Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ДОРОГОЙ КОРОЛЕЙ 9 страница




Голос Ивы заметно окреп. Заклинание начало действовать. Из бреши под поверхностью воды

полился

свет.

- Нет! — неожиданно прорычал Капитан корабля-призрака. — Тебя не должно быть здесь!
Убирайся отсюда! Что ты делаешь?

- За отца! — прозвучал тихий, но решительный голос.

- Смотрите! — Ксандр потянул Джайлса за рукав. На палубе «Летучего голландца» стоял Жан-Марк

Рене, Привратник. Каким-то образом, собрав всю свою мощь, он сумел пройти по Дорогам Призраков и появиться на борту корабля. Из его руки сыпались голубоватые искры магической энергии, когда члены команды мертвецов, пытавшиеся скрутить его, до них


дотрагивались.

- Могучий зверь, я обращаюсь к тебе, боготворю и благословляю тебя! — разносился голос Привратника. — Возьми меня, пожри меня, и пусть моя жертва умилостивит тебя.

- Во имя всего святого, что он делает? — прошептал Джайлс.

- Если уж вы спрашиваете, — резко ответил Ксандр, —
то мы тем более не знаем.

Корделия дрожащими пальцами нащупала руку Ксандра, и тот ободряюще сжал их. Вода снова забурлила — это Кракен ушла в глубину. Маленькая лодка поднялась на гребне мощной волны, едва не выбросив своих пассажиров за борт. Вол ны заливали лодку, но она стойко держала курс. Не вдалеке из воды показались щупальца. Кракен уходи ла в океан, двигаясь прямо под ними.

- О, боже, боже, боже, — беспрерывно бормотал; Корделия.

- Он зовет ее, — не в силах скрыть изумления проговорила Ива. — Он приказывает убить
его, чтобы раз рушить корабль.

- Но этого нельзя делать! — срывающимся голосом сказала Корделия. — Ведь без него
все...

- Ива! — выкрикнул Ксандр. -- Закрой брешь Сейчас!

Ива еще раз возвысила голос. Пот лил с нее ручьями ее била лихорадка, и Ксандр, пожалуй, в первый раг осознал, чего ей все это стоило. За возможность пользе ваться защитой волшебных сил приходилось платить и Ива платила сполна, а сейчас даже сверх того. Тем не менее она продолжала.

- Но Привратник... — снова вставила Корделия.

- Исчез, — спокойно сказал Джайлс. Ксандр поднял глаза: Жан-Марка Рене не было на палубе.

Вдруг из воды выстрелило щупальце Кракен, обвилось вокруг «Летучего голландца» и потащило корабль в глубину. Рене выиграл для них время. И Ива тут же воспользовалась им.

Когда корабль наполовину исчез под водой, она закончила заклинание. Брешь засветилась ярче, и оба проклятия Другого Мира пропали в своей водной могиле.

- Бедняга Винни, — печально проговорил Джайлс. - Жаль и второго парня. Ива рухнула без сознания к ногам Ксандра. Он, ругая все на свете, приподнял ее голову и откинул волосы со лба.

- Ты молодчина, Ива, — сказал он. — Ты отбила сильный удар.

В то же мгновение туман стал испаряться, берег вспыхнул огнями, и они с удивлением обнаружили, что не так уж далеко уплыли. Управлял лодкой Джайлс, а Корделия, как изваяние, сидела на носу, обхватив себя руками за плечи. Они взяли курс на берег. В Бостоне Привратнику пришлось лечь в Благословенный Котел с отрубями. Едва живой он добрался до дома и теперь ждал, пока его силы восстановятся. На это должно уйти не менее нескольких часов.

Он приподнялся на локтях, услышав, как стекла окон задрожали от сильнейшего вопля. Вдшзу, во дворе, «Летучий голландец», на палубе которого лежали двое недавно утонувших, доживал последние мгновения. Капитан дико закричал, когда Кракен, навалившись на борт корабля, поглотила призраков вместе с гнилым корпусом.

