Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Географическая ось истории




 

Харольд Макиндер. Рубеж XIX-XX ознаменовался появлением нового направления в европейской политической мысли – геополитики. Именно в этот период три крупных теоретика и основателя этого направления – шведский ученый Рудольф Челлен, американский адмирал Альфред Мэхэн и британский профессор Хальфорд Макиндер обнародовал свои концепции. Концепция, изложенная Х. Макиндером, оказала решающее влияние не только на британскую и американскую геополитическую стратегическую мысль начала века, но и на современные геополитические конструкции.

Харольд Макиндер известен прежде всего как ученый географ. В 1893 году Х. Макиндер учредил Британскую географическую ассоциацию, а в 1895 г. стал ее президентом. В период с 1903 по 1908 гг. он возглавлял Лондонскую школу экономических и политических наук. В период с 1900 по 1926 гг. являлся профессором географии Лондонского университета. Одновременно с научной работой он занимался политической деятельностью, принимал активное участие в политической жизни Великобритании, был депутатом Британского парламента, являлся представителем Британского правительства на юге России (при генерале Деникине) в период Гражданской войны в ранге Британского Верховного комиссара. Однако мировую известность он приобрел как аналитик и стратег в области внешней политики.

Интерес к взаимосвязи географии и политики возник у Х. Макиндера практически с самого начала его научной деятельности. Работая преподавателем Оксфордского университета, он в 1890 году публикует статью «Физические основы политической географии». Для Х. Макиндера наличие предмета рассмотрения о взаимосвязи политики и географии было очевидным. Пространственные отношения и историческая причинность связаны, считал он. «Применение географии к освещению истории, физические характеристики могут, в первом приближении рассматриваться как постоянные, краеугольные камни, вокруг которых и происходит прилив и отлив человеческих потоков, то спокойно текущих по своему руслу, то бурно разливающихся и сметающих все на своем пути». Вся его научная деятельность, а впоследствии и политическая карьера были подчинены обоснованию этой взаимосвязи. В 1904 г. он публикует статью «Географическая ось истории», в которой излагает свои взгляды уже в виде целостной концепции. Как видим Х. Макиндер пришел к выводу, что существует вечная географическая ось истории, располагающаяся на материковой сердцевине «мирового острова». «Мировой остров» - это часть суши, искусственно, с точки зрения Х. Макиндера, разделенная на три континента – Азию, Африку, Европу. Сердцевиной «мирового острова», определяющего и направляющего развитие истории, является территория, на которой расположена Российская империя, а в последующий период времени СССР, включая территории современной России, Казахстана, Узбекистана, Туркменистана, Таджикистана, частично территории Ирана и Пакистана. В 1943 году он включил и Восточную Европу. К материковой сердцевине примыкает внутренний пограничный полумесяц, куда входят территории Евразийского континента, не принадлежащие к материковой сердцевине. Все остальные территории Земли входят, по Макиндеру, во внешний, или островной полумесяц. Он рассматривал Австралию, Северную и Южную Америки как, по существу, островные территории. Как географ, Х. Макиндер считал, что все территории Земли тяготеют к мировому острову и, в конечном счете, к материковой сердцевине мирового острова. Современный английскийисследователь в области геополитики Дж. Слоэн назвал материковую сердцевину «естественным местоположением силы».

Схема: «Географическая ось истории» - варианты 1919 и 1943 годов.

 

К моменту опубликования статьи «Географическая ось истории» Х. Макиндер был уже признанным специалистом в области политической географии. В 1901 г.была опубликована книга «Британия и британские моря». Монография Х. Макиндера выдержала множество переизданий и стала хрестоматийным исследованием по политической географии Великобритании и взаимосвязи ее географического положения и ее истории. Детальный анализ британской географии и истории привел его к заключению, чторесурсы побережного или островного государства неизбежно ограничены. Другим важным выводом, сделанным в этой работе и сыгравшим большую роль в его геополитических концепциях, был вывод о том, что толчком к формированию британского государства послужили внешние причины, никак не связанные с данной географической островной территорией, и шли эти силы из глубин континента. Х. Макиндер писал: «Монументы геологических революций являются причиной аналогичных революций в истории». Выводы, сделанные Х. Макиндером в его работе «Британия и британские моря», были оформлены в 1904 г. в геополитическую концепцию, определившую стратегическое значение материковой сердцевины мирового острова.

