Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Лев I Макелла




(ок. 400 — 474, имп. с 457)

 

После смерти Маркиана династический вопрос встал особенно остро: прямых потомков Феодосия Великого по мужской линии не осталось, опороченная августа Евдокия доживала свои дни в Иерусалиме, а ее дочь Евдоксия, вдова Валентиниана и Петрония Максима, со своими дочерьми томилась в плену у вандалов. Самым значительным человеком в Константинополе был тогда военачальник патрикий Аспар, но его шансы получить империю были невелики, так как он был арианин и варвар. Приняв активное участие в возведении на престол Маркиана, а затем, видимо, и в его устранении, этот могущественный человек не пожелал выпускать из рук бразды правления и после смерти Маркиана незамедлительно провел на трон свою очередную креатуру - фракийского трибуна Льва.

Император Лев I, родом откуда-то из Фракии, по слухам, в молодости был мясником, и в столице будто бы долгое время желающим показывали лавочку, в которой тот торговал мясом вместе со своей женой Вериной. Благодаря этому обстоятельству, а также своей жестокости, Лев I, кроме официального наименования историками - Великий, получил в народе прозвище Мясник.

Чтобы придать больше законности процедуре передачи власти (7 февраля 457 г.) в руки человека достаточно низкого звания, был найден весьма оригинальный выход: диадему на нового василевса возложил с присущей случаю пышностью константинопольский патриарх Анатолий. Лев стал первым императором, которого глава церкви венчал на царство. Этот обряд стал затем обязательным не только в Константинополе, но и во всем христианском мире.

Взойдя на трон, Лев I не пожелал терпеть главенство своего вчерашнего покровителя и постепенно стал оттеснять от власти Аспара и его родственников. В 464 г. магистром армий Востока (т.е. малоазиатских провинций, Сирии и Египта) стал давно состоявший на службе у римлян вождь горного племени исавров Трасикодисса[1], Василиск же, брат императрицы - магистром Фракии. Спустя четыре года Лев I выдал свою дочь Ариадну, ранее обещанную сыну Аспара Ардавурию Младшему, за упомянутого Трасикодиссу (который стал зваться Зинон), даровав ему впридачу титул начальника императорской гвардии. Терявший влияние Аспар со временем вступил на путь оппозиции императору, отнимавшему у варваров-германцев их важные посты и звания. Из этого противостояния победителем вышел василевс: вконец рассорившийся с ним Аспар и сыновья последнего Ардавурий и Патрикий были казнены в конце 471 г., несмотря на то, что Ардавурий в 469 г. был объявлен кесарем. Возмущенные готы подняли мятеж и под руководством Теодориха, сына Триара, осадили Константинополь. Однако быстро подошедшие с войсками к столице Василиск и Зинон отбили нападение. По- видимому, как и в 400 г., последовала мощная «чистка» высшего офицерства и чиновников. В результате принятых мер опасность захвата власти стоящими на службе империи влиятельными германцами (то, от чего так страдал и впоследствии погиб Рим) Львом I была значительно уменьшена.

Возможно, что именно после кровавой истории с Аспаром и его сыновьями кличка Макелла - «мясник, убийца» - стала окончательной спутницей этого императора, официальная титулатура которого была, как всегда, пышной: «Благочестивый Христолюбивый Богонареченный Триумфатор и Август Лев» или «Самодержец Цезарь Лев Благочестивый Победитель Триумфатор, Всегда Чтимый Август» [33, с. 79 - 82].

Второй отличительной чертой Льва, кроме жестокости, была ненасытная алчность. Император широко использовал старый прием - с помощью доносчиков против состоятельных лиц выдвигались обвинения об участии их в заговорах против государства, людей казнили или ссылали, а имуществом осужденных обогащался фиск (императорская казна).

Лев не мог похвастать глубоким образованием, но к ученым людям относился с уважением. Приказав выдать денежную награду философу Евлогию, василевс, в ответ на упреки какого-то евнуха, что-де следовало бы это золото издержать на солдат, воскликнул: «Дай Бог, чтобы в мое время жалованье воинов было даваемо ученым!» (Малх, [17, с. 234]).

В 467 г. восточному двору удалось оказать давление на Рицимера, и римским императором стал константинопольский полководец грек Прокопий Анфимий (Антемий). Немедленно воспользовавшийся этим обстоятельством Лев I организовал последнюю в истории крупную экспедицию армии и флота обеих империй - против королевства вандалов.

Из Далмации на Сардинию отплыла западноримская эскадра адмирала Марцеллиана, византийцы послали по суше многочисленную армию во главе с Ираклием, сыном консула Флора, и затем отправили огромный (более 1100 кораблей) флот под началом Василиска. Известный своим корыстолюбием и упрямством шурин императора был назначен на этот пост по настоятельной рекомендации Аспара. Расчетливый германец в любом случае надеялся на политический выигрыш: при неудачном исходе войны положение императора становилось бы менее прочным, а в случае победы над вандалами возрастал авторитет не только Льва I, но и Василиска, человека неумного и безмерно желавшего царствовать, на чем можно было бы сыграть.

