расскажете мне что-нибудь о внешних культурах?

— А разве ты не можешь попасть туда через окно, щель или как это у вас называется?

Он отрицательно покачал головой:

— Нет, это невозможно даже для обитателей храмов. Моя бабушка, полагаясь на интуицию, думала, что ей удастся достичь этого, но и она не смогла побывать там. Видимо, дело в резком различии уровней энергетики между двумя точками. Да, обитатели храмов могут видеть все, что творится во внешнем мире, но не более того...

— Но твоя мать, кажется, знает о внешнем мире достаточно много.

— Мы получаем информацию от тех, кто пребывает в храмах. Они часто выходят к нам, особенно если чувствуют, что кто-то уже готов войти в их круг.

— Войти в их круг?

— Почти все обитатели Шамбалы стремятся заслужить место в храме. Это ведь огромная честь и, кроме того, возможность влиять на внешние культуры.

Пока он говорил, я с удивлением заметил, что его голос и взрослая манера держаться заставляют думать, что ему лет тридцать. Но хотя он и был очень высоким, лицо у него было как у обычного четырнадцатилетнего подростка.

— А ты что скажешь? — спросил я. — Ты тоже мечтаешь когда-нибудь попасть в храмы?

Таши улыбнулся и покосился в сторону соседней комнаты, видимо, не желая, чтобы мать услышала его.

— Нет, меня больше занимает мысль о том, как бы мне побывать во внешнем мире и познакомиться с его культурами. Так, может быть, вы все же расскажете мне о них?

В течение следующего получаса я рассказал ему самое основное о современном положении в мире: об образе жизни людей, о том, чем они питаются, о борьбе за установление демократии на земном шаре, о коррупции и разлагающем влиянии денег на правительства, о проблемах экологии. И надо сказать, что Таши слушал меня с неослабевающим вниманием, не выражая ни восторга, ни особого разочарования.

Вскоре, почувствовав, что у нас завязался интересный разговор, в комнату вошла Ани. Мы замолчали. Возникла напряженная пауза. Я опустил глаза, разглядывая подушку.

— Мы хотим повысить ваш энергетический потенциал, — произнесла Ани. — Пойдемте, я провожу вас.

Наскоро одевшись, я вышел в гостиную, где ждала меня Ани, и вслед за ней покинул дом. Завернув за угол, я увидел огромные деревья, росшие на расстоянии футов тридцати друг от друга. Между ними зеленела редкая трава, похожая на шалфей, добрая дюжина каких-то других растений, напоминающих спаржу или папоротник. Ани велела мне размяться, и я попытался воспроизвести упражнения, которые показывал мне Инь.

— А теперь сядьте здесь, — сказала Ани, когда я закончил зарядку. — И постарайтесь подпитаться энергией.

Она тоже села позади меня, и я начал дышать полной грудью, любуясь красотой окружающего мира и мысленно представляя, как энергия втекает в меня. Как и в прошлый раз, цвета и контуры вдруг стали очень яркими.

Переведя глаза на Ани, я увидел на ее лице выражение глубокой мудрости и спокойствия.

— Да, теперь лучше, — произнесла? она. — Вы ведь не были здесь со вчерашнего дня, когда мы навещали Пиму. Вы помните, что там произошло?

— Конечно, — отвечал я. — В общих чертах.

— А вы помните, что случилось, когда Пима решила, что она беременна?

-Да.

— Ей это показалось на какой-то миг, но затем все исчезло.

— А как по-вашему, что случилось на самом деле?

— Этого никто не знает. Такие исчезновения наблюдаются уже довольно давно. Со мной такое тоже бывало — четырнадцать лет назад. Тогда я была уверена, что беременна двойней: мальчиком и девочкой, но через мгновение один из них исчез. И я родила Таши, но у меня сохранилось ощущение, что его сестра родилась где-то в другом месте.

С тех пор такое нередко случалось со многими супружескими парами. Женщины чувствовали, что беременны, но затем вдруг оказывалось, что их матка пуста. Впоследствии у них у всех были еще дети, но они навсегда запомнили тот случай. В последние четырнадцать лет такие явления происходят в Шамбале достаточно регулярно. — Ани сделала небольшую паузу, а затем продолжила: — Видимо, все это, в том числе и ваше появление здесь, как-то связано с переходом.

Я отвел глаза.

— Не знаю, что и подумать.

— Может быть, вам что-нибудь подсказывает интуиция?

Я задумался на несколько минут и вспомнил свой странный сон. И я совсем было собрался рассказать Ани о нем, но никак не мог понять, что он означает, и решил промолчать.

— Да нет, интуиция пока что молчит, — отвечал я. — Зато вопросов более чем достаточно.

Ани утвердительно кивнула.

— Как устроена здешняя экономика? Чему посвящают свое время большинство жителей Шамбалы?

