Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Всё вышло из-под контроля




 

Глава 18

Всё вышло из-под контроля

Опять Судьба смешает наши планы,

До этих глупых драм ей дела нет.

Что наше счастье или наши раны,

В сравнении с сиянием планет?

Мы можем строить козни и пытаться,

Всё снова просчитать до мелочей,

Но только вот рискуем потеряться,

В том мире, где все двери без ключей.

С Судьбою смело вступим мы в сраженье:

Нам этот жребий сквозь века нести.

Победа превратится в пораженье,

А проигрыш — наш шанс себя спасти.

Драко пробыл в душе около получаса. Стоя под струями холодной воды, он постепенно приходил в себя. Мысли становились яснее и четче и даже воспоминания о прошедшей ночи уже не были такими размытыми.

Облегчения это не принесло. Отнюдь: появились новые вопросы, и главным из них был «Что делать дальше?»

Проснувшись, он решил, что сегодня воплотит свой план в жизнь, ведь ждать бессмысленно и невыносимо, но сейчас вдруг стали видны подводные камни.

Как незамеченным проникнуть в гостиную Гриффиндора? Как обезвредить Грейнджер, чтобы случайно не встретиться с ней? Ведь это чревато разоблачением, и в лучшем случае он просто лишится возможности подобраться к книге, в худшем же ему грозит исключение.

Сейчас, когда фляга была наполнена, а до цели осталось совсем немного, Малфой осознал, что совершенно не подготовился. Он не рассчитывал, что всё произойдёт так быстро, думал потянуть время до конца каникул, но вчерашняя ночь смешала все карты.

Быть может, он рассказал Грейнджер о Подготовке. А если она не сохранит эту тайну? Даже не потому что захочет навредить, а из самых добрых побуждений. Ведь у них, гриффиндорцев, всегда так: всё самое худшее происходит из-за нелепого желания помочь.

Драко не доверял Гермионе. Конечно, она никому не проболталась про книгу, зато Тину написала о том, о чем никому знать не следовало.

«Сделать всё сегодня, сделать всё сегодня…» — пульсировала в голове навязчивая мысль. Найти способ любой ценой и переписать всё к чертям!

 

* * *

Драко прошел в свою комнату и взял с тумбочки флягу. Принялся вертеть её в руках, напряженно думая над дальнейшим планом действий. Вдруг в носу защипало, и он громко чихнул. Рука дрогнула, часть зелья растеклась по столу.

Интересно, а сколько Оборотное Зелье может храниться с уже добавленным последним ингредиентом?

Оставалось надеяться, что не пятнадцать минут.

Быть может, пойти ва-банк и попытаться сделать всё сейчас? Было семь утра и Грейнджер наверняка еще спала, ведь они расстались меньше четырех часов назад. Оба замерзли, значит, сегодня у неё, наверное, поднимется температура и совершенно не будет сил.

Он уже почти решился, стал откручивать крышку и морально готовить себя к очередному приступу боли, который непременно будет сопровождать превращение, но вдруг осекся.

Яркой вспышкой возникла в сознании роковая мысль: Уизли нет в Хогвартсе!

Точно… Они с Поттером не появлялись на завтраках уже дня три.

Драко бросило в жар. Дело придется отложить на неизвестный срок! Представив, какими мучительными будут эти дни ожидания, Малфой содрогнулся. Раздраженный и окончательно выбитый из равновесия, он быстрым движением закупорил флягу и убрал её в ящик стола.

 

* * *

Сегодня Рон Уизли проснулся рано. После тяжелой ночи беспокойного сна пробуждение было болезненным. Вчерашние слова Гермионы до сих пор звенели в ушах. Их отношения трещали по швам, и это ранило.

Вчера, после ссоры, он уже почти уехал обратно в Нору, надеясь на то, что Гермиона сама одумается и свяжется с ним, но потом решил не рисковать. Или просто испугался, внезапно осознав, что теряет её навсегда.

Рон долго сидел в Гостиной, вздрагивая от каждого шороха и почти не отрываясь смотря на входную дверь, а потом, когда почувствовал, что вот-вот заснет, отправился в свою комнату, не желая показывать Гермионе, как сильно ждал её. Он очень надеялся, что сможет поговорить с подругой утром, что она уже остынет к этому времени, и что их отношения всё-таки можно спасти. Но сейчас, когда он стоял перед её дверью, прося разрешения войти и получая в ответ лишь тишину, эта надежда стремительно угасала.

Наконец Рон открыл дверь, чтобы хоть одним глазком заглянуть внутрь и убедиться, всё ли в порядке. Спальня пустовала. Кровать Гермионы, обычно аккуратно заправленная, была помята, как будто на ней спали, не разбирая. На стуле комком лежали вещи, в которых она была вчера.

Рон покинул комнату и твердо решил отправиться на поиски Гермионы. Здесь явно было что-то не так…

Он даже примерно не знал, где её искать. Хорошо, что вчера предусмотрительно забрал у Гарри Карту Мародеров, как будто почувствуя, что она пригодится. Недолго думая, Рон вытащил карту из кармана и произнес пароль.

 

* * *

Гермиона Грейнджер уверенным шагом шла по коридору.

Она приняла решение, и не имеет права передумать.

Сейчас было чуть меньше восьми утра, а это значило, что Рон, наверное, спал в Норе. Ну ничего… Она подождет до девяти, отправится туда и вернет его обратно. А может, сделать это немедленно? Час ожидания её убьет.

Внутри всё трепетало. Гермиона уже представляла, как приходит к Драко и достает книгу. Он смотрит на неё с благодарностью, как на свою спасительницу. Они вместе переписывают его историю, потом помогают Гарри, возвращают Сириуса. А потом…

Гермиона мечтательно закрыла глаза, но резко остановилась, переведя взгляд на окно. Она ведь даже не знает, как проявить текст! Да и вообще, почему сначала Малфой, а потом Гарри?.. В конце-концов, кто был с ней рядом все эти годы, а кто ещё недавно считался врагом? Хотя не так уж важно, кто будет первым. Мать Драко, родители Гарри, Сириус, исход войны… Книги хватит на всё.

Однако червоточина сомнения, поселившаяся в душе, не желала исчезать, несмотря на отчаянные попытки избавиться от неё. Гермиона мучилась от раздирающих противоречий и готова была запереться в своей комнате и больше никогда не выходить оттуда, лишь бы её не заставляли делать выбор. В таком состоянии, практически на грани нервного срыва, она влетела в гостиную Гриффиндора и обнаружила там Рона, который только что произнес последнее слово пароля к карте Мародеров.

— Ты меня искал? — резко спросила Гермиона, подбежав к нему. Голос неприятно дрожал. Вспышка беспричинного гнева вдруг охватила её. Какого черта он за ней следит?!

Быстрым движением вырвав карту из рук Рона, сложила её вчетверо и отбросила на соседний столик. В следующую секунду пожалела о содеянном, ведь теперь Рон решит, что ей точно есть, что скрывать.

А не следил ли он за ней вчера?.. Боги! Это было бы началом конца света…

— Тебя, — честно ответил Рон взволнованным и очень грустным голосом. — Я беспокоился.

Это прозвучало так искренне, непосредственно и тепло, что Гермиона тут же перестала злиться. Интересно, что с ним? Раньше Рон бы ни за что не признался. Отмахнулся, сказал бы шутливое «не дождешься» или что-то подобное.

— Со мной все в порядке, не переживай, — она старалась говорить как можно мягче, но почему-то с Роном всегда хотелось быть вредной. Видимо, сказывался уже сложившийся образ.

— Здорово! — Рон оживился. — Какие планы на день? Может, прогуляемся? Или в Нору поедем? — его глаза лучились надеждой. Гермиона вздохнула потому что ей всегда было тяжело говорить «нет». Особенно близкому человеку, тому, кто когда-то нравился. Но у неё были другие планы.

— Прости, — начала Гермиона. — Но мне сегодня нужно… — осеклась, сделала глубокий вдох. Логичное продолжение в голову не пришло, а правду говорить было нельзя. — У меня к тебе дело, — выдохнула она, надеясь перевести тему.

— Да? — Рон посмотрел вопросительным взглядом.

— Мне нужно открыть тайник.

— Тот, что с загадочной книгой?

— А есть другие? — Гермиона улыбнулась. Кажется, прошлый их разговор о книги тоже начался со слова «дело». На месте Рона она начала бы его опасаться.