Вначале дела пошли неплохо - Марцеллиан овладел Сардинией, а Ираклий, выйдя из Египта, нанес в районе Триполи крупное поражение силам Гизериха и двинулся на Карфаген, столицу державы вандалов. Туда же подоспел и Василиск, одержавший ряд побед на море. Но здесь фортуна изменила римлянам: Василиск, блокировав Карфаген с моря, не стал его штурмовать, а согласился на предложенное Гизерихом пятисуточное перемирие. Тот же, не теряя времени, распорядился начинить множество своих кораблей горючими материалами, и в одну из темных ночей этого перемирия союзный римский флот, не ожидавший нападения, был атакован брандерами и почти полностью сожжен. Вот как описал это побоище Прокопий Кесарийский: «...зажженные суда, приближаясь, сообщали им [кораблям римлян. - С.Д.] пламя и гибли вместе с ними. Огонь распространялся; римский флот был в ужасном смятении; крики людей вторили гулу ветра и треску пламени. Воины и матросы, все вместе, воодушевляли друг друга, отталкивая от себя баграми зажигательные суда неприятеля и свои корабли, которые погибали среди ужасного неустройства. Тут наступили и вандалы, которые пускали стрелы, топили и грабили римлян, бегущих с оружием в руках. В этом бедствии явили отличную твердость духа многие римляне» [70, с. 62]. Затем вандалы расправились с войском Ираклия и столь удачно начавшийся для союзников поход, в котором принимало участие до 100 000 человек, завершился полным их разгромом. Рассчитывая на слабое сопротивление византийцев после понесенного ими урона, активизировали свои набеги на Фракию гунны. Однако империя сумела быстро оправиться, и к началу 70-х гг. гунны оказались разбиты и изгнаны с Балкан.

В 472 г. был убит Прокопий Анфимий, годом позже от чумы в Риме умерли Рицимер и император Аниций Олибрий. Власть захватил Глицерий, вскоре свергнутый далматинцем Непотом. Западноримская империя доживала, по сути дела, последние месяцы. Именно на это тревожное время и пришлась смерть Льва I - император скончался 18 января 474 г., оставив наследником власти своего малолетнего внука Льва II.

Историк конца V в. Малх Филадельфиец охарактеризовал Льва I следующим образом: «Римский царь Лев Макелла был счастливейшим из бывших до него царей. Он был грозен как подвластным, так и самим варварам, до которых дошел слух о нем; такова слава, которую он оставил в массе людей. Но я не думаю, чтоб это было счастье - похищать имения у подвластных, вечно содержать доносчиков по этому предмету, в случае недостатка других доносчиков быть самому обвинителем, собирать золото со всех концов земли и копить его у себя, лишая города прежнего их благосостояния они уже неспособны вносить те налоги, которые прежде платили» [17, с. 233 234].

[1] Первоначальное имя Зинона имеет у историков массу вариантов написания.

 

Лев II

(ок. 467 - 474, имп. с 473)

Лев II, сын Зинона и Ариадны, родился в столице в 467 или 468 г. 18 ноября 473 г. дед объявил его своим соправителем. Вскоре после кончины Льва Макеллы, 9 февраля 474 г., во время торжеств на ипподроме семилетний император «передал» венец своему отцу, а спустя еще девять месяцев заболел и умер. Людская молва упорно называла Зинона отравителем сына.

Зинон (Зенон)

(? - 491, имп. с 474, в 475 - 477 вне столицы)

Зинону Исаврянину досталось одно из самых беспокойных и наполненных различными, как внутренними, так и внешними, неприятностями царствований V столетия. Губительный кризис, во власти которого оказались обе империи, привел к пропасти Запад: через два года после воцарения Зинона, 23 августа 476 г., был низложен последний западноримский император Ромул Августул. Совершивший это Одоакр, предводитель германских наемников, по смерти Ромула в 480 г. отослал императорские регалии — корону и пурпурную мантию - на раздираемый внутренними смутами Восток, сопроводив это печальное свидетельство былого величия Рима словами: «Как солнце одно на небе, так и на земле должен быть лишь один император». Зинону ничего не оставалось делать, как дать узурпатору титул патриция римлян - способ, к которому не раз прибегали впоследствии константинопольские монархи для придания видимой легитимности власти тех, кто поторопился взять ее в свои руки. Болезнь одряхления, убившая Рим Первый, коснулась и Второго: непомерные налоги, произвол государственного аппарата, со своими обязанностями справлявшегося плохо, продажность армии и полководцев приводили страну к постоянным мятежам и гражданским войнам. Преемникам Зинона пришлось бороться с распадом крутыми мерами, а сам Зинон удержался у власти в силу просто невероятного везения. Трудно поверить, но, по утверждению историков (в частности, Малха и Евагрия Схоластика), этот император был мало достоин занимать престол. «Зинон не имел от природы той жестокости, которая была у Льва. Гнев его не был неумолим и не оставался в нем навсегда... Он был честолюбив, действовал только из-за славы, чтобы дивились ему, больше напоказ, чем для пользы. Он не был опытен в делах, не имел тех познаний, при которых можно управлять царством. К корысти [Зинон] не так был падок, как Лев, не выдумывал на богачей небывалых преступлений, однако же и он не был выше этой страсти» (Малх, [17, с. 233]).