— Мы живем в стране, где отпала надобность в использовании денег, — пояснила Ани, — и мы в отличие от внешних культур уже не производим товаров и не строим зданий. Несколько десятков тысяч лет назад мы пришли в Шамбалу из тех культур, которые, подобно вам, тоже производили все необходимое. Но затем, как я уже говорила вам, пришли к пониманию того, что главное предназначение техники заключается в развитии наших интеллектуальных и духовных способностей.

Легкий ветерок коснулся рукава моей одежды. — Вы хотите сказать, что все, чем вы пользуетесь, создано энергетическим полем? — спросил я.

— Совершенно верно.

— Но что же соединяет отдельные элементы?

— После возникновения эти поля существуют до тех пор, пока их энергетику не исказит какое-либо негативное влияние.

— А как насчет пищи?

— Точно таким же способом можно получать и пищу, но мы считаем, что продукты питания лучше выращивать естественным образом. Съедобные растения реагируют на нашу энергию и возвращают ее нам. Разумеется, мы едим очень мало, чтобы поддерживать высокий уровень вибраций. А большинство обитателей храмов вообще обходятся без пищи.

— А как вы получаете энергию? Что служит источником питания для ваших усилителей?

— Энергии здесь целое море. Уже давно мы изобрели систему, действующую по принципу, который вы назвали бы холодной плавкой. Эта система и создает необходимую энергию для существования нашей культуры, что избавляет нас от опасности загрязнения окружающей среды и позволяет автоматизировать массовое производство всевозможных товаров. Постепенно мы получили возможность все свое время посвящать духовным занятиям, развитию элементов синхронистичнрсти и постижению сущности бытия, а также передаче информации об этом.

Пока Ани говорила, я подумал о том, что она, в сущности, описывает будущее человечества, о котором я впервые услышал, познакомившись с Девятым и Десятым пророчествами.

— По мере духовного развития обитателей Шамбалы, — продолжала Ани, — мы пришли к пониманию того, что цель существования человека на этой планете заключается в том, чтобы создать культуру, духовную во всех своих аспектах. Затем мы осознали, что в нас самих заключена громадная сила, помогающая нам выполнить наше предназначение. Мы научились развивать молитвенное поле и использовать его для ускорения технического прогресса, который, как я уже говорила, поможет активизировать эту творческую энергию. На сегодняшнем этапе мы живем среди природы, и единственными техническими средствами, которыми мы пользуемся, остаются эти усилители, помогающие нам мысленно создавать все необходимое.

— И что же, эволюция достигла здесь свой вершины? — спросил я.

— Нет, не совсем, — отвечала она. — Шамбала прошла длительное развитие.

Слова Ани поразили меня, но, придя в себя, я опять обратился к ней с вопросами.

— Да-да, — пояснила она. — Наши легенды, происходящие из многих источников, восходят к глубокой древности. Все мифы об Атлантиде и индийские предания о Меру так или иначе восходят именно к нашей цивилизации, существовавшей в далеком прошлом, когда Шамбала только начинала свое развитие. Наиболее сложным этапом оказалось развитие техники, так как для того, чтобы поставить технику исключительно на службу индивидуального духовного развития человека, мы все должны достичь такого уровня развития, на котором духовность становится куда более важной, чем деньги и власть.

На это потребуется немало времени, так как люди, мучимые страхом— и почему-то полагающие, будто именно они в своих корыстных интересах могут манипулировать ходом эволюции человечества, — часто стремятся использовать технические открытия ради разрушения и установления собственной неограниченной власти. Во многих ранних цивилизациях узкий круг власть имущих стремился использовать усилительные системы не по назначению, пытаясь взять под контроль мысли и намерения других людей. Все эти попытки много раз приводили к войнам и массовым разрушениям, и человечеству приходилось все начинать сначала.

Именно с такой проблемой и столкнулись сегодня массовые культуры. Есть люда, которые хотели бы взять человечество под тотальный контроль с помощью слежки, вживления микрочипов и сканирования ментальных волн.

— А как же быть с материальным наследием тех древних культур? Почему ученым не удается обнаружить практически ничего?

— Множество памятников уничтожили дрейф континентов и массовое оледенение. К тому же если цивилизация достигает определенного уровня, когда большинство предметов материальной культуры создается ментальным путем, при серьезном искажении энергетики возникает волна разрушения, уничтожающая силовые поля, все это просто исчезает.

Я перевел дыхание и покачал головой. Все, о чем говорила Ани, было исполнено глубокого смысла и в то же время звучало совершенно фантастически. Одно дело— выдвигать гипотезы о развитии человеческой цивилизации и выходе на высокий уровень духовности. И совсем другое — увидеть вокруг себя плоды культуры, основанной на такой духовности.