Содержание и основные идеи работы «Географическая ось истории»:

1. Физическая география имеет непосредственное влияние на политические процессы.

2. Политическая мощь каждого данного государства зависит от его географического расположения.

3. Развитие технологии меняет политическую расстановку сил, так как технология изменяет физическую среду.

4. Материковая сердцевина Земли оказывает стратегическое влияние на происходящие политические процессы.

5. Мир на рубеже XIX – XX веков превратился в закрытую политическую систему.

Х. Макиндер считал, что ему удалось найти формулу исторического развития. Он отметил, что впервые в современной истории мы имеем дело с закрытой политической системой, хотя она и измеряется масштабами земного шара. Любой взрыв социальных процессов, вместо распыления в окружающем неизвестном пространстве и варварском хаосе, будет возвращаться многократно усиленный из самых отдаленных частей планеты.

И далее: «Мы впервые в состоянии предположить с некоторой степенью определенности, корреляцию между большими географическими и большими историческими генерализациями. Впервые мы можем понять реальное соотношение событий в масштабе целого мира и можем искать формулу, которая выразит аспекты географической причинности в универсальной истории, которая будет иметь практическое значение, так как организует конкурирующие силы в политике». С точки зрения Х. Макиндера физические характеристики мирового пространства определяют тем или иным образом человеческие действия. И далее он постулирует, почему это происходит: «Человек, а не природа действует и инициирует, но природа в огромной степени контролирует. И я стремлюсь показать общий физический контроль, а не причины универсальной истории».

Вкладом Х. Макиндера в геополитическую науку является идея о предопределенном разделении мира на отдельные географические зоны, каждая из которых играет в истории свою определенную роль. Он предлагает отказаться от евроцентрической точки зрения на историю и выдвигает гипотезу, согласно которой истинной пружиной исторических процессов и перемен в мире выступает человеческая масса, сгруппированная в центрально-северной части Евразийского континента, включая Средний Восток, так называемой "осевой зоне" ("pivot area"), позже названной им "Сердцевинной" или "Срединной" землей ("Heartland").

Заглядывая вглубь веков, Х. Макиндер приходит к выводу, что единственной константой всемирной истории можно считать перманентное давление Срединной земли на ее периферию, которое ставит существование мира, в том числе Европы в зависимость от Евразии, подчиняет общую историю её импульсам. Х. Макиндер назвал Срединную землю географической осью истории: пребывая вне истории, закрытая для неё, остающаяся вне ее хода, эта земля инспирирует, провоцирует исторический процесс, который разворачивается вокруг условного евразийского полюса .

Конец беспредельному господству в Срединной земле кочевых народов положили в новейшую эпоху, с точки зрения Х. Макиндера, великороссы, которые, однако, переняли все их функции: "Россия занимает место Монгольской империи. Её давление на Финляндию, Скандинавию, Польшу, Турцию, Персию, Индию и Китай заменяет центробежные рейды степняков... Вряд ли какая-либо возможная социальная революция изменит ее сущностное отношение к великим географическим рубежам её существования".

Геополитическое положение России. Х. Макиндер указывает на необратимость изменения сил между морскими и континентальными державами в пользу континентальных. Россия, какконтинентальноегосударство может создать мировую империю. «Перераспределение баланса сил в пользу осевого государства, которым является Россия, результирующееся в его экспансии по всему Евразийскому континенту, позволит использовать обширные континентальные ресурсы для построения флота и последующего построения мировой империи».

Однако надо отметить, что концепция, изложенная Х. Макиндером не является абсолютно точным расчетом или неким божественным предвидением, и в то время была неоднозначно оценена британской общественностью. Но тем не менее Х. Макиндер пользовался поддержкой министра иностранных дел Великобритании Д. Керзона. Будучи вице-королем Индии в период с 1898 по 1904 год Д. Керзон наблюдал медленную, но верную и неуклонную экспансию России на южном и восточном направлениях. А научное обоснование неизбежности такой экспансии подтверждало его практические наблюдения. Британская имперская демагогия того времени поразительна: « …без Индии нет Империи», то есть нет Британского государства. Британия очень болезненно относилась к действиям России в Средней Азии. В 1869 году на основе доклада депутата британского парламента Дж. Роулингтона было принято решение не допустить продвижение России южнее г. Кушки. В последующем это привело к русско-афганской войне 1885 года. Данный геополитический феномен был недостаточно осознан в России. Англо-японский договор 1902 года в значительной степени способствовал поражению России в русско-японской войне 1904-1905 годов. Д. Керзон переоценивал русскую угрозу, считая русскую экспансию в восточном и южном направлениях чрезвычайно опасной для интересов Британской империи.

