Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 73




Томас вздохнул и приоткрыл глаза. Он лежал на земле, и первое, что он увидел, была бездонная синева неба и ослепительно яркое солнце в зените. Тёплый, почти горячий, но ласковый ветер обтекал его тело и будто уносил с собой всю ту нечеловеческую усталость, что накопилась за последнее время.

Он медленно встал, недоуменно водя глазами из стороны в сторону. После того, как на него обрушился бетонный потолок, и его сознание угасло, не дождавшись нечеловеческой боли раздавленного тела, он ожидал увидеть всё, что угодно. Ангелов, демонов, рай, ад, столб света, спускающийся с небес, тёмный туннель с ярким светом в конце... Даже пробуждение в застенках ПОРОКа его бы не удивило - уж кто-кто, а они мастера манипулировать сознанием. Но увидел он совершенно другое.

Он стоял на насыпи железной дороги, которая, словно гигантская стрела, пронзала бескрайнюю степь, возникая в одной стороне этой травяной бесконечности и исчезая в другой. Запах полевых цветов дурманил голову.

— Том?

Он резко обернулся на голос. Метрах в семи-восьми от него на склоне железнодорожной насыпи стояла живая и невредимая Тереза, со слезами на глазах протягивающая к нему свои руки...

Сознание опять начало шалить, и следующие минуты он помнил плохо: тот шквал эмоций, который они обрушили друг на друга, был ничуть не слабее апокалипсиса, который они пережили только что. Они, обнявшись, катались по траве, плакали, смеялись, трепали друг друга за волосы, целовались, кричали что-то друг другу... Это длилось и длилось, но вот порыв иссяк, и они застыли на траве, раскинув руки и ноги "звёздочками" в разные стороны, наслаждаясь глубоким умиротворением и радуясь непонятно чему.

— Где мы, Том?

— Не знаю. Должно быть, мы умерли. Хотя мёртвым я себя совершенно не чувствую. — Томас притянул к себе руку Терезы и нежно погладил её.

— И я! — Она поцеловала его в щёку и закрыла глаза.

 

***

 

Тереза и Томас, взявшись за руки, молча шли по шпалам, не зная куда и зачем, выбрав почему-то то же направление, в котором дул ветер. Шли может быть, всего полчаса, а может быть, уже целый день. Ощущение времени почему-то бесследно исчезло. Казалось, оно здесь просто стоит. Но странности места, в котором они оказались, на этом не заканчивались.

Воздух вокруг был сухим и тягучим, словно кисель, однако эта вязкость совершенно не мешала идти вперёд. Но самое интересное заключалось в том, что воздух ЗВУЧАЛ. Казалось, звуки были растворены в нём: то и дело доносились обрывки шёпота, не пугающего, но таинственного и зовущего, обрывки мелодий, песен на непонятных языках, весёлого искреннего смеха... Но разобрать что-либо толком было невозможно.

Ни один поезд не проехал по дороге за то время, пока они шли. Это было абсурдно, но Томас почему-то сразу понял, будто кто-то невидимый вложил ему в голову готовый факт, с которым невозможно было поспорить: поезда по этой дороге не ходили и никогда не пойдут. Она не для поездов. Но для чего же она? Или для кого? И снова никакого ответа.

Они всё шли и шли, пока красное, огромное закатное солнце медленно и величественно не погрузилось за горизонт. Ночная тьма ещё не успела сгуститься, а приятный полумрак сумерек совсем не пугал.

— Смотри, Том! Что это там?

Тереза кивнула головой вперёд, туда, где рельсы исчезали в закатной дали. Впереди и справа от дороги, на расстоянии около полумили от них, виднелось что-то вроде бетонной платформы, на которой угадывались контуры то ли хижины, то ли навеса, а рядом горел яркий оранжевый огонёк.

— Костёр! Там люди! Бежим скорее туда!

И опять, вопреки всему, привыкшие к коварству судьбы Том и Тереза почему-то сразу побежали вперёд, совершенно забыв об осторожности и не боясь тех, кто мог бы ночевать возле костра. С полной уверенностью в том, что злу в любом виде здесь места нет.

Приблизившись к платформе и поднявшись на неё, они увидели: то, что они принимали за хижину, оказалось обыкновенной палаткой. Рядом горел костёр, сложенный из непонятно откуда взявшихся тут, в степи, добротных сухих дров, а над костром висел котелок, от которого пахло чем-то очень вкусным.

— Эй, кажется, у нас гости!

Полог палатки колыхнулся, и из неё вышел коротко стриженный рослый русоголовый парень примерно их возраста. Он был одет в камуфляжную форму, подпоясан широким кожаным поясом, а на боку висела кобура с пистолетом. У него был стальной взгляд, но посмотрев в глаза пришедших, он как будто просканировал их взглядом и моментально узнал о них всё. Затем доброжелательно улыбнулся и сказал:

— Доброй ночи, странники! Да хранит вас Дорога! Меня зовут Олег. А вы кто?

Том и Тереза вновь удивились: они чётко слышали каждое слово и осознавали, что язык, на котором к ним обратился хозяин палатки, не английский, но тем не менее поняли его как родной. Помешкав несколько секунд, они громко назвали свои имена.

— КТООО?!?! Из палатки с криком вылетел второй парень, и когда Том взглянул на его лицо, он понял, что окончательно сошёл с ума.

Ньют. Розовощёкий, румяный, здоровый Ньют пялился на Тома с Терезой, как на привидения, нелепо открыв рот.

 

***

 

— Вы что, тоже умерли?

Эта первая осмысленная фраза, которая вылетела из уст Ньюта после того, как они с Томасом целую вечность душили друг друга в объятиях, Тереза плакала, а Олег смотрел на всё это и улыбался до ушей, вернула всех к реальности.

— Судя по всему, да, — неуверенно сказал Томас. Ведь ты же умер. Я ТЕБЯ УБИЛ.

— Убил? Возможно... сказал Ньют. Но всё, что я вижу вокруг себя, говорит мне об обратном: ты исцелил меня, Том. Я чувствую себя в ясном уме, я жив и здоров!

Исцеление смертью? Как это вообще возможно? — прошептала Тереза, которая тоже совершенно перестала понимать происходящее.

— Ну, ребята, не знаю насчёт исцеления, но в одном вы точно правы: где-то вы действительно умерли, — вмешался в разговор Олег.

— Что значит "где-то" умерли? — в один голос спросили Том и Тереза.

— В одном из бесконечного множества параллельных миров, — пояснил Олег, настолько будничным тоном, будто речь шла о том, как правильно намазывать масло на хлеб.

 

***

Простой, но невероятно вкусный ярко-красный суп с травами и кореньями, сваренный Олегом в котелке, был съеден подчистую. Но сну и отдыху, которого требовали уставшие ноги, в голове просто не нашлось места. Они сидели у костра, смотрели друг на друга и не знали, кому и с чего начать разговор — уж столь накопилось всего неизвестного, загадочного и невысказанного.

— Что это за место? — начал Том, обращая свой взгляд на Олега. — Кто ты? Как ты попал сюда? Откуда и куда ведёт эта дорога?

— Вы, америкосы, везде одинаковые, и совсем не знаете правил приличия, — сухо сказал Олег. — Сначала хозяин должен расспросить гостей, кто они и откуда, а уж потом наоборот!

Потом он посмотрел на растерянные лица, подмигнул, рассмеялся и ребята поняли, что это просто дружеская подначка.

— Ладно, не обижайтесь. Не в той стране вы выросли. Я в полной мере понимаю, каково вам сейчас. Кроме того, Ньют успел мне многое рассказать о вашем мире — о Лабиринте, о ПОРОКе, об этих ваших безумных испытаниях. И о Вспышке. Я встретил его на Дороге три недели назад, и...

— Три недели? Да ведь ещё двух дней не прошло, как он ...умер...там...

— На Дороге время течёт весьма странно, — ответил Олег. То быстро, то медленно. А иногда и вообще стоит на месте.

— Да что это за Дорога такая? — перебил его Томас.

— Хорошо. Я попытаюсь вам объяснить максимально кратко, как смогу, но я сам не знаю всего. Я впервые попал на Дорогу два года назад. Так получилось, что я стал нечаянным свидетелем похищения одного мальчишки, которого неизвестные люди прямо на моих глазах схватили, затащили в неприметный тупичок в моём родном городе и бесследно исчезли. Будто в воздухе растворились. Я последовал за ними, и очутился...здесь. Сначала я испугался не меньше вашего, но врождённое чувство справедливости не давало мне покоя, и я решил идти до конца, разузнать всё, что можно, и освободить его. Это очень долгая история, но скажу лишь одно — не так быстро и не так просто, как мне хотелось бы, но в конце концов мне всё удалось. Я вернул из разных миров домой не только его, но и ещё пару десятков мальчишек и девчонок в возрасте от 8 до 12 лет, проданных этими гадами в рабство. Я обзавёлся и друзьями, и врагами в этих мирах. Мне даже удалось найти тогда штаб организации, которая стояла за этими похищениями. Не знаю, какие боги мне помогали тогда и как это мне удалось, но я взорвал их, телепортировав к ним на общее собрание прямо с Дороги полную телегу взрывчатки!

Потом, вернувшись в свой мир, я жил спокойно и думал, что победил их навсегда. Но несколько месяцев назад похищения возобновились. И вот я снова здесь. Ищу одного своего друга, который живёт той же жизнью. Видимо, не все сволочи погибли, вместе пойдём добивать... А потом, встретив Ньюта и услышав от него о ПОРОКе, я понял, что это явно одного поля ягоды. Если у них вообще не один хозяин. И те, и другие мучают детей и подростков... Особая ирония состоит в том, что в моём языке слово "порок" всегда означало изъян, неполноценность, ущербность, зло. Да уж, название у этих упырков соответствющее.

Олег отхлебнул воды из фляги, поворошил угли костра и замолчал, переводя дух. Ребята молчали, переглядываясь друг с другом и переваривая услышанное.

— То есть Дорога бесконечна, и соединяет между собой множество параллельных миров? — спросила Тереза.

— Да. Миров этих бесконечное множество, и все они очень разные. Где-то очень развитая цивилизация космического уровня, где-то - мрачное средневековье или первобытный строй, где-то совсем нет людей, где-то даже динозавры есть... Я побывал в нескольких десятках из них, но мне кажется, что это лишь ничтожная их часть. Ты идёшь по Дороге, и... не знаю, как объяснить. В общем, идёшь и СЛУШАЕШЬ ВОЗДУХ. И в определённый момент ты слышишь что-то и понимаешь — надо свернуть. Вправо или влево - неважно. Как будто какой-то внутренний голос подсказывает. Сходишь с Дороги, оглядываешься — а её как не бывало. А ты оказался в том мире, в который хотел попасть.

— А как попасть обратно на Дорогу? — оживился Ньют. Об этом ты мне не рассказывал!

— Тот, кто единожды побывал здесь, может попасть на Дорогу вновь когда захочет, из любого мира. Нужно только представить её. Небольшое усилие воображения - и ты снова здесь. А вот как ВПЕРВЫЕ попадают сюда - это вопрос интересный. Я не решил его для себя до конца, но точно понял одно: все попавшие сюда пожертвовали собой ради чего-то значимого для них. Я жертвовал собой ради этих несчастных детей. Ты, Ньют, пожертвовал остатком жизни ради здоровья тех, кто не имел иммунитета к Вспышке — добровольно остался среди шизов, чтобы не заразить здоровых. Вы, Том и Тереза, пожертвовали своими жизнями ради друг друга. Именно поэтому все мы здесь. И Дорога навсегда открыта для нас.

— ЧАК!!! — перебив Олега, вскрикнул Том. — Он пожертвовал собой ради меня! Значит, он тоже здесь! Он ЖИВ! Я обязательно найду его!!!

— Я не встречал здесь никого с таким именем, — поразмыслив, сказал Олег. — Но это ещё ничего не означает. Скорее всего, вы правы: ваш друг Чак вполне мог уйти с Дороги в любой из миров. Кроме того мира, в котором он мёртв.

— Так значит, и мы можем...уйти? — спросил Ньют.

— Конечно! — ответил Олег. На Дороге не живут. По ней путешествуют. С Дороги можно уйти в любой из миров, кроме тех, где вы мертвы. Путь назад для вас заказан.

— А если убъют во всех мирах? — робко спросила Тереза, прижавшись к Тому. И только потом поняла, какой глупый вопрос задала.

— Я ещё не встречал таких патологических везунчиков, убитых в бесконечном количестве миров, — с ухмылкой сказал Олег. — Так что, в каком-то смысле, все мы бессмертны!

 

***

 

Глубоко за полночь, когда все уже устали от разговоров, Олег ушел в палатку, и уже через несколько минут из неё доносилось безмятежное похрапывание. Ребята остались под открытым небом, ночь была тёплой, и идти в палатку им совсем не хотелось. Томас смотрел в звёздное небо, лёжа на траве, но сон никак не приходил к нему. Слишком уж много информации обрушилось на него за последние часы. Тереза - наоборот, спала как дитя, положив голову на его руку. Справа от него в спальном мешке беспокойно ворочался Ньют.

"Вот уж правильно говорят, женская психика пластичнее мужской! Хоть из пушки стреляй, не разбудишь!", — с улыбкой подумал Томас. Он обнял её покрепче, и вдруг вспомнил, что лежит заднем в кармане его джинсов. По какому-то наитию он машинально достал записку и перечитал последние строки:

Третий путь выведет к черному ходу. Это плоспер, который доставит вас в безопасное место. Там, надеюсь, вы начнете новую жизнь. Забирай всех и беги.