- За тебя, отец, — прошептал Жан-Марк.
На горизонте вновь брезжил рассвет.
Ангел задумчиво посмотрел туда, потом обратился
к Баффи:


—Оз прав. Нам лучше разделиться. Так будет больше шансов на успех. Вы можете двигаться весь день и по крайней мере полночи. Я вас задерживаю. Баффи отвела взгляд, и он понял, что она с ним согласна. Но он знал также, что ей не хочется расставаться. Ему и самому не хотелось. Однако пришло время принимать жесткие решения.

—Ты такой беззащитный, когда спишь. Мы можем присматривать за тобой, чтобы никто тебя не потревожил. Со всей нежностью, на которую был способен, он сказал:

 

— Сейчас ты не обо мне должна беспокоиться.

— Я всегда... — Баффи замолчала. Ей не нужно было ничего говорить. Он о ней тоже всегда беспокоился.

— Ты Истребительница, — напомнил вампир. — Ты не имеешь права ошибиться в выборе. Я буду передви гаться, когда зайдет солнце, и скоро присоединюсь к . вам. — Он криво усмехнулся. — А может, и обгоню.

— Ха, попробуй, — в тон ему ответила она и, не удержавшись, улыбнулась. Ангел улыбнулся в ответ, взял ее за подбородок и осторожно поцеловал.

— Я найду тебя, — пообещал он.

— Ангел... — Ее голос дрожал. Она опустила глаза, несколько раз вздохнула и, набравшись смелости, снова встретилась с ним взглядом. — Ты должен.

— Я найду.

— Ладно. — Она повернулась к Озу. — Давайте трогаться. Мы подбросим Ангела до ближайшего города,

а потом поедем дальше. Оз кивнул:

— Как насчет того, чтобы я сел за руль?
Ангел забрался на заднее сиденье"и показал Баффи место рядом с собой. Она села. /

— Когда я найду этого парня, я выпотрошу его, -сказала она.

— Я дам тебе нож, — обещал Ангел.
Оз сел за руль. Путешествие продолжалось.

— О, Спайк, он такой пухленький, такой хорошенький мальчик, а мне требуется деликатес,

— говорила Друзилла. — Я хочу отведать его. — Она улыбнулась Жаку, который сидел
на своем обычном месте — на столе. Мальчик похолодел при виде голодного блеска в ее
глазах и белых зубов. Даже в человеческом облике она нагоняла на него страх. Она не
просто несла зло — она была сумасшедшая.

— Всего один укус, — умоляла она. — Я же не все выпью. Он такой юный. Даже не заметит.

— Нет, детка, — терпеливо убеждал Спайк, прикуривая сигарету и затягиваясь. Он захлопнул крышку серебряной зажигалки и опустил ее в карман пальто. — Ни одной капли. Я тебя знаю. Мы должны контролировать себя.

— Ну, Спайк, — надув губки, уговаривала своего приятеля Друзилла, когда тот привлек ее к себе. Через плечо вампира она дразнила Жака, в истоме облизывая губы и показывая зубы. Вампирша забавлялась и знала, что он догадывается об этом. — Он смущает меня своими розовыми щечками и младенческим жирком. Этого я не в состоянии вынести. Сердце Жака бешено заколотилось. Он напряженно смотрел на эту ужасную парочку. Спайк никогда не мог долго перечить Друзилле. Если ей пришло в голову выпить его кровь, Спайк рано или поздно позволит. И тогда она убьет его, просто в азарте или чтобы насолить Спайку. И Жак никогда больше не увидит своих отца и бабушку. Мир расколется на части, потому что новый Привратник не придет.

— Один маленький глоточек, — выпрашивала она, перебирая пальцами белокурые волосы
Спайка. — Только один. Я буду предельно осторожна.

— Ну... — Спайк прикусил губу. Она подняла палец:

— Один.


— Это не обсуждается, ты же знаешь. Он особенный мальчик, единственный, кто может дать нам то, что нужно. Мы не можем рисковать им, милая. — Спайк потрепал ее по щеке.

— Как только мы завладеем Копьем, все круглолицые младенцы — твои.