Создание «санитарного кордона». В период заключения Версальского мира (1919г.) Д. Керзон выдвинул идею создания «санитарного кордона» вокруг Советской России, в который вошли бы также и государства, ранее бывшие частью Российской империи. По этому плану Россию необходимо было отделить не только от Европы, но и восточных стран. «Санитарный кордон» мыслилось создать не только на западе, но и на юге России, так чтобы он отделял Советскую Россию от британских колониальных владений в Евразии. Согласно Х. Макиндеру, «Россия может наносить удары со всех сторон, и ей могут наносить удары со всех сторон, но только не с севера» . В последующем имя лорда Д. Керзона стало нарицательным в политической лексике в связи с известной нотой Британского правительства Советскому Союзу в 1923 году, где в частности выдвигалось требование прекратить анти британскую деятельность на территории пограничных с британскими колониальными владениями государств – Афганистана и Ирана.

В 1919 г. Х. Макиндер был назначен лордом Д. Керзоном полномочным представителем Британской империи в Южной России. На протяжении двух лет пребывания на этом посту Х. Макиндер осуществлял выдвинутый им план ограничения российского империализма путем создания национальных государств в пограничных районах. Только таким путем, считал он, можно остановить долгую историю российского экспансионизма, национализма и империализма. Он сравнивал стремительное продвижение идей большевизма по Евразийскому континенту с «пожаром в прерии», который невозможно остановить и который стремительно движется к границам Индии. Единственный способ остановить распространение стихии зажечь ответный пожар.

Самым эффективным предупредительным средством должно быть государственно-политическое переустройство Восточной Европы по образцу Западной таким образом, чтобы основой ее существования стала система самостоятельных национальных государств, "широкий клин независимости от Адриатического и Черного морей до Балтийского" состоящий из Польши, Чехословакии, Венгрии, Югославии, Румынии, Болгарии и Греции. Надзор в этой зоне, а также над всеми процессами вокруг Срединной земли должен быть возложен на Лигу Наций. Х. Макиндер настаивал, что в Восточной Европе должна быть создана именно трехчленная система государств: Германия, славянские и южноевропейские государства, Россия, а не двучленная, как, скажем, предлагал Ф. Науманн и его сторонники в соответствии с планом "Срединной Европы".

Британский геополитик Дж. Слоэн пишет о том, что закрытый доклад, представленный Х. Макиндером в 1919 году британскому правительству, может быть назван пророческим в отношении организационных способностей большевиков и поражает глубиной анализа. Х. Макиндер считал, что экспансионистские возможности России с приходом большевиков значительно возрастут, и в этом он не ошибся.

Если статья 1904 года была не более чем интеллектуальным экзерсисом, упражнением ума кабинетного эрудита, то написанная в водовороте революционных пертурбаций и военных катаклизмов работа "Демократические идеалы и реальность", увидевшая свет в 1919 году, пронизана заботой о судьбе мира и демократии человека, соединившего в себе опыт ученого и политика-практика.

Книга была написана с целью доказать, что защита демократических идеалов и восстановление на этих принципах Европы возможны только на основе учета реальности, которая, складываясь не в пользу либеральных ценностей и традиционного баланса сил. Священный ужас внушала Х. Макиндеру возможность объединения ресурсов Германии и России, которые после поражения в войне и потери части своих территорий будут искать реванш. Последнее слово в их отношениях еще должно было прозвучать. Их проигрыш был следствием неопределенности геостратегических приоритетов Германии и расового самомнения по отношению к славянству и России. Но в результате поражения Германии в Первой мировой войне и революций в России и Германии могла произойти переоценка ситуации.