Ани чуть придвинулась ко мне.

— Имейте в виду, что все, чего мы достигли, — это всего лишь результат естественного развития человечества. Мы во многом опередили вас, но так как вам придется пройти тем же самым путем, для вашей и других культур он будет куда более легким.

Ани сделала паузу, а я широко улыбнулся.

— Ну вот, ваша энергетика заметно поднялась, — произнесла она.

— Мне кажется, что я никогда не испытывал ничего подобного.

Она кивнула.

— Как я уже говорила, обитатели Шамбалы живут именно на таком уровне энергии. Ее носители взаимно подпитывают друг друга. Здесь живет множество людей, умеющих генерировать энергию в себе самих и проецировать ее вовне, на окружающих, что создает эффект многократного усиления. Согласно ему каждый человек черпает энергию из своего молитвенного поля и посылает ее всем остальным. Вы заметили, как поднялась ваша собственная энергетика? Надежды и ожидания всех людей, причастных к такой культуре, объединяются, образуя единое громадное молитвенное поле!

Общий уровень, которого способна достичь та или иная культура, почти целиком зависит от того, насколько осознанно ее обитатели относятся, во-первых, к существованию молитвенных полей как таковых, а во-вторых, насколько они способны развивать их. Когда все стремятся развивать такие поля, общий уровень энергетики мгновенно повышается. Если бы все обитатели внешних культур научились развивать свои молитвенные поля и изливать энергию, они смогли бы достичь точно такого же уровня развития, на котором находимся мы, жители Шамбалы! — Ани щелкнула пальцами от волнения и продолжала: — Именно над этой задачей мы и работаем в наших храмах. Мы стремимся развить свои молитвенные поля, чтобы помочь эволюции других культур. Мы занимаемся этим на протяжении многих тысячелетий.

Я задумался над ее словами, а затем попросил:

— Расскажите мне все, что вам известно о Четвертой ступени.

Ани на мгновение замолчала, она была очень серьезна.

— Как вам известно, вы можете воспринять одновременно только один этап, — отвечала она. — В свое время вам помогут, но для того чтобы попасть сюда, вы должны были усвоить содержание первых трех ступеней и даже часть Четвертой. На этом пока и остановимся, чтобы вы лучше поняли, как действует развитие поля. Когда поле достигает полного развития, энергия распространяется дальше и становится гораздо более сильной. Это происходит в связи с тем, что когда вы посылаете свою энергию, чтобы привлечь явления синхронистичности и повысить уровень других людей, и когда вы связываете эту энергию с верой и отказом от эмоций, вы следуете Божественному промыслу, и чем больше вы сможете действовать и мыслить в гармонии с Божественным началом, тем выше станет ваша энергетика. Вы меня понимаете? Во всем этом, как вы, без сомнения, заметили, существует своего рода внутренняя система безопасности. Бог не пожелает посылать вам энергию до тех пор, пока вы не подниметесь на необходимый для этого уровень. — Она коснулась моего плеча. — Поэтому ваша задача сейчас — ясно осознать, какого уровня развития может достичь человечество и к какой цели должна привести эволюция человеческой культуры. Настало время для всего этого. Вот почему вы и многие другие так стремитесь увидеть и постичь Шамбалу. Это и есть следующий этап Четвертой ступени. Вы должны запомнить, в какое будущее предстоит войти человечеству.

Вы уже смогли убедиться, каких высот мы достигли в технике, прежде чем поставить ее на службу нашей внутренней духовной эволюции. Размышления об этом еще более повысят вашу энергетику, ибо вы тем самым переместите ожидания и надежды в свое молитвенное поле. Очень важно четко представлять себе, как действует эта система. Вы уже научились посылать молитвенное поле перед собой, перемещаясь по миру Шамбалы, и, разумеется, умеете ориентировать его для повышения энергетики и потока синхронистичности в себе и других. На следующем этапе вы сможете не только наблюдать за тем, как ваше поле способствует повышению энергетики окружающих, помогая им активизировать интуицию, но и делать это с полной убежденностью в том, к чему ведет ваша собственная интуиция и интуиция окружающих: к созданию идеальной духовной культуры, подобной той, которую вы видите у нас, в Шамбале. Такие ваши действия помогут другим осознать свою роль в процессе общей эволюции.

Я кивнул, прося у нее все новых и новых подробностей.

— Не торопитесь и не забегайте вперед, — предостерегла меня Ани. — Вы ведь еще не видели всего, что мы создали здесь. Мы не только достигли высочайшего уровня техники, но и преобразили мир таким образом, чтобы сосредоточиться исключительно на духовной эволюции... на тайнах бытия... на самом потоке жизни, наконец.







Дата добавления: 2015-06-29; просмотров: 248. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.104 сек.) русская версия | украинская версия








Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7