— Но у нас же пока нет Копья, а он тут, рядом. — Друзилла поцеловала Спайка и уселась
к нему на колени. — А мне нужен деликатес. - Послушай, дружок, — обратился Спайк к
Жаку, не глядя на него. — Моя крошка хочет отведать твоей , шейки. Если я позволю ей,
то моя ночь пройдет спокойно. Давай развлечемся Ладно?

Теперь вампир повернулся и посмотрел на Жака, который в ужасе уставился на них. Друзилла вырвалась из рук Спайка и поиграла пальцами перед носом мальчика, воркуя, будто уговаривала его подойти поближе.

— Давай, давай, — напевала она. — Вот так хорошо, милый, чудесный мальчик.

— Не прикасайся ко мне, ты, сумасшедшая ведьма! -закричал Жак, и на глазах у него
выступили слезы.

Мальчик спрыгнул со стола и бросился на нее, сильно боднув головой. Она, смеясь, опрокинулась на пол, а он принялся тусить ее кулачками. Он никогда до этого не бил девочку или женщину, но Друзилла к ним не относилась. Он уже немало знал о вампирах, ему рассказывал отец. Они были воплощением Зла и служили смерти. Поэтому он безжалостно, изо всех сил колотил кулаками по ее животу, груди, но она только хохотала. На мгновение она прикрыла лицо руками, а когда отдернула их, Жак ужаснулся: он увидел отвратительные черты вампира.

— Несносный ребенок, — прорычала она, в свою очередь опрокинула его на спину и
уселась верхом, приготовившись убить. — Ты будешь наказан за плохие Манеры.
Жак лежал молча, глядя ей в глаза.
На помощь мальчику пришел Спайк — он схватил Друзиллу за запястья, нежно приговаривая:

—Остынь, любовь моя, а то попортишь товар. Давай соблюдать приличия, ладно? — Спайк оттащил Друзиллу от Жака. — А сейчас Дру, мне придется ненадолго уйти. Никаких деликатесов, хорошо?

—О, искуситель, — прошептала она. — Скверный мальчик. Вампир похлопал ее по руке:

 

— Ну, ну, будь хорошей девочкой. Друзилла приблизила свои острые ногти к шее Жака, веля ему подняться.

— Я так убила Истребительницу, — прошипела она. — А ты будешь легкой жертвой. Она пристально посмотрела на него, и он почувствовал, как его воля умирает. Он растворялся в ее глазах, теряя обрывки мыслей. Она гипнотизировала его. Он видел только ее глаза, чувствовал только ее отточенные ногти, чувствовал смерть — так близко, в руке вампирши.

— Кто там? — проговорил Спайк, глядя на входную дверь кабака, который он снял для
встречи.

— Это брат Инок, — вкрадчиво сказал голос.

— Как раз вовремя. — Спайк распахнул дверь. — Ты мне не брат, жалкий идиот.
В комнату проскользнули две фигуры в капюшонах. Спайк пытался скрыть раздражение. О
какой тайной встрече может идти речь, когда эти придурки разгуливают повсюду в своих
смехотворных костюмах? Он и Дру тоже любили облачаться в вечерние туалеты и бархатные
плащи, но делали это только иногда, на праздничное ночное пиршество...

— Надеюсь, вы скажете то, что мне не терпится услышать, — торопил Спайд. —
Например, что Копье ждет меня снаружи и вы готовы заключить сделку.
Брат Инок откашлялся.

— Имею честь представить вам посредника главы общины брата Люсиуса, — услужливо
произнес он.

Спайк оценивающим взглядом окинул вновь пришедшего. Тонкая кость. Выпуклые вены. Голубые глаза и черные волосы. Отличная внешность, например, для супермена.

— Нам нужно еще раз убедиться, что мальчик у вас, цел и невредим, — надменно заявил
мужчина.


Спайк сузил глаза и повернулся к брату Иноку:

- Ты что, не сказал ему, что мы передали тебе пальто мальчика и запись его голоса? Вы
могли бы с помощью магических тестов ДНК провести идентификацию одежды. Я
уверен, вы знаете, что это его пальто.
На брата Люсиуса слова Спайка не произвели никакого впечатления.