Пристально всматриваясь в ход исторических процессов, Х. Макиндер несколько корректирует свое видение движущих сил на Евразийском континенте. Он убеждается, что ключом к дверям «Срединной земли» является Восточная Европа, поэтому контроль над ней имеет абсолютное, безусловное геостратегическое значение: "Кто господствует в Восточной Европе, тот управляет Срединной землей. Кто господствует в Срединной земле, тот управляет Мировым островом. Кто господствует на Мировом острове, тот управляет миром".

Господство России в «Срединной земле» основывается на ее власти в Восточной Европе; поэтому логика борьбы за мировую гегемонию, делает столкновение интересов России и Германии в этом регионе фатально неизбежным. Как бы ни определились их отношения - через военный конфликт, или, наоборот, соединением сил - Европа, во имя сохранения идеалов демократии и прогресса, должна решительно противостоять всем формам германо-русских контактов. "Если мы согласимся на что-либо меньшее чем окончательное решение Восточного вопроса в его широком смысле, мы получим только передышку, и наши преемники столкнутся с необходимостью снова выстраивать войска для осады Срединной земли".

Данная работа явилась некоторым подведением итогов развития глобального социума и обозначила неизбежность формирования новых геополитических конфигураций. С позиций геополитики необходимость и неизбежность возникновения новых векторов в мировой истории диктовалась и географическими причинами. «Каждое столетие имеет свою географическую перспективу, - отмечал Х. Макиндер. – Двадцатый век характерен тем, что наши географические знания завершены: не стало неоткрытых территорий. И когда мы обсуждаем физические, экономические, военные и политические взаимосвязи на Земле, мы должны исходить прежде всего из того, что мир стал закрытой системой. Известное не может стать малоизвестным или неизвестным. Не существует больше эластичности политической экспансии. И тем не менее и по сей день наше восприятие географической реальности окрашено нашими прошлыми представлениями. Или, более точно, человеческое общество рассматривает факты географии не с позиции реального положения дел на данный момент». Политики не могут не учитывать географические реалии при принятии решений относительно тех или иных политических действия, а пренебрежение этими реалиями приводит к катастрофическим последствиям для государств. Наглядным примером неправильной оценки географических реалий служит крах Австро-Венгерской, Германской и Российской империй.

Вслед за тезисом о необходимости прекращения линейной экспансионистской политики как бесперспективной с географическойточки зрения Х. Макиндер отстаивает тезис о принципиальном и неизбежном неравенстве возможностей различных государств. Он пишет: «Большие войны истории являются результатом неравного развития наций, и это неравенство есть не столько результат большей энергии или гениальности одной нации по сравнению с другими, но во многом оно является результатом неравного распределения людских ресурсов и стратегических возможностей на Земном шаре». «Другими словами, - продолжает он, - в природе не существует такого понятия, как равенство возможностей для наций. Или я абсолютно не понимаю факты географии». Тезис о неравном распределении земных ресурсов и, как следствие этого, неравных возможностях разных государств Х. Макиндер рассматривал как аксиому в своем дедуктивном геополитическом построении. «Мы должны, - писал он, - признать существование этих географических реальностей и принять меры с тем, чтобы повлиять на развитие событий». В этом высказывании виден британский политик консервативного толка, стремящийся четко определить проблему и найти ее решение до того момента, когда процесс станет неуправляемым.

Центральный тезис своей геополитической концепции о роли материковой сердцевины («heartland») развивается Х. Макиндером в этой книге более детально. Он представляет части земной суши в виде планетарной системы, в центре которой находится мировой остров, а вокруг него Япония, Австралия, Малайя, Южная и Северная Америки, Великобритания. Х. Макиндер пишет: «Эти так называемые новые континенты с территориальной точки зрения – просто сателлиты старого континента – Мирового острова».

В работе «Демократические идеалы и реальность» Х. Макиндер ввел термин «материковая сердцевина» вместо термина «историческая осевая территория», которым до этого обозначал стратегически важную часть суши Земли. Он значительно расширил ее территорию, включив часть Восточной Европы и Дальний Восток. В той же книге он сформулировал постулат: «Кто управляет Восточной Европой, управляет материковой сердцевиной. Кто управляет материковой сердцевиной, управляет Мировым островом. Кто управляет Мировым островом, управляет миром».