— Ну, кто тебя знает... Ты выяснила, что это за книга?

— Да, но это долгая история — в двух словах не расскажешь. Я объясню тебе потом, ладно? Хочу кое-что проверить. Не обижайся…

— Я вроде и не собирался.

— Вот и отлично! Так, где тайник?

— Здесь, в гостиной, — он подвел её к серванту в углу комнаты и открыл одну из дверей. — Кажется, где-то тут. Только нужно вытащить этот хлам… — ящик был практически пуст, но на дне валялись перо, несколько книг и, как это ни странно, подушка.

— Угу, — Гермиона провела рукой по дну и закашлялась от пыли. — Интересное заклятие, не находишь? Ты знаешь, где тайник, но не можешь открыть его без меня, а я попросту не помню, где он. Другие же вообще кидают сюда… подушки.

— Сделано по принципу чар Ненаносимости, но да, неплохо. Странно, что оно почти не распространено, — сейчас Рон говорил донельзя серьезно и как будто старался блеснуть знаниями. Это задело Гермиону. Что за нелепость? Как будто она считала его глупцом, а ему приходилось постоянно доказывать обратное.

— С чего ты взял? — спросила она почти с вызовом.

— Ну… Банки же продолжают функционировать…

— Логично. Хотя ты помнишь, сколько мы провозились, чтобы создать тайник? И это при том, что я далеко не профан в подобных вещах.

— Сама себя не похвалишь

— Рон! — Гермиона состроила обиженное лицо. Конечно, это было не всерьез. — Доставай палочку.

— Ты тоже… И клади руку вот сюда, — он указал на место в тридцати сантиметрах над землей.

— Я ничего не вижу. И не чувствую… — пожаловалась Гермиона. Прикасаться к воздуху было очень странно.

— Всё в порядке, она здесь, — поспешил успокоить Рон. — Теперь заклятие…

— Apertio! — хором произнесли они, из палочек вырвался столп света, который окутывал пустое пространство под их ладонями. Воздух сгустился и засиял. Постепенно Гермиона начала различать очертания книги.

— Так… Прежде чем достать её, нам нужно положить сюда что-нибудь. Иначе тайник исчезнет. У меня нет никакого желания создавать его снова…

Она встала и обвела Гостиную быстрым взглядом, а потом схватила с журнального столика Карту Мародёров и сунула в тайник одним резким движением.

— Эй! Зачем ка…? — начал Рон, попытавшись перехватить руку Гермионы, но не успел.

— Просто, — пожала плечами та. — Первое, что под руку попалось.

Со стороны это действительно выглядело так. Гермиона и сама вряд ли осознавала, что втайне боялась новой слежки, особенно если учесть, что она собиралась сделать. Разумнее было забрать карту с собой, но теперь уже поздно что-то менять.

— Надо было хотя бы её закрыть. Сейчас там всё видно, — заметил Рон.

— Ой, да… — Гермиона уже успела забыть, что Рон открыл карту перед её приходом. — Ну ничего. Всё равно кроме нас сюда никто не попадет, — отмахнулась она.

— И надолго карта попала в тайник? — спросил Рон.

— Не знаю. Пока не решим достать…

— Боишься, что я буду за тобой следить? — он как будто прочитал её мысли.

— Что?! — она буквально задохнулась от негодования. — При чём тут ты вообще?.. Подержи, — вручила ему книгу, встала и отряхнулась.

— Что в ней, Гермиона? — серьезно спросил Рон.

— Я же сказала, расскажу потом, — отмахнулась она.

— Почему не сейчас?

— Потому что я спешу.

— Ты не доверяешь мне больше?

— Мерлин, Рон! Что за детские комплексы? — гневно отрезала Гермиона.

— Где ты была ночью? Почему не поехала в Нору? И что за вечные неотложные дела? — вдруг задал Рон все интересующие вопросы. Сам не знал, что на него нашло.

Гермиона сощурилась и скрестила руки на груди. Так она делала только тогда, когда очень сильно злилась:

— Тебе не кажется, что ты нарушаешь границы моего личного пространства? — ледяным голосом ответила она. Фраза была противна ей самой и полностью соответствовала тому образу, что так не любил Рон, но останавливаться Гермиона не могла и не хотела, как будто спусковой крючок, отвечающий за тактичность и сдержанность, опустился, в одно мгновение сняв все запреты. — Я могу рассказывать тебе то, что считаю нужным. А могу вообще ничего не рассказывать. И скоро, наверное, буду делать именно так, — выговорила она, акцентируя каждое слово. — А теперь я, с вашего позволения, пойду к себе, — Гермиона подошла, забрала у Рона книгу и резко развернулась.

— Ну и пожалуйста! — бросил он вслед. Она сделала несколько шагов к своей комнате. Порыв прошел, и за случившееся стало стыдно. Не стоило так обращаться с Роном… В который раз она дала волю эмоциям.

Со стороны спален мальчиков послышались шаги. Рон и Гермиона резко обернулись на звук, на их лицах отразилось удивление: по лестнице спускался Кормак МакЛагген в одной пижаме.

— Ребят, имейте совесть. Девять утра в каникулы — не лучшее время выяснять отношения, — протянул тот заспанным голосом и картинно зевнул.

— Не лезь не в своё дело! — раздраженно начал Рон. Он был уже на взводе, и Гермиона поняла, что дело принимает неприятный оборот.

— Не умеешь ты с людьми обращаться, Уизли. Могу дать пару советов…

— Да не пошел бы ты, МакЛагген! — Рон готов был кинуться на сокурсника с кулаками.

— И правда, иди ты… обратно спать, — вмешалась Гермиона, вернувшись обратно к Рону и теперь придерживая его за руку. — Не нервничай, — тихо сказала она. — Мы поговорим потом, честно. Тебе совершенно не о чем беспокоиться.

Рон кивнул, раздраженно косясь на Кормака. Просьбам об уходе тот, конечно же, не внял.

— Не убейте друг друга, пожалуйста, — сказала Гермиона, наконец отправляясь к себе. Ей не хотелось дальше присутствовать при этих разборках. К тому же, книга была тяжелая, да и вообще, стоять с ней перед МакЛаггеном — не лучшая идея.

 

* * *

Войдя в свою комнату, Гермиона опустилась на стул и обхватила голову руками. Принимать решение всё-таки придется… И действовать, и говорить, ведь распасться на молекулы и слиться с воздухом не получится, как ни старайся.

К чему все эти мучения? Почему она вообще должна помогать ему?

Гермиону как будто разрывало на части: помочь или забыть; решиться или смалодушничать?

Книга лежала на столе, словно призывая: решайся.

Боясь передумать, Гермиона вырвала из своего блокнота листок, дрожащей рукой вывела на нём несколько строк и свистнула, подзывая сову.

 

* * *

Драко Малфой лежал на кровати и буравил глазами потолок. Давящая тишина зимнего утра обволакивала, полубессонная ночь давала о себе знать тупой болью в висках. Но спать не хотелось. Наоборот, он отчаянно пытался думать: найти выход из сложившейся ситуации…

Хотя что тут можно сделать? Уизли находился неизвестно где, Грейнджер знала слишком много и являлась потенциальной угрозой, а он сам вынужден ждать.

Это было мучительно.

Драко не знал, сколько прошло времени: может, час, а может — десять минут. Вот зачем Грейнджер вчера занесло на Астрономическую башню? Чего ей в комнате не сиделось?..

И почему в её присутствии он всегда становился сам не свой?!

Малфой резко обернулся к окну, услышав стук в стекло. Впустил серого школьного филина и отцепил с его лапки записку. С улицы ворвался поток холодного воздуха, это отрезвило.

Драко узнал и листок, и почерк: аккуратные линеечки, бледно-желтый узор на полях, маленькие, сильно наклоненные и сейчас отчего-то прыгающие буквы. Всё это было слишком знакомо. Настолько знакомо, что стало почти родным.

«Нам нужно поговорить. Жду тебя в полдень в кабинете Рун.

Г. Г.»

Всего лишь несколько слов, но сердце Драко болезненно подпрыгнуло в груди. Что ей нужно?..Перед глазами сразу возникло лицо, обрамленное кудряшками, а в ушах, почти как настоящий, зазвенел голос: «Малфой, я много думала о твоей проблеме, и решила, что нам нужно сходить к Директору и всё ему рассказать. Это будет лучшим выходом». Или даже так: «Я рассказала профессору Дамблдору о твоей проблеме. Он обещал помочь, только тебе придется…»

Драко резко зажмурился и тряхнул головой, прогоняя видение. Да нет, не станет она! Хотя…

В любом случае, он не пойдет туда. Видеть её сейчас и слушать нотации, терпеть жалость и снова терять контроль от одного взгляда, не было никакого желания.

