Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

КРАЙ ВЕТРОВ: НЕКРОМАНС 38 страница




- Ты не состоишь из сиропа или меда, и ты даже не фрукт! И даже не гнилой! Успокойся! Ну? Всё? Больше не грызет? Что у тебя с лицом?

Камориль отпустил тельняшку Эль-Марко и устало махнул рукой. Вздохнул.

- Ну, смерть так смерть, - сказал он и развернулся, направляясь к ребятам из «Негорюй». Длинношерстная тушка Луни, прилепившаяся к нему сзади и сверху, казалась этаким пушистым черным плащом, за которым стелился еще один плащ – шелковый, переливчато-синий, и длинный не в меру, как подол средневекового женского платья.

Но до ребят Камориль не дошел. На полпути от ореха к «Негорюй» некромант внезапно повалился на колени и закрыл лицо руками. Ари, Рин и Тиха встрепенулись, но, не зная, что делать, остались на месте. Эль-Марко устремился к Камориль – мало ли, что! Вдруг, и правда, плохи дела? Эль-Марко опустился рядом с Камориль, спешно касаясь его шеи (ближайшее открытое место) и проверяя его состояние. Но с ним все было хорошо. Чего же он?..

Камориль, почувствовав прикосновение, отнял руки от лица, и Эль-Марко увидел на нем слегка шальную улыбку. Некромант усмехнулся, улыбнулся шире, а потом и вовсе расхохотался, запрокинув подбородок к большой круглой луне. Смеялся он долго – с полминуты, пожалуй. Потом вытер правый глаз ладонью и произнес:

- Фух. А я уж думал и правда с жизнью прощаться.

- Что... случилось? – спросил Эль-Марко.

- Что-что, - передразнил Камориль.

А потом крылья Луни, те самые переливчато-синие, длиной метра в три, а то и четыре, напряглись, дрогнули по всей площади и, выгнувшись по ребрам твердости, распрямились за спиной Камориль с опасным шипящим шелестом.

- Ух ну нифига ж себе! – воскликнул Ари.

Кападастер смотрел снизу вверх на поднявшегося на ноги Камориль: так некроманту было проще удерживать равновесие, с таким-то парусом за спиной. Эль-Марко спросил:

- Это ты сделал?

- Пожалуй, - Камориль неуверенно повел плечами, попробовал оглянуться назад. - Я не уверен... ну-ка...

Крылья пошевелились, распрямились еще больше вверх, образовав два огромных полукруглых веера и вызвав легкий ветерок.

- Да, - кивнул Камориль, - кажется... нет, не кажется. Точно. Она передала мне... все права.

- Ну надо же, - проговорил Эль-Марко. – Я... я в растерянности. И в восторге. Неужели они смогут тебя поднять?..

Камориль сложил крылья, почти опустив их на землю.

- Это смотрится просто невероятно! – Ари подошел ближе к Камориль. - Можно потрогать?

- Только осторожно, - разрешил некромант. – Я еще не уверен, как оно все... О-о.

- Ты чувствуешь его прикосновения? – спросил Эль-Марко.

- Да, - кивнул Камориль

- Так вот оно что, - хмыкнул Эль-Марко. – Значит, все-таки, те зубики на конце хоботка...

Эль-Марко поднял взгляд на Камориль и запнулся, больно уж яростный у того был вид. Почему Камориль все еще не разразился ругательствами, Эль-Марко не понял.

- Ну, ты и так был не в себе, - решил оправдаться он, на всякий случай.

- Так а чем она питается на самом деле? – это спросил подошедший ближе Тиха. – Точнее, куда? В таком положении?

Тиха тоже зашел Камориль за спину, но к крыльям и Луни не прикасался – так рассматривал.

- Я полагаю, питается она самостоятельно, - произнес Эль-Марко, потирая подбородок задумчиво. - Смотрите. Мы предложили ей все, что нашли холодильнике, и она сожрала подгнившую капусту, ананас и все варенье, что было. То есть, она уже поела. И, поев, решила, что пора энергию тратить – и... начала выполнять свою прямую функцию.

