Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Часть первая 2 страница. Мессия между тем обратился к сухоща-вому старику: - Министр





со стола.

Мессия между тем обратился к сухоща-вому старику: - Министр

людских ресурсов!

- Я вас очень внимательно слушаю, -проговорил министр людских

ресурсов Делардье. - Сколько у нас сейчас людей?

- Простите, мой Мессия, вы имеете в виду граждан Планеты или

вообще насе ление Земли? - Дайте обе цифры.

- Планетян сейчас восемнадцать миллио нов, а всего на Земле в

данный момент прожи вает около трехсот миллионов человек. 28

- Много, слишком много и тех, и других! Ладно, до русских и

китайцев нам пока не добраться, но почему же так много планетян?

- Следуя вашим указаниям, мой Мессия, мы постоянно и планомерно

сокращаем чис ло граждан Планеты.

- Если бы вы следовали моим указаниям, -фыркнул Мессия, - сейчас

на моей шее было бы не более десяти тысяч человек: три ты сячи

избранных полноправных граждан и психически обработанный обслуживающий

персонал. Все остальные - лишние, лиш ние, лишние, сколько раз вам

повторять! Армию и пролетариат должны составлять только клоны! Люблю я

этих послушных малышей... Ачеловечишекна Планете слиш ком много, мне

столько не требуется!

- Мой Мессия, позвольте! Я приготовил на ваше рассмотрение новый

закон об эв таназии, - сказал Делардье и вытащил бума ги из кейса.

- Да не шуршите вы своими бумажками, так докладывайте!

- Слушаюсь. Я предлагаю ввести обяза тельную эвтаназию для всех

одиноких инва лидов и хроников.

- Это связано с большими организаци онными трудностями и большим

расходом дорогостоящих медикаментов, - заметил ми нистр

здравоохранения Славичев. 29

- Абсолютно никаких трудностей, - воз разил Делардье, досадливо

прикрывая глаза сухими пергаментными веками.

- Ну как же никаких? Не везде на мес тах есть пункты эвтаназии. А

как вы прину дите инвалидов явиться по вызову, если они, допустим, не

намерены расставаться с жизнью?

- Все продумано, Славичев, - тонко улыб нулся Делардье. - Пункт

эвтаназии организу ется очень крупный и хорошо оснащенный, но зато

один на всю Планету. - Это где же? - поднял брови Мессия.

- Здесь, в Иерусалиме, мой Мессия. А инвалиды со всего света

соберутся сюда сами. Достаточно объявить неограниченное право на

исцеление для всех. Инвалиды хлы нут со всех сторон. - Не понял, в чем

суть?

- В том, чтобы собрать весь человечес кий балласт в одном месте,

где его можно будет быстро и дешево ликвидировать.

- Где вы их всех разместите, хотел бы я знать? Кстати, ни у кого

не появилось ни каких новых соображений, как нам проник нуть на

"недоступные острова"? Генерал Чарльстон?

- Увы, мой Мессия, эти острова - Вос кресенский, Елеон, Горний,

Иерихон и про чие по-прежнему недоступны ни с воды, ни 30

с воздуха, и что там на самом деле проис-ходит, наука объяснить не

может.

- Вот и хорошо, что не может... Бомбить продолжаете? -

Естественно, мой Мессия. - Ну и каков результат?

- Никто из бомбивших не вернулся, что бы рассказать об этом. - А

острова? - Стоят как стояли.

- Понятно. Значит, использовать "недос тупные острова" мы все еще

не можем... Ну так что же вы там решили с грядущим наше ствием

инвалидов, Славичев?

- Часть их, естественно, погибнет в пути -это нетрудно

организовать, учитывая сов ременную обстановку. А добравшихся до

Иерусалима мы соберем на стадионе и ско ренько избавим от страданий с

помощью иприта в смеси с веселящим газом.