Ему срочно нужно развеяться. Быть может, тогда в голову, наконец, придет верное решение?

Драко поспешно покинул Слизеринские подземелья.

 

* * *

— Я не нуждаюсь в твоих советах, сколько раз повторять! — Рон изо всех сил сдерживался, пытаясь следовать просьбе Гермионы «не убить друг друга». Они с МакЛаггеном никогда особо не ладили, но сейчас это переходило все границы.

Рон вышел из Гостиной, в надежде побыть в одиночестве и прийти в себя. Нужно было многое обдумать.

Гермиона забрала книгу. Интересно, означало ли это, что она перестала ему доверять? Возможно, не стоило на неё давить. Гермиона всегда была свободолюбивой, уверенной, никогда не спрашивала разрешения или совета и принимала решения сама. Но все же она ему доверяла. Что же теперь не так? Неужели их отношения строились только на том, что нужно вместе преодолевать какие-то трудности, постоянно выпутываться из передряг? А теперь, когда всё спокойно, они очень сильно отдалились друг от друга. Рон часто думал о том, что ему давно стоило сделать первый шаг, ведь их дружба уже давно перестала быть просто дружбой, но так и не стала чем-то большим. И станет ли теперь?..

Почему-то казалось, что уже нет. Слишком поздно…

От этой мысли Рону стало не по себе. Он остановился около подоконника в одном из коридоров школы и посмотрел в окно.

 

* * *

Драко побродил по школе около часа, с завидной тщательностью рассматривая картины на стенах, гобелены, форму камней, из которых сложены стены, и виды за окном. Хотелось избавиться от параноидальной идеи, что Грейнджер выдала кому-то его тайну, но та прочно въелась в сознание, как ржавчина въедается в металл.

Вскоре бездумное хождение наскучило, и Драко решил передохнуть. Для этого выбрал одну из ниш в стене, недалеко от Северного входа в замок. Он давно приметил это место, преимущество которого было в том, что отсюда просматривались целых два коридора, а сам наблюдающий был скрыт от посторонних глаз.

Устроившись поудобнее, Драко уставился в пустоту и стал напевать мелодию, что играла когда-то давно Нарцисса.

Аынул из кармана скомканную записку Грейнджер, перечитал. Интересно, что же она хотела сказать ему…

Подумать об этом Малфой не успел, потому что из-за поворота вдруг показался человек. Драко еле сдержался, чтобы не закричать «ура!» во весь голос, потому что этим человеком был Рон Уизли.

Малфой ликовал. «Никогда не думал, что буду настолько рад тебя видеть.» — усмехнулся он про себя. Стараясь действовать как можно более бесшумно, осторожно выбрался из ниши и направится в сторону слизеринских спален.

«Только никуда не уходи!» — умолял он про себя Рона. Взглянул на часы: без четверти одиннадцать. Пожалуй, стоило потерпеть час, пока Грейнджер уйдет в кабинет Рун, и тогда закончить начатое, потому что иначе был огромный риск столкнуться где-нибудь, находясь в её же обличии, а это чревато провалом.

Драко зашел в спальню, вытащил из шкафа сумку с заранее приготовленной одеждой и стал ждать.

 

* * *

Чем ближе к полудню была стрелка часов, тем сильнее Гермиона сомневалась в правильности своего решения.

Может быть, стоило сначала отойти от шока, всё хорошенько обдумать, а потом уже решать судьбы мира?..

Она не могла доверять Малфою. Возможно, узнав о книге, он запрет её саму в первом попавшемся чулане и перепишет всё по своему усмотрению. Он ведь псих, от которого можно ожидать чего угодно…

А ещё Гермиона по-прежнему не знала, как проявить текст. Придет к нему и скажет: «Это Книга Судеб, с её помощью можно менять историю, но сейчас это просто тетрадь внушительных размеров, потому что текста там нет и писать там нельзя». Шикарно, ничего не скажешь…

Но пути назад уже не было, поэтому без четверти двенадцать Гермиона покинула свою спальню и направилась в кабинет Рун.

 

* * *

Сидя в кабинете, она не могла понять одного: как эта идея вообще могла прийти в голову? Малфой уже изрядно опаздывал, а Гермиона становилась всё более нервной.

Встала, обошла кабинет по периметру. С этим местом было связано столько воспоминаний, что даже дышалось здесь, кажется, по-другому.

Подошла к окну, бросила туда быстрый взгляд, а потом зажмурилась.

«Попытка не засчитана, Грейнджер» — прозвенел в ушах его голос. Гермиону бросило в холодный пот. Она взглянула на свои запястья, потому что на какой-то момент показалось, что их снова сдавили его руки — таким живым было вспыхнувшее в сознании воспоминание.

Что Малфой делал с ней? Почему в его присутствии становилась она сама не своя?.. И почему, несмотря на то, что общение с ним приносило лишь только неприятности, Гермиона так отчаянно искала встреч?

Постояла несколько минут у окна, села, медленно провела пальцами по слегка запыленному переплету книги, открыла её и принялась буравить взглядом пустые страницы, как будто это могло что-то изменить.

Он опаздывал уже на целых десять минут. Гермиона ненавидела себя за то, что решила сделать. Как же это унизительно: сидеть здесь и ждать его, а потом предлагать свои услуги и свою помощь.

Пальцы онемели, а в глазах появилась неприятная резь. Голова была тяжелой — по всей видимости, сказывалась бессонная ночь.

Гермиона закрыла глаза и спрятала лицо в ладони.

 

* * *

Вход в Гриффиндорскую гостиную медленно отворился. На пороге появилась фигурка девушки, внешним видом напоминающей Гермиону Грейнджер. Напряженно озираясь по сторонам, она медленно прошла в центр, огляделась и брезгливо поморщилась. Несколько секунд попеременно смотрела на лестницы, ведущие к женским и мужским спальням, потом кивнула, словно давая себе одобрение, и направилась в сторону комнат мальчиков.

— Уиз… — начала чуть охрипшим голосом, но осеклась. Прокашлялась, нервно вздохнула, чуть закатила глаза, словно собираясь сделать что-то совершенно для себя отвратительное, и громко произнесла:

— Рон! Выйди, пожалуйста, — вздрогнула от звука собственного голоса, прислушалась. Через мгновение за одной из дверей послышался шум. Вскоре та отварилась, и на пороге появился Рон Уизли в домашней серой футболке и с растрепанной шевелюрой.

— Ты уже вернулась? — он тепло улыбнулся девушке, хотя в глазах читалась тень обиды. — Может, всё-таки расскажешь, что происходит?

Гермиона, кажется, внутренне сжалась, но быстро собралась и посмотрела на собеседника прямым неморгающим взглядом — глаза в глаза.

— Открой тайник, пожалуйста, — сказала она голосом, не выражающим вообще никаких эмоций.

— Опять?.. — удивленно спросил Рон.

На мгновение Грмиона смешалась, как будто не понимала, о чем он говорит, но быстро собралась и всё так же спокойно ответила:

— Да, опять.

Руки спрятала за спину, сейчас они сильно дрожали.

Рон пожал плечами и пошел в сторону лестницы, и Гермиона молча последовала за ним.

Дойдя до серванта с резными ручками, стоящего у стены в Гостиной, он остановился и резко развернулся.

— Может быть, все-таки скажешь, где ты была ночью? — спросил Рон резким голосом, который вибрировал и срывался от учащенного дыхания. — Я помню про эти твои «пространства», но мне очень хотелось бы знать, — теперь он скрестил руки на груди и ждал ответа. Стало понятно, что, не получив его, тайник открывать Рон не станет.

— Я?.. — на выдохе спросила Гермиона, резко вздрогнула, как от удара током, быстро отвернулась и, закрыв глаза, сделала два глубоких вздоха. — Разве это твоё дело? — проговорила она, снова повернувшись к Рону.

— Вообще-то, да! Мы как-никак… друзья, — на последнем слове он споткнулся.

— Друзья, значит… — тихо повторила Гермиона с насмешкой. В её глазах промелькнули искры. — Ну хорошо, — медленно начала она, растягивая слова и чуть приподняв вверх брови. — Я была с Драко.

— С кем?.. — Рон оторопел настолько, что пошатнулся, схватился рукой за спинку кресла и остался стоять с открытым ртом.

— С Драко Малфоем, — произнесла Гермиона, словно смакуя эти два слова. — Знаешь такого?

— С каких пор он Драко?!

— С тех самых… — она улыбнулась счастливо и издевательски одновременно, но Рон был слишком не в себе, чтобы заметить это. Кажется, на несколько мгновений он потерял дар речи. — Может быть, ты всё-таки откроешь мне тайник? — как ни в чем не бывало, продолжила Гермиона, с наслаждением наблюдая за этой картиной.

Рон бросился к серванту и открыл нижнюю дверцу, но вдруг остановился:

— Может, ты попросишь об этом Драко? — произнес это имя как оскорбление. Гермиона нахмурилась:

— Увы, не получится. Хранитель — ты.

— Странно... А что не он?! — Рон говорил с надрывом. Его трясло как в лихорадке. — Давай руку, — быстро сказал он, стараясь не смотреть на Гермиону и как будто боясь передумать. Та осторожно подошла и опустилась рядом с ним, стараясь почти не дышать. Она нервничала, и это было видно.

— Apertiо! — на выдохе произнесла Гермиона, и её голос слился с голосом Рона. Воздух заискрился, она облегченно вздохнула и убрала со лба упавшие пряди.

Наконец на дне ящика появился сложенный вчетверо лист бумаги.

— А где Книга?.. — тихо спросила Гермиона, растерявшись. Рон посмотрел на неё ошарашенным взглядом:

— Ты же сама забрала её утром!

— Что?.. — выдохнула она, дрожащей рукой прикоснувшись к листу. Взяла его, обмахнулась, как будто стало очень жарко. — Ах да… Как я могла забыть! А я не сказала, куда пойду?

— Гермиона, ты нормально себя чувствуешь?.. — обеспокоенно спросил Рон, попытавшись взять её за локоть. Она резко отдернула руку и брезгливо поморщилась.

— Не трогай меня!

— Как скажешь, — Рон выглядел обиженно, но на подругу смотрел как на душевнобольную. Гермиона как будто этого не заметила.

— Спасибо, — отрезала она, встала и картинно отряхнулась.

— Как я понимаю, поговорить нам с тобой уже не придется?

— Похоже, что так.

— Что ж, отлично! Просто супер! Сначала книга, теперь карта. Уж не Малфою ли своему ты их понесешь?! — гневно выкрикнул Рон в отчаянии.

Гермиона обернулась, глаза сверкнули.

Несколько секунд молча смотрела в одну точку, вникая в смысл слов. Потом её вдруг передернуло приступом боли, и она резко отвернулась.

— А что, возможно… — неуверенно и отрешенно сказала Гермиона скорее себе, чем Рону, а потом добавила резкое: — Я пойду, пожалуй, — и выбежала из гостиной.

Ничего не понимающий Рон ещё долго смотрел ей вслед.

 

* * *

Прошёл час.

Гермиона готова была поклясться, что это был худший час в её жизни. Ничего более унизительного, чем ждать Драко Малфоя в кабинете Рун, чтобы предложить тому свою помощь, она ещё не испытывала.

Дура! Это ж надо было додуматься! Написать ему… Как героиня дамского романа. Ещё бы в любви призналась!

«Так тебе и надо! Получай, получай!» — сжала руки в кулаки и несколько раз с силой ударила по столу.

Надо было уйти сразу, через десять минут после назначенного времени, но вместо этого она проторчала тут час, истратила кучу нервов, каждый раз подскакивая на стуле от малейшего шороха со стороны двери.

В глазах застыли слезы обиды. Гермиона скомкала ещё один пергамент, на котором в этот раз пыталась написать введение к проекту по Трансфигурации. Его предшественниками были эссе по истории магии, размышления о смысле жизни и натюрморт из книги, стакана и чернильницы.

Без трех минут час она не выдержала. Бросив всё, как есть, и забрав только Книгу Судеб, вышла из кабинета, изо всех сил стараясь забыть этот день. Но это было непросто.

Перед ней встал вполне насущный вопрос: куда пойти? Возвращаться в гостиную не хотелось: там Рон, который снова будет устраивать истерики, а она сама сейчас на грани.

Гермиона покинула замок и отправилась гулять по территории.

На ней снова был лишь свитер, но не возвращаться же из-за этого…

Остановившись на берегу озера, подняла с берега камень и с размаху швырнула его в воду, а потом в бессилии опустилась на влажную от почти стаявшего снега землю и долго смотрела на мерцающую гладь воды.

«Пусть только попробует ещё хоть раз подойти ко мне!» — подумала она, еле сдерживая непрошеные слезы обиды и унижения.

 

* * *

Драко выбежал из гостиной Гриффиндора и прислонился спиной к стене. Убрал с лица челку и посмотрел на свои руки так, словно видео их впервые. Из-за пролитой утром части действие Зелья закончилось на пятнадцать минут раньше. Он чудом успел уйти!

«Надо переодеться» — отстраненно подумал Малфой, ещё не придя в себя до конца. Мантия, приготовленная для превращения, хоть и была свободна Грейнджер, всё-таки не подходила ему самому. Малфой отправился к ближайшему свободному кабинету.

Постепенно до сознания стал доходить смысл произошедшего: она его опередила! Забрала книгу раньше, чем он успел воплотить свой план в жизнь! Чертова грязнокровка!

Почему сейчас?! И… зачем?..

Некстати вспомнилось лицо Уизли от произнесенного голосом Грейнджер его собственного имени.

Малфой чуть улыбнулся. Интересно, что тогда на него нашло? Ведь можно было всё испортить. Конечно, сейчас Драко понимал, что портить было нечего, но тогда-то он этого не знал. Хотя по лицу Уизли было видно, что ради Грейнджер он пойдет на всё. Влюбленный идиот!

Впрочем, сейчас их отношения, если таковые и были, точно затрещат по швам.

Эта мысль вызвала очередную улыбку.

Малфой встрепенулся. О чем он вообще думал? Какая Грейнджер, какой Уизли?!

План потерпел фиаско, книга неизвестно где, ситуация просто отвратительна.

«Сначала книга, теперь карта. Уж не Малфою ли своему ты их понесешь?!» — зазвенел в ушах голос Уизли.

Итак… Она забрала книгу, попросила а встрече. А что, если..?

Нет, нет! Ерунда, нелепые иллюзии… Не может такого быть!

Хотя это же Грейнджер — с ней возможно всё.

Мельком взглянул на часы: час дня пятнадцать минут. Вряд ли она всё ещё в кабинете. Хотя кто знает?..

Быстро собрав свои вещи, Малфой побежал в сторону кабинета Рун.

Запыхавшись от быстрого бега, остановился у двери и попытался восстановить дыхание. Придя в себя, с замиранием сердца заглянул внутрь. Грейнджер, конечно же, там не было.

На столе валялись несколько скомканных пергаментов, бутылка воды, учебник по Трансфигурации и около десятка сломанных перьев. В воздухе пахло её духами.

Малфой выругался про себя. Вот где теперь её искать? Девчонка могла пойти куда угодно!

«Сначала книга, теперь карта»… Карта! Только сейчас он всецело осознал смысл этого слова. Сложенный вчетверо лист из тайника — карта?

Драко осторожно развернул пергамент и несколько секунд, как заворожённый, рассматривал его. Сердце бешено колотилось в груди.

Малфой слышал, что Золотого Трио есть артефакт, который помогал им избегать наказаний и тайно проникать в Хогсмид… Но чтобы такое!

Это было невероятно! Весь Хогвартс на одном бумажном листе: потайные ходы, все обитатели, включая миссис Норис. Интересно, а у человека под Оборотным Зельем подписывается настоящее имя? Вот весело бы было, загляни Уизли в карту, когда они разговаривали.

Взгляд проскользил через совятню, мимо Гремучей ивы и визжащей хижины, и Драко увидел озеро, рядом с которым красовалась надпись «Гермиона Грейнджер».

На минуту забежав в свою комнату, бросив сумку и взяв куртку, он поспешил к ней.

09.12.2012

 

Выбор

 

Глава 19

Выбор

В звёздном вихре времён мечты меняют цвет,

Стали былью одни, других растаял след.

А иные влекут на странный свет уж тысячу лет,

Оставаясь лишь призраком, лишь сном, хранящим завет.

Но чем наша цель нереальней,

Тем манит сильнее она,

Нас верить в себя заставляя,

Как будто и вправду верна.

(Complex numbers)

Погода испортилась. Небо, затянутое тяжелыми тучами, нависало над головой и грозило вот-вот разразиться очередной метелью, больше похожей на дождь.

Драко спешил к озеру. Тяжелый влажный воздух вдыхался туго, как будто через силу, поэтому идти быстро не получалось: ботинки увязали в промозглой земле, а ветер, который вроде и не был холодным, неприятно ударял в лицо.

Дорога заняла около пяти минут, но Драко казалось, что он шел не менее получаса.

Гермиона сидела на берегу в одной блузке и ежилась от каждого порыва ветра. Не боясь испачкаться или замерзнуть, она смотрела вдаль безучастным взглядом. Волосы, заплетенные до этого в косу, растрепались и обрамляли лицо влажными кудряшками. Сумка с большими пряжками валялась позади под деревом. Там же, замотанная в лоскут какой-то материи, лежала Книга Судеб. Один угол слегка открылся, поэтому Драко сразу приметил ту по характерному металлическому блеску.

Сердце болезненно забилось в груди: неужели предположение было верно?

Услышав приближающиеся шаги, Гермиона обернулась. Её лицо было осунувшимся, а под глазами залегли серые круги. Сказывались бессонная ночь и утро, проведенное в нервном напряжении. Она не ожидала увидеть его: встрепенулась, быстро опустила глаза и жадно вдохнула морозный воздух. Потом опомнилась и снова посмотрела на Драко, в этот раз смело встретив его взгляд.

— Уходи, — почти без эмоций и очень усталое, оно прозвучало резко и бескомпромиссно, но Малфой не собирался сдаваться.

— Ты хотела поговорить, — он сделал шаг в её сторону.

— Уже не хочу, — отозвалась Гермиона. — Не думаю, что оно того стоило.

Драко сделал ещё шаг.

— Не подходи ко мне близко, пожалуйста, — попросила она надломленным голосом и посмотрела на него почти с мольбой: — Оставь меня, исчезни из моей жизни. Драко не послушался: одним движением преодолел разделявшее их расстояние, снял с себя куртку и накинул её Гермионе на плечи.

— Похоже, опыта вчерашней ночи тебе не достаточно, — мягко сказал он и опустился рядом с ней. Гермиона вскочила, одной рукой придерживая его куртку. Ей действительно было холодно, поэтому она закуталась в ту машинально, ощущая тепло его тела и вдыхая запах его одеколона.

— Не стоило… — на выдохе произнесла Гермиона, опустив глаза. Долго смотрела в землю, не чувствуя в себе сил хоть на мгновение взглянуть на него.

— О чем ты хотела поговорить?

— Неважно.

— Врешь, — просто ответил Драко. — Если уж ты сама попросила о встрече, то причина должна быть серьезной. Она покачала головой:

— Ты всё равно не пришел.

Он взял её за руку и развернул к себе. Поймал взгляд — холодный и растерянный одновременно. Она отчаянно пыталась быть сильной, хотя в глазах блестели слезы. Отблески уже почти ушедшей обиды вспыхнули в душе с новой силой.

— Я пришел! Видишь, стою сейчас здесь, перед тобой, готов выслушать и даже попросить прощение за опоздание, — Драко всё ещё сжимал её руку и смотрел в глаза. Его голос был совсем не таким, как обычно: без тени иронии, чуть взволнованный. Как будто от её решения зависела его судьба.

— Ты знаешь, подобное услышишь от меня нечасто, — продолжил Малфой и бросил секундный взгляд на Книгу. Дышал часто, говорил сбивчиво.

Гермиона посмотрела на него внимательно и недоверчивом, как будто пытаясь разгадать, а потом тихо спросила:

— Как ты нашел меня?

Он вздрогнул, рука машинально прикоснулась к карману, а на лбу выступили капельки пота. Гермиона этого не заметила, слишком сильно уйдя в свои мысли и отчаянно борясь с желанием поверить каждому его слову.

Ледяная стена в душе треснула — она готова была простить.

— Это было непросто… — начал Драко. — Но здесь не так много мест, куда уходят, чтобы побыть в одиночестве.

— Я пришла сюда случайно, — призналась Гермиона. — Ждала тебя до последнего, даже дольше, чем должна была, а потом поняла, что ты не придешь, выбежала из Замка и оказалась здесь.

Она прикусила губу, отчаянно пытаясь сдержать слезы. Почему-то сейчас они подступили слишком близко. Казалось бы, всё хорошо: он пришел и извинился. Но ей хотелось плакать.

На Гермионе была его куртка, и то тепло, что она дарила, разливалось по телу. Тяжелое небо, терпкий воздух, приглушенные тона осенне-зимнего пейзажа, слегка размытые, как будто смотришь через прозрачное, но чуть замутненное стекло — всё было как будто во сне: не с ними и не про них.

Гермиона не могла решиться. Ещё недавно думала, что всё было напрасно; плакала на берегу, жалея себя и проклиная его, но где-то в закоулках подсознания теплилась радость от того, что всё закончилось, даже не начавшись. Теперь же она снова стояла перед выбором, находясь в самом начале пути.

— Зачем ты пришел? — вдруг быстро спросила Гермиона. — Всё снова стало так сложно! И я… Я не знаю, что мне делать! — резко отвернулась и посмотрела на небо.

Сейчас, когда она не видела, Малфой перевел взгляд на Книгу, на секунду зажмурился, а потом обнял Гермиону за плечи.

— За последние полгода многое изменилось, — начал он. — Мы уже не те, что были раньше. А прошедшая ночь окончательно перевернула всё с ног на голову. И я не знаю, что было бы, не найди ты меня вчера… Спасибо.

Она чуть улыбнулась и вдруг почувствовала себя нужной. Он благодарен ей… Всё было не зря.

— О чем ты хотела поговорить, Гермиона? — снова спросил Драко. Она не сразу заметила, что он обратился к ней по имени. Впервые за семь лет.

— Я… я… — Гермиона не знала, как начать: развернулась к нему и теперь переминалась на месте, пытаясь подобрать слова.

Малфой выжидающе смотрел на неё, глаза его жадно блестели. Этот взгляд показался Гермионе странным и очень сильно не вязался с тем Драко, которому она собиралась открыть свою тайну. Но пути назад не было.

Поняв, что не сможет сказать ничего, молча кивнула туда, где лежала книга. Пусть разбирается сам… Она разъяснит всё при необходимости.

Малфой подбежал к дереву и судорожно развернул сверток. На его лице отразилось удивление — он всегда был хорошим актером.

— Грейнджер, что это? — несколько секунд молчания. Так, для виду. Она уже собралась ответить, но Драко помешал: — Неужели это… — в голосе был восторг: — Откуда?! Невероятно!

Гермиона улыбалась и испытывала гордость за себя, свою находку и такой благородный поступок.

— Ты знаешь, что это? — спросила она скорее для порядка, нежели чтобы получить информацию. Ведь всё было и так очевидно.

— Да, я читал про неё, но всё равно не понимаю: как? Как она оказалась у тебя?!

— О… Это долгая история. Как-нибудь в другой раз, — отмахнулась Гермиона и скрестила руки на груди. Изменилась — как будто расцвела: смотрела прямо, говорила уверенно. — Сейчас гораздо важнее понять, как проявить в ней текст.

Драко поднял взгляд, только теперь он до конца осознал смысл произошедшего. Следующий вопрос задал до того, как успел подумать, что этого делать не следовало:

— Почему ты показала её мне?

Гермиона снова смешалась. Что она могла ответить? Ведь сама не знала… А если и знала, то всё равно не открылась бы. Даже себе.

Драко смотрел прямым взглядом и ждал, что она скажет. Ему действительно было интересно. Ещё недавно предположение, что Гермиона покажет ему книгу, казалось бредом. Потом, как одержимый, он искал её, пытался разговорить. И ни на секунду не задумывался: а почему? зачем она это сделала?

Гермиона стояла, трогательно кутаясь в его куртку и пытаясь придумать ответ. Но не могла. Малфой понимал, что не стоило смущать её подобным вопросом, что всем было бы легче принять случившееся как должное, но он хотел знать.

Сейчас это вдруг стало даже важнее, чем то, что всё сбылось, и Книга, наконец, у него. Что всё даже лучше, чем можно было предполагать.