- Но это отнюдь не доказывает, что наследник еще у вас.
Спайк презрительно покосился на мужчину:

- К чему все эти препирательства, если нам от вас требуется только Копье. Поэтому, если
у вас его нет, не имеет смысла встречаться. Но, откровенно говоря, джентльмены, я и
Друзилла больше не собираемся возиться с этой дрянью. Брат Люсиус встал: —
Минуточку. Знаете ли вы... Спайк подавил зевок.

- Слушайте, вы кто? Сколько значков Сыновей Энтропии в вашей коллекции? — Он
прикурил, медленно втянул дым и так же медленно, с наслаждением выпустил струю. —
На нашем с Дру счету три Истребительницы. А ваш бесстрашный лидер, насколько мне
известно, лишь одну избавил от мучений. Вот так. - Он сделал им знак убираться. — Не
хлопайте сильно дверью, ладно? И приятного вам вечера. Брат Люсиус побледнел от
злости.

- Вы...

- ...ни чуточки не раскаиваюсь, — договорил за него Спайк. — По-моему, мы очень
приятно побеседовали.

- Брат, — мягко начал брат Инок. — Может быть,
нам следует...

Брат Люсиус промчался мимо него, фыркая от возмущения. Брат Инок умоляюще посмотрел на Спайка.

- Скажи старому повесе, чтобы не дурил, — предупредил Спайк. — Щенок у нас, он жив и здоров. Если вы выполните условия, мы пойдем вам навстречу.

- Да, я понял, спасибо, — пробормотал брат Инок.

- Но вам лучше поторопиться. Мы можем его попортить. Нам ведь всегда хотелось сына. И он захлопнул дверь перед носом брата Инока. Потом минут пять задумчиво курил, прокручивая в голове различные варианты. Проклятие, почему все так долго? Как англичанин он привык, что бюрократическая машина буксует, но легче от этого не становилось. Он яростно пнул дверь, подхватил пальто и двинулся к дому.

- Детка, я пришел, — сказал Спайк, входя в квартиру. Ответа не последовало, и он
прошел в спальню. То, что он там увидел, привело его в ужас.

Дру воткнула мальчишке в рот кляп и распяла на столбиках кровати. Ее любимая кукла, мисс Эдит, сидела напротив него на матрасе. У куклы были завязаны глаза — значит, она плохо себя вела. Дру, накинув мантию, расположилась между ними, делая вид, что пьет чай из миниатюрных чашчек, украденных Спайком из музея в Лондоне.

- Один кусок или два? — допытывалась она у мальчика, целясь ему пальцами в глаза.

- Нет, детка, никаких увечий. — Спайк присоединился к компании, подгибая под себя
ногу и присаживаясь на кровать. — Мне кажется, у них просто нет этой проклятой штуки.

- А мне кажется, они просто не передали твои требования в нужный орган, — возразила
Друзилла, наливая ему чаю в тонкую фарфоровую чашечку. — Скажи мисс Эдит, что чай
очень вкусен, любовь моя. Она плохо себя вела и ничего не получит, так пусть знает, чего
она лишилась.

- Чай потрясающий, — сказал он, оскаливая белоснежные зубы. — Отличный. Вампир поставил чашку.

- Думаю, ты права. Видимо, мы попали на какого-то ничтожного клерка Общины Хаоса, который пытается увековечить свое имя. Надеется, что однажды ночью нырнет в великий провал с мальчишкой и, поклонившись и расшаркавшись, скажет: «Взгляни, Король Артур, вот наследник Привратника. Я заслужил право стать рыцарем кровавого круглого


стола». — Он высокомерно, как это делают аристократы, задрал нос, рассмешив тем

самым Дру до слез.

Он был счастлив: приятно, когда твоя малышка смеется.

—А что мы будем делать, если у них нет Копья? -спросила она. Он наклонился через импровизированный чайный столик и поцеловал ее в кончик носа.

—Думаю, мы съедим мальчишку.

— Да, матадор! — Она щелкнула пальцами. — Да, да!

Глава 10

Сидящие в своих кельях братья распевали гимны. Их голоса вместе с криками жертв просачивались в темноту, царившую внизу. Но Маэстро не обращал на них внимания. Его взгляд был прикован к трупу изменника, брата Альберта, подвешенного в пламени ад­ского огня над пентаграммой.

Скрываемый темнотой Сатана наблюдал, как Маэстро начал допрос, истекая потом и покрываясь волдырями.

—Жалкий предатель, прежде чем ты отправишься на вечные муки в Ад, скажи мне то, что я желаю знать.

—Маэстро, — проговорил мертвец, — простите меня.

 

— Мне прощение не знакомо, — возразил Маэстро. — Обратись по этому вопросу куда-нибудь в другое место.

— Маэстро, сжальтесь надо мной. Маэстро только рассмеялся и пальцем ткнул в мертвый рот:

— Ты встретил Истребительницу.

— Я встретил ее.

— И сказал ей, где я.

— Она мне не поверила.

— Неужели? Тени задвигались. Мрачный хозяин Маэстро напряженно прислушивался.

— Она думает, что вы в Вене.

— С какой стати она так решила?

— Маэстро, я горю, — сказал труп. — Я в агонии.

— Это только начало, мой друг. — Маэстро улыбнулся в предвкушении пытки. — Скажи
мне, почему она думает, что я в Вене?

— Я не знаю.

— Лжешь!

На столе были разложены инструменты пытки, и Маэстро выбрал хлыст, вспыхивающий фиолетовыми искрами. Он полоснул труп по лицу. Тот скорчился.

— Маэстро, я не знаю. Маэстро снова опустил хлыст. Мертвец глухо застонал. Маэстро поднял хлыст...

— Достаточно, — произнес Дьявол из тьмы. — Это ничего не даст. Явно разочарованный маг приказал:

— Назови своих сообщников. Труп с минуту молчал, потом произнес:

— Мне некого назвать.

— Ни одного? — Маэстро покачал головой. — Я не верю ни одному твоему слову.

— Никто не помогал мне._

Мертвец вспыхнул пламенем, и через пять секунд от него ничего не осталось, кроме кучки пепла. Маэстро поднял брови:

— Я этого не делал, а вы?

— Нет, дурак. Он сам. — В голосе Дьявола послышалось отвращение. — А ты позволил
ему.

— Нет, милорд, — запротестовал Маэстро. — Я не...


- Молчать! О, как ты бесполезен. Бесполезен. — Тени пришли в движение. Комната
невыносимо накалилась. Маэстро охватил ужас, что он и сам сгорит в этом пламени.

- Пожалуйста, милорд, — сказал он.

- Ты обещал мне Истребительницу, — продолжал Дьявол. — И если она не будет здесь к моменту полной луны, твоя дочь займет ее место. На алтаре в Преисподней. Маэстро склонил голову, пряча в складках плата сжатые кулаки. Этого никогда не случится. Никогда.

Ангел только что проснулся в гостинице маленького городка около Женевы, который нельзя было найти на карте. В 8.30 уходил экспресс в Милан. Там была назначена встреча с Баффи и Озом. Если же их там не окажется, он немедленно позвонит Джайлсу и продол­жит поиски наследника Привратника самостоятельно.

Выйдя на улицу, Ангел побрел через площадь, восхищаясь античными статуями фонтана и рассматривая близлежащие здания. Увидев теплое мерцание бутылок в подсвеченном зеленовато-желтым окне бара, вампир направился туда и, толкнув дверь, быстро, одним взглядом охватил помещение, но ничего особенного не заметил. Он подошел к столику, стоявшему в отдалении, и уселся так, чтобы никто не увидел, что он не отбрасывает тени. Это была своеобразная мера безопасности, выработанная годами.

Через несколько минут возле столика появилась молодая официантка. У нее были коротко подстриженные рыжие волосы и большое изумрудного цвета кольцо, вдетое в нос. Она оценивающе оглядела его и заговорила по-итальянски. Догадываясь о том, что она спрашивает его о заказе, он пожелал выпить кампари. Она покачала головой и указала на сидевшего за стойкой коротенького человечка, который медленно повернулся к Ангелу лицом.

Ангел обомлел: он уже видел этого человека. В Саннидейле. Мужчина поднялся со стула и направился в сторону Ангела со стаканом в руке.

- Синьор Ангел, — сказал мужчина, прикладывая ладонь к груди. — Мир тесен. Я поражен.
Ангел пожал плечами. Это был один из Сыновей Энтропии.

- Он поражен. — Ангел тяжело посмотрел на него. -Ты давно меня преследуешь? Мужчина скорчил обиженную мину:

- Честное слово, я не преследовал.

Подошла официантка с кампари для Ангела. Его новый друг разыграл целую сцену, показывая, что готов заплатить, но Ангел промолчал.

- Нет, в самом деле, я не следовал за вами, — повторил человечек, — но позвольте мне воспользоваться случаем и кое-что обсудить. Ангел недоверчиво покосился на него.

- Послушайте. — Человечек пододвинулся поближе на стуле. — Вы уже наверняка поняли, что мой хозяин обладает исключительным могуществом и огромными познаниями в области колдовства.

- Огромными познаниями, — кисло повторил Ангел.

- Да, да. — Человечек улыбнулся. — Он знает, как сделать вас — именно вас, и только из-за вашей души -

человеком в полном смысле этого слова, который мирно проживет свои дни и умрет настоящей смертью. — Он хлопнул в ладоши. — Никаких вампирских штучек. Никакой жажды крови.

- А взамен?

- Ну, конечно, вы должны будете служить ему. -Мужчина задумчиво взглянул на него,
потом просиял. — Например, в знак вашей благодарности вы можете сообщить нам, где
Истребительница.

- Я больше не с ней, — сухо сказал Ангел.

- О? — Голос человечка стал монотонно вибрировать, а Ангел терпеть этого не мог.

- Думаю, она в Австрии, — продолжал Ангел. — В Вене. Точно не знаю.
-- А, милые поссорились.


Пока мужчина выражал сочувствие, Ангел незаметно осматривался. В баре ощущалось какое-то движение. Посетители, покидая свои места, придвигались ближе к нему. Он услышал, как щелкнул замок входной двери. Ее заперли снаружи, догадался Ангел и посмотрел в висящее на стене зеркало, где отразилось заостренное лицо демона, сверлившего его спину взглядом.

— Он видит, — сказал демон.

Дружок Ангела моментально подпрыгнул и поднял руки над головой. В один миг все в баре зашевелилось. Человеческие лица исчезли, Ангел оказался в окружении монстров и демонов с рожами, покрытыми страшными болячками и чешуей, со скрюченными или вы­тянутыми, как у червей, телами, с глазами, горящими ненавистью и злобой. Человечек хлопнул в ладоши. Голос у него по-прежнему был спокойным и ласковым.

— Прими великодушное предложение хозяина, или тебя уничтожат.

Демоны и монстры образовали плотное кольцо вокруг Ангела, но он не двинулся с места. Спокойный, невозмутимый, он даже не пытался защищаться, только иронично улыбнулся.

— Я же сказал тебе, руда направилась Истребительница, а больше я ничего не знаю, —
нахально заявил он, уставившись на Сына Энтропии. — Но ты же не веришь мне, правильно?

— Наоборот, вампир, — сказал прислужник. — Ты только подтвердил то, что нам уже было
известно. Истребительницу поджидают в Вене и окажут ей достойный прием. Но ты можешь
оказаться полезен Маэстро, когда нужно будет заманить ее в ловушку. И схватить.
Ангел прищурил глаза. По его лицу прошла мгновенная дрожь, и оно стало на глазах
меняться: брови нависли и потяжелели, кожа вокруг глаз и носа натянулась и затвердела.
Вампир прикрыл веки, а когда снова поднял их, глаза вспыхнули хищным желтоватым
блеском. Порывисто дыша, он наблюдал, как? монстры и демоны, рыча, плотнее смыкаются
вокруг него. Казалось, единственное, что их сдерживает, — это прислужник в человеческом
облике.

Как только прислужник слегка отступил, Ангел сделал рывок, запустил пальцы в густые с проседью космы человечка и со всей силы ударил лицом о стол; из носа хлынула кровь.

— Сукин ты сын, — прошептал Ангел ему на ухо, отметив, что демоны и монстры хрипло и
визгливо рычали, но не осмеливались приблизиться. — Ты был плохим учеником своего
хозяина. Я мертвец. Ты можешь сулить мне что угодно, но магия не всемогуща — она не
сумеет снова оживить меня! А если бы даже и могла, я не из тех, кто продается. Тебе
следовало бы это знать.

Издав крик ярости, Ангел приподнял скулящего прислужника за пояс и воротник, поднял его над головой и бросился сквозь круг уродов. Они отступили перед ним, давая дорогу и безмолвно буравя Ангела глазами, а он, собрав все силы, швырнул человечка через стойку. Прислужник вскрикнул от ужаса, но тут же замолк, врезавшись в зеркало, которое разлетелось на тысячи острых серебристых осколков, обрушившихся смертоносным дождем на обмякшего прислужника.

Казалось, по комнате прокатилась черная волна, невидимая, но ощутимая. Волосы Ангела зашевелились от этого дуновения. Он повернулся, и тело его застыло, не подавая признаков жизни, чем обычно прикрывались вампиры. Он повернулся, чтобы встретить монстров.

Но монстры были теперь лишь кучкой убийц и уличных хулиганов. Даже несколько Сыновей Энтропии, оказавшиеся в их компании, не в силах были оторвать испуганного взгляда от Ангела, его горящих желтых глаз и губ, обнажавших поблескивающие клыки. Ангел был охвачен яростью не только потому, что они могли подумать, будто он способен стать предателем, но и потому, что этот идиот поверил, что Ангел, прожив почти две с половиной сотни лет, не может отличить настоящего демона от призрачного. От демонов всегда шло зловоние. Эти же головорезы насквозь пропитались запахом затхлого виски и пива.

Они уставились на Ангела. Тот пригнулся было, как дикий зверь, но потом распрямился и окинул их


взглядом.

— Вы на пороге смерти, — мрачно заявил он дрожавшим от ярости и жажды крови
голосом. — Первый, кого я поймаю, умрет быстро. Последний достанется мне на
ужин.

Он сделал шаг вперед, и они дрогнули, побежали, выпрыгивая в окна, колотя в дверь. Сыновья Энтро пии сначала оставались на своих местах, но и их смело волной страха. Один из прислужников, расхрабрившись, вытащил из пиджака длинное опасное лезвие и запустил его в лицо Ангелу. Ангел отвел лезвие и направил его в обратную сторону. Оно красиво вошло в грудь мужчины, извергая фонтанчики крови.

Вампир двинулся дальше. Почти все убийцы испарились. Остались двое прислужников, которые, расшвыривая трупы, пробивались к вампиру. Они явно боялись его. И тот дал им еще один повод для страха. Придя в себя, Ангел обнаружил, что в баре он совсем один.

— Милан, — сказал Оз. Баффи опасалась, что он достанет путеводитель из рюкзака и
начнет перечислять достопримечательности города. Но Оз притих, и Баффи посмотрела на
него с благодарностью.

Они сидели в кафе посреди огромного парка. Это было старомодное кафе с гипсовыми купидонами и фресками на стенах. Оно называлось «Ангелина»; именно здесь назначил им встречу Ангел. Как он узнал, что в Милане есть кафе с названием, напоминавшим его имя, Баффи не представляла. Может быть, он ' тоже листал путеводители. Цены здесь были бешеные, | и Баффи в своей дорожной одежде чувствовала себя Б не очень уютно. Он должен был появиться еще час с лишним назад. Оз отхлебнул кофе.

— Он едет на поезде, а тот опаздывает.

— Разве здесь так бывает? — спросила Баффи, играя серебряной ложечкой.

- Может, и бывает. — Оз улыбнулся ей. — Он приедет. Она криво усмехнулась:

- Знаешь, Оз, у меня странное чувство, будто ты — одна из моих подружек в Лос-Анджелесе и мы обсуждаем мальчика по имени Тайлер, или лучше Джефф, с которым я должна пойти в кино, но на самом деле мне не очень хочется.