- Такое уже бывало, - кивнул Мессия. -Но некоторых инвалидов я

могу действи тельно исцелить - для рекламы. Кто бы знал, как утомляют

меня физически и нрав ственно эти идиотские исцеления! Однако сегодня

каждый инвалид или хроник, на деющийся на исцеление по жеребьевке,

приносит нам пол планеты в неделю. Как с этим? - Об этом я как-то не

подумал, мой Мессия... 31

- Надо думать, дружочек, всегда надо думать! Иначе бы я вместо вас

посадил за этот стол тринадцать клонов. - Можно назначить плату за

исцеление...

- Не годится! Исцеления Мессии беско рыстны, об этом знает весь

мир.

- У меня предложение, - поднял голову министр финансов. - Я бы

поставил вопрос таким образом: чудеса Мессии служат всему народу, и

народ жаждет поклоняться своему Мессии в соответствующей обстановке,

то есть в Храме. А потому каждому пилигриму, отправляющемуся на

исцеление в Иеру салим, надо позволить внести сто планет на

восстановление Иерусалимского храма. До исцеления, естественно, а не

после... И пред ложим это, конечно, не мы, а сами инвали ды и хроники.

- Принято, - кивнул Мессия. - Разраба тывайте программу

глобального исцеления страждущих. А Храм давно пора достроить,

Апостасий уже надоел мне со своими пре тензиями. Ну что ж, господа

министры, я удовлетворен, сегодня мы плодотворно по трудились. Будем

расходиться.

Министры встали и запели Общий Гимн, прославляющий Мессию: Союз

нерушимый народов свободных сплотил ты навеки, Мессия-отец! 32

- Заканчивайте без меня, - буркнул Мес-сия, вставая и идя к

дверям.

За дверью зала заседаний Мессия ос-тановился и прислушался: после

его ухода энтузиазм поющих иссяк, и они допели Гимн без

первоначального воодушевления. Мес-сия покачал головой и удалился в

сторону лифта. Студия, в которой записывались его личные обращения к

человечеству, поме-щалась на девяносто девятом этаже Вави-лонской

Башни, резиденции Мессии на ост-рове Иерусалим. ГЛАВА 3

Ларе Кристенсен, смотритель и экскур-совод музея-усадьбы

Известного Писателя, рыбак и ловец креветок, он же друг короля Артура

сэр Ланселот Озерный или просто Ланс, уже с утра понял, что сегодня -

не его день. Время от времени его больной позво-ночник крепко давал

знать о себе, и прихо-дилось с этим считаться. Ну что ж, он про-ведет

весь этот день дома: включит на пол-ную мощь отопление, приготовит

себе ужин, сделает грог, выпьет обезболивающее и уй-дет на весь день в

Реальность. Король Артур что-то хандрит в последнее время, и будет

совсем нелишним сочинить для них какое-нибудь незатейливое

приключение. 33

Ланселот приподнялся в постели и пе-ресел в стоявшую рядом

коляску. Душ он принимать не стал, ни холодный, ни го-рячий, только

умылся и почистил зубы. Че-рез силу, без аппетита позавтракал,

приго-товил себе грог, принял обезболивающее, подкатил коляску к

персонику и стал смот-реть программу новостей, потягивая грог из

большой глиняной кружки.

Утренние планетные новости имели ре-гиональное дополнение "Погода

в Сканди-навии" , и в нем прозвучало штормовое пре-дупреждение: в

Норвежское море с севера Атлантики идет шторм. Теперь стало ясно, что

спина ныла к непогоде. Но как бы там ни было, а теперь надо было

подниматься и отправляться за ловушками. Грог - это еще ничего, с

половины кружки его не развезет, а вот обезболивающее он не стал бы

прини-мать, если бы знал, что ему придется сегод-ня выходить в море. А

идти надо далеко, до маяка у выхода из Тронхеймс-фьорда: там у него

поставлены новые ловушки, и если он не хочет их потерять, отправляться

за ними следует немедленно. Ловушки эти пластико-вые, легонькие,

добычу из них можно про-сто высыпать в ящики, а не выгребать сач-ком,

как из тяжелых железных. Зато если на дно железной ловушки опустить

пару кам-ней, она плотно ляжет на дно и выдержит 34

любой шторм, а пластиковую волна уже в четыре балла рвет в клочья.