- Какую функцию? – спросил Камориль, глядя на Кападастера с прищуром.

- Ну как, какую. Быть симбионтом, помогающим человеку при передвижении. Но... если честно, я и не думал, что... что она превратится в такое. Признаюсь: я недооценил ее создателей. Весьма недооценил.

- Ты недооценил их втройне, - медленно проговорил Камориль. – Потому что... Потому что в нее встроены карты.

- Карты? – Эль-Марко взглянул на Камориль удивленно.

- Карты, - кивнул Камориль, - старые карты. Город... города. Много, около шестидесяти городов. Вот наш, например, но он намного меньше, еще нет многих спальных районов, даже того, где Мйар живет...

- Ты видишь их перед собой? – уточнил Эль-Марко.

- Это сложно объяснить, - произнес Камориль, прикрывая глаза. Легкий ветерок пошевелил его волосы, перебросил с шеи назад. - Но, в принципе... да. Этакие проекции странного вида… И... Хорошо, у нас есть карты городов, страны, причем с еще довоенными границами, карта континента и остальных – но это вот что такое?.. – Камориль поднял веки и уставился на Эль-Марко, как будто бы тот тоже мог видеть: - Тут... как будто бы… еще карта какой-то выдуманной страны. Ну, то есть, ты слышал, есть где-нибудь местность под названием «Берег Саламандры» или вот, тоже какое-то относительно большое образование…. «Тлеющее Море»?

- Нет, - Эль-Марко покачал головой. – Ни разу такого не встречал. Может, устаревшие названия? Или секретные какие?..

- Я слышал, - сказал молчавший доселе Рин Даблкнот. – Не знаю, как насчет секретности, но по-моему это топонимы из легенды о Духе Огня. Когда Дух Огня вырвал Сердце Мира из земной тверди, кровь, что вытекла из его вен, образовала море Синего Пламени, которое со временем погасло и стало называться Тлеющим. Но это же... всего лишь легенда.

- А вот и оно, - произнес Камориль медленно. – Да, Рин... так и есть. Среди Тлеющего Моря обозначена довольно обширная локация, подписанная как «Сердце Мира», и по очертаниям это место на самом деле похоже на человеческое сердце.

- Погоди-погоди, - Эль-Марко поправил очки. - Так это у тебя там, получается...

- Да, все верно, - кивнул Камориль. Взгляд его стал тяжелым. - Это карта морока. А на карте страны я вижу отмеченные точки перехода. Вот тут, например... О, да это же та пещера возле маяка! Ну и дела... Всегда чуял в ней что-то странное! – Камориль задумчиво нахмурился. - Получается, создавшие Лунь маги имели доступ к утерянным ныне секретным материалам... И эти материалы куда более ценны, чем нынешние гильдии даже могут предположить. Это то, о чем только будут говорить на собрании гильдий этим летом. Сколько же всего отняла у нас война…

- Как-то мне неуютно стало, - поежился Ари.

Эль-Марко заметил, что Камориль смотрит на Рина Даблкнота, а тот, в свою очередь, не может отвести глаз.

- Да ты ведь умный, - произнес Камориль, улыбаясь.

Рин сглатывает и делает едва заметный шаг назад.

- А я варенья принесла! Давайте ее еще покормим… ой, - произнесла выбежавшая из дома Никс, увидев, что происходит в саду. В руках у девочки была двухлитровая банка сливового варенья, а карман комбинезона оттягивала открывашка. – А что это с Лунью? Она там, на вас, прячется, что ли? Или греется? Она вас случайно не ест?

- Ну уж точно не греется, - хмыкнул Эль-Марко. – И не ест.

Камориль обвел всех взглядом:

- Отойдите, что ли, поближе к дому.

- Ты собрался?.. – Эль-Марко, было, дернулся, чтобы снова проверить состояние Камориль и Луни, но остановил себя. – Хотя, да, давай. Все должно быть, как надо. Теперь все должно быть так, как задумывалось изначально. Ребята, отходим.

Когда все столпились ближе к фасаду и выходу, Камориль, оставшийся посреди довольно широкой площадки перед домом, расправил крылья. Сами крылья формой больше походили на стрекозиные, чем на крылья бабочки, а фактурой – на тонкую мягкую кожу. С каждой стороны их было четыре: два ведущих, подлинней и пошире, и два поменьше.

- Погнали, что ли, - произнес Камориль, и все восемь крыльев ударили в такт, изгибаясь под напором воздуха. Первый же шумный взмах приподнял некроманта метра на два над землей, а следующие и вовсе отнесли высоко вверх.

Собравшаяся внизу компания смотрела на зависшее в ночном воздухе крылатое существо, открыв рты.

- Я точно напишу об этом песню, - сказал Ари, присвистнув. - И никакого больше «Духа Огня»! Вот, среди нас что происходит! Какие люди живут!

- Да не человек он, - недовольно буркнул Рин. – Уж я-то знаю.

- Такое вообще бывает?.. – пробормотал Тиха.

Эль-Марко, подслушав их, улыбался, но ничего не говорил. Никс, руки которой оттягивала к земле банка с вареньем, молча смотрела вверх, на большую круглую луну и на мелькающий на ее фоне крылатый силуэт.

- А она только его покатать может, да? – спросила Никс у Эль-Марко чуть погодя.

- Не знаю, - ответил тот, - возможно... Он был там, когда она вылупилась. Я так понимаю, у нее произошло запечатление... в любом случае, я бы тебе не разрешил.

Девочка разочарованно фыркнула.

Камориль опустился на крышу особняка. Большая, голубовато-белая луна была у него за правым плечом. Восемь огромных крыльев подрагивали на ночном ветру, просвечивая. Он будто бы отдыхал. Постояв так, он стал спускаться по черепице вниз – сначала медленно, а потом ускорился, и вот, уже на бегу, Камориль прыгнул вперед со второго этажа поместья, и крылья Луни, глухо хлопнув, подхватили его и снова унесли высоко вверх.

- Интересно, долго он собирается развлекаться? – проговорил Эль-Марко. – И надолго ли хватит запаса топлива Луни?

- А она не на магии разве? – спросил Тиха, глянув на Кападастера заинтересованно. – Вряд ли бы без магии оно вообще работало!

- Если так, то в Лунь должны были быть интегрированы еще и гены диких ведьм, - задумчиво ответил целитель. – Так как из нас никто дикой ведьмой не является, то и определить, колдует ли Лунь в полете что-то из их арсенала, никто не сможет. Разве что, Камориль скажет, как налетается, чувствуется ли вообще магия, когда Лунь его несет.

Примерно через десять минут, когда все уже вдоволь насмотрелись на полет «человека-мотылька» и даже успели подмерзнуть на ночном воздухе, Камориль, наконец, спланировал на поляну перед особняком. Занесло его совсем немного, и вообще, в целом, приземление выглядело так, как будто бы он всю жизнь только тем и занимался, что летал при помощи разумного насекомого-симбионта.

- Ну, как? – тут же спросил у Камориль подбежавший ближе Эль-Марко. – Она нагревается? Ты знаешь, устала она или нет? При полете вибрация большая? Тебя мотает туда-сюда? И сколько запаса сил потратила?

- Фух. Бодрит! – ответил Камориль. - Все отлично! Она умница. Я так понимаю, не без диких ведьм, ибо вес свой я почти не чувствую, и вообще, все отлично, как так и надо! Но, Марик… это же... это, во-первых, не так страшно, как можно подумать, а во-вторых, это просто невероятно!

- Могу себе представить, - усмехнулся Кападастер.

- Так... значит, - Камориль оглянулся на подошедших к нему Рина, Ари, Тиху и Никс. - Значит, так. Эль-Марко. Пожалуйста, сходи в мой кабинет и принеси мне мой пояс с зельями. Никс, не могла бы ты упаковать эту банку варенья и еще каких-нибудь, штуки две, в рюкзак Тихомира? Тиха, одолжишь мне его?

- Хорошо, - кивнула девочка

- Без проблем, - разрешил Тиха.

Никс убежала в дом.

Эль-Марко даже не двинулся. Он смотрел прямо на Камориль, почти что без всякого выражения – только брови слегка свел.

- Ага, - кивнул некромант. – Понятно. Ну, хорошо, пояс с зельями мне принесет Кристина.

- Как это понимать? – сурово спросил Кападастер.

- Я полагаю, это судьба, - Камориль улыбнулся печально и тут же поджал губы. - Не серчай. И не... Ох. Марик... Дороги, которые мы выбираем...

- ... не всегда выбирают нас. Знаю-знаю, - Эль-Марко вздохнул. – А если вдруг случается, то стоит не зевать. То есть, это значит, что ты идешь туда. Сам.

- Ну, а как? Это судьба.

- Повтори это еще третий раз, трупоед хренов, и, может быть, сам в это поверишь.

- Марик, - Камориль шагнул к Эль-Марко, - ну, а что мне остается делать? Я и так уже...

Камориль не договорил. Эль-Марко понял, что он имеет в виду. Да, все именно так. И вроде ж нет у него в крови ничего песьего, ничего волчьего, а вот поди ж ты… Эль-Марко вздохнул. Хотел, было, привычно положить руку на плечо Камориль, но наткнулся на одну из пушистых лапок Луни.

- Ну ты хоть... береги себя, что ли.

- Да что мне станется-то, - Камориль усмехнулся. – Кристина! В режим экзоскелета алей-оп!

Подоспевший в сад скелет быстро-быстро снял с себя униформу домработницы, сложил ее стопочкой на траву. А потом ребра и тазовые кости Кристины разошлись, разъехались на поблескивающих металлических шарнирах. Камориль сделал шаг по направлению к раскрывшемуся, как странный извращенный цветок, скелету, и желтоватые кости приникли к нему, причудливо обхватив туловище поверх одежды. Череп Кристины Камориль поймал в руки и сунул подмышку.

- Во дает, - пробормотал Ари.

- Это выходит… сзади Лунь, а спереди Кристина, как экзоскелет?.. – задумчиво посчитал Тиха. - А Лунь-то выдержит?..

- Вы полетите в морок, да? Следом за этим рыжим? – выпалил Рин, сжав кулаки.

Все обернулись к нему, но он не отступил. Смотрел на некроманта прямо, взволнованно, как будто бы это его судьба решается.

- Ну... – Камориль виновато улыбнулся, - знаешь... Точнее, понимаешь, в чем дело... Я не знаю точно, я ли главный герой этой истории. Мйар, он, все-таки, и рыж, как ты верно подметил, и странен еще пуще меня, и этот чародей в нем, и даже Война Причин, и специфическое это полу-бессмертие… - Камориль развел руками. - По всему выходит, что все от него зависит. Но это очень сложный вопрос, на самом деле. И тут я должен сам решить, как мне быть. Тем более что я человек последовательный. Ну, таким я себя считаю, по крайней мере. Так вот, я выбираю «быть».

- Если ты не вернешься в течение трех дней, я тебя из-под земли вырою, - спокойно сказал Эль-Марко. – Где, говоришь, ближайший переход в морок?

Камориль не смог сдержать улыбки.

 

Горизонт был алым, как маячок догорающей спички. Темные, иссиня-черные волны мерно вздымались над Тлеющим Морем. В толщи волн мерцали лазурные огоньки - то ли искры давно прогоревшего пламени, то ли какие-то неведомые светящиеся животные, способные передвигаться внутри этой странной, почти что твердой массы, которая, тем не менее, движется и живет на манер большой воды. С поверхности Тлеющего Моря вверх летел бордовый пепел, напоминающий при этом на тонкие прозрачные лепестки, резные, колкие. Над бугристой поверхностью волн, метрах этак в ста, завис в воздухе ближайший из островов: вытянутый, темный, похожий на огромное окаменелое пламя. Далее этаких висящих над морем скал было видимо-невидимо, их силуэты совсем терялись друг за другом, для того, чтобы, слившись, перейти в нечто еще более величественное и явить, наконец, абрис горы Антарг - Сердца Мира, двурогой громады, зажавшей в своих клешнях круглую, совершенно красную луну.

Между собой острова связывали тонкие, почти невесомые мостики, сработанные из какого-то тугого черного сплава. Ветер, прошивая насквозь ажурные арки, стенал и пел.

Ветер трепал Ромке челку и, кажется, все тело ему тоже пронизывал, рискуя продуть бронхи и напрочь разбередить душу. После того полета, казалось бы, не должна высота страшить, морок ведь - а вот поди ж ты. Ромке казалось, что уж ему-то морок не будет так прилежно подчиняться, как Варамире. То ли из-за того, что он недостаточно верит в себя, то ли по каким-то своим, потусторонним волшебным причинам. Понять морок Ромка пока что так и не смог.

Тлеющее Море осталось далеко внизу. Варамира шла впереди, и тот же ветер неутомимо ерошил ее длинные вьющиеся волосы, бросая их то в одну, то в другую сторону. Иногда "бабка" оборачивалась, чтобы проверить, не отстает ли от нее Роман. На лице у нее не осталось и следа беспечности - брови сведены, в глазах решительность и сосредоточенность, как будто бы она не только балансирует на тонком мостике, играя с высотой и ветром, но и каждую минуту борется с чем-то еще.

Конечно, борется, - пришло знание Ромке в голову.

Мальчик уже порядком привык к тому, что знания появляются в мозгу как будто бы из ниоткуда, пробуждаемые словами-ключами, событиями ли, или просто даже собственными его мыслями.

Он старался не смотреть вниз. В конце концов, они прошли уже три таких моста - успешно, а как иначе. Они уже четыре раза ступали на поверхность летающих островов, каждый из которых был по-своему уникален. Прошлый вот, например, был весь расцвечен узорами фиолетовато-зеленого александрита, что рос там гроздями, пробивался из-под черного, закопченного сланца, тянулся вверх гранеными сталагмитовыми столбами. Остров, до которого оставалось совсем чуть-чуть, казался алым, как будто бы весь состоит из огромного куска красного хрусталя.

- Не отставай, - подбодрила мальчика Варамира. - Сейчас преодолеем остров "Страсть" и все, и мы, наконец, доберемся до него... мы ступим на поверхность Сердца Мира!

Ромка хмыкнул. Остров "Страсть"?.. Мостик тем временем кончился, и настало время спуститься на гладкую, ярко-алую стеклянную поверхность. Варамира уже была там. Каждый ее шаг оставлял на поверхности острова след, который немедленно заполняла какая-то жидкость, похожая на ртуть, превращая отпечаток ступни в маленькое фигурное зеркальце.

Ромка понял, что летающие острова никакого особого волшебства в себе, вроде бы, не несут, и названы по-всякому только из-за своей формы и цвета. Если они ступили на "Страсть", то это совсем не значит, что им придется бороться с какими-нибудь опасными желаниями или эмоциями. Это просто остров. Просто непростой, странной красотой красивый остров, багряный, словно корундовый скол, живущий в мороке своей непростой, непостижимой жизнью, встречающий каждого, кто спустится на него вот так необычно - запоминая оставленные путником следы, обращая их в жидкие зеркала.

Ромка шел за Варамирой через Страсть, и на алом хребте летающего острова оставалась длинная неровная полоса серебристых следов. Когда они забрались на самую высокую точку острова, Варамира приостановилась. Глянула вверх, на гигантский силуэт Сердца Мира и зажатую между двумя его отрогами луну.

- А тот Кровавый Рассвет, - спросил Ромка, оглядываясь на проделанный ими путь: на череду летающих островов и черную дымку Тлеющего Моря, - он что? Он больше за нами не идет?

- Кровавый Рассвет не может ступить за границы Тлеющего Моря, - ответила Варамира. - Так было всегда. И так будет.

- Понятно, - кивнул Роман.

Так он вскоре совсем разучится задумываться о причинах и следствиях и, чего доброго, начнет принимать вообще все, как есть. Не только то, что стоило бы. Вообще все.

- Пойдем, - позвала Варамира.

Они стали спускаться к следующему мостику, самому высокому и протяженному, который должен привести их к самой Антарг.

Ветер взвыл, как орган, когда Ромка вступил на тонкую металлическую поверхность. Далеко внизу, откуда потоки воздуха приносили темный багровый пепел, мальчик смог разглядеть что-то новое, чего не было видно с других мостов. Там, в причудливой тени от Пламенных Островов и великой горы Антарг, был город. Черный, как и окружающее его Тлеющее Море. Ромка сам не знал, как понял, что это город, и как его разглядел. Наверное, опять знание откуда-то изнутри пришло, как это теперь часто с ним бывает.

Город под горой разросся щербатым неровным колесом, полностью черный, совершенно пустой. Ромка подумал, что ни разу еще не видел в мороке городов, и этот - первый. И он же - мертвый, брошенный. Город, в котором нет никого, и он не снится даже умалишенным.

Мурашки прокатились по коже, вздыбив мелкие волоски на руках и шее. Теплый ветер ударил в лицо, когда Ромка обратил свой взгляд вперед, на Антарг. Что-то не так стало с луной. Красный пятак в небе замерцал, раздваиваясь, так, будто бы у Ромки начало резко падать зрение.

- Не смотри на луну! - рявкнула Варамира. - Смотри на мост!

Ромка, опомнившись, сосредоточился на тонком изгибе пути. И, пока он смотрел себе под ноги, боковым зрением он все же заметил, что слева и справа, мягко проявившись через синий, зажглись круглые желтые луны. Штук пять. А потом еще и еще. Множество. По бокам - десять, и еще по две-три спереди. Ромка не позволял себе расслабляться и смотреть на странно ведущие себя ночные светила, но предполагал, что, должно быть, и за спиной у него тоже горит теперь не одна луна, тем более что на мост перед ним легло сразу несколько разноцветных теней.

Это, что ли, магический какой-то стадион? Почему этих лун так много? Может, они хотят сбить странника с пути?

- Луне иногда снится, что она... не одинока, - совершенно отчетливо прозвучал голос где-то внутри Ромкиной головы. Мальчик аж вздрогнул: вот такого еще точно не было. Знания проявлялись, да, но они ни разу не оформлялись в мысли-слова. И это был отнюдь те тот голос, которым он читал про себя книги.

К Ромке обернулась Варамира:

- Ну, чего стоишь? Не медли! Совсем чуть-чуть осталось!

Ромка, сбросив оцепенение, поспешил за "бабкой". Луны перестали трястись и мерцать, зависнув над мороком прочно, как будто гвоздями к небу приколоченные. Штук сорок, а то и больше. Все, в принципе, желтые, и, в принципе, одинаковые, но по чуть-чуть, да разные. Одна желтей, другая - с отливом, третья - скорее сизая, или цвета слоновой кости. Только та, которую держала между двух рогов Антарг, была по-прежнему красна, как артериальная кровь.

Последний мостик упирался в пологие широкие ступени, похожие по форме на грибы, что растут на древесной коре: такие же плавные и будто бы оплавленные, выступающие из скалы полукругом. Ромка сошел на них следом за Варамирой и увидел, что черное стекло, из которого ступени сработаны, рассекает внутри тысяча тонких золотистых прожилок. И вены эти самую каплю трепещут, как будто бы они - живые.

- Нам вот по этой тропке, что вьется меж камней, - Варамира указала вверх, - вот туда. Мы стоим на краю Сердца Мира. Попираем ногами его холодную мертвую плоть! Ты - чувствуешь это? Понимаешь, где мы находимся?

Ее глаза горели от предвкушения чего-то совершенно необыкновенного. Ромка глянул на "бабку" слегка недоуменно, улыбнулся, мол, да-да, практически понимаю, вот еще чуть-чуть и почувствую.

Но он все же скорее не понимал. "Мертвую плоть"... да ладно. Не могло это место, и правда, быть чем-то вроде сердца. Скала и скала. Да, огромная летающая скала, под стеклянной поверхностью которой пульсирует золото - но, мало ли в мороке чудес?

Они стали подниматься вверх. Склоны Антарг поросли высоким лесом - странным, как и все здесь. Деревья были темные, и при этом полупрозрачные, будто бы призрачные.

Ромке показалось, что он увидел в густых сумрачных зарослях светлый силуэт какого-то мелкого лесного зверя, - но, если и так, он промелькнул настолько быстро, что опознать его, казалось, нет никакой возможности.

Из-за того, что на небе горело несметное количество лун, было достаточно светло, чтобы идти, не боясь запнуться об какую-нибудь корягу во тьме. Когда они поднялись чуть выше и обогнули один из крутых выступов, Ромка заметил на стеклянной поверхности странные выпуклости, мало похожие на просто камни. Вскоре он понял, что это хрустальные человеческие черепа.

- Этого не бойся, - сказала Варамира, заметив, куда он смотрит. - Просто случайная флюктуация Морока. Это не окаменелые черепа почивших здесь. Сюда вообще мало кто доходит... Еще б они шли сюда в таких количествах.

- Почему мало доходит? - всполошился Ромка. - Их догоняет Кровавый Рассвет?

- Антарг никому не снится, так же, как и город Сол, который ты, может быть, видел, когда мы шли по Лунному мосту. А бодрствующих, забравшихся в морок - да... они теряются здесь и развоплощаются. Или сами, или тонут в Рассвете. Когда как.

- А Зорея...

- Я надеюсь, с ним все в порядке. Чтецы, если я не ошибаюсь, а я не ошибаюсь, знавали в мороке толк. Раньше. И Зорея достаточно стар, чтобы что-то помнить.

Ромка угукнул неопределенно. Совершенно, казалось бы, без какой либо связи с его настроением и восприятием, его сердце забилось быстрее. Он даже руку к груди приложил: точно, стучится, сотрясает грудную клетку.

"Чего я боюсь?" - спросил он сам себя. Но внутренний голос, загадочный и непостоянный, промолчал.

Призрачный лес, став, было, ближе, совсем расступился, явив высокий крутой подъем, усыпанный черной каменной крошкой и поросший редкими серыми кустами. Варамира ловко карабкалась вверх. Ромка старался не отставать.

Наконец они выбрались на более менее ровный уступ, с которого можно было рассмотреть широкую седловину, соединяющую этот уступ и следующий за ним обширный каменистый склон. Чуть спустившись по черному блестящему хребту, они стали подниматься, сначала по наклонной части седловины, потом - лавируя между больших полупрозрачных камней. Внутри камней сияли скопления золотых жил, пульсируя, кажется, в такт Ромкиному сердцебиению. Конечно же, это было не так. Ромка потряс головой, отгоняя странное зудящее ощущение, скопившееся на кончиках пальцев, на ушах и еще где-то за лопатками.

Испещренный светящимися изнутри валунами склон привел их на плато - пологое, длинное, похожее чем-то на огромную взлетную полосу. Дальняя его сторона терялась в алой туманной дымке.

Ветер к тому времени стих. Луны никуда не делись, - они следили, не мигая, за тем, как по сверкающей и бликующей тысячу раз, гладкой обсидиановой поверхности идут две маленькие фигурки, без устали продвигаясь вперед, к последнему на их пути подъему, который должен привести их на верхнее плато, и, собственно, к Игольному Ушку.

Красный туман клубился резным рваным кружевом. Чтобы взойти на последний склон, нужно было пройти через особенно высокий призрачный лес. Ромка шел, оглядываясь на полупрозрачные, мутные ближе к сердцевине стволы, желая и, одновременно, опасаясь прикасаться к ним. Он думал, что, скорее всего, его рука пройдет сквозь прозрачную кору, как через воду. Но, в то же время, ему было страшно, что, коснись он ствола - его затянет внутрь, и он застынет в каком-нибудь из этих деревьев, как мертвый, заспиртованный экспонат музея врожденных уродств.