Она сама дала ему Книгу. Не Поттеру, не Уизли. Ему.

Была ли это жалость? Участие?.. Или…

Драко отчаянно тряхнул головой, а затем посмотрел на Гермиону. Кем была она ещё недавно? Грязнокровкой, подружкой Поттера, мерзкой всезнайкой и выскочкой. Кем стала сейчас?

Он не смог бы ответить точно, но её широко распахнутые глаза, смотрящие в упор, казались уже такими родными. А в тот момент, когда он был на грани, а надежды почти не осталось, из всех людей, что окружали его, рядом оказалась она. И он принял её, подпустил слишком близко.

Почему Грейнджер? Искать ответ на этот вопрос не было смысла. Так получилось, так распорядилась Судьба. И он мог только принять это. Или отвергнуть. Драко выбрал первое.

Он сделал шаг вперед и поцеловал её. На этот раз совсем не так, как тогда — в далекий вечер в кабинете Рун. Её руки в бессилии опустились, зрачки расширились. Гермиона не ожидала подобного, и, наверное, упала бы, не удержи он её. В тот момент Драко вдруг осознал, какая она хрупкая и сильная одновременно. Наивная и неопытная, отчаянно желающая быть нужной и любимой.

Ей было страшно, он видел это. Она боялась обжечься. Снова.

На кону стояло слишком многое, тем не менее, Гермиона отвечала на поцелуй. Робко, неуверенно, но отдавая всю себя без остатка. Она доверяла ему.

Драко отстранился. Несколько секунд молча рассматривал её и пытался объяснить самому себе этот странный поступок. В итоге сослался на благодарность: Гермиона дала ему Книгу, сделав шаг навстречу, и он должен был сделать что-то для неё в ответ. Вот и всё.

Отвечать больше не было необходимости, Гермиона понимала это. На душе стало светло. Лицо озарила слишком счастливая улыбка, которую она тщетно пыталась спрятать. Но он все равно заметил.

— Я думаю, нам стоит поднять Книгу с земли, — приглушенно произнесла Гермиона. Голос был чужим.

— Не могу не согласиться, — отозвался Драко. Подошел к дереву, поднял талмуд и, покачав его в одной руке, как гирю, прокомментировал:

— Тяжелая, ничего не скажешь.

— Есть такое… — согласилась Гермиона, вспомнив, как тащила Книгу по пыльным улицам Египта в жаркий полдень августовского дня. — Откуда ты знаешь о ней?

— Читал летом. В библиотеке у отца, — ответил юноша, рассматривая обложку.

— Ого! И что там писали?

— Много всего… Там целых два тома научных работ. В первом описание и история, во втором — использование, — принялся объяснять Драко. Потом быстро добавил: — Но я читал только первый.

Гермиона нахмурилась и посмотрела на него с укором:

— Почему?

— Они оба на Рунах. Первый с переводом, второй — нет. Мне было лень сидеть со словарем. Я же не знал, что ты найдешь Книгу, — честно признался Малфой. Тогда, летом на каникулах, это действительно было так. Просто чтение от нечего делать, без какой-либо выгоды, а потом, когда выяснилось, что Книга Судеб так близко, всё завертелось слишком стремительно. И Драко не продумал ничего дальше, чем на один шаг вперед. Сейчас он страшно корил себя за это,ьведь теперь надо было отправляться в Поместье. В том двухтомнике, что находится в закрытой секции библиотеки отца, наверняка находились ответы на все вопросы. Вот только… Сегодня пятница, а завтра выходит срок.

— Ты можешь достать эту книгу? Я читаю Руны почти без словаря, — с гордостью заявила Гермиона.

— Нет, увы, — ответил Драко упавшим голосом. Сейчас, когда они в двух шагах от цели, было невероятно обидно споткнуться о такую незначительную мелочь, как невозможность достать последние инструкции. От этого опускались руки, и хотелось кричать. Вот почему он был таким ленивым идиотом и не дочитал всё сразу?!

— На ту часть библиотеки, где она находится, наложены чары. Книги оттуда не вынесешь, — поспешил объясниться Малфой в ответ на вопросительный взгляд Гермионы. Та вздохнула. Несколько секунд молча смотрела вниз и ковыряла землю носком ботинка, а потом резко подняла глаза.

— А если отправиться туда сейчас? Сделать дубликат или найти нужную информацию на месте, — быстро проговорила Гермиона, а потом снова потупилась, видимо, осознав, какую глупость сказала. Она — в Малфой-мэноре… Уж лучше явиться прямиком к Темному Лорду.

Драко усмехнулся.

В этом была вся Гермиона: в отчаянном желании докопаться до истины, спонтанных решениях и готовности пойти на риск в любую минуту.

— Боюсь, тебе там не будут рады… — медленно произнес он, одновременно раздумывая над её предложением. Встрепенулся: — Сколько сейчас времени?

— Около двух.

— Точнее!

— Два часа тринадцать минут.

— Отлично, — Драко схватил Гермиону за руку и потащил к выходу из Хогвартса. Надо успеть. Если отец не перестал следовать своему расписанию, то в два часа в Поместье обед. Около трех он заканчивается, и ещё два часа двери Замка не открываются ни для каких гостей. Сам же Люциус сидит в кабинете и работает с бумагами.

— Куда мы? — на бегу спросила Гермиона. Она догадывалась, но уточнить всё равно стоило.

— Из Замка нельзя трансгрессировать, забыла? — просто ответил Драко, не замедляя шаг.

— Помню, — отрезала она. — У тебя есть портключ?

— Нет, но возвращаться нет времени. Отправимся через камин.

Гермиона не стала спрашивать, откуда Малфой знал потайные ходы, не поинтересовалась и тем, как, если что, будет объяснять свой неожиданный визит к нему в гости. Сейчас хотелось довериться ему полностью. И будь, что будет…

Драко шел уверенным шагом. На лице не было и тени сомнения, но холодный, липкий страх сжимал изнутри. Ведь он приносил её в жертву. После всего, что Гермиона для него сделала, он так сильно ею рисковал. Ведь если их обнаружат, то ему всего лишь поставят Метку, а что сделают с ней — грязнокровной подружкой Поттера, лучше даже не думать.

Быть может, стоило остановиться и переждать пару дней или хотя бы не брать её с собой в Поместье? Малфой знал, что она будет упираться, настаивать, и оправдывал себя этим. Гермиона сама захотела пойти, его вины здесь не было.

Драко никогда не признался бы себе, что боялся, и в душе леденело от одной мысли о том, что придется пройти по коридорам Замка, где он родился и вырос, зная, что её больше нет. Какая-то часть сознания верила, что пока он не увидел её портрет, висящей на стене в коридоре, надежда ещё есть. А потом — всё. Малфой не представлял, как окажется в Поместье и пройдет по тем коридорам и комнатам, где когда-то жила она.

Одиночество в этот момент было бы убийственным, поэтому он взял с собой Грейнджер.

Гермиона шла молча. Крепко прижимала к себе Книгу, как будто боялась, что может её потерять, и очень тяжело дышала. Близкий к бегу шаг утомлял.

Когда они подошли к одному из потайных выходов, она покорно пролезла в проход и подумала, что, похоже, окончательно свихнулась, раз следует за Малфоем к нему домой.

Они шли по безлюдной улице. Гермиона посильнее закуталась в куртку Малфоя, которая все ещё была на ней, взглянула на него, идущего рядом в одной лишь черной рубашке, и подумала, что ему, должно быть, холодно, а куртку стоило бы вернуть. Но делать этого не стала.

Подошли к «Кабаньей голове». Сейчас здесь было безлюдно, лишь за одним из столиков сидела компания из трех человек, которые что-то активно обсуждали и пили сливочное пиво.

Окончательно осознала, на что пошла, Гермиона лишь тогда, когда Малфой мягко подтолкнул её к камину и спросил:

— Ты уверена, что хочешь пойти?

Она ненавидела его за этот вопрос, потому что отнюдь не была уверена. Если бы Малфой не спросил, то шанса отступить не было бы, а так он дал ей выбор. Впрочем, разве это настоящий выбор? Она все равно не отступит, хотя бы потому что не захочет выставлять себя трусихой. Да и отдать ему книгу на вечное пользование как-то не входило в её планы.

Подумав пару секунд, Гермиона ответила «да» и сделала шаг вперед, но потом резко остановилась и перевела взгляд на Драко:

— Разве к вам в Замок может попасть кто угодно?

Он побледнел, чертыхнулся и хлопнул себя рукой по лбу. Ей стало всё ясно.

— Как я мог забыть о Защите?! — обреченно спросил Малфой сам себя и опустился на ближайший стул. — Боюсь, мне придется пойти одному…

Гермиона должна была бы порадоваться такому стечению обстоятельств, но вместо этого испытала обиду и разочарование: опять все планы смешались.

Возразить было нечего. Она сняла с себя куртку и отдала ему.

— Я буду ждать тебя в Хогвартсе.

Его глаза сверкнули:

— А книга?

— Никуда не денется. Раз уж я дала её тебе, то не передумаю.

Он несколько раз тяжело вздохнул, встал, обошел кругом стол и на выдохе произнес:

— Мы можем сделать так: я отправлюсь один, открою камин и вернусь за тобой. Это займет не больше десяти минут. Уж точно не больше, чем если я буду читать Руны один.

— Хорошо… — Это действительно было приемлемым вариантом, но Гермиону задело то, как изменилось лицо Малфоя, когда тоь понял, что Книга останется с ней. После всего, что она сделала, он по-прежнему не доверял ей. — Мне подождать тебя здесь?

— Да, это было бы неплохо, — Драко отдал ей куртку обратно. — Во внутреннем кармане есть деньги, закажи себе что-нибудь. Я скоро.

Пламя загорелось зеленым, и Малфой исчез. Гермиона взяла себе лимонад и опустилась за столик у окна. Книгу завернула в куртку Драко, решив, что сидеть с ней здесь в открытую опасно. Несколько секунд рассматривала неровности на поверхности стола, сделанной из сруба какого-то дерева.

Сейчас это место казалось отнюдь не дружелюбным: из щелей тянуло холодом, дверь неприятно скрипела от каждого порыва ветра.

Гермиона поймала себя на мысли, что когда Малфой был рядом, она чувствовала себя гораздо спокойнее. Как будто он мог её защитить. Ото всех — разве что кроме себя.

Теперь, когда Драко ушел, Гермиона задумалась о том, в какую авантюру ввязалась. Ей было не привыкать: за семь лет дружбы с Гарри и Роном она вытворяла и не такое, но сейчас ощущения были другими. Доверив Малфою свою главную тайну, Гермиона собралась отправиться в Малфой-мэнор. Это было началом безумия!

— Грустишь, красавица? — послышался над головой прокуренный бас. О нет, только не это! Гермиона подняла голову и увидела над собой мужчину лет тридцати — обросшего, в потертой одежде и с запахом перегара и табака, чувствовавшегося даже на расстоянии метра. Даже не подумав спросить разрешения, он опустился напротив.

— Простите, но я здесь не одна. Мой… — Гермиона запнулась, не зная, как лучше назвать Малфоя в данной ситуации. — Молодой человек отошел на несколько минут. Вам лучше не занимать его место, — быстро закончила она. Ничего лучше в голову сейчас не пришло. Благо, Малфой никогда не узнает об этом, зато так больше шансов, что мужчина отвяжется.

— Но пока его здесь нет, мы можем развлечься, — он подмигнул ей и посмотрел жадным взглядом. — А ты ничего…

Гермионе стало страшно. А она ещё надеялась, что днем никто приставать не станет...

— Не думаю, что это хорошая идея. Вам лучше уйти. Мой парень не обрадуется, если увидит вас, — от этих слов, произнесенных ею самой же, Гермионе хотелось не то плакать, не то смеяться. Она только что назвала Малфоя своим парнем! Впрочем, её ведь вынудили. Это всё ситуация виновата…

— Но пока его здесь нет. И судя по тому, как дрожит твой голосок, не предвидится, — мужчина мерзко усмехнулся и протянул к ней руку. Гермиона в ужасе отшатнулась. — Не бойся, я не кусаюсь.

Он вынул из сумки бутылку пива и два стакана.

— Будешь?

— Нет, я не пью.

— Зря. Может, сделаешь исключение?

— И не подумаю. Особенно ради вас, — Гермионе хотелось быстрее покончить с этим.

— Принципиальная, значит… И дерзкая. Это интересно, — он медленно окинул её взглядом. — А ты ничего, симпатичная. И фигурка хорошая.

Гермиона быстро опустила взгляд на свою одежду. Верхняя пуговица блузки расстегнулась, сделав вырез большим до неприличия. Вот почему так всегда?! И в самый неподходящий момент!

Она быстро закрыла вырез рукой и перевела взгляд на камин, мечтая лишь о том, чтобы Малфой поскорее вернулся, но пламя горело равномерно.

— Что ты такая зашуганная? — мужчина рассмеялся. — Я тебе ничего не сделал. Пока что, — он придвинул свой стул поближе к Гермионе и попытался взять ту за руку. Она так резко вскочила, что чуть не уронила стол. Книгу же и куртку Малфоя всё-таки постигла эта участь. Послышался грохот.

— Не подходите ко мне! — воскликнула Гермиона и прикоснулась рукой к карману, где лежала палочка. Стало спокойнее, но ненадолго, ибо мужчина слушаться не стал, а вместо этого схватил собеседницу за запястья, лишив последней возможности защититься. Её накрыла волна ужаса и отвращения, а кгорлу подкатила тошнота. Гермиона понимала, что кричать бессмысленно: здесь вряд ли кто-то обратит внимание на подобную сцену.

Отчаянно пыталаясь вырваться, извернулась и изо всех сил ударила мужчину каблуком по ноге. Видимо, удар получился сильным, потому что тот отпустил руки. Получив свободу, Гермиона выхватила палочку и встала так, чтобы между ней и мужчиной оказался стул.

— Дрянь! — взвыл он. — Ты ещё ответишь за это! — спотыкнулся о Книгу и чуть не упал. Опустил глаза. «Это конец» — промелькнуло в голове у Гермионы. «Прощай, Книга Судеб…»

 

* * *

Драко оказался в Главной Гостиной. Было тихо, а свет не горел. Порадовавшись этому факту, Малфой вытащил палочку, чтобы открыть камин.

Заклятие не сработало.

«Что за черт!»

Ещё раз повторил попытку — всё так же безрезультатно. Интересно, с какой стати?! Он больше не член семьи Малфоев, раз даже не может свободно распоряжаться в собственном доме? Злость вскипала сильнее с каждой минутой.

За спиной послышался щелчок.

Драко резко обернулся и увидел одного из домовых эльфов. Что ж, это было весьма кстати.

— Энки приветствует молодого Господина, — пропищал тот.

— Отец дома? — без прелюдий спросил Драко.

— Да, Господин работает у себя в кабинете.

— Кто-нибудь ещё есть сейчас в Поместье?

— Нет… Вчера приезжала мадам… Энки не помнит её имени. Мать Вашей невесты, молодой Господин.

Драко встрепенулся. Что Алиссия Гринграсс делала у них в Поместье? Впрочем, сейчас были дела куда важнее.

— Больше никого не было? Никаких особых гостей?

— Больше никого, молодой Господин.

— Отлично. А почему камины закрыты для посещений?

— Энки не знает, молодой господин, — ответил эльф. Драко начал паниковать. С какой стати отец закрыл камины? Быть может, и трансгрессировать сюда нельзя…

— А порталы в Замок работают? — на выдохе спросил он.

— Если Энки не ошибается, то только для членов семьи. Все гости могу попасть в Замок лишь через главные ворота.

— Спасибо, Энки. Ты можешь идти. И не говори отцу, что видел меня.

— Энки не скажет, молодой господин.

Эльф исчез. Драко тяжело вздохнул. Он прекрасно знал, что на прямой вопрос Люциуса тот всё равно ответит правду: таковы правила. Дурацкая семейная иерархия…

Как же надоело! И этот зал, и эльфы с их писклявыми голосами и идиотскими обращениями, и вечно разрушающиеся планы. Хотелось бросить всё и исчезнуть. Просто не существовать…

Он взял из серванта небольшую музыкальную шкатулку и, молясь всем богам, чтобы отец не поставил здесь контроль на использование магии, произнес заклятье создания порт-ключа. Малфой был силен в подобных заклинаниях, но сделать всё как надо вышло не с первой попытки и даже теперь отнюдь не был уверен, что энергии портала хватит, чтобы перенести их с Грейнджер вдвоем.