Одеваясь для выхода в море, Ланселот в который раз подумал, что если

бы удалось достать желез-ную сетку, он бы наделал себе новых лову-шек

по образцу старых, отцовских. Но где теперь найдешь хороший добротный

мате-риал? Все на свете стало каким-то непроч-ным, даже одежда

планетян выдерживает только сутки носки, и еще хорошо, что он по

инвалидности освобожден от ношения стан-дартного пластикового костюма.

Ланселот надел свитер, натянул куртку-штормовку а поясницу вдобавок

обмотал шарфом.

Он выехал на крытую сверху террасу, и будто кто-то наотмашь

хлестнул по его лицу мокрым полотенцем - шквалистый ветер уже нес с

собой мелкие брызги дождя. На террасе он пересел из домашней коляски в

тяжелую уличную, с мотором на батарейке Тэсла, заложил дверь дома на

засов, чтобы ее не распахнул ветер, и съехал по широко-му пандусу на

каменистую дорожку, ведущую к причалу в небольшом заливчике.

Он въехал на палубу катамарана по ко-роткому широкому трапу. По

пути к рубке Ланселот заглянул в трюм - убедиться, что там есть пустые

ящики, хотя на большой улов он сегодня не рассчитывал - какая

кре-ветка выйдет гулять в такую погоду! Потом 35

он поехал в рубку. Она была низкая, но просторная, построенная с

таким расчетом, чтобы ему сподручно был о управляться, сидя в коляске,

завел мотор и взялся за штурвал -тоже особенный, ниже обычной высоты.

Ветер усиливался, по фьорду гуляла круп-ная норд-вестовая зыбь:

когда он пойдет назад от маяка, ветер и волна будут бить ему в корму,

поэтому надо было спешить.

Темная туча на горизонте превратила нижнюю половину переднего

стекла рубки в зеркало, и если бы Ланселот хотел, он разглядел бы в

стекле отражение широко-плечего парня с вьющимися волосами цвета

соломы и небольшой кудрявой бородкой. Он увидел бы мужественное лицо

вырази-тельной лепки с горбатым тонким носом и серо-голубыми широко

расставленными гла-зами, типичное для норвежца. Но как раз собственная

внешность Ланселота совсем не интересовала: он глядел на тучи,

клубя-щиеся на горизонте, и пытался прикинуть, с какой скоростью

надвигается шторм.

Вот и первая ловушка. Ланселот надел брезентовые рукавицы,

ухватился за тор-чавший из воды рельс, подтянул к нему ката-маран,

закрепил его и начал вытягивать про-волоку. Она вся обросла морскими

желудя-ми, и без рукавиц он бы в кровь разодрал о них руки, прежде чем

добрался до кольца, к 36

которому была за четыре угла подвешена квадратная сетка. Как ни

странно, улов ока-зался хорошим: видно, креветки, облепив-шие приманку

- большой кусок трески, еще не уразумели, что шторм надвигается и пора

им спасаться бегством, уходить на дно и прятаться среди камней, а не

набивать брюшки. Ланселот выгреб сачком улов и ссыпал его в

пластиковый контейнер, сразу заполнив его почти на четверть. На корме

у него стоял деревянный ящик с камнями: он опустил в ловушку булыжник

и отправил ее обратно на дно.

Так, продвигаясь от островка к островку, Ланселот шел к выходу из

фьорда, попутно поднимая и осматривая ловушки. Во всех оказались

креветки, четыре пятикилограм-мовых ящика скоро наполнились доверху, и

он был рад, что вовремя выбрался из дома.