- С тобой все в порядке? — спросил Оз. — Хотя зачем я спрашиваю? Конечно же, в порядке. Ты сильная. Сильная Истребительница и сильная личность. Баффи покраснела от удовольствия. Она никогда так не разговаривала с Озом.

- Иногда я совсем не ощущаю себя сильной, — призналась она.

- Прямо как супермен, — заметил Оз. Спустя несколько минут он сказал:

- Жаль, что у меня нет гитары. Я мог бы попрактиковаться. Правда, это слишком земная мысль, но она часто приходит мне в голову. Баффи кивнула:

 

— Если каждую минуту ждешь, что твоей земной жизни наступит конец, и думаешь об этом, не переставая, можно свихнуться. Это так же, как быть Истребительницей, может быть, и хуже. Но мне в голову такие мысли лезут каждый день: например, я хочу купить пару замшевых ботинок, но сразу же начинаю думать, смогу ли пробежать в них через врата могилы и хорошо ли с них смывается кровь. А думаю я об этом, сражаясь с каким-нибудь демоном. А иногда, прокалывая очередного вампира, думаю о том, хватит ли у меня времени на домашнюю работу. Хотя чаще все-таки о замшевых ботинках.

— А я о гитаре, — признался Оз. — И об Иве.

- Ты волнуешься за нее, — нежно сказала Баффи.

- Все время. — Он взялся за кофе. — За нее, за Ангела.

— За Джайлса, — пробормотала она и тоже отхлебнула кофе. Какое-то время они сидели молча.

— Прогуляемся по парку? — неожиданно предложил Оз.

Они сидели в кафе уже больше двух часов. Но тут было так принято — все просиживали в кафе часами, и это поражало Баффи: европейцы только и делают, что болтают и курят, и


никто, по-видимому, не занимается делами. С другой стороны, хорошо было бы ходить

здесь в школу и ничего не делать.

Баффи поднялась. Оз взглянул на счет, и его брови поползли вверх.

— Ну и обдираловка! Все наши сбережения ушли на две чашки кофе и затейливо
нарезанный хлеб!
Баффи покосилась на счет, на котором стояла цифра с несколькими нулями:

— Они что, хотят нас ограбить? Оз нахмурился:

— Не уверен. Давай посчитаем... если разделить. Ну, это вполне допустимо. Для дорогих
заведений. — Он вытащил пачку итальянских денег и отсчитал нужную сумму. — А как
быть с чаевыми?

— Думаю, они включены в счет, — с сомнением произнесла Баффи и усмехнулась. — Кто
бы нас послушал: мы ждем вампира, чтобы нанести главный удар и попытаться спасти
мир, и при этом рассуждаем о чаевых.
Оз усмехнулся в ответ:

— Видимо, понемногу сходим с ума.

Он пересчитал деньги и положил их на стол. Захватив рюкзаки, они вышли наружу. Воздух был свежий, хотя Милан считался перенаселенным мегаполисом с бесконечными потоками ма шин на улицах. Чем-то напоминал Лос-Анджелес в ночное время: шум прибоя с набережной, гул моторов с шоссе и такое же чистое небо. Множество деревьев и сочная зелень травы. Лучшее место на земле.

В свете уличного фонаря струи фонтана причудливо изгибались, напоминая нимфу, выливающую воду из кувшина в круглый маленький бассейн. Очень красиво! Иногда Баффи просто не могла понять, как это в мире существует столько зла. Что заставляло темные силы, которым она бросала вызов, сокрушать все на своем пути?

— Сколько мы еще можем ждать? — осторожно спросил Оз.
Она вздохнула:

— Скоро нужно идти.

— Значит, у нас есть еще несколько минут. — Оз потоптался немного, потом указал на
небольшое строение за фонтаном, по форме напоминавшее греческий храм. — Интересно,
что это такое.

— Давай посмотрим, — предложила Баффи.

Они прошли через парк и очутились у здания. Двери были крепко заперты, но Баффи почему-то догадалась, что, по всей вероятности, здесь когда-то находился кукольный театр или что-то в этом роде.







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 85. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2018 год . (0.011 сек.) русская версия | украинская версия