Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Руками сынов Твоих




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Черви копошились под кожей, вгрызались в раны невидимыми зубами, добирались до самого сердца. Каждое их движение под кожей рождало ужас. Истинный, первозданный страх, которым питался Мастер Пыток.

«Я стал пищей для могильных червей»…

Они не оставят от тебя ни кусочка…

«Остановите…»

Красные глаза убийцы горели жадным огнем мести. Астарот был беспощаден к своей жертве.

Ты правда думал, что встреча со мной пройдет для тебя без последствий? Эти кошмары навсегда останутся с тобой!

На секунду боль – такая реальная и ощутимая – вернулась, обрела силу, как в лабиринте кошмаров, грозясь разорвать на куски. Она взорвалась внутри ран, усилилась новыми отвратительными ползучими тварями, медленно стекающимися к умирающему…

- Нет!

Джонс рывком поднялся с подушки. Рита открыла глаза и молча посмотрела на него, накрыв его ледяную ладонь своей. Лицо и тело мужчины покрывал холодный пот, белая майка прилипла к взмокшей коже. Из груди Шерлока вырывалось сбивчивое тяжелое дыхание, а сердце стучало, как сумасшедшее.

- Локи… - сочувственно произнесла Рита, придвигаясь к нему, садясь на подушку и обнимая его за плечи, - лучше не становится?

Джонс мягко улыбнулся и сжал горячую ладонь Маргариты, накрывающую его плечо.

- Становится, - соврал он, - со временем совсем пройдет. Ложись спать, прости, что разбудил.

Рита собрала растрепавшиеся волосы и закинула их за спину. Затем снова прижалась к Джонсу.

- Я волнуюсь за тебя. Эти кошмары…

- Просто сны, - успокаивающе отмахнулся Шерлок, - ничего больше. Отголоски.

Маргарита кивнула и, закусив губу, подняла на Джонса виноватый взгляд.

- Ты расскажешь мне, что там видел?.. Возможно, если ты выговоришься, станет легче.

Шерлок сдержался, чтобы не дернуться.

Подвал. Рональд Джонс с горящими красными глазами. Жертвы убийств, которых не удалось спасти. Гибель отца. Гибель Риты. Собственная, многократная смерть. Боль. Черви, заползающие в пулевые раны. Нескончаемая агония. Убийство отца собственными руками, убийство Маргариты…

Картины оживали перед глазами, их почти невозможно было заглушить. Шерлок напрягся, как струна, стараясь бороться с воспоминаниями. Из груди вырвался нервный прерывистый вздох.

- Локи, - обеспокоенно окликнула Рита. Джонс покачал головой.

- Прости, я… я не могу. Не сейчас, ладно? – он медленно поднялся с кровати. Маргарита проводила его взглядом до двери. В дверном проеме Шерлок обернулся и улыбнулся молодой женщине, - постарайся уснуть, хорошо? Я скоро приду.

Маргарита лишь кивнула, хотя прекрасно поняла, что сейчас Джонс быстро оденется и уйдет гулять по городу. Это успокаивает его хоть немного. Нужно ждать, молодая женщина это знала. И собиралась дать Локи ровно столько времени, сколько потребуется.

- Хорошо, - тихо произнесла она, одним взглядом спрашивая, не нужна ли помощь. Джонс точно так же одними глазами ответил, что нет, и вышел из комнаты.

 

<…>

 

Пустынная улица дышала холодом. Шерлок вышел из подъезда своего дома и потер холодные руки. Изо рта при выдохе вырвалось небольшое облачко пара. Осень в этом году действительно выдалась холодной.

Джонс, не задумываясь, пошел вдоль по улице, поднимая глаза на чистое темное небо. Звезды светили необычайно ярко. Ночь дышала чистотой и морозом. Локи вдруг с удивлением подумал, что именно в такую погоду почему-то начинает ощущать приближение Рождества. Джонс не ожидал от себя, что после всего, что с ним произошло, сможет вдруг настроиться на праздник.

Детектив вытащил из кармана телефон. Страшно захотелось набрать номер Дэмиена. С тех пор, как он стал преподавать, у него появилось куда меньше времени на общение. Шерлок даже не знал, наладил ли Дэм контакт с Оливией.

Однако, поразмыслив, Джонс все же не стал звонить другу в столь поздний час. Вместо этого он вытащил из кармана пачку сигарет «Lucky Strike», поджег одну и сделал глубокую затяжку. Горький дым принес приятное ощущение грядущего расслабления. Уже со следующим шагом Локи почувствовал, что ноги стали чуть ватными.

С удовольствием докурив сигарету, детектив снова пошел вдоль пустынной улицы. Он старался не думать о том, что новая привычка совсем ему не нравится. Она приносила облегчение, сейчас это было единственным, что волновало Джонса.

Ветер дул прямо в лицо, свежесть и холод ночи обволакивали и бодрили, словно неся его по своим волнам. Шерлок шел, не разбирая дороги, позволяя ногам и ночной прохладе самим нести его вперед.

За две прошедшие недели город удивительно быстро оправился от разрушений, учиненных Астаротом. Практически все дороги восстановили, власти активно работали, бросали много сил на реконструкцию зданий, пострадавших от пусть и короткого, но торнадо. Локи не мог этому не радоваться. То, как быстро приходит в себя город, давало детективу надежду на то, что и он со временем сможет до конца оправиться и больше не попадать во снах в лабиринт кошмаров Астарота.

На этот раз отогнать страшные образы получилось. Ночной пейзаж успокаивал. Свет фонарей убаюкивал встревоженную кошмарами душу. Они давали какой-то волшебный оранжево-золотистый свет, от которого где-то в душе поднималось ощущение праздника. До Рождества оставалось чуть меньше двух месяцев. В воздухе пахло зимой.

Вдруг фонарь, освещавший небольшой узкий переулок, начал мигать. Локи подошел к нему и почему-то ощутил тревогу. Мирное ощущение, теплившееся внутри, рассыпалось, как карточный домик, уступив место нарастающему страху.

Шерлок сжал кулак и отругал себя.

- Параноик, - вслух сказал Джонс, покачав головой. Но взять себя в руки не получилось. В переулке ощущалось чье-то незримое присутствие. Локи недоверчиво покосился на правую руку. Татуировка с Ловушкой сейчас была бы очень кстати. Или хотя бы амулет… но никакой защиты от демонов у Шерлока не было.

Детектив сглотнул тяжелый ком, подступивший к горлу, и медленно отступил. Фонарь, свет которого до этого стоически боролся за жизнь, вдруг погас. Лампочка с электрическим треском лопнула и вылетела наружу, выпустив сноп искр.

Локи вздрогнул. Пульс резко участился, и Джонс пожалел о своей ночной прогулке, когда ближайший фонарь, освещавший основную улицу, тоже погас.

- Вот дьявол, - почти сплюнул это слово Локи, когда сзади него зазвучал мелодичный женский голос.

- Ругаться нехорошо, милый. Разве этому я тебя учила?

Джонс резко развернулся, пожалев, что не взял с собой пистолет, и приготовился уже к атаке демона, когда вдруг замер в остолбенении. Перед ним стояла женщина в легком белом платье. Буквально женщина свет не излучала, но так запросто могло показаться. У нее была сияющая, пусть и очень бледная кожа и яркие золотисто-каштановые волосы. Ее особенностью всегда были рыжеватые брови, которых она очень стеснялась в молодости, а потом сочла своей изюминкой. Эта женщина почему-то любила морщины, особенно в уголках глаз и губ. Она говорила, что тот, у кого первыми появляются именно эти морщины, часто улыбается, а она обожала улыбки.

Холод не смущал эту женщину, она его не боялась. Улыбаясь, она смотрела в округленные глаза Шерлока Джонса. Локи не мог оторвать от нее взгляда, и почувствовал, как глаза наполняются слезами. Последний раз он видел эту женщину шестнадцать лет назад, и сейчас никак не мог поверить в ее появление здесь, потому что оно было невозможным.

- Здравствуй, Шерлок, - кивнула она. Локи нервно вздохнул.

- Мама…

 

<…>

 

Гарри Страм дежурил в ночную смену. Последние две недели во время ночных смен сердце ускоряло бег от каждого шороха. Ночь последнее время стала для патологоанатома настоящим рассадником страха. Последние две недели Гарри перестал улыбаться, постоянно погружался в свои мрачные мысли и думал, что вот-вот не выдержит и уволится с работы.

Однако сегодняшней ночью мужчина вдруг остановился и задумался, почему такие странные мысли стали посещать его? Почему, оставаясь в морге один, он недавно начал чувствовать почти животный ужас? Это было странно для него, потому что он к работе привык. Сегодня ночью этот страх оставил его. И, сочтя его мимолетным наваждением, Гарри продолжил работу, думая о чем-то незначительном и постороннем.

 

<…>

 

Рональд Джонс никогда не отличался спокойным сном. А последние несколько месяцев засыпал только с помощью сильных снотворных. Он чувствовал себя очень виноватым перед сыном, и это чувство снедало его каждый день. К нему примешивались кошмары, относящие старика обратно в холодильное помещение, где он повстречался лицом к лицу с демоном, которого несколько раз сжигал огнем.

Однако сегодня из его сна ушли кошмары. Осталось лишь привычное чувство вины перед сыном, но оно перестало быть отягощенным чем-то еще, чем-то мрачным и потусторонним. Сегодня ночью Рональд Джонс впервые спокойно уснул.

 

<…>

 

Маргарита Мастерсен застонала во сне. Что-то заставило ее вдруг беспокойно заметаться по кровати. Что-то ласковое, доброе, как касание летнего закатного солнца, однако Рита ощутила в этом легком прикосновении к ее сознанию угрозу. Несколько секунд молодая женщина боролась с этим, а затем ее существом завладела всепоглощающая темнота бессознательности.

Вырвавшись из нежных густых объятий чего-то незримого, Маргарита открыла глаза. Все было в порядке, никакой угрозы, никакого присутствия. Молодая женщина находилась в спальне в собственном доме, из которого только недавно уехал Питер Холл.

Рита недоверчиво огляделась вокруг, словно по каким-то причинам не должна была здесь быть. Однако, списав все на обманчивую дымку сна, молодая женщина снова легла спать. Ее почему-то не покидала мучительная тоска. Странное чувство, будто очнувшись ото сна в своем собственном доме, она потеряла что-то несравнимо дорогое. Только не знала, что именно…

<…>

 

Уильям Ченнел дежурил в церкви ночью. Он никогда не мог объяснить, почему пребывание там именно в темное время суток так благотворно на него влияло. Уильяму не требовалось никаких энергетических напитков, если он не спал всю ночь, но находился при этом в церкви. Эти стены успокаивали его, дарили ему то самое душевное равновесие, которого он лишился в вечер, когда погибла его возлюбленная Сэхи.

Сегодня ночью Уильям решил убрать все книги, лежащие на столе. Он с удивлением обнаружил, что у него на столе выложена сплошь демоническая литература. Книги о демонической иерархии, обряды экзорцизма и прочие книги о темных силах. Уильям хотел смахнуть с книг пыль, но пыли на них не было. Видимо, он не так давно их использовал. Интересно, зачем?

Приглядевшись к книгам получше, Уильям покачал головой и убрал их в первый ящик стола, не заметив внутри ровным счетом ничего необычного. Но как только он это сделал, в его сердце вдруг зазвенела щемящая тоска. Уильям тяжело вздохнул и достал одну из книг. В ней была закладка где-то ближе к концу. Не задумываясь, Уильям Ченнел открыл книгу по демонической иерархии на заложенной странице и наткнулся на демона по имени Астарот. Что-то словно щелкнуло в воспоминаниях, но так же быстро пропало. Страшный демон не произвел на священника никакого впечатления. Он отложил книгу, пожав плечами, и хмыкнул. Беспокойство не оставляло его, и священник решил все-таки поменьше бессонных ночей проводить в церкви.

 

<…>

 

Рэндал Льюис сегодня впервые заснул спокойно. Его перестали мучить кошмары о демонах, и он даже перестал понимать, откуда они у него взялись. Решив во сне, что совсем заработался, Рэндал решил взять пару отгулов, чтобы привести в порядок мысли. Однако груз, внезапно свалившийся с его плеч, был настолько велик, что Льюис даже задышал полной грудью. У него исчез страх перед темнотой и существами, скрывающимися в ней, исчезла паранойя, буквально за несколько секунд. Рэндал не знал, почему ему вдруг стало так легко. И пусть в душе у него появилось странное ощущение, будто он что-то потерял, это показалось настолько незначительным на фоне легкости в душе, что он предпочел не обращать на это никакого внимания.

 

<…>

 

Эмили и Том Гейтс повернулись друг к другу во сне, и на их лицах появились улыбки. Они в одну секунду перестали бояться за будущее своего ребенка и напрочь забыли о том, что послужило причиной пожара в их доме. Забыли они так же и имя человека, который вломился к ним в дом с целью уничтожить демона по имени Шакс.

Тяжелые воспоминания пропали. В эту ночь Эмили и Том просто улыбались и видели приятные сны.

 

<…>

 

Джон Тейлор легко уснул, убежденный только в том, что со своей женой они разошлись по причине несхожести характеров и по вине ее матери Глории, которая постоянно настраивала их друг против друга, потому что зять уж слишком сильно ей не нравился. Оливия под давлением действительно охладела к мужу, и ему не оставалось ничего, кроме как уйти. По крайней мере, он был в этом убежден. Никаких других причин оставить жену Джон не помнил. Мужчина искренне не понимал, почему последние несколько недель испытывал страх перед чем-то сверхъестественным…

 

<…>

 

Питер Холл не переставал чувствовать тоску, только этой ночью она стала особенно невыносимой. Он хотел написать или позвонить своей бывшей невесте Рите, но понимал, что она не захочет с ним говорить. У него не шла из головы мысль, что он что-то сделал неправильно, но понятия не имел, что именно. Сев в кровати, Питер закрыл руками лицо и почувствовал, как слезы подступают к глазам. Дрожь пробрала его до костей, и он понял, что не сможет больше выносить это одиночество. Как будто его душу раскололи на множество мелких осколков. Есть только один способ собрать ее воедино и посмотреть, куда она отправится и во что превратится. Этой ночью Питер Холл взял тюбик таблеток снотворного и выпил их все. Так как он жил один, некому было позвонить в скорую и вовремя спасти его. Так Питер Холл тихо покончил с собой, так и не разгадав тайны своей снедающей душу тоски.

 

<…>

 

Оливия проснулась в своей спальне с криком. Беременная молодая женщина дрожала, на лбу выступил холодный пот. Оливия приложила руку к животу и прислушалась к тишине. Она надеялась, что ее крик не разбудил мать.

Не услышав шагов, Оливия вздохнула спокойнее. Рука непроизвольно потянулась к оберегу под названием «Ловушка» на шее.

- Дэмиен… - с тоской произнесла она. Ей показалось, что кто-то хотел забрать у нее воспоминания о нем. Если это делал сам Дэм, то ему несдобровать в следующий раз. Эти воспоминания – все, что у нее осталось. Оливия поклялась себе, что в любом случае сохранит их.

 

<…>

 

Агата Джонс снисходительно улыбнулась и по-доброму посмотрела на Джонса. Шерлок был бледен, непонимающе смотрел на нее, качая головой.

- Мама… – произнес он, - невозможно. Неужели это ты?

- Ох, дорогой. Глядя на твое лицо сейчас я бы все отдала, чтобы сказать тебе «да», но, к сожалению, я не твоя мать. Я просто впитала ее образ. Я – ангел.

Нельзя сказать, чтобы Локи сильно удивился, услышав такое. Однако удивление не было приятным. Сверхъестественные существа хранили слишком много коварных тайн, и детектив не спешил доверять ангелу.

Джонс прерывисто вздохнул, понимая, что злится. Он тихо засмеялся, прикрывая глаза. Затем, отрицательно покачав головой, он посмотрел прямо в глаза небожителя.

- Ангел, - сухо повторил Шерлок, - а позволь узнать, где же ты был, ангел, когда мы тут с демонами сражались?

Небожителя нисколько не смутил его сарказм. Наоборот, псевдо-Агата Джонс понимающе кивнула и посмотрела на Локи чуть ли не снисходительно.

- Твою душу раздирает злость. Я понимаю это. Чувствую твою боль. Можно сказать, поэтому я и здесь.

Шерлок недоверчиво прищурил глаза.

- После всего, что приключилось с вами из-за демона по имени Дэмиен, люди, попавшие в эту историю, были сломлены. Они нуждались в покое, хотели перестать испытывать постоянный страх. Многим из них нужно было спасение, и ангелы даровали им это спасение.

Джонс тяжело вздохнул.

- Послушай, ангел, давай по порядку. Вы ведь можете называть свои имена? Или у вас, как у демонов, на это строжайший запрет?

«Агата» с вызовом подняла голову.

- Общение с Дэмиеном не пошло тебе на пользу. Хочу заверить, что не следует сравнивать ангелов с этими низкими существами, – хмыкнул ангел, оценивающе разглядывая Джонса.

- Ты назовешь мне свое имя, или нет? – хмыкнул Шерлок. Этот ангел даже в облике его матери начинал его раздражать, - не мамой же мне тебя звать.

«Агата» кивнула.

- Верно. Прости меня, я был невежлив с тобой. Меня зовут Санви.

- Отлично, Санви. Можешь звать меня Локи, - кивнул Джонс, - это имя мне гораздо больше нравится.

Санви улыбнулся.

- Так что там насчет «спасения», которое ангелы этой ночью обеспечили тем, кто выжил в нашей демонической истории? – спросил Локи, чтобы как-то разбавить паузу.

Ему было не по себе разговаривать со своей умершей матерью-ангелом в темном переулке. Хотелось, чтобы новоявленный Санви приступил к делу как можно скорее.

- Мы даровали им покой, позволили жить без страха,- сказал Санви, и, казалось, в его голосе зазвенело напряжение, - почти всем.

Джонс посмотрел небожителю в глаза.

- Все… кроме меня? – осторожно спросил он. В глазах ангела появился блеск ликования.

- Именно, Локи. Кроме тебя. Поэтому я и здесь. Лично. Потому что ангелы не могут даровать тебе покой без твоего согласия.

Вместо вопроса Шерлок удивленно поднял левую бровь. Санви кивнул и продолжил.

- Твой поступок произвел впечатление на жителей верхнего слоя мира. Пригласить Астарота в свое тело, чтобы запечатать там старого демона и убить его… варварский, но очень смелый метод. Героический. И далеко не любой на твоем месте сделал бы так же.

Локи недоверчиво качнул головой. Он помнил слова Астарота, выдвинувшего «предложение» в последнем кошмаре. После того, насколько Джонс сблизился с демонами, рай был для него закрыт. А теперь ангел называет его героем?.. Шерлок не знал, почему, но Санви не вызывал у него доверия. И лирическое отступление с похвалами и обещаниями «покоя» ему не нравилось.

- После того, как Уильям выстрелил в тебя, и ты едва не умер, Дэмиен вселился в тебя и пережил ранение освященной пулей вместе с тобой. Ваша кровь перемешалась, и теперь часть наполовину демонической и… наполовину ангельской крови течет в твоих жилах. Поэтому я не могу что-либо сделать для тебя без твоего согласия.

Локи снова насторожился, не услышав ответ на заданный ранее вопрос. Но, возможно, Санви понимает только вопросы, заданные в лоб? Стоило попробовать еще раз. Меньше всего Шерлоку хотелось сейчас затевать войну еще и с ангелами.

- О каком спасении ты говоришь? – строго спросил Джонс.

Санви снова приподнял подбородок.

- Ангелы и демоны в вашем слое мира – мифические существа. Такими и должны оставаться, чтобы поддерживать баланс. Ты понимаешь, что если бы ангелы вмешались в твою демоническую историю, начался бы Судный День, которого вы так боитесь. Это была бы война, в которой пролилось бы слишком много крови. В основном человеческой.

Джонс кивнул, так и не удовлетворившись ответом на вопрос.

- Так, по сути, я должен дать согласие на то, чтобы ты… «даровал мне спасение»? Так что ли? Ты… меня убьешь?

Санви от души рассмеялся и даже тронул Джонса за плечо. Это должно было показаться дружеским жестом, но Шерлока пробрала дрожь от прикосновения ангела.

- Разумеется, нет, - заверил его Санви, - я ведь ангел, а не жнец. Я здесь, чтобы восстановить баланс, а не сеять смерть.

- Тогда на что я должен согласиться? – уже устал допытываться Джонс.

Санви серьезно посмотрел на собеседника. Шерлока пробрала дрожь от холодного моря электрических разрядов, гулявших внутри глаз ангела, представшего в образе Агаты Джонс.

- Все то, что произошло у тебя с демонами… ты должен забыть, - строго сказал небожитель. Джонс почувствовал, как по спине побежал холодок. Санви предлагает забыть все, что связано с Шаксом, Астаротом… с Дэмиеном и Лилит.

Локи удивленно поднял на ангела взгляд.

- Что? Забыть? Но это же часть моей жизни. Самая важная часть! Я не хочу ее забывать, именно она подарила мне лучшего друга, помогла вновь встретиться с Уильямом, обрести в нем союзника в борьбе с демонами, помогла нам с Ритой определиться в своих чувствах. Забыв это, я потеряю часть себя. Я хочу это помнить.

Санви грустно посмотрел на него.

- Мне жаль, Локи. Но ты должен согласиться.

- С чего бы это? – ухмыльнулся Локи, понимая, что ангел хоть и прикидывается боссом, но вовсе не владеет ситуацией. Согласие должен дать Джонс, без его слова Санви ничего не сделает.

- Все остальные уже забыли, Локи. Забыли Дэмиена, Астарота, Шакса. Они получили покой, которого так жаждали.

Шерлок задержал дыхание. Рита. Получается, она тоже забыла все, что их связывало… забыла… в одно мгновение.

Джонс вдруг почувствовал, что всей душой ненавидит стоящего перед ним ангела. Он без спроса вмешался в его жизнь, украл ее часть, а теперь хочет вернуть Шерлока в омут одиночества. Этому не бывать.

- Я не хочу забывать, - повторил детектив настолько холодно, насколько мог и отступил от ангела на шаг. Санви грустно покачал головой.

- А как же кошмары, мучающие тебя по ночам? Если я помогу, они исчезнут.

- Цена слишком высока, - отрезал Джонс.

- Все можно сделать гораздо проще, Локи. Я не хочу применять к тебе силу, - печально произнес Санви.

Детектив не сумел подавить усмешку.

- Ты не можешь силой вытащить из меня эти воспоминания, - бросил Джонс, покачав головой. И все же чувствовал, что ангел представляет угрозу. Локи продолжал отступать, а Санви приближался, - если исход зависит от моего согласия, я говорю «нет». И ты ничего не сможешь с этим сделать.

Санви опустил голову. Облик Агаты Джонс почему-то только делал ангела страшнее.

- Ты прав, - кивнул Санви и остановился. Зачарованный внутренним светом, исходящим от небожителя, Локи замер, не отдавая себе отчета в собственных действиях, - я ничего не смогу сделать, чтобы заставить тебя отказаться от этих воспоминаний. Но люди смогут.

Локи непонимающе посмотрел на Санви.

- Что?..

Ангел качнул головой. Его миролюбивая улыбка на лице Агаты Джонс заставила детектива похолодеть. И хотя от нее не исходило прямой злобы или угрозы, эта улыбка казалась ему страшнее, чем звериный оскал Шакса. И даже страшнее, чем буравящий душу взгляд Астарота.

- Знаешь, порой людские методы действеннее любых других. И ты это скоро поймешь.

Ангел резко подался вперед и молниеносным движением оказался прямо возле Джонса. Он схватил Локи за виски, и в глазах Санви начали сверкать маленькие молнии. Через секунду эти разряды уже свирепствовали где-то в голове Джонса.

Локи застонал, чувствуя, как по телу разлетаются электрические разряды. Голова запрокинулась в надежде вырваться, но Санви крепко держал его. Шерлок издал злобный крик, из последних сил стараясь бороться с воздействием ангела. Тело забилось в судорогах, в глазах потемнело, но, вопреки ожиданиям, сознание не оставило Джонса.

Уже через секунду Шерлок ощутил, что зубами сжимает какую-то резиновую перемычку. Ее кто-то вытащил у него изо рта, и Локи проследил за руками. Это была женщина в белом халате. Она что-то говорила, но Джонс не мог сосредоточиться. Она выглядела точь-в-точь, как… Лорен Черри.

Слегка помотав головой, чтобы обрести ясность сознания, Локи прислушался к женщине. Кругом было еще много людей, но внимание было сконцентрировано только на ней. На Лорен…

- Шерлок, - обращалась она, дотрагиваясь до его плеча. Локи как-то неестественно дернулся и снова устремил на Лорен непонимающий взгляд, - Шерлок, вы слышите меня?

Локи не сразу сообразил, что надо делать, но потом закивал. Голова ужасно болела.

- Что это? Где я? – выдавил из себя детектив.

Женщина облегченно улыбнулась и начала отстегивать руки и ноги Шерлока. Только что Джонс понял, что был привязан к какой-то доске в комнате, напоминающей операционную.

Заметив недоуменный взгляд мужчины, Лорен улыбнулась и вопросительно кивнула.

- Опишите место, в котором вы находитесь, - мягко попросила она. Локи удивленно уставился на нее.

- Что? Зачем?

- Просто опишите. Кратко.

Локи огляделся и пожал плечами.

- Операционная, кажется… много санитаров, - а потом он почувствовал, как холодеет, - ток. Меня били током. Электрошоковая терапия? Почему я на электрошоковой терапии?

На лице женщины снова заиграла улыбка. Она была доброй, снисходительной и отчасти победной. Словно она только что победила своего самого давнего врага. И трофеем был детектив Джонс.

Повернувшись к кому-то из санитаров, Лорен сказала:

- Прогресс. Он с нами. Наконец-то…

 

<…>

 

Дэмиен проснулся и сладко потянулся в кровати. Судя по звукам на кухне, Норман Блейк уже не спал. Вестник Смерти, ныне преподаватель оккультных наук в колледже по имени Дэмиен Анри, поднялся с кровати и направился к соседу.

- Доброе утро, Норман, - поздоровался он.

Высокий гладко выбритый мужчина с ранней сединой на висках обернулся, несколько секунд словно бы изучающе глядел на своего соседа, затем поздоровался.

- Привет, Дэмиен.

Новоиспеченный преподаватель опустил два ломтика хлеба в тостер и достал из холодильника арахисовое масло.

- Думаю, сегодня позвоню Локи, - небрежно бросил он, - нужно встретиться с ним, мы уже давно не виделись. Да и по Рите я соскучился.

Норман непонимающе сдвинул брови.

- С кем, прости?

- Локи Джонс и Рита Мастерсен, - повторил Дэмиен, - мои друзья. Я рассказывал тебе о них еще в день нашего знакомства.

Норман отрешенно кивнул и вновь погрузился в свои мысли. Дэмиен несколько секунд изучающе смотрел на соседа по квартире.

- В чем дело? У тебя что-нибудь случилось? Нужна помощь?

- Нет, вовсе нет, - почти виновато отозвался мужчина, - просто я понял, что забыл, как мы с тобой познакомились. Совершенно вылетело из головы.

Дэмиен едва не покачнулся от неожиданности.

Обстоятельства их с Норманом Блейком знакомства было тяжело забыть. Норман был нищим, жил под мостом. Дэмиен хотел использовать его сердце, чтобы вернуть свои способности и ипостась Вестника Смерти, однако вместо этого вылечил бродягу от туберкулеза, а после помог ему с жильем. Заявление Нормана о том, что он день их встречи, повергло демона в шок.

- Ты еще скажи, что не помнишь, кто я, - с нервным смешком выдавил Дэмиен. Норман невинно улыбнулся.

- Нет, это я помню, - сказал он, и Дэмиен хотел облегченно вздохнуть, но лишь задержал дыхание, когда сосед продолжил, - ты преподаешь оккультные науки в колледже.

Кухня погрузилась в тяжелое молчание.

- Это… да, - замявшись, протянул Вестник Смерти, - но я про другое говорю. Про, скажем так, мою истинную природу.

- Истинную природу?.. – Норман сомнительно покачал головой, - в смысле, ты гей? Ну, это объясняет, почему у тебя нет девушки. Правда, ты мне этого никогда не говорил. Надеюсь, ты не думаешь, что я тоже…

- Нет, я не… - Дэмиен ошеломленно покачал головой и решил не продолжать.

«Он забыл, кто я. Забыл, что я демон».

Взяв со стола свой сотовый, он приветливо улыбнулся соседу.

- Черт, мне пора на работу. Увидимся, - бросил Дэмиен, стремительно уходя из квартиры, чувствуя на себе шокированный взгляд соседа по квартире. Человеческое сердце бешено колотилось в груди.

Выбежав из многоэтажного дома, пулей пролетев по лестнице не в силах ждать лифт, Дэмиен набрал номер Шерлока Джонса. Телефон детектива оказался отключен.

- Как не вовремя, - с досадой подумал демон, набирая номер Маргариты.

Послышались гудки.

- Ну же, давай… - нервно подгонял Дэмиен. Женщина долго не подходила к телефону.

Когда в трубке, наконец, послышался голос детектива Мастерсен, из груди демона вырвался облегченный вздох.

- Алло?

- Рита, слава Богу! Слушай, тут кое-что странное творится, - быстро заговорил Дэмиен, - мой сосед вдруг забыл, кто я. Точнее, кто я на самом деле. Ничего не помнит о Вестнике Смерти или о чертенке. Мне это не нравится. Либо у него проблемы с памятью, либо это что-то… не знаю, постороннее. В общем, я пытался дозвониться до Локи, но у него отключен телефон.

Все это время Маргарита слушала, не перебивая. И лишь в паузу вставила вопрос, заставивший демона испугаться по-настоящему.

- Простите, мне кажется, вы ошиблись номером…

- Что? Рита, нет, это я, Дэмиен… - беспомощно проговорил он, боясь озвучить себе свою догадку.

- Послушайте, я не знаю никакого Дэмиена, - не скрывая раздражения, отозвалась молодая женщина, - а насчет Локи и всей этой… демонической чуши… знаете, это жестокая шутка. Еще один звонок, и будете иметь дело с полицией.

Связь оборвалась.

Дэмиен замер, лихорадочно ловя ртом воздух.

«Насчет Локи… жестокая шутка… демоническая чушь… я не знаю никакого Дэмиена… я не помню, как мы познакомились».

Приходившие в голову мысли были одна другой страшнее. Дэмиен прислонился спиной к стене дома, уставившись в дисплей мобильного так, словно аппарат жестоко разыгрывает его. Однако реальность была еще хуже.

«Рита меня не помнит. Норман знает только о человеческой стороне моей жизни. Локи… кажется, в беде, если не хуже. Но как такое могло случиться? Только вчера все было нормально!»

- Что за чертовщина? – вслух спросил Дэмиен.

Получить ответ ему было не у кого.

 

<…>

 

Локи открыл глаза и практически сразу пожалел об этом. Все тело ныло, а голову буквально разрывало от боли. В глазах плясали цветные искры, и Локи невольно схватился за виски и тяжело застонал.

В этот момент в помещение, в котором он находился, вошла женщина. У нее был довольно приятный парфюм, но сейчас любой запах казался Локи резким. Он прищурился, чтобы разглядеть посетительницу. Без сомнения это была Лорен Черри, только у нее была ухоженная стрижка, ровный цвет лица, дышащее здоровьем и жизнью тело, а на строгую юбку и зеленую блузку был надет белый медицинский халат. На ту женщину, что пришла дать показания по делу Грэга Симмонса, она походила лишь чертами лица.

- Здравствуйте, Шерлок. Узнаете меня? – мягко спросила она.

Локи хмыкнул и попытался изобразить на лице свою обычную улыбку. Только получилась, скорее, кривая гримаса. Он кивнул, стискивая зубы, чтобы не застонать от почти нестерпимой головной боли.

- Как себя чувствуете? – спросила женщина, аккуратно, словно с опаской присаживаясь на кровать.

Джонс умоляюще поднял на нее глаза, думая, что ответ очевиден. Но Лорен продолжала выжидающе смотреть на него, и детектив, скрипнув зубами, сумел выдавить из себя ответ и уважить интерес женщины, которую он уже больше месяца считал покойницей.

- Голова… голова раскалывается… - словно в доказательство голова отозвалась вспышкой дикой боли, и, приложив вспотевшие ладони к такому же мокрому лбу, Джонс с застрявшим в горле стоном запрокинул голову и весь напрягся, чтобы пережить эту сжигающую волну.

Когда самый пик отступил, Локи попытался перевести дыхание и с надеждой уставился на Лорен, смотрящую на него изучающим и опасливым взглядом.

- Это немудрено после того, что с вами случилось.

- Случилось?.. – не утратив профессионального любопытства, переспросил Джонс, снова стискивая зубы, молясь только о том, чтобы боль отступила быстрее. Ему казалось, что рана от серебряной пули, чуть его не убившей, болела меньше, чем сейчас голова.

Тем временем Лорен посмотрела на него с сочувствием и повернулась лицом к двери. Только сейчас Локи увидел, что у двери стоят еще два санитара. У него не было сил расспрашивать их, где он сейчас и что тут происходит, но он был готов поставить Лорен памятник за ее следующие слова. Она осуждающим тоном заговорила с санитарами.

- Да дайте же вы ему обезболивающе, наконец.

Джонс закрыл глаза и попытался перевести дыхание. Через минуту его левую руку что-то туго стянуло в плечевой части, и, повернувшись, Локи увидел, что санитар делает ему укол. Сейчас Шерлока не интересовало, что в шприце, лишь бы оно подействовало. Профессиональная внимательность помогла ему отметить, что санитар постоянно с опаской на него смотрит.

Что это за место? Что тут происходит? Вроде, такого видения в пытках Астарота не было. Можно ли надеяться, что это лишь страшный сон?

Закончив с рукой Джонса, санитар тут же отошел обратно к двери. Лорен снова посмотрела на Шерлока и улыбнулась.

- Сейчас вам станет легче, - она положила руку ему на лицо, и Шерлок сразу почувствовал облегчение. Боль отступала, по телу разливалось приятное тепло,- если не возражаете, потом мы с вами побеседуем. Нам многое нужно обсудить.

Джонс сосредоточил на ней взгляд. Зрение не обмануло: это действительно была Лорен Черри, только выглядела она… как врач. Живой человек, что было удивительнее всего.

- Согласен, - тихо сказал Шерлок, - давайте начнем. У меня много вопросов.

Лорен удовлетворенно кивнула. В глазах женщины появился интерес.

- Весьма занятный факт. И у меня много. Давайте мы с вами поступим следующим образом: я задаю вам вопрос, вы отвечаете на него, а потом меняемся ролями. По очереди. Согласны?

Локи удивило, что она разговаривает с ним как-то странно. Как будто пытается растолковать что-то ребенку. Он пожал плечами и сел на кровати. Боль уже почти отступила, когда Лорен убрала руку с его лба. Джонс внимательно пригляделся к Лорен.

- Начинайте, - решительно произнес он.

На лице женщины растянулась довольная улыбка.

- Хорошо. Начну с простого. Назовите ваше полное имя.

Локи округлил глаза. Он уж точно не ожидал такого вопроса после того, как она сама несколько раз назвала его Шерлоком. Локи пожал плечами и ответил с той сухостью, с которой всегда называл свое полное имя.

- Шерлок Рональд Джонс. Странный вопрос, - в конце добавил он.

Лорен одобрительно кивнула. Напряжение пропало с ее лица, и Локи почувствовал себя более уютно. Ему было непривычно, когда люди смотрели на него с опаской.

- Что ж, моя очередь, - он прочистил горло, - если уж мы начали с имен, то как вас зовут?

Она посмотрела Локи прямо в глаза так, словно пыталась просверлить своим взглядом отверстие у него в голове. Он сглотнул.

- А вы не помните?

- Если честно, вы до ужаса похожи на Лорен Черри, которую я когда-то знал, но… наверное, я ошибаюсь, потому что Лорен Черри мертва.

Теперь лицо врача стало озадаченным.

- Вообще-то, вы правы, Шерлок. Меня зовут Лорен Черри. Мы с вами давно знакомы, и я не умирала. Я ваш лечащий врач, Шерлок. Вспоминаете? Я пришла после несчастного случая с доктором Форд…

Локи почувствовал, что у него зашевелились волосы на затылке. Укол вины и тоски заставил его резко выдохнуть.

- Доктор Форд? Элизабет?

- Ее вы помните? – без намека на обиду спросила Лорен.

Джонс покачал головой. Он почувствовал, как похолодели его руки. Происходящее все больше и больше напоминало один из кошмаров Астарота.

- Я вас обеих помню, только ни одна из вас не работала врачом, а уж тем более моим. Что это все вообще значит? Где я? Что происходит? – с каждым словом детектив все больше поднимал голос. Санитары в дверях подались вперед, но миссис Черри жестом остановила их, тут же переведя взгляд на Джонса. Она покачала головой, приподняла руки, призывая детектива быть терпимее.

- Мы с вами нарушаем очередность Шерлок. Я отвечу на все, наберитесь терпения. Я долго ждала возможности поговорить с вами так. Давайте сначала я послушаю ваше мнение по одному из заданных вопросов: как вы думаете, что это за место? Если ответите неверно, я поправлю вас, и потом зададите свой следующий вопрос. Думаю, так будет достаточно честно.

Манера разговора Лорен начинала сильно раздражать Джонса. Однако он решил принять правила игры, чтобы получить ответы. Оглядевшись, вспомнив санитаров и комнату электрошоковой терапии, Локи вздрогнул и поднял глаза на врача.

- Это же шутка, да? – нервно хохотнув, спросил он, - вы же не хотите сказать, что я – пациент психиатрического отделения? Этого быть не может, я детектив! Полицейский…

Лорен снисходительно кивнула, успокаивающе положив Шерлоку руку на плечо.

- Успокойтесь, пожалуйста. Я не хочу перегружать вас в первый же день, как вы к нам вернулись.

Слова снова обдали Локи, словно холодный душ. «Как вы к нам вернулись. Откуда вернулся? Как сюда попал?»

Эмоции брали верх. Джонс сжал кулаки от злости, но быстро взял себя в руки и закусил губу.

- Хорошо, я спокоен. Давайте продолжим. Я ответил на ваш вопрос. Мне кажется, это психиатрическое отделение больницы.

- Точнее, это психиатрическая больница. Вы находитесь в лечебнице «Far Hills».

Название заставило Шерлока вздрогнуть. Он помнил, что именно в «Far Hills» Лорен Черри, которую он знал, покончила с собой.

- Ясно, - борясь с шоком, отозвался Джонс, - и как я сюда попал? Я работаю в полиции. Думаю, я бы запомнил хотя бы, по какой причине оказался здесь.

- Вы действительно были полицейским, - выделив слово «были», сообщила Лорен, сцепив пальцы и положив руки на колени, - пока вами не завладела некая навязчивая идея.

Локи недоверчиво покачал головой.

- Навязчивая идея?

- Вы действительно не помните, - констатировала женщина, - поразительный эффект…

Шерлок почувствовал себя музейным экспонатом. Сдержать раздражение было тяжело, но он заставил себя промолчать.

В голове вертелись тысячи вариантов происходящего. Шерлок был в недоумении, не верил своим глазам и ушам, хотел, чтобы эта реальность оказалась страшным сном, или просто фирменным способом запугивания непокорных от ангела по имени Санви.

Однако говорить об этом Лорен детектив не собирался. По крайней мере, пока. Локи лихорадочно прокручивал в голове варианты того, как связаться с друзьями. Дэмиен, Рита и Уильям не оставят его здесь, они помогут разобраться, в чем дело, с внешней стороны.

Джонс покачал головой, чтобы прийти в себя, привести мысли в порядок.

- Вы помешались на демонах, Шерлок, - тем временем аккуратно сказала Лорен, и Джонса прошиб холодный пот, - помните?

Сейчас Локи не обращал никакого внимания на то, что его называют этим ненавистным именем. Важно было только выяснить, когда случился этот провал в памяти. Он поднял глаза на Лорен и недоверчиво на нее посмотрел.

- Я не помню. Ничего об этом месте, - медленно проговорил он, намеренно делая паузы, - но я не против послушать. Расскажите мне.

Лорен дружелюбно улыбнулась, поднимаясь с кровати.

- Мне нравится ваш прогресс, Шерлок. Это первая ремиссия, которой нам удалось добиться. Предлагаю пройтись. Может, тогда вам будет проще вспомнить?

Джонс послушно встал с кровати и обнаружил на себе белую больничную одежду. Это вселило в него почти животный ужас. Он не верил в то, что его разум мог сыграть с ним такую шутку: завлечь в мир фантазий, выдумать Шакса, Астарота… Дэмиена и любовь Риты, уж если на то пошло. Получается, выдумкой были и план с запечатыванием Астарота в оболочке, и слои мира, и ангел Санви, и Лилит, и Самаэль… и Уильям с его возлюбленной Сэхи. Что за извращенный разум мог все это выдумать?

Шерлок хотел закричать от страха и отчаяния, и едва сдержался, чтобы этого не сделать. У него был только один способ выбраться отсюда и посмотреть, что творится снаружи – заставить доктора Лорен Черри поверить в то, что он здоров.

И, черт возьми, Джонс собирался заставить ее поверить.

 

<…>

 

Дэмиен знал почерк демонов. Особенно тех, кто работал на Астарота. Они жестокие и изворотливые твари, у которых извращенная фантазия находится на высшем уровне, однако, что им реально чуждо, так это терпение. Ни один из сторонников Астарота не стал бы стирать кому-то воспоминания, при этом оставлять всех в живых. Прислужники Мастера Пыток предпочитали жестокие убийства изменению реальности. А значит, к тому, что происходит, демоны не имеют никакого отношения.

Тогда кто мог вмешаться? Неужто ангелы решили почтить стойкий слой мира своим присутствием?

Дэмиен задумался. Почерк действительно напоминал ангельский, раз никто не погиб. Возможно, ангелы решили воздержаться от борьбы с Астаротом, но, когда все было кончено, сочли нужным замести следы.

Вестник Смерти сжал кулаки и приподнял левый рукав рубашки. На коже обгоревшим контуром стояла печать в форме Ловушки. Дэмиен поставил ее себе в знак отказа от демонической сути, решив тем самым начать новую жизнь. На самом деле, поставленная печать не лишала демона высшего уровня сил, а лишь привязывала его к оболочке. Однако сейчас Дэмиен жалел и об этом. Человеческое тело, каким бы оно ни было, слабее, чем демоническая ипостась. А сейчас, когда в дело, вполне возможно, вмешались ангелы, Вестнику Смерти понадобятся все его силы.

Тем не менее, демон не мог ничего сделать с Ловушкой самостоятельно. Даже перечернуть или срезать рисунок. Природа Ловушки не даст ему.

Обращаться к друзьям не было смысла. Видимо, педантичные ангелы заставили всех забыть Дэмиена, в том числе и Уильяма Ченнела. Значит, придется действовать своими силами. Первым делом Дэмиен собирался выяснить, что произошло с Локи. В нем было слишком крови демона, ангелы не могли стереть память Джонса без его согласия. С одной стороны это вселяло надежду, но с другой…

Начать следовало с квартиры друга. А в зависимости от того, что удастся выяснить там, нужно будет думать, что делать дальше. Как бы то ни было, Вестник Смерти не готов был расставаться с той жизнью, которой так дорожил.

 

<…>

 

Звонок человека, представившегося как Дэмиен, окончательно выбил Маргариту Мастерсен из колеи. Сегодня утром она проснулась с ощущением невыносимой тоски по напарнику. Точнее сказать, по бывшему напарнику. Рита знала, что проработала в паре с детективом Джонсом совсем недолго, но успела привязаться к нему. Его болезнь стала для нее настоящим ударом. Сейчас, спустя почти четыре года, смутные, точно нарисованные воспоминания о помешательстве Локи всплыли в сознании молодой женщины. Маргарита до сих пор не могла поверить, что воображение сыграло с таким хорошим человеком столь злую шутку.

Демоны…

Почему именно демоны? И почему именно Дэмиен? Это имя Шерлок твердил, как заученный стих. Чертенок, Вестник Смерти… эти слова обрывками всплывали и снова терялись в памяти Маргариты. И вот теперь этот звонок.

«Рита, слава богу! Слушай, тут кое-что странное творится. Мой сосед вдруг забыл, кто я. Точнее, кто я на самом деле. Ничего не помнит о Вестнике Смерти или о чертенке. Мне это не нравится. Либо у него проблемы с памятью, либо это что-то… не знаю, постороннее. В общем, я пытался дозвониться до Локи, но у него отключен телефон… это я, Дэмиен…»

Откуда этот человек знал обо всем этом?.. Почему говорил теми же словами?

У Риты не было ответов на эти вопросы. У нее не было ничего, кроме тоски, появившейся так внезапно. Почему сейчас, а не четыре года назад? Словно Локи ушел из ее жизни только вчера. Маргарита не понимала, откуда у нее вдруг вспыхнули такие теплые чувства к этому человеку. Словно их связывало нечто такое, чего она не помнила.

Стремясь найти ответы на свои вопросы, молодая женщина приехала к дому, в котором когда-то жил детектив Джонс. Насколько она знала, квартира была оплачена на несколько лет вперед, и срок еще не вышел. Жилплощадь все еще принадлежала Шерлоку.

Ключа от квартиры напарника Рита не имела, но закрытая дверь ее не остановила.

На то, чтобы открыть замок отмычкой, ушло несколько минут. Маргарита вытерла взмокший лоб и повернула ручку двери. Она поддалась, и молодая женщина вошла в квартиру.

Сердце вновь сдавило тоскливое ощущение потери. Рита запомнила квартиру напарника на удивление подробно. Все было в точности так, как отпечаталось в ее памяти. Маргарита прошла в спальню, провела рукой по покрывалу на кровати.

На полках, столе, подоконниках – нигде к удивлению молодой женщины не было пыли. Возможно, кто-то приходит убираться здесь? Это было единственным логичным объяснением.

- Господи, Локи… почему же все так получилось? – прикрыв слезящиеся глаза, спросила Рита вслух.

От тяжких мыслей ее отвлек какой-то звук. Словно порыв ветра, взявшийся из ниоткуда, всколыхнул застывшее пространство брошенной квартиры.

Рука детектива Мастерсен машинально потянулась к пистолету, потому что в гостиной вдруг послышались отчетливые шаги.

Стараясь двигаться бесшумно, как кошка, Рита скользнула в коридор и, взведя оружие, боком, не отрываясь от стены, начала продвигаться к гостиной.

Незваный гость, невесть откуда взявшийся, судя по всему, не предполагал, что в квартире Джонса может кто-то находиться. Поэтому появление Маргариты в дверном проеме с пистолетом наготове застал его врасплох.

Светловолосый сероглазый молодой человек в светлых джинсах и черной рубашке с утепленной кожаной курткой поверх тут же поднял руки, демонстрируя, что безоружен, и быстро заговорил с детективом Мастерсен.

- Эй, Рита, тише, это я! – выкрикнул он.

Маргарита не спешила опускать пистолет.

- Ни о чем не сказало. Что значит «это я»? Я тебя первый раз вижу… - молодая женщина вдруг замолчала, поняв, что голос пришельца показался ей знакомым. Она слышала его сегодня по телефону. Осознание отразилось в глазах молодой женщины, тут же сменившись яростью, и Рита лишь тверже сжала рукоять пистолета, - это ты звонил мне по телефону. Кто ты, черт возьми, такой? И откуда знаешь Локи?

Светловолосый мужчина лишь пожал плечами.

- Я знаю вас обоих. Мы друзья. Точнее были ими… пока вы вдруг все меня благополучно не позабывали. Но я больше чем уверен, что это дело рук ангелов…

- Ангелов? – недоверчиво переспросила детектив Мастерсен, искренне сомневаясь в душевном здоровье своего собеседника.

Незнакомец упорствовал.

- Послушай, я не знаю, что произошло сегодняшней ночью, но мы разберемся с этим. Я тот, кем представился. Меня зовут Дэмиен. Некоторые знают меня под именем Вестник Смерти. И готов поклясться, еще вчера ты прекрасно знала меня.

Оружие в руке Риты дрогнуло, однако она качнула головой и заставила себя не поддаваться на провокацию.

- Все это чушь собачья! – воскликнула она, отгоняя призрачные картинки, приходящие в голову.

- Чушь? Тогда почему ты здесь?! – с жаром воскликнул Дэмиен, посмотрев на Маргариту испепеляющим взглядом.

Детектив Мастерсен едва не опустила пистолет.

- Я… слежу за квартирой своего напарника, - быстро нашлась она, - а ты проник сюда незаконно, это частная собственность…

- А вот это – чушь собачья, - хмыкнул пришелец, - и ты это прекрасно знаешь. Ты пришла сюда после моего звонка, потому что что-то в твоей памяти всколыхнулось. Проклятье, я бы показал тебе, кто я, если бы мог выйти из этого тела!

Маргарита скептически прищурилась, все еще держа странного молодого человека на прицеле.

- Очевидно, ты не можешь, да? – саркастически хмыкнула она.

Дэмиен зло сверкнул на молодую женщину глазами и закатал рукав.

- Не могу. Вот, - он продемонстрировал круглый выжженный на предплечье левой руки рисунок Ловушки, - это держит меня в теле. Если бы ты просто прочертила ножом по рисунку и нарушила контур…

Светловолосый мужчина подался вперед, но Рита сделала предупреждающее движение пистолетом, заставив пришельца остановиться.

- Ни шагу, - скомандовала она, - хочешь что-то демонстрировать, давай сам. Но не смей подходить ближе, или я выстрелю.

- Я не могу ничего сделать с этим рисунком сам, черт бы тебя побрал! – отчаянно воскликнул Дэмиен.

Вестника Смерти обуяла злость, с которой он не смог справиться. Он терял жизнь, друