Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Образ будущего 30 страница




Чиссы. Вот, значит, как они себя называют. Мара порылась в памяти на предмет каких-либо упоминаний Палпатина об этой расе, но ничего не припомнила.

– А у чиссов как раз в то туманное утро не было настроения проявить гостеприимство? – спросила она.

– В действительности сложилось так, что от правящих династий чиссов ничего не зависело, – сказал Парк. – К тому времени Палпатин уже пришел к выводу, что джедаи представляют смертельную угрозу для Старой Республики, и послал войска перехватить корабль, когда он покажется в этой точке маршрута.

– А пока они тут деловито устраивались в засаде, их обнаружил Траун?

Адмирал покачал головой.

– Боюсь, вы недостаточно хорошо себе представляете расклад сил, Мара. С одной стороны были отборные бойцы личной армии Палпатина и пятнадцать первоклассных боевых кораблей. С другой стороны – командор сил обороны Синдик Митт'рау'нуруодо и около дюжины патрульных корабликов пограничного флота.

– Почему же? Я очень хорошо представляю себе результаты такого расклада. С каким счетом разгромил их Траун?

– Наголову, – на лице Парка промелькнула тень зловещей улыбки. – Насколько мне известно, только один из кораблей Республики остался на ходу, да и то лишь потому, что Трауну потребовалось взять пленных для допроса. К счастью для выживших, а возможно – если принять во внимание отдаленные последствия, – и для всей Галактики, на этом корабле оказался глава экспедиционного корпуса, один из советников императора. Некто по имени Кинман Дориана.

Мара сглотнула Это имя было ей знакомо – правая рука Палпатина, один из тех, кто стоял у начала его восхождения к власти. Только ей почему-то казалось, что это имя принадлежало женщине.

– Да, я слышала об этом человеке, – сказала она.

– Я так и предполагал, что слышали, – кивнул Парк. – Советник предпочитал держаться в тени, немногим было известно даже его имя, не говоря уже о положении и подлинных возможностях. Но среди тех, кто все же знал о его существовании, ходили слухи, что безвременная кончина Дорианы создала брешь, которую Палпатин пытался заполнить тремя другими приближенными. Это были Дарт Вейдер, Гранд-адмирал Траун… – он лукаво улыбнулся. – И вы, Мара.

– Вы очень любезны, – ровным голосом проговорила Мара.

Ни единая струнка не дрогнула от гордости в ее душе. Эта часть жизни была прожита и забыта – очень, очень давно.

– Вы, я вижу, и сами неплохо осведомлены.

– Это же была личная база Трауна, – сказал адмирал. – А как нам с вами известно, информация была одной из вещей, которыми он был одержим. Базы данных, что хранятся в сердце крепости глубоко под нами, возможно, самые исчерпывающие во всей Галактике.

– Да, конечно, это впечатляет, – согласилась Мара. – Жаль только, что все его знания не уберегли его от преждевременной смерти.

Она ожидала бурной – или хоть какой-нибудь – реакции, но, к ее изумлению, никто и глазом не моргнул. А Парк лишь снова одарил ее улыбкой.

– Никогда ни в чем нельзя быть уверенным наверняка, Мара, – доверительно сообщил он ей. – Но мы забегаем вперед. На чем я остановился?

– Дориана и сверхдальний перелет.

– Благодарю, – церемонно кивнул Парк и продолжал: – Итак, Дориана посвятил Трауна во все детали ситуации и сумел убедить его, что корабль сверхдальнего необходимо уничтожить. Две недели спустя, когда звездолет вошел в пространство чиссов, Траун уже ждал его.

– И прощай, сверхдальний перелет, – пробормотала Мара.

– Верно, – подтвердил Парк. – Но хотя проекту и его экипажу на этом пришел конец, проблемы самого Трауна только начинались. Видите ли, философия чиссов такова, что они глубоко порицают тактику упреждающего удара. То, что совершил Траун, в их понимании было равнозначно убийству.

Мара фыркнула.

– Не обижайтесь, адмирал, но, по-моему, это ваши взгляды нуждаются в пересмотре. Чем же еще, если не убийством, называется хладнокровное уничтожение ничего дурного не замышлявших членов экспедиции?

У Парка, словно от нервного тика, дернулся утолок рта.

– Вы поймете, Мара, – сказал он, и голос его едва не дрожал. – В свое время вы все поймете.

Это озадачивало. Либо этот старикашка – превосходный актер, либо он искренне трепетал от ужаса при одной мысли, что могло произойти, если бы не Траун. Мара снова попыталась проверить его искренность, но Сила молчала.

С заметным усилием Парк взял себя в руки.

– Но я вновь забегаю вперед, – сказал он. – Итак, как уже сказал, правящие династии чиссов не одобрили действия Трауна. Он мог бы все объяснить и сохранить свое положение, но с этого момента он находился бы под очень тщательным присмотром. И в конце концов, поскольку он связался с противником и слегка преступил грани дозволенного, его привлекли к ответственности, лишили звания и сослали на необитаемую планету на границе имперского пространства.

– Где чисто случайно пролетал звездный разрушитель класса «виктория», – продолжила за собеседника Мара, – капитан которого согласился рискнуть взять бедного изгнанника с собой на Корускант, – она приподняла брови. – Только на самом деле это было не так уж и рискованно, как всем казалось, верно?

Парк снова улыбнулся.

– По большей части именно так. На самом деле позже я узнал, что в течение нескольких лет Палпатин предпринял как минимум две неудачные попытки связаться с чиссами и предложить Трауну пост в своей нарождающейся Империи. Нет, он был весьма рад моему подарку, хотя и вынужден был скрывать свою радость – учитывая политические реалии того времени.

– Так что Траун прошел индивидуальное обучение по военной линии и в конце концов получил высшее звание, которое только мог предложить Палпатин, – продолжила за него Мара. – А потом, когда новое назначение позволило ему вернуться сюда, он воспользовался этим, чтобы заставить правящие династии чиссов отплатить за то, как они с ним поступили?

Парк, казалось, был потрясен таким предположением – или умело разыграл недоумение.

– Разумеется, нет, – сказал он. – Это же его народ, Мара, и вовсе не в интересах Трауна вредить собственному народу. В действительности все строго наоборот. Он вернулся, чтобы защищать их.

– От чего?

Стент презрительно фыркнул.

– От чего? – выплюнул он. – Ты, слабая, ничтожная самка! Ты что, думаешь, если вы можете болтаться, где вздумается, отгородившись от прочей Галактики своими боевыми кораблями, то тем, кто живет вне ваших границ, нечего бояться? Здесь таятся сотни опасностей, и у тебя бы кровь застыла в жилах, услышь ты о них. Правящие династии не могут противостоять им, и никакая другая сила тоже не может. Единственные, кто может спасти наш народ, – это мы!

– Вы? А кто такие – вы? – уточнила Мара. Стент встал навытяжку и выпятил грудь колесом.

– Мы – гвардия Синдика Митт'рау'нуруодо, – провозгласил он. – Смысл жизни каждого из нас – лишь в том, чтоб служить ему. А служа ему, мы служим благу народа чиссов.

– Ага, не вдаваясь в подробности вроде того, просят вас о помощи или нет, – снова поддела вояку Мара.

От нее не укрылось, что Стент говорил о Трауне в настоящем времени. Снова эта их уверенность или предположение, что Гранд-адмирал жив. Неужели они просто-напросто не знают?

– А чиссы вообще в курсе, что вы тут развели бурную деятельность?

– Им известно, что здесь действуют силы Империи, – ответил ей Парк. – В то время как правящие династии лишь делают вид, что им не известно о сотрудничестве Стента и его подразделения с нами, большинство населения действительно об этом не догадывается. Молодые чиссы постоянно пополняют численность наших гарнизонов и персонал баз.

Мара с трудом удержалась от недовольной гримасы. Значит, у них и вправду было множество баз, разбросанных по Неизведанным регионам.

– Палпатин не одобрил бы привлечение нечеловеческих рас в вооруженные силы Империи, – сказала она. – Сомневаюсь, что и нынешним заправилам на Бастионе это придется по нраву.

Светская улыбка окончательно исчезла с лица адмирала.

– Это так, – сказал он. – И это заставляет меня перейти к главному на сегодняшний день вопросу. Много лет назад Траун сказал нам, что если мы получим известие о его гибели, мы должны продолжать нашу работу в Неизведанных регионах и ждать его возвращения спустя десять лет.

Мара в недоумении пару раз моргнула. Так значит, они действительно не в курсе. Поверить невозможно.

– Боюсь, вам придется ждать слишком долго, – сказала она, стараясь спрятать излишнюю иронию. – Его буквально пригвоздили к спинке собственного кресла. Обычно после такой раны период восстановления затягивается.

– Траун не относится к обычным раненым, – без тени юмора напомнил Стент.

– Не относился, – твердо поправила Мара. – Он погиб у Билбринги.

– Неужели? – спросил Парк. – Вы видели труп? Или, может быть, вам случалось слышать сообщения о его предположительной гибели, которые исходили бы не от Империи и не ссылались бы на официальные имперские сводки?

Мара уже хотела возразить… и передумала.

Парк чуть подался вперед в своем кресле, напряженно ожидая ответа – почти уверенный, каким он будет.

– Это риторический вопрос? – уточнила она. – Или вы действительно думаете, что мне известен точный ответ на него?

Парк улыбнулся и снова откинулся в кресле.

– Я же говорил вам – Мара Джейд все схватывает на лету, – заявил он, обращаясь к Стенту. – На самом деле – да, мы полагаем, что вам может быть известен ответ. Кроме всего прочего, вы же имеете полный доступ к информационной сети Тэлона Каррде. Если кто-то и знает правду – то это вы.

Запоздалая догадка осенила Мару.

– Вы ведь не с Империей хотели связаться, когда болтались у Каврилху и «звездного разрушителя» Бустера Террика, верно? – медленно проговорила она – Вы искали меня.

– Вам и в самом деле не откажешь в сообразительности, – похвалил ее Парк. – Если быть точным, когда Дреел засек вас в непосредственной близости от того «звездного разрушителя», он предположил, что вы с Трауном уже пришли к соглашению, и попытался вызвать Гранд-адмирала на связь.

Мара покачала головой.

– Послушайте, я знаю, что вы довольно долго безвылазно сидели здесь, и я понимаю, что вам, должно быть, нелегко с этим смириться. Но пора взглянуть в лицо горькой правде: Траун мертв.

– В самом деле? – усомнился Парк. – Тогда почему вся Сеть бурлит сообщениями, что Траун вернулся и ищет союзников?

– И его видели многие представители планетарных правительств и секторов, – добавил Стент, – включая сенатора от Диамалы и генерала в отставке Лэндо Калриссиана.

Мара ошеломленно уставилась на него. Лэндо?

– Нет, – проговорила она. – Вы ошибаетесь. Или блефуете со мной.

– Уверяю вас… – Парк оборвал себя и перевел взгляд на кого-то, кто только что вошел, – легкий сквозняк пощекотал затылок Мары, когда дверь открылась и закрылась вновь.

Она настороженно обернулась. Но это оказался всего лишь моложавый человек средних лет. Он шел к ним, держась левой стены, и слегка прихрамывал. Несмотря на солидный возраст, на нем была обычная униформа пилота СИД-истребителя. Копна черных волос и элегантная эспаньолка были пересыпаны сединой, а на лице новоприбывшего генерала красовалось невиданное украшение: черная повязка через правый глаз.

– Да, генерал? – обратился к новоприбывшему Парк.

– Сообщение от Сорна, адмирал. – откликнулся тот. – Посещение системы Бастиона результатов не дало. Огромное количество слухов и спекуляций, но ни одного веского доказательства, – он помолчал. – Но слухи утверждают, что Траун в настоящее время находится там.

– Погодите минуту, – невежливо встряла в разговор Мара, – Вы что, знаете, где находится этот самый Бастион?

– О да, – заверил ее Парк. – Траун предвидел, что правительству Империи, возможно, придется переезжать с места на место, и он счел нужным, чтобы у нас была возможность узнать, где оно находится в каждый конкретный момент. Так что он зашил специфическую шпионскую программу в один из подложных файлов имперских архивов. Он рассудил, что куда бы ни переехало правительство, архивы рано или поздно последуют за ним.

– Это была разработка чиссов, – снова принялся пузыриться от гордости Стент. – Ее практически невозможно обнаружить, поскольку она почти все время пребывает в режиме ожидания – кроме того времени, когда вся система находится в гиперпространстве, а во время перелета никому не придет в голову заниматься сканированием. Мы с большим интересом следили за перемещениями Бастиона.

– В самом деле, – Парк снова переключился на генерала в пилотской форменке. – Сорн возвращается?

– Он будет здесь часа через три, – пилот бесцеремонно кивнул на Мару. – Вам удалось чего-нибудь добиться от нее?

– На самом деле – нет… но я прошу прощения, я совсем забыл о приличиях. Позвольте вас представить: Мара Джейд. Барон… – он выдержал драматическую паузу. – Соонтир Фел.

Маре удалось сохранить на лице невозмутимую мину. Барон Соонтир Фел. Когда-то это был легендарный пилот СИД-истребителя, позднее он перешел на сторону противников Империи, служил в Разбойном эскадроне и несколько лет спустя исчез, попавшись в ловушку директора департамента разведки Исард. С тех пор о нем больше никто ничего не слышал. Большинство склонялось к предположению, что Исард просто казнила его без суда и следствия за измену.

И вот он, оказывается, здесь. Снова летает с имперцами. И даже получил повышение.

– Генерал Фел, – церемонно кивнула она. – Судя по тону адмирала, предполагается, что я должна быть потрясена, не так ли?

Насколько она могла подозревать, в молодости Фел немедленно бы оскорбился. Но повзрослевший барон всего лишь мило улыбнулся.

– У нас тут нет времени набивать себе цену, Джейд, – серьезно сказал он. – Поймешь, как только присоединишься к нам.

– Да уж, конечно.

Мара откинулась в кресле, скрестила руки на груди и что было сил попыталась прощупать Парка и компанию. Ногти впились в ладони, но толку было – ноль. Непонятно. Сила была здесь, Мара чувствовала ее течение. И все же она почему-то не могла дотянуться ни до кого из них – ни до чиссов, ни до людей. Это было почти как эффект этих висячих тварей с Миркра – йсаламири. И все же это не могли быть они, потому что Сила никуда не исчезла. Кроме того, никаких тварей в помещении не наблюдалось…

Она с трудом удержалась от недовольной гримасы. Ну надо же, как глупо! Конечно же, в самом помещении йсаламири не было, зато они были за стеной и благополучно защищали выстроившихся вдоль задней стены чиссов и Парка от всяких попыток покопаться у них в головах. Должно быть, и за боковыми стенами тоже полно этих тварей. Вот почему Фел старательно держался левой стороны! Возможно, над потолком тоже…

Мара перевела дыхание. С души свалился камень размером со Звезду Смерти. Конечно же, над потолком тоже было полно йсаламири. Вот почему их связь с Люком так внезапно оборвалась.

А значит, он все еще жив.

Она снова глубоко вздохнула, запоздало сообразив, что Парк и Фел не сводят с не глаз.

– Какое заманчивое предложение, – попыталась она продолжить разговор, пока ее молчание не навело бы собеседников на нежелательные мысли. – Спасибо, конечно, но у меня есть работа.

Но было уже слишком поздно.

– По-моему, она догадалась, – поделился Фел своими наблюдениями с Парком.

– Да, – согласился адмирал. – На самом деле я удивлен, что это произошло так нескоро. Особенно учитывая то, что она почувствовала на себе действие йсаламири, как только попала в их поле, – я заметил, как она сбилась с шага.

– По крайней мере, это доказывает, что она обладает способностями джедая, – заметил Фел. – Хорошо, что мы предусмотрели такую вероятность.

– Примите мои искреннейшие поздравления, что вы такие умницы, – язвительно перебила эту светскую беседу Мара. – Вы действительно достойные последователи великого гения Трауна, и все такое. Но, может, хватит наконец ходить вокруг да около, а? Что именно вам от меня нужно?

– Как уже сказал генерал Фел, – ничуть не смутившись, отвечал Парк, – мы хотим, чтобы вы присоединились к нам.

Мара презрительно прищурилась.

– Вы меня разыгрываете.

– Вовсе нет, – сказал Парк. – В действительности…

– Адмирал? – перебил его Стент.

Чисс стоял, чуть наклонив голову, словно напряженно прислушивался.

– Кто-то пытается взломать компьютер верхнего командного центра.

– Скайуокер, – кивнул Фел. – Очень любезно с его стороны избавить нас от необходимости разыскивать его по всей крепости. Пусть ваши гвардейцы приведут его сюда, Стент. Только напомните им еще раз: приближаться к Скайуокеру могут только те, у кого есть йсаламири.

– Есть, сэр, – и чисс торопливо зашагал вдоль стены на выход, что-то бубня на своем языке. Когда он проходил мимо, Мара заметила миниатюрный передатчик в его ухе – наверняка местный аналог комлинка.

– Твой товарищ присоединится к нам через несколько минут, – снова обратился Фел к Маре. – Должно быть, ты действительно важная птица в глазах Корусканта, если они послали самого Скайуокера тебе на выручку. Надеюсь, он не станет оказывать сопротивления, иначе чиссам придется сделать ему больно.

– Надеюсь, что чиссы в своих же интересах не станут пытаться откусить больше, чем могут проглотить, – парировала Мара, стараясь, чтобы голос ее звучал с уверенностью, которой она на самом деле не чувствовала. Люку приходилось иметь дело с эффектом йсаламири, но это было много лет назад. – Кстати, о вещах болезненных. Генерал, что это у вас с лицом? Или эта импозантная повязка предназначена лишь для того, чтобы производить неизгладимое впечатление на новобранцев?

– Я потерял глаз в решающей битве против одного так и несостоявшегося местного диктатора, – Фел оставался внешне спокоен, но в голосе его едва заметно прорезался металл. – У нас тут некоторый дефицит имплантов, так что я предпочел пожертвовать глазом в пользу кого-нибудь из моих пилотов, кому может понадобиться операция. Кроме того… – Генерал напряженно улыбнулся, и в этой улыбке сквозь благоприобретенную с возрастом уверенность мелькнуло что-то от прежнего, молодого и дерзкого, барона Фела. – Кроме того, я и с одним глазом все равно остаюсь лучшим пилотом в окрестностях.

– Не сомневаюсь, – признала Мара. – И могу себе представить, что бы вы, генерал, могли творить, будь у вас оба глаза на месте. А поскольку война с Новой Республикой сошла практически на нет, у Империи наверняка полно лишних протезов. И вам надо только объявиться там и попросить их одолжить вам один из них, – она снова перевела взгляд на Парка. – Но это означало бы – посвятить Бастион в великую тайну вашего существования, а вам ведь это нежелательно, верно? Так почему же?

Парк тяжело вздохнул.

– Потому что все, чем мы тут занимаемся, по сути, восходит к Трауну. И посему мы, честно говоря, пока не знаем, какую сторону нам следует принять в этом конфликте.

– Прошу прощения? – искренне удивилась Мара. – Траун был имперский Гранд-адмирал, и вы не знаете, чью бы сторону он принял?

– От Империи осталось каких-то восемь секторов, – напомнил Фел. – Со стратегической точки зрения она больше не представляет заслуживающей внимания силы.

– И, как вы справедливо заметили, там по-прежнему живы предрассудки относительно нечеловеческих рас, – добавил Парк. – С другой стороны, Корускант, похоже, не в состоянии справиться с собственными проблемами, особенно остро сказывается его неспособность удержать членов Новой Республики от междоусобиц.

– Именно поэтому ты и нужна нам, – сказал Фел. – Как бывшей Руке Императора, тебе многое известно об Империи и тех, кто сейчас в ней заправляет. А как друг Скайуокера и его компании, ты хорошо осведомлена о Новой Республике и Корусканте, – он изобразил на лице улыбку. – И конечно же, как первый помощник Талона Каррде, ты немало знаешь обо всем остальном. Твоя помощь для нас была бы бесценна. Мы положили бы конец конфликту, объединили территории и сообща готовились бы к грядущим напастям.

– Ваши знания и компетенция, Мара, имеют для нас неоценимую важность, – подхватил Парк. – По независящим от нас причинам наше внимание было большей частью направлено в сторону так называемых Неизведанных Регионов, так что мы довольно серьезно оторвались от дел остальной Галактики. Нам нужен кто-то, кто заполнит эту брешь.

– И, естественно, вы сразу вспомнили обо мне, – саркастически усмехнулась Мара.

– Не дерзи, – окоротил ее Фел.

– Это не дерзость, я просто не могу поверить, – объяснила она ему. – Мне не верится, что Траун одобрил бы вашу попытку нанять меня в качестве советника по местным вопросам.

– Напротив, – возразил адмирал. – Траун очень высоко ценил вас. Мне достоверно известно, что он собирался предложить вам работать на него, как только Империя восстановит свои границы.

Один из выстроившихся вдоль дальней стены чиссов шевельнулся и слегка наклонил голову – совсем как давеча это сделал Стент.

– Адмирал? – тихо сказал он и наклонился к уху Парка.

С минуту они перешептывались, а Мара мысленно прикидывала, кто где стоит, – на случай, если дойдет до драки. Хотя она прекрасно понимала, что от прикидок толку мало.

Пятеро чиссов плюс Фел. Все не сводят с нее глаз, и все держат руки на поясных кобурах. Ни шанса нейтрализовать всех прежде, чем хоть кто-нибудь достанет ее саму.

Без Силы – ни шанса.

Перешептывание благополучно завершилось, и чисс торопливо зашагал вдоль стены на выход.

– Прошу прощения, нас прервали, – извинился Парк, когда чужак вышел.

– Ничего, – благосклонно приняла извинения Мара. Так, теперь осталось четыре чисса и Фел. Все равно гнилые шансы.

– Что, никак не удается отловить Скайуокера?

– Вовсе нет, – заверил ее адмирал.

– Рада за вас, – сказала Мара, как никогда жалея, что не может покопаться у него в башке.

Что-то не похоже было, что ушедшему только что чиссу просто-напросто приспичило. Если б только знать, что задумал Люк…

– Так что, говорите, Траун собирался предложить мне место?

– Именно так, – подтвердил адмирал. – Он отлично знал всех наиболее достойных такого внимания: и по общим навыкам, и по психической устойчивости, которая необходима. Вот, скажем, генерал Фел, – он жестом указал на барона. – Отличный пример. Сам по себе мятеж Соонтира Фела против Йсанне Исард не имел для Трауна решительно никакого значения. Важно было отношение барона к мирам этой части Галактики и народу, их населяющему. Так что после того, как Трауну и Исард удалось захватить его…

– Погодите, – перебила Мара. – Траун что, участвовал?

– Это был целиком и полностью его план, – сказал Фел. – Ты же не думаешь, что Исард сама могла додуматься до столь хитроумной комбинации, верно? – его единственный глаз заволокло дымкой воспоминаний. – Он привез меня сюда, – тихо проговорил Фел. – Дал мне воочию убедиться, что даже объединенные силы всей Новой Республики и Империи с самим Трауном во главе не смогут гарантировать победы.

– Более того, он даже разработал запасной план на случай, если мы потерпим поражение, – с мрачной серьезностью добавил Парк. – Десять лет назад он создал множество законсервированных ячеек. Клоны его лучших воинов разбросаны по всей Новой Республике и Империи. Они создадут очаги сопротивления, если падут и та, и другая. Люди, которые просто любят свои дома, свою землю, своих родных и положат жизнь на то, чтобы защитить все это.

– Да, – глухо сказал Фел. – И тогда я осознал – тогда я по-настоящему осознал! – что у меня нет другого выбора, кроме как примкнуть к нему.

– Как и у вас, – веско добавил адмирал. Мара покачала головой.

– Извините. У меня другие планы

– Увидим, – ледяным тоном заявил Парк. – Возможно, Трауну удастся убедить вас, когда он вернется

– А если он не объявится? – спросила Мара. – Что, если слухи окажутся всего лишь слухами?

– О, он вернется, будьте уверены, – сказал Парк – Он сказал, что вернется, а он всегда держит свои обещания, – он снова посмотрел на Фела. – А на данный момент я не вижу иного способа проверить слухи, кроме как мне самому все же вылететь на Бастион. Если Траун и в самом деле организовал там свой новый штаб, тогда вопрос о том, на чьей стороне нам следует выступать, решится сам собой.

Руки Мары невольно сжались в кулаки.

– Вы не понимаете, о чем вы говорите, – беспомощно сказала она. – Вы же не можете просто взять и вручить все это Империи. Все эти базы, ресурсы, договоренности…

– Они не станут использовать их не по назначению, – жестко сказал Парк. – Мы позаботимся об этом. Задача, которая стоит перед нами, столь серьезна, что нельзя допустить трату времени или ресурсов на столь ничтожные вещи, как политика или личные интересы.

– Если вы так уверены, значит, вы действительно совершенно не в курсе дела! – выпалила Мара. – Ну-ка, вспомните двор Палпатина, вспомните, во что превратил этих людей вкус власти. Да личные интересы – это все, что занимает их мысли!

– Это риск, на который мы вынуждены пойти, – твердо сказал Парк. – Мы, конечно, будем очень осторожны. Сперва мы поговорим с Сорном, когда он вернется, и тщательно изучим все материалы, собранные им в ходе его разведывательного полета в систему Бастиона. Но если только мы не обнаружим ничего, что со всей определенностью указывало бы на то, что слухи о возвращении Трауна – фальшивка, мы непременно и немедленно отправимся в путь.

Мара набрала полную грудь воздуха.

– Я не могу вам этого позволить.

– Ты не можешь этого позволить нам? – с напором переспросил Фел.

– Да, – подтвердила она. – Не могу. Вы отдадите все это в руки Бастиона, и первое, что они сделают, – это обратят всю вашу мощь против Корусканта.

– Не беспокойтесь, – утешил ее Парк. – Мы ничего им не выдадим, пока не убедимся, что Траун с ними.

– С другой стороны, адмирал, серьезный повод для беспокойства теперь представляет Джейд, – вдруг сказал Фел, задумчиво разглядывая Мару. – Человек, столь рьяно противящийся тому, чтобы мы связались с Бастионом, может стать проблемой.

– Полагаю, вы правы, – неохотно согласился Парк. Он с трудом приподнялся в кресле, и один из чиссов выступил вперед, чтобы помочь ему.

– Боюсь, Мара, что вам и Скайуокеру придется некоторое время погостить у нас.

– А если Траун действительно вернулся, а у меня все равно не возникнет желания работать на вас? – спросила Мара. Адмирал поджал губы.

– Я уверен, что до этого не дойдет, – заявил он, избегая смотреть ей в глаза. – Через несколько дней ситуация прояснится. В самом худшем случае это займет никак не более месяца.

Мара фыркнула.

– Это что, шутка? Или вы действительно думаете, что пара дюжин йсаламири смогут так долго удерживать меня и Люка Скайуокера?

– Джейд права, адмирал, – неожиданно поддержал ее Фел. – Для того чтобы обезопасить себя от этих двоих, нам потребуются более радикальные меры.

Парк разглядывал Мару, словно впервые увидел.

– Что вы предлагаете? – спросил он барона. Фел подал знак одному из чиссов.

– Брош, достань чаррик. Установи на уровень два.

– Эй, секунду! – выпалила Мара, вскочив на ноги. Чисс потянул из кобуры свое ручное орркие. Ситх подери!

– Одну секунду погодите. Я же безоружная пленница!

Остальные чиссы тоже достали оружие.

– Я знаю, – с искренним сожалением в голосе, от которого Маре было сейчас ничуть не легче, сказал Фел. – И мне действительно жаль, что мне приходится это делать. Но у меня есть некоторый опыт общения с джедаями, и я не вижу иного способа удерживать джедая в плену, как вынудить его погрузиться в целебный транс, – он выразительно посмотрел на Броша.

– Да погодите же! – в отчаянии крикнула Мара. – Вы же говорили, что хотели заключить со мной сделку, верно? Так вот, я могу вам с полной ответственностью заявить, что если вы начнете в меня стрелять – это будет очень и очень неудачное начало переговоров. Я даже осмелюсь утверждать, что при таком подходе вы вообще отобьете у меня всякую охоту работать с вами.

– Не отобьем, – мрачно заверил ее Фел. – Когда ты увидишь подлинный масштаб угрозы, с которой мы здесь столкнулись, ты передумаешь.

– Может, да, а может – нет, – не сдавалась Мара. – И не забывайте про Каррде. Если вам действительно нужна информация, вам придется иметь дело именно с ним. А Каррде очень не любит, когда в его людей палят почем зря. Я сама была свидетелем, как он расправлялся с целыми гоп-компаниями за такие выходки. На самом деле, был один такой хатт со своей бандой…

– Конечно-конечно, – перебил ее Парк, озабоченно нахмурившись. – Мара, право, все это совершенно излишне. Ожоги, которые оставляет чаррик, конечно, достаточно болезненны, но я совершенно уверен, что для того, кто владеет техникой подавления боли и погружения в целебный транс, они – не более чем небольшое недоразумение. И генерал Фел абсолютно прав: нам необходимо на какое-то время обеспечить ваше пребывание здесь.

– Да, я это уже поняла, – сказала Мара. – И это была бы просто блестящая идея, что верно, то верно. Если бы не одно маленькое «но»: я не умею ни подавлять боль, ни погружаться в целебный транс.

– Перестаньте, – укоризненно покачал головой адмирал и показал взглядом на обугленную прореху в ее комбинезоне. – Состояние вашего плеча говорит об обратном.

– Скайуокер погрузил меня в транс, – Мара расслабила мышцы, приготовилась… – А сейчас его под рукой нет. Я могу умереть от болевого шока или истечь кровью…







Дата добавления: 2015-08-12; просмотров: 145. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2019 год . (0.02 сек.) русская версия | украинская версия