Ясно представив, что может произойти в случае ошибки, всё-таки повторил заклинание. Это выпило последние силы, и Драко еле стоял на ногах. А ведь ещё предстояло возвращаться обратно…

Посидев в кресле несколько минут и более-менее придя в себя, Малфой вошел в камин.

 

* * *

Гермиона сделала шаг вперед и уже приготовилась произнести заклинание, когда услышала голос у себя за спиной:

— Что здесь происходит?

Около камина стоял Драко Малфой. Никогда ещё она не была так рада его видеть.

— Оставьте мою спутницу в покое, отойдите от Книги и уходите отсюда. Быстро. Или проблемы вам обеспечены, — Драко говорил таким тоном, что не послушаться было невозможно. Образ довершала волшебная палочка, которую он держал в руке.

Тем не менее, выглядел Малфой неважно — как будто не открывал камин для посещений, а только что вышел из комнаты пыток.

Хотя, кто знает, что произошло с ним в Поместье?.. Ведь от этих людей можно было ожидать чего угодно.

Гермиона слегка удивилась, когда мужчина послушался. Бросив ей не слишком внятное «Я думал, ты врала, когда говорила про парня», заставив густо покраснеть и молиться, чтобы Драко это не слышал, ретировался.

Конечно, грозный вид Малфоя мог испугать кого угодно, а взгляд говорил о том, что церемониться он не станет, но всё-таки странно, что взрослый мужчина испугался подростка.

Ещё не придя в себя от пережитого потрясения, Гермиона кинулась к Малфою. Она подбежала слишком близко и почти обняла его, но в последний момент остановилась, в бессилии опустив руки и потупившись, как будто собиралась сделать что-то преступное.

Её дыхание было сбивчивым, в глазах блестели слезы.

— Успокойся, Грейнджер. Всё в порядке, — Драко взял её за плечи и чуть встряхнул. — И как ты умудряешься постоянно влипать в истории?

— У меня талант, — Гермиона попыталась улыбнуться. Голос по-прежнему дрожал, но сейчас она выглядела уже не такой подавленной. — Тебя долго не было…

— Теперь понимаю, почему Поттер и Уизли такие дерганные. С тобой пообщаешься… — мягко улыбнулся он. Гермиона хотела было обидеться, но передумала. — Всё оказалось сложнее, чем я задумывал. Камин открыть не удалось.

— Что?! — резким движением Гермиона освободилась от его рук и сделала шаг назад. Её бросило в жар. Мысль о том, что придется идти в Хогвартс в одиночестве, казалась сущим кошмаром.

— Тебя не учили, что перебивать нехорошо? — медленно произнес Драко, наблюдая за этой картиной. — Я создал порт-ключ. Потому и задержался, собственно.

— А… Понятно, — Гермиона облегченно вздохнула. Думать о том, что идти в Хогвартс одной гораздо безопаснее, чем отправляться в Малфой-мэнор, не стала. — Ты плохо выглядишь, — произнесла она, ещё раз взглянув на него.

— Спасибо, Грейнджер, за комплимент.

— Я не в том смысле! Просто… С тобой всё в порядке?

— Да. Я просто устал. Магия перемещений — не самая простая из возможных, — Гермиона кивнула и почувствовала себя неловко. Как же много от неё неприятностей!

Малфой выждал паузу, а затем медленно произнес:

— Так мы идем? И подними Книгу.

Она послушалась.

— Вот так и знал, что тебе нельзя доверять такие вещи… — не удержался он.

— Как будто я виновата! Могли бы вообще в «Три Метлы» пойти! Знаешь же, что это за место, — вдруг вспылила Гермиона. Чувство неловкости куда-то пропало.

Драко пропустил её пассаж мимо ушей и молча протянул руку.

— Надеюсь, ты нормально переносить трансгрессию?

— Да, — Гермиона кивнула уверенно, хотя в прошлый раз после полета с трудом держалась на ногах и вынуждена была принимать специальное зелье. Но сейчас она справится. Или хотя бы попытается…

Вложила свою ладонь в его. Легкий щелчок, прилившая к вискам кровь, и всё исчезло.

Когда картинка перед глазами перестала двоиться, и Гермиона смогла наконец стоять без поддержки Драко, то поняла, что они уже переместились, и теперь стояли перед массивными чугунными воротами с фамильным гербом Малфоев. За ними проглядывался Замок.

— Трансгрессировать в Поместье нельзя, поэтому пришлось переместить нас сюда, — услышала она голос Драко у себя над головой. — Надеюсь, ты больше не собираешься падать в обморок…

— Я упала в обморок?! — Гермиона посмотрела на него круглыми от удивления глазами. Только этого не хватало… Интересно, он нес её на руках?..

И это в его-то состоянии. Как же стыдно!

— Вообще-то, да. Скажи спасибо, что это произошло уже здесь. Иначе бы тебя пришлось собирать по частям.

— Извини… От меня и правда одни проблемы.

— За такое не извиняются. Идем, — он произнес неизвестное заклинание, и ворота распахнулись. За ними открывался вид на зимний парк. — Через главный вход я тебя не поведу, уж извини. Пойдем через Южное крыло, потому что Северное принадлежит отцу, и есть опасность с ним столкнуться… — объяснил Драко, указав на достаточно узкую тропинку, покрытой тонким слоем льда. Только сейчас Гермиона заметила, что на ней снова надета его куртка. Впрочем, это не спасло от скользких и неудобных туфель, которые никак не предназначались для походов по улице. Тем более зимой. И снова Малфой был вынужден её выручать, поддерживая и чуть ли ни неся на руках.

Гермиона терпеть не могла проявлять слабость и попадать от кого-то в зависимость. Принимала помощь она тоже с большим трудом, поэтому ситуации, сродни этой, всегда вызывали в ней чувство дискомфорта. Малфой же отнюдь не выглядел недовольным. Его, кажется, только забавляла её беспомощность, что злило ещё больше.

Они свернули за угол. От открывавшегося вида у Гермионы перехватило дыхание. Ещё секунду назад они шли по льду, но сейчас это казалось невозможным, потому что здесь был цветущий сад: высокие деревья, похожие на японскую сакуру, стояли по обе стороны от узкой дорожки, мощеной белой плиткой. Фиолетовые лепестки кружились в воздухе и создавали на земле ажурный ковер. Орнаментная беседка, выглядевшая издалека кружевной и воздушной, и зеркальное озеро дополняли эту картину, делая её практически сказочной. Забыв обо всем, Гермиона зачарованным взглядом рассматривала пейзаж, боясь, что он вот-вот растворится, оказавшись плодом воображения.

— Это сад моей матери, — услышала тихий голос Драко у себя за спиной. — Она зачаровала деревья так, что они цветут круглый год, поэтому здесь вечное лето. Дальше там оранжерея, розарий и конюшня. Я бы предложил прогуляться, но у нас мало времени. Так что извини, в другой раз…

— Это невероятно! — только и смогла выдохнуть Гермиона. — Никогда в жизни не видела ничего подобного!

— У неё был безупречный вкус. Говорят, до её переезда в Замок здесь было мрачно и пустынно, а сейчас он как будто разделен на две части: мамину и отцовскую. Увы, вторая всё так же мрачна, — Драко говорил сдержанно и почти безымоционально, но Гермиона видела, как тяжело ему давалось нахождение здесь. Она молча кивнула и сделала шаг вперед.

До Замка они шли в молчании и вскоре оказались в небольшой Парадной. Отсюда выходило две двери: одна в виде арки, ведущей в длинный коридор с тяжелыми сводами, вторая же обычная — с резной ручкой и витиеватым рисунком. Окна занимали почти половину стены, поэтому здесь было достаточно светло, даже несмотря на почти полностью задернутые шторы.

— Идем, не стоит задерживаться, — Малфой поманил её за собой и направился в сторону маленькой двери. За ней был небольшой коридор опять же с двумя дверьми. Одна из них, по словам Малфоя, вела в Музыкальную Гостиную, а вторая — в Зеркальную комнату, через которую можно попасть в главную часть Замка и Бальную Залу. Гермионе было страшно интересно заглянуть туда хоть одним глазком, но она понимала, что сейчас это невозможно.

Подумала о том, Малфой-мэнор выглядел совсем не таким, каким она ожидала его увидеть: это был не мрачный готический замок, как могло бы показаться снаружи.







Дата добавления: 2015-09-04; просмотров: 163. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2019 год . (0.095 сек.) русская версия | украинская версия