Когда Ланселот подошел к маяку, норд-вестовая волна поднималась

вровень с кром-кой бортов. Он еще издали увидел, что одну из новых

ловушек сорвало и мотает по вол-нам. Выловив все ловушки, кроме одной

-ее все-таки сорвало и унесло в море, он побросал их в трюм. Все они

оказались пус-тыми. Теперь можно было возвращаться во фьорд и идти к

дому. Натруженная спина ныла от боли и просила покоя, а одежда

промокла от воды и пота. 37

Он шел в глубь фьорда и раздумывал, что же ему делать дальше:

отвезти на удив-ление хороший улов сразу в Тронхейм или идти домой,

загрузить креветки в мо-розильную камеру, а самому переодеться и лечь

наконец в постель? Но свежие кревет-ки стоят дороже замороженных, а

Лансе-лоту нужны были деньги, и он решил идти в Тронхейм. Но прежде он

спустился в каюту по короткому пологому трапу.

В тесной каюте было три койки, две по бокам и одна, самая широкая,

напротив вхо-да, а посередине оставалось место только для его коляски.

На широкой койке он иног-да отдыхал сам, две боковые когда-то

занима-ли его родители, а теперь на них лежали фона-ри, кой-какой

инструмент и рыболовная снасть.

Ланселот умел отдыхать: для краткого восстановительного отдыха

надо было пол-ностью расслабиться, но ни в коем случае не позволять

себе заснуть. Он только снял промокшую куртку и перекинул тело на

кой-ку. Через четверть часа он поднялся и снова пересел с койки в

коляску. Теперь он мог плыть дальше.

Центр питания в приморском городе, естественно, находился недалеко

от берега, и Ланселот отправился туда с причала прямо в коляске. Он

рассчитывал, что договорится 38

о сдаче улова, а потом рабочие Центра пое-дут за ним на причал в

грузовом мобиле и заберут ящики с уловом, как это обычно и

происходило.

Чиновник, всегда принимавший у него весь его улов и особенно

охотно бравший креветки, встретил его радушно:

- А, Ларе Кристенсен! Что привезли на этот раз? - спросил он,

выходя из пластико вой кабинки. Чиновник знал, кто из его клиентов

предпочитает общение, не разде ленное звукопроницаемой гигиенической

перегородкой.

- Я привез креветки. Четыре ящика све жих креветок.

- А вы уже знаете, что расценки на них понижены?

- Ничего об этом не слышал. И какова теперь цена? - Две планеты за

центнер креветок.

- В десять раз меньше, чем было неделю назад!

- Да. Это в связи с появлением нового продукта - сухопутных

креветок. Их достав ляют с юга Европы.

- Но за такие деньги никто не станет сдавать креветки!

- Вы забываете, Кристенсен, что далеко не у всех ловцов креветок

есть судно и сети: это вы легко можете переключиться на рыбу, 39

но у того, кто ловит креветок с берега, вы-бора нет. А еще в нашем

фьорде есть люди, для которых добыча креветок - единствен-ный

официальный заработок. Не станут сда-вать - перейдут в разряд

безработных со всеми вытекающими отсюда последствия-ми вплоть до

направления на раннюю эвта-назию. Эти рыбаки, в отличие от вас, Ларе

Кристенсен, не могут сдать свой улов пере-купщикам, продать на рынке

или завести постоянных частных покупателей в городе. - Спасибо за

подсказку, я поехал на рынок!

- Я вам ничего не подсказывал, я только честно обрисовал

положение. - И все равно, большое спасибо.

- Так вы что, сегодня совсем ничего не будете сдавать? - За такие

деньги?

- Я знаю, как тяжело вам достаются ваши креветки, Ларе Кристенсен,

и я уважаю ваш труд. Но на вашем месте я бы все-таки сдал часть улова.

- Нет! Вот пойдет лосось, потом треска -буду сдавать рыбу.

- Сдайте хотя бы ящик, и официально будет считаться, что вы

продолжаете сот рудничать с государственным Центром пита ния. А

остальное можете отвезти на рынок.