Вождь союзного римлянам малоазийского племени исавров Зинон (до 468 г. - Трасикодисса, см.»Лев I») появился в столице около 447 г., в канун войны с гуннами приведя в Константинополь сильный отряд федератов. В 464 г. Лев I, противопоставлявший старой варварской знати германцев новую, исаврийскую, назначил его военачальником малоазийских войск, затем -комитом экскувитов, в 469 г. - консулом, а после смещения в 470 г. Василиска с должности начальника фракийских войск поручил ему и этот пост, однако, несмотря на заслуги Зинона перед самодержцем и родство, все же не завещал ему власть над империей.

Вступив-таки на престол, новый император заключил мирный договор с вандалами и, успокоенный, увлекся распутными оргиями и пьянством. «С самого начала [он] предался приманкам сластолюбия до того, что ничем не воздерживался от постыдного и беззаконного, но так сроднился с этим, что совершать пороки скрытно и без свидетелей считал делом низким, а явно и как бы на глазах - делом царским и приличным только самодержцу» (Евагрий, [33, с. 125]).

Воспользовавшись таким легкомыслием августа, Верина, вдова Льва I, и, независимо, ее брат Василиск подняли мятеж. В ночь на 9 января 475 г. Зинону и Ариадне удалось бежать, прихватив с собою казну, в исаврийскую крепость Вару, куда стали стекаться верные императору войска, а Василиск воцарился в Константинополе.

Война Зинона с узурпатором длилась более года. Мало-помалу, действуя угрозами, лестью и подкупом, Зинон переманил на свою сторону полководцев, братьев Илла и Трокунда, посланных самозванцем к Варе, а также начальника фракийских войск Армата - уже под стенами Константинополя, куда тот подошел для решающего сражения с армией законного императора. В августе 476 г. Зинон вступил в Константинополь - столица не оборонялась, жители открыто его приветствовали.

Армат условием предательства Василиска поставил предоставление ему должности главнокомандующего всеми вооруженными силами империи, а своему сыну - титул кесаря. Зинон дал слово это сделать, но обещание выполнил с присушим ему коварством: вскоре Армата приказал убить, а новоиспеченного кесаря постричь в монахи.

В благодарность за помощь в борьбе против Василиска император даровал титул magister militum предводителю остготов Теодориху, сыну Тудимира, будущему повелителю Италии.

Усугубляя бедствия страны, 21 сентября 477 г. сильнейшее землетрясение разрушило многие города, в том числе и столицу. Еще не были восстановлены пострадавшие здания, как вновь появилась угроза трону: в 479 г. восстал Маркиан, сын римского императора Прокопия Анфимия и муж второй дочери Льва I и Верины, Леонтии. Зинон бежал из горевшего дворца, братья Маркиана, Ромул и Прокопий, в кровопролитном сражении одержали победу над императорскими войсками. Однако магистру Иллу удалось в ночь после битвы подкупить многих начальников Маркиана, часть отрядов изменила самозванцу, на следующий день он был наголову разбит, затем схвачен, пострижен в монахи и заточен в крепость вместе с женою.

Годом позже Илл рекомендовал Зинону избавиться от Верины. Вдовствующую августу сослали в Халкидон, к Маркиану и Леонтии. Оттуда Верина стала писать жалобные письма Ариадне, прося повлиять на василевса и помочь ей выйти на свободу. Ариадна начала хлопотать за мать перед мужем, но Илл, с которым по этому поводу посоветовался Зинон, был категорически против и упрекнул императрицу в желании видеть другого императора вместо мужа, намекая на бесчисленные козни Верины. Ариадна сочла это высказывание оскорбительным и опасным. Она наняла убийцу, но попытка зарезать неугодного сановника не удалась: телохранитель закрыл собой магистра, и меч лишь отрубил Иллу правое ухо. Зинон сразу же заявил о своей непричастности к этому делу, но Илл, не желая разделить участь Аспара, спешно отправился в Антиохию, якобы на отдых, прихватив с собою друга, патрикия Леонтия Сирийца, и в конце 480 г. взбунтовал сирийские легионы и федератов. Спустя несколько месяцев ему удалось освободить Верину, бывшие враги примирились, а в киликийском Тарсе Леонтий Сириец был провозглашен императором. Верина развила бурную деятельность, до самой смерти (483) рассылая по городам империи манифесты с требованием признать нового властителя.

В 482 г. пламя восстания перекинулось на Египет, где основная часть верующих склонялась к монофиситству. Зинон, пытаясь привлечь их на свою сторону, совершил шаг, который обернулся для страны долгими и неприятными последствиями, - выпустил «Декрет о единстве», или «Энотикон» («Henotikon»). Имевший целью устранение религиозных разногласий, 'Энотикон» сводился к тому, чтобы христиане придерживались единства в отношении трех первых вселенских соборов и запрещал дальнейшие споры и догматические дефиниции. Иными словами, император признал несущественными решения Эфесского II и Халкидонского соборов. Папа Феликс III[1] осудил «Декрет» и отлучил от церкви константинопольского патриарха Акакия. Последующие патриархи, поддерживая осуждение «Энотикона», тем не менее отказывались исключать имя Акакия из поминальных списков (диптихов), а исключали оттуда имена пап. Эта так называемая «схизма Акакия» длилась около тридцати пяти лет и была прекращена лишь в правление императора Юстина I. «Энотикон» так и не выполнил возложенной на него миссии, вызвав недовольство как ортодоксальных христиан, так и монофиситов. От мирного решения проблем веры пришлось отказаться и укреплять власть оружием.

27 июня 484 г. узурпатор Леонтий вступил в сирийскую Антиохию. Положение складывалось серьезное, и Зинон послал против мятежников армию под началом Иоанна Скифа и упомянутого магистра Теодориха, сына Тудимира, бывшего консулом того года. Войска Илла и Леонтия были разбиты, а сами они бежали. Иоанн осадил остатки мятежников в малоазиатской крепости Папурии, Теодорих же с частью войск двинулся к столице, но внезапно принялся бесчинствовать, захватывая по пути города и даже угрожая взять Константинополь.

Отчаявшийся Зинон выставил на Феодосиевы стены последние резервы, однако Теодорих не предпринимал в отношении города активных действий, понимая, что овладеть такой первоклассной крепостью, как Константинополь, путем штурма, не имея осадных машин, силами одних готских федератов, нельзя. К 487 г. императору с помощью сестры Теодориха, посланной для переговоров к мятежному консуляру, удалось убедить его отправиться в поход на Италию. Этим достигались две цели: во-первых, воинственные и опасные союзники - остготы - уходили из пределов Византии, а во-вторых, они шли сражаться с Одоакром, которого в Константинополе считали совершенно недостойным римского владычества, в отличие от Теодориха, долгое время (с 461 г.) жившего при дворе, получившего соответствующее воспитание и достигшего высокого положения магистра и консула. Так в 488 г. начался поход остготов на Рим. Тогда же сдался Папурий, Илл и Леонтий были убиты, а их головы, насаженные на пики, под шумные возгласы народа носили на ипподроме в дни ристаний.

Расправившись с мятежниками, Зинон дал волю своей свирепости. Последние три года его правления сопровождались неслыханным террором. Даже неосторожное слово, произнесенное в адрес василевса, могло стать причиной доноса и казни. Зинон, например, приказал умертвить эпарха столицы, который как-то в кругу друзей вздумал порицать не отличавшегося благочестием августа, однако эпарх смог бежать. Многих осудили и по обвинению в сочувствии Леонтию.

Грабеж состоятельных лиц принял самые обширные размеры. Фаворит императора Севастиан без тени смущения обирал подданных, играя на подозрительности и жадности своего патрона: «Севастиан всем торговал, как на рынке... не позволял, чтобы при дворе что-либо делалось не за деньги... ни одно дело не производилось без взятки» (Малх, [17, с. 233]).

Неизвестно, сколько бы длилось подобное тягостное положение, но 9 апреля 491 г. Зинон скончался в эпилептическом припадке. Согласно поздней версии, мертвецки пьяного Зинона выдали за покойника и похоронили, хотя и слышали его крики[2] [121, т. I, с. 209].

[1] Против «Henoticon'a» вылупил папа Симплиций (ум. в 483 г.). а его преемник Феликс III обострил конфликт и довел его до схизмы.

[2] Когда солдаты, производившие похороны, услышали вопли из закрытого саркофага, они доложили о такой «странности»начальству и Ариадне. Но приказ вскрыть гроб был намеренно отдан не сразу, и император успел задохнуться.

 







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 414. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.005 сек.) русская версия | украинская версия