На основе геополитической концепции Х. Макиндер подробно излагает историческую концепцию, стараясь выявить геополитические закономерности исторического развития.

В работе «Демократические идеалы и реальность» Х. Макиндер определилосновные геополитические и исторические эпохи:

1. Доколумбова эпоха. В ней народы , принадлежащие к периферии мирового острова живут под угрозой завоевания со стороны «хартленда».

2. Колумбова эпоха. Представители внутреннего полумесяца (береговых зон), направляются на завоевание неизвестных территорий планеты, фактически не встречая сопротивления.

3. Постколумбовая эпоха. Земной шар освоен. Динамические пульсации обрекают цивилизации на столкновение. Вселенская перманентная гражданская война. Война всех против всех.

На примере исторического развития Европы он приходит к выводу, что само развитие индустриальных держав стало возможно лишь в результате мощного движения людских потоков из глубин материковой сердцевины (Евразии) на территорию Европы, что привело к возникновению целой цепочки побережных государств, базирующих свое могущество на контроле над морскими путями. С величайшими событиями IV-VIII веков нашей эры, обозначенными в истории как «Великое переселение народов», связывает Х. Макиндер развитие государственности на британских островах, в северо-западной части континентальной Европы и Средиземноморья. По его мнению вторжение гуннов в центральную Европу было одним из факторов определивших внутреннее содержание и географию современных европейских государств. Как в последующем вторжение монголо-татар в Восточную Европу определило развитие Московии, Литвы и Польши.

В этот период, по мнению Х. Макиндера, формируется стереотип жителя морской державы и жителя континентальной державы, которые противостоят друг другу. Чрезвычайно подробно излагает Х. Макиндер, как складывается мироощущение жителя морской державы и жителя континентальной державы. Интерес к этому вопросу с позиций геополитики объясняется тем, что среди специалистов, разрабатывавших политическую стратегию в конце XIX в., бытовало убеждение, что морская держава априори имеет значительные преимущества над континентальной. Это убеждение не изжито многими политиками, и к концу ХХ в. Х. Макиндер был первым теоретиком, который здраво взвешивал шансы и тех и других держав.

Наиболее полноконцепция превосходства морской державы над континентальной разработана американским геополитиком А. Мэхэном.В работе «Влияние морского могущества на историю» А. Мэхэн отстаивал необходимость наращивания морского могущества, так как оно, по его мнению, являлось ключевой характеристикой, делающей державу влиятельной силой в мире. США в тот период являлись лишь региональной державой, и им еще предстояло выработать свою глобальную политику. А. Мэхэн предлагал следовать модели наращивания морского могущества, так как это позволяет присутствовать во всех точках земного шара. В доказательство он приводил факты истории и прежде всего пример Великобритании, ставшей великой державой благодаря морскому могуществу. Концепция А. Мэхэна пользуется популярностью у политических деятелей. Примером может служить книга И. Валлерстейна «Геополитика и геокультура», вышедшая в свет в 1991 году.

Х. Макиндер был знаком со взглядами А. Мэхэна, но не разделял его энтузиазма относительно априорного первенства морских держав. Он делает очень подробный исторический обзор, показывая, что речные, а затем и морские цивилизации очень часто проигрывали континентальным. Х. Макиндер писал: «Каждый понимает, что благодаря протяженности океана и мобильности кораблей решающая битва на море имеет долгосрочные результаты. Цезарь победил Антония и завоевал Средиземноморье. Британия одержала победу при Трафальгаре и получила полный контроль над океанами. Но мы хотим обратить внимание на значение баз для морской державы и отношение к ним континентальной державы. В конечном итоге это и есть фундаментальный вопрос. Речная египетская цивилизация испытала нашествие кочевников из глубин пустыни. Они перекрыли подходы к плодородным землям и завоевали Египет. Критская цивилизация была завоевана пришедшими из глубин Балканского полуострова племенами. Македонская континентальная держава перекрыла водные пути для Греции и Финикии. Ганнибал постоянно угрожал водным путям Рима. Вопрос был решен в битве на континенте. Цезарь победил на море, но Рим всегда стремился удерживать и защищать свои границы на суше. В средние века христианские католические государства защищали себя на море, но имели за собой свои континентальные базы. Затем господство над морями перешло к государству, которое не имело такой широкой континентальной опоры, но имело достаточно плодородную почву и полезные ископаемые». И далее следует вывод: «Результаты британского могущества были столь впечатляющими, что появилась тенденция пренебрегать предупреждениями истории и рассматривать морское могущество как неизбежно превосходящее, из-за единства океана, могущество континентальное». «Однако в конечном итоге могущество морской державы зависит от ее территориальных баз». И в заключение: «Все отличительные характеристики морской державы могут быть обнаружены в истории Великобритании на протяжении последних трех столетий, но наличие территориальной базы, производительной и безопасной – это самое существенное условие столь долгого могущества Великобритании».

