Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Психотерапия как ситуация





Многие авторы в области социальных наук сегод­ня сходятся во мнении, что личность настолько зави­сит от ситуации, в которую она вовлечена, что не мо-


 


53 Boss M. Introduction a la medecine psychosomatique. P.,
1959, p. 79.

54 Heidegger M. Zollikoner Seminare. 1987. Цит. по: Dastur F.
Phenomenologie et therapie: la question de Г autre dans les Zol­
likoner Seminare//Courtine J. F. (ed.). Figure de la subjectivite.
P., 1992.


55 См. раздел «От поля к ситуации».

56 Perls F, Hefferline R., Goodman P. Gestalt-therapie. Bor­
deaux, 2001.

57 Goodman P. Little Prayers and Finite Experience. New York,

1972, p. 7.


134


Жан-Мари Робин


Быть в присутствии другого


135


 


жет быть извлечена из нее полностью и реагирует на ситуацию только изнутри этой ситуации. В одной из предшествующих работ58 я подчеркивал, как важно было для основателей гештальт-терапии данное по­нимание ситуации. Нередко даже кажется, что в сво­их размышлениях понятию «поля» они предпочита­ют обращение к «ситуации». Психотерапия является прежде всего выстраиванием ситуации, и к ней впол­не подходит определение, данное Ж. Дебором: «Кон­кретное выстраивание моментов жизненной среды и их трансформация в переживание»59.

Социальная ситуация является структурой возмож­ностей, я создаю ее при участии другого и которая со­здает и меня и его. По всей видимости, терапевтичес­кая ситуация определяет мое присутствие и мою ин­тенцию психотерапевта, а также присутствие и осо­бенности самовыражения моего клиента. Ситуация не вынуждает моего клиента сообщать мне свой рецепт приготовления кролика в горчице, но, может быть, она подводит его к этому. По традиции мы можем рассмат­ривать это событие как сопротивление или иную фор­му нарушения контакта. Но взглянем на вещи иначе, возможно, будет столь же естественно спросить себя о том, что думает наш пациент, в чем состоит его интен­ция, а также то, чего добиваемся мы.

«Я есть» пациента, в парадигме self, выступает од­ним из результатов его опыта, и, тем не менее, и в сво­ей основе является игрой репрезентаций и ритори­ческих позиций. Нарративная идентичность, как ее обозначают сегодня, если и может обозначить одну из возможных форм self, не охватывает целостности. Со­вершая крутой вираж, гештальт-терапия лишает по­нятие self пространственной локализации и вменяет

58 См. раздел «От поля к ситуации».

59 Debord G. Rapport sur la construction des situations. 2000.


ему временнэю60. Нарративная идентичность, напро­тив, охотно рассматривается как статичная; она за­частую понимается как структура или характер и ха­рактеризуется устойчивостью. Эта устойчивость, по меньшей мере, достаточна для того, чтобы мы пере­живали ее как постоянную и непрерывную во време­ни. Справедливо или нет, я считаю «себя» тем же са­мым, чем я был несколько десятилетий назад. Но это и позволяет Йонтефу определять структуру в качест­ве «очень медленно развивающегося процесса»61. Эта потребность в стабильности и непрерывности часто закрывает доступ к новизне ситуаций и ведет к повто­рению опыта, включая самый прискорбный.

Ситуации, в которых оказывается субъект, рас­сматриваются им в свете нарративной идентичности, и визави пациента — психотерапевт — охотно рассмат­ривает себя в другой нарративной идентичности, ко­торая чаще всего является имплицитной и связана с допущениями и потребностями субъекта. Допущения обладают большей «реальностью», чем наблюдения; восприятия или ощущения в ситуации не являются тем, что в полной мере заслуживает доверия.

—Я хотел бы задуматься над этим, — говорит мне пациент, — но боюсь...

—Не могли бы вы определить, что я сделал, что вы испугались?

—Вы здесь ни при чем... Дело во мне! Мне всегда страшно говорить о таких вещах...

Этот общий взгляд на взаимодействие, типичный в силу своей распространенности, рождает представле­ния, которые пациент имеет о себе и в которых он на-

60 Robine J.-M. Preface // Perls F., HefTerline R., Goodman P.
Op. cit.

61 Yontef G. Comments on Boundary Processes and Boundary
States // Gestalt Journal, vol. XI, №2, p. 25-35.


136 Жан-Мари Робин

ходит для себя опору. Это предполагает априорное от­рицание того, что другой может оказывать какое-либо влияние на уровне переживаемого опыта в момент си­туации. В 1960—70-х годах определенная форма пси­хотерапии, гештальт-терапии в частности, отстаивала идею «принятия ответственности» за то, что пациент думает, чувствует, ощущает, делает и проживает. Мне кажется, эта идея расходится с принципом поля, так как приводит к тому, что я назвал бы «преждевремен­ной дифференциацией», поскольку основывается на столь же преждевременной индивидуализации.

Хотя процесс дифференциации и индивидуали­зации зависит от психогенеза каждого и формирует­ся прогрессивно и главным образом в первые момен­ты жизни, мне кажется, что каждая ситуация, каждый опыт реорганизуют его настолько, насколько субъект готов к тому, чтобы встретить нечто отличное, новое, неопределенное, неизвестное.







Дата добавления: 2015-06-29; просмотров: 284. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.017 сек.) русская версия | украинская версия