- Я считаю, что это грабеж - так низко оценивать труд рыбаков. 40

- Подумайте, Ларе! Я ведь опять вам подсказываю...

- Некогда раздумывать. Я тороплюсь до мой: мне надо поскорее

сменить одежду, не то я рискую простудиться. Я пришел прямо с лова,

чтобы сдать креветки живыми.

- Понимаю. Но я очень надеюсь, что следующий улов вы, как обычно,

доставите к нам.

- Ну уж нет! Мне действительно не слиш ком легко дается этот мой

заработок, тут вы правы. Прощайте!

- Надеюсь - до свиданья, молодой че ловек.

Чиновник Центра с явной симпатией от-носился к молодому

рыбаку-инвалиду и обыч-но Ланселот охотно с ним беседовал, иногда они

даже выпивали по стаканчику энергена, сидя за круглым столиком в углу

приемной, но сейчас он и вправду очень спешил.

Тронхейм после Катастрофы быстро разросся и стал огромным городом,

как по-чти все скандинавские города, когда сюда хлынуло население

полузатопленной Ев-ропы. Новые кварталы тысячеквартирных домов

протянулись на километры, но рыб-ный рынок, куда было нужно Ланселоту,

находился недалеко, и он не стал брать таксо-мобиль, а отправился туда

прямо в коляске. 41

Он подкатил к рыбному ряду и сказал первому же продавцу, что хочет

продать четыре пятикилограммовых ящика живых креветок. - Где они у

тебя? - Здесь, на моем судне.

- Они у тебя и вправду живые? Сегодня мало кто выходил на лов.

- Пощупай мой рукав - я только что с моря. - На каком причале

встал? - На пятнадцатом.

- Езжай вперед и готовь товар, я подъе ду. Какое судно? -

Катамаран "Мерлин".

Когда он добрался до причала, рыбник уже был там со своим грузовым

мобилем. Ланселот подъехал к "Мерлину", вкатился на палубу и крикнул

рыбнику:

- Будь другом, снеси сам ящики на при чал: у меня сегодня спина

что-то не в порядке. - О чем разговор!

Рыбник шагнул на катамаран, подошел к ящику и поднял крышку:

убедившись, что кре-ветки живые и достаточно крупные, он пред-ложил

Ланселоту по планете за ящик. Это было столько же, сколько ему прежде

пла-тили в Центре питания, однако ниже обыч-ных рыночных цен, но

спорить уже не при-ходилось. Рыбник достал карманный персо42

ник, Ланселот приложил к окошечку боль-шой палец с прсональным

кодом, и когда в нем появился его банковский счет, тот пере-вел на

него четыре планеты. Рыбник снес на причал все ящики. Они простились,

обменяв-шись кодами и договорившись, что в следую-щий раз Ланселот

предупредит рыбника о доставке улова заблаговременно. Теперь мож-но

было отправляться на свой остров.

Добравшись до дома, Ланселот сразу же принял горячий душ, поел,

приготовил грог, проглотил три таблетки аспирина, взял кни-гу и улегся

в постель. Он читал бумажные книги и почти никогда не пользовался

Все-мирной библиотекой по персонику, благо книг в музее-усадьбе

Писателя было доста-точно.

Загудел персоник. Он со вздохом пере-сел в коляску и поехал к

нему. На экране появилось письменное сообщение:

УПРАВЛЕНИЕ КУЛЬТУРЫ СООБЩАЕТ, ЧТО ВАША ДОЛЖНОСТЬ

СМОТРИ-ТЕЛЯ-ЭКСКУРСОВОДА МУЗЕЯ-УСАДЬ-БЫ УПРАЗДНЯЕТСЯ В СВЯЗИ С

ЗАК-РЫТИЕМ МУЗЕЯ. ВАМ РАЗРЕШАЕТСЯ ПОЖИЗНЕННОЕ ПРОЖИВАНИЕ НА ТЕРРИТОРИИ

БЫВШЕГО МУЗЕЯ. 43

Так... Вообще-то, этого следовало ожи-дать. Уже много лет никто не

посещал усадь-бу Известного Писателя, и он уже давно был по существу

сторожем при никому не нужном музее. Ланселот начал помогать отцу в

усадьбе-музее еще с детства, он был хоро-шим и грамотным

экскурсоводом; ему каза-лось, что он так и будет служить в усадьбе до

конца своих дней и жить в этом старом, до последнего гвоздя знакомом

доме, рядом с могилой матери в маленьком саду. Ладно, переживем. Из

дома не гонят, и то хорошо. В послании ничего не сказано о его

заработ-ной плате: может быть, они все-таки оста-вят ему хотя бы часть

ее на прожитье? Он ведь не получает ни бесплатной еды, ни одежды, как

прочие планетяне, не получает даже лекарств и витаминов по общим

кана-лам, поскольку остров не подключен ни к одной из линий

жизнеобеспечения, кроме электролинии Тэсла.

Ланс еще не успел отъехать от персо-ника, как снова прозвучал

вызов и на экране появилось новое сообщение:

УПРАВЛЕНИЕ ТРУДА СООБЩАЕТ, ЧТО В СВЯЗИ С ВАШИМ УВОЛЬНЕ-НИЕМ ИЗ

ОРГАНОВ КУЛЬТУРЫ ВЫ ПЕРЕХОДИТЕ В РАЗРЯД БЕЗРАБОТ-НЫХ. ВАМ

УСТАНАВЛИВАЕТСЯ ПО44

ЖИЗНЕННОЕ ПОСОБИЕ В 12 ПЛАНЕТ ГОДОВЫХ.

Это значит - одна планета в месяц. Имея жилье и продолжая выходить

в море, про-жить, конечно, можно. На одежду наплевать: он будет

донашивать то, что есть в доме, а полпланеты в неделю на инвалидную

жере-бьевку уж как-нибудь заработает даже при новых расценках. Но кое

от чего придется отказаться, и в первую очередь - от Камело-та. Король

Артур, конечно, огорчится, но Ланселот предложит ему общаться через

персоник, он уже давно об этом подумывал.

Он вызвал код банка и убедился, что на его счету всего двадцать

шесть планет. Лад-но, решил он, придется рассчитывать на путину

лосося: эта славная рыбка поможет ему удержаться на плаву. Не стоит

унывать! И он снова взялся за книгу. Долго читать ему не пришлось.

- Да что они, сговорились? - пробор-мотал он, снова перебираясь из

кровати в коляску и протягивая руку к вновь оживше-му персонику.

МИНИСТЕРСТВО ЗДОРОВЬЯ СООБ-ЩАЕТ, ЧТО В СВЯЗИ С ПЕРЕХОДОМ НА

БЕЗРАБОТИЦУ ВАМ УСТАНАВЛИ-ВАЕТСЯ НОВЫЙ СРОК ЭВТАНАЗИИ 45

ПО СОЦИАЛЬНЫМ ПРИЧИНАМ -ДВАДЦАТЬ ТРИ ГОДА.

Что за день такой, со всех сторон обло-жили! Он вернулся в

постель.

Прежний срок обязательной эвтаназии ему был назначен на двадцать

пять лет, а теперь, выходит, остается всего год жизни с небольшим,

ведь ему скоро исполнится двад-цать два. Конечно, он может отказаться

от эвтаназии, поскольку формально она явля-ется актом добровольным; но

отказаться -значит стать асом, асоциальным элементом. Избравших этот

путь исключают из Банка людских ресурсов и лишают персонального кода,

а человек без кода оказывается выбро-шенным из нормальной жизни: он не

может ничего ни продать, ни купить, не может искать работу и получать

медицинскую по-мощь. Он даже не может вызвать полицию или обратиться в

суд, если его здоровью или имуществу будет нанесен ущерб. Нет, жизнь

аса Ланселота отнюдь не привлекала. Остается одно - надеяться, что ему

все-таки повезет с жеребьевкой.

Так он лежал и предавался тягостным мыслям, уже не пытаясь больше

читать. Ред-ко, очень редко Ларе Кристенсен и сэр Лан-селот Озерный

позволял унынию овладеть собой, но сегодня это случилось. 46

Подошло время вечерних новостей. Он мог смотреть их прямо из

постели по ма-ленькому дорожному персонику прикреп-ленному к спинке

кровати. Ланселот вклю-чил программу и после обычной сводки услышал

сообщение о засухе в южных райо-нах Планеты.

- Эта засуха, как сообщают достоверные источники, объясняется

новыми происками русских, ведущих постоянную метеорологи-ческую войну

против свободного мира, - го-ворил с экрана ведущий. - Но русскому

царю не помогут ни знойные ветры, ни тучи саран-чи, перенесенной

ветрами на поля Европы из России через Африку! Планете не грозит голод

с тех пор, как специалисты по пита-нию открыли новый вид питания,

запасы которого практически неисчерпаемы. Это сухопутные креветки!

Ага, вот это интересно! Дальше были показаны документальные кадры:

цехи пи-тания, работающие на полную мощь, огром-ные грузовые мобили,

нагруженные ящи-ками с новым продуктом; счастливые потре-бители и

потребительницы у своих едальни-ков заказывают блюда из сухопутных

креве-ток и лакомятся ими, плотоядно постаны-вая и закатывая глаза от

восторга.

После сообщения о сухопутных кревет-ках, почему-то так и не

показанных круп47

ным планом, ведущий предложил всем пла-нетянам спеть Общий Гимн

перед выступле-нием Мессии. Гимна Ланселот петь не стал и даже убавил

звук. Он бездумно смотрел, как сменяют друг друга привычные кадры с

толпами поющих планетян: их всегда пока-зывали во время общего

исполнения Гим-на, чтобы каждый поющий у своего персо-ника чувствовал

себя частью всей Планеты.

Ланселот хорошо сделал, что не выклю-чил персоник: нанеся ему

столько ударов подряд, капризная судьба вдруг сменила гнев на милость

и поднесла подарок, который с лихвой перевесил все его беды. После

Гим-на он услышал из уст самого Месса, что отныне Мессия обещает

исцелять всех ин-валидов, увечных и больных, которые при-будут к нему

за помощью на остров Иеруса-лим. "Придите ко мне, все измученные и

обремененные болезнями, и я исцелю и упо-кою вас", - говорил Мессия, и

в его прекрас-ных синих глазах стояли слезы.

Потом пошли волнующие кадры массо-вого исцеления на огромном

иерусалимс-ком стадионе с Вавилонской Башней на зад-нем плане. Мессия,

высокий, на голову выше всех сопровождающих его министров, вра-чей и

охранников, обходил ряды инвали-дов. Одних он исцелял прикосновением

руки, других - одним лишь взглядом. Труд48

нее всего Мессии давалось исцеление сле-пых и увечных.

Вот он подошел к молодому парню в инвалидной коляске, положил руки

ему на плечи и сжал их. Забили барабаны, высоко взвыла напряженная

музыка, и на экране крупным планом появилось сосредоточен-ное лицо

Месса с выступившими на лбу кап-лями пота, и все жители Планеты

убедились воочию, как дорого ему стоили эти чудеса. Месс выпустил

парня из объятий - и все увидели ошеломленное и счастливое лицо

бывшего инвалида, стоящего на своих ногах рядом с пустой коляской.

Парень заплакал и покачнулся на еще нетвердых ногах. Его тут же

заботливо подхватили под руки два меди-ка в белых комбинезонах и под

торжествен-ную музыку фанфар осторожно повели в по-мещение под

ликующими трибунами.

Потом ведущий программы новостей объявил, что на размещение и

содержание прибывающих в Иерусалим паломников Мессия отдает свои

личные средства, кото-рые прежде собирался пожертвовать на

вос-становление Иерусалимского Храма. Узнав об этом, первые инвалиды,

уже прибывшие в Иерусалим и исцеленные Мессией, отдали на

восстановление Храма все свои сбереже-ния и призвали к тому же тех,

кто еще только собирается в Иерусалим. Было пока49

зано выступление этих счастливчиков. Один из них сказал:

- Мы надеялись на исцеление и мечтали о нем, а наш Мессия мечтает

о восстановле нии Храма в Иерусалиме. Мы, обездолен ные, знаем, что

такое МЕЧТА. И вот наша мечта исполнилась. Слава Мессу! Так давай те

же теперь мы сделаем все, чтобы испол нилась МЕЧТА МЕССИИ! Мы отдали

все что имели на построение Иерусалимского Храма, и мы призываем тех,

кто еще только готовится к паломничеству в Иерусалим, поддержать нас.

Братья по несчастью, планетяне-инвалиды! Жертвуйте на Храм, на ММ -

МЕЧТУ МЕССИИ!

После него снова выступил Мессия. Он был растроган.

- Дети мои! Дорогие мои дети, которых сегодня я обрел и обнял

здоровыми и счаст ливыми! Я благодарю вас, вы согрели мое сердце. Но я

не хочу, чтобы вы жертвовали все свои деньги на мою мечту - на восста

новление Храма, я просто не в состоянии этого допустить. Но и обидеть

вас, отказав шись от вашего искреннего дара, я не могу. Будет

достаточно, если все паломники огра ничатся какой-нибудь единой для

всех и, конечно, очень скромной суммой.

Потом выступил главный архитектор строящегося Храма, за ним

министр здраво50

охранения Славичев, а после всех глава Ми-ровой Церкви папа

Апостасий Первый, и сумма была названа - сто планет.

К черту все мысли о безработице и об эвтаназии! Он двинет в

Иерусалим на "Мер-лине" - так выйдет дешевле, он станет на ноги, а уж

потом будет планировать и устра-ивать свою жизнь. Двадцать шесть

планет у Ланселота было на счету, оставалось раздо-быть еще семьдесят

четыре, ну и что-то на дорогу. Он будет теперь выходить в море каждый

день, в любую погоду, и придется его спине потерпеть. Еще семьдесят

четыре планеты - и вперед!

Теперь надо было встретиться с коро-лем Артуром. Ланселот одним

движением перебросил тело из постели в коляску, подъехал к большому

персонику и надел обруч. ГЛАВА 4

Приближаясь к воротам Камелота, Лан-селот еще издали услышал

веселый смех Артура: король забавлялся - играл в мяч с фантомными

мальчиками-герольдами. Этот довольно тяжелый мяч сшит был из

позоло-ченной кожи и набит песком, и был он вовсе не игрушкой, а

воинским снарядом для укрепления мышц рук и плеч. 51

Мост оказался приподнятым примерно на высоту человеческого роста,

и, стоя в его тени, Ланселот мог наблюдать за игрой, оставаясь

невидимым. Герольды старались поймать мяч, обходя и отталкивая друг

дру-га; они были неуклюжими и очень забавны-ми, и ничего

удивительного, что король то и дело заливался хохотом. Поймав мяч, они

тут же бросали его королю обратно, но чаще бестолково роняли вниз, а

король его под-хватывал и снова забрасывал на башню. Но вот король

особенно сильно размахнулся, мяч перелетел через головы герольдов и

упал где-то во дворе замка. Король побежал за ним в ворота.

Ланселот не стал дожидаться, пока тот вернется и впустит его в

замок: он разбе-жался, подпрыгнул и ухватился руками за край моста,

подтянулся на руках, забросил ногу и вскарабкался на мост. Герольды

тот-час протянули к нему руки: обнаружив у ворот человека, они и не







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 241. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.147 сек.) русская версия | украинская версия