Все приведенные выше высказывания Х. Макиндера, дополненные историческими аналогиями, показывают, что британский ученый прекрасно понимал слабые стороны могущественных морских держав. В частности, в книге «Британия и британские моря», изданной в 1901 г., он одним из первых предсказал, что Великобритания не сможет удержать свою империю, и его предвидение в последующем оправдалось. Он писал: «Географическое положение дало Великобритании уникальное место в мировой драме. Но конец ее истории будет зависеть от этических устоев ее народа, от его энергии, знания, честности и веры. Ибо неизменные факты физической географии соотносятся с политической организацией, а она сильно изменилась. Возникновение огромных могущественных сил, широко опирающихся на ресурсы континентов, препятствует тому, чтобы Британия осталась хозяйкой морей». Это заключение непосредственно связано с обсуждаемой геополитической концепцией.

Когда Х. Макиндер разработал концепцию материковой сердцевины и определил ее как стратегически важную для всего мирового развития, то ни он сам, ни какой-либо другой политик и предположить не мог, насколько полно воплотится эта концепция в реально существующем государстве – СССР, с его самостоятельной политикой. Стратегическое значение материковой сердцевины было опасно для Великобритании и ее могущества не потому, что на этой территории находилась Российская империя. Слабость и не развитость империи были очевидны для большинства политиков. Х. Макиндер имел в виду совсем другой вариант событий: слабая Российская империя падет под натиском германских войск; Германия, таким образом, получит контроль над материковой сердцевиной и будет диктовать условия миру. Такой вариант событий был изложен в книге «Демократические идеалы и реальность». Самая ощутимая угроза мировой демократии и свободе, гарантированных превосходством периферии евразийского окружения над её центром, исходит, впрочем, не из этого последнего, а из возможности сочетания безграничных ресурсов Евразии с интеллектуальным и организационным потенциалом какой-либо зоны периферии. Наиболее вероятным и в то же время наиболее опасным Х. Макиндер считал альянс России и Германии. «Что если, - пишет Х. Макиндер, - великий континент или мировой остров, в какой-то момент в будущем станет единой базой морского могущества?… Не следует ли нам наконец признать, что существует конечная угроза мировой свободе с точки зрения стратегии». И далее: «Материковая сердцевина – это район, к которому при современных условиях морская держава не может иметь доступа». «Недоступность территории материковой сердцевины – это факт географии, и в этом заключается наибольшее стратегическое преимущество континентальной державы над морской». «Материковая сердцевина – это реальный географический факт … это цитадель мирового острова … шторм начинается с материковой сердцевины». Концепция материковой сердцевины, выдвинутая и обоснованная Х. Макиндером, стала краеугольным камнем всей геополитической теории. А так как Россия и материковая середина – понятия для Х. Макиндера идентичные, то можно сказать, что с самого возникновения геополитики территории России отводилось центральное место. Х. Макиндер давал следующую оценку своей концепции: «это, конечно, широкие генерализации с большим количеством локальных исключений, но тем не менее они истинно и сущностно описывают громадные географические реальности. Реальности, которые обусловливают историю и которые привели к современному распределению населения и цивилизации. Эти же самые реальности сегодня начали проявлять новые аспекты...». Под «новыми аспектами» Х. Макиндер понимал технологическое развитие.

Из всех основателей геополитики Макиндер единственный отводил технологии особую роль в формировании стратегии политики.

 







Дата добавления: 2015-08-10; просмотров: 518. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2019 год . (0.005 сек.) русская версия | украинская версия