Луны дробились на множество сверкающих осколков в ветвях призрачного леса. На черное вулканическое стекло ложились причудливые, жутковатые тени от толстых, густо переплетенных ветвей. Ромка снова заметил в гуще леса что-то, похожее на белого красноглазого волка, - мелькнувшего, как привидение, которому ничего не стоит затеряться среди серых мутных стволов и желтоватых отблесков лун.

Лес расступился.

Вверх под небольшим наклоном бежала довольно-таки широкая тропа, посыпанная мелкой каменной крошкой. Варамира уверенно шла вперед. Ромка следовал за ней, то и дело оглядываясь: ему казалось, что теперь из призрачного леса за ними следит целая стая каких-то белых зверей - то ли волков, то ли собак, - не разобрать.

Они взобрались на еще один высокий уступ, обогнув его по тропинке слева, так, что лес остался далеко внизу. Обойдя большой, указующий куда-то вверх, словно палец, валун, они вышли на широкое плато, в конце которого Ромка увидел щель.

Это была щель между двумя отрогами Антарг. Справа и слева возвышались загнутые друг к другу черные громады, и между ними, высоко над уровнем плато, висела, похожая на гигантское красное яблоко, луна.

Она была совершенно круглой. И она была совершенно не в небе. Она была здесь, между "пальцев" Антарг. Огромный алый шар, зависший в километре над поверхностью, светился и чуть заметно вращался.

- Вот оно, - проговорила Варамира, на лице которой играли багряные отсветы "луны". - Сердце Мира.

- То есть мы... видели его все это время?.. - пробормотал Ромка. - Думая, что это луна...

- Да. Все видят его. И всегда с одной и той же стороны. Это - мираж. Это - морок, и это - сердце морока. И Сердце Мира тоже.

- Ого, - Ромка смотрел на зажатую между отрогов Антарг "луну", раскрыв рот. Опомнился, рот закрыл. - А Игольное Ушко - где?

- Там, - Варамира указала на расщелину между правым и левым рогом. - Прямо там. Идем.

Они двинулись по гладкому вулканическому стеклу, испещренному золотистыми прожилками, вперед. Сколько они не шли, "луна" и "пальцы" ближе не становились. Ромка понял, отчего так: больно уж велико Сердце Мира. Не известно, сколько еще придется пройти, чтобы достичь его, чтобы преодолеть расстояние, сопоставимое с размерами этой громады.

Подсвеченный желтыми лунами и "луной" пламенной, туман на очередном пройденном ими километре рассеялся и явил совершенно неуместный здесь силуэт. Силуэт показался Ромке до боли знакомым. Туман развеялся вовсе и Ромка сумел хорошенько разглядеть, что именно преградило путь.

Посреди гладкой обсидиановой поверхности, окруженный влажной тревожной дымкой, стоял красный бархатный диван на гнутых золотистых ножках. На диване, полулежа на нем с ногами, расположился человек. В руках он держал электрогитару и что-то на ней наигрывал. Гитара не была ни к чему подключена, но выдавала совершенно явный, чистый металлический звук, и сама по себе слегка светилась золотом. Лица сидящего на диване Ромка сначала не разглядел - его закрывали тяжелые красные космы, спускающиеся до пояса. Но потом человек повернул к Ромке лицо, и лицо это было знакомым до боли.

Ромка не успел даже произнести его имени. Мйар (а он ли это был?) поднес палец к губам, мол, "Тшш!".

Ромка быстро глянул на Варамиру. Она не обращала на Мйара ровно никакого внимания - шла себе дальше. Ромка даже, было, слегка испугался, что она, раз не видит Зубоскала, то не заметит и диван, споткнется и хорошенько навернется - но нет, Варамира спокойно обошла диван и проследовала вперед. Она шла, не оборачиваясь, и вскоре скрылась в набежавшей красной дымке.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-09-07; просмотров: 310. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.071 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7