Ава Пейдж, Советник.

Безопасное место... А что, если это...

И тут Томас ощутил то самое чувство, о котором говорил накануне Олег. Он услышал в воздухе над Дорогой обрывки голоса и смеха, и мог бы поклясться, что это смеётся Минхо. Его голос он бы ни с чьим не спутал.

— Тереза, Ньют, просыпайтсь! Нам пора! Дорога зовёт нас! — растормошил сонных ребят Томас.

— О чём ты? — уставившись на него сонными глазами, пробормотала Тереза. И тут до неё дошло.

— Идём прямо сейчас! — загорелся Ньют! Только... надо попрощаться с Олегом.

— Не попрощаться, а сказать "до свидания"! — донеслось из палатки, и заспанный Олег выбрался наружу. Кажется, ты слышишь то, что хотел услышать. Не так ли, Томас?

— Да. Нам пора! — повторил Томас, и взглянул на Олега с грустью. — Мы столько ещё друг другу не рассказали...

— До свидания, дружище! Мы ещё обязательно встретимся! — Ньют крепко обнял Олега, а затем быстро повернулся и побежал к краю насыпи.

— Конечно, встретимся! Не расстраивайтесь оттого, что не превращаете мою дорогу в свою. У вас свой путь. И потом... вы ведь потом вернётесь сюда искать вашего друга, Чака, не так ли?

— Конечно, вернёмся!

— Ну вот, глядишь, и встретимся!

— До свидания!!!

 

***

 

Они бежали по высокой траве, которая уже успела стать влажной от росы. Утренней росы. Да, время на Дороге действительно шло как-то по-своему.

Пробежав три-четыре минуты, они оглянулись. Дорога позади них исчезла. Склон невысокого холма, поросший зелёной сочной травой, плавно переходил в долину, поросшую лесом, что тянулся на многие мили и упирался в скалистые горы, над вершинами которых занималась утренняя заря. Слева же луговая трава постепенно сменялась короткой и колючей, начинался песчаный пляж. Океанские волны — темно-синие в лучах рассвета, увенчанные белыми шапками пены, — лизали берег.

На ум пришло одно слово: «рай». Томас надеялся, что однажды всем сердцем сумеет порадоваться этой красоте. И кажется, это время пришло.

Они со свех ног побежали к лагерю, который виднелся на окраине леса, и кричали. Их уже заметили, и навстречу ринулась целая толпа. И Тереза, уже различая лица, столь знакомые и родные, запыхавшись от быстрого бега и размахивая руками, заметила ещё кое-что, и рассмеялась в голос.

Татуировки на её руке, гласящей о том, что ПОРОК - это хорошо, больше не было.

 

 

ЭПИЛОГ

Окончательный меморандум «ЭТО ПОРОК». Дата: 232.4.10. Время: 12.45

Итак, мы потерпели крах, но вместе с тем и победили.

Первоначальный вариант действий не принес плодов. Матрицу мы так и не собрали, вакцины не создали. Однако я предвидела подобный исход и разработала альтернативное решение — спасти хотя бы малую часть нашей расы. Когда двоим нашим лучшим агентам, возмущённым нашими методами и попытавшимся поднять бунт, стёрли память и внедрили их в группу испытуемых, — я поняла, что именно они имеют максимальные шансы в борьбе за выживание. Бунтари. Живущие не благодаря, а вопреки.

Большая часть наших сотрудников настаивала на более жёстком обращении с подопытными, на том, чтобы копать глубже. Однако при этом они упускали из виду очевидный факт: иммунные — единственная надежда этого мира. Если все прошло согласно моему плану, то мы отправили умнейших, сильнейших и отважнейших представителей цивилизации в безопасное место, тогда как остальным предстоит погибнуть.

Надеюсь, через столько лет ПОРОК отдал долг, ответил за все преступления наших безумных предшественников, которые преднамеренно выпустили на свободу вирус Вспышки. Не знаю, каким ПОРОК войдет в историю, и войдёт ли вообще, но в конце концов, часть этого мира мы спасли. Точнее, спасла я. Вопреки мнению всех остальных. Скорее всего, мои коллеги, особенно те, кто уже поражён Вспышкой, не простят мне этого, и это моё последнее обращение. Но я добилась главного, сделав истиной - пусть лишь на сотую долю - ту фразу, которую мы внушали всем испытуемым: "ПОРОК - это хорошо".

Ава Пейдж, Советник


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-08-12; просмотров: 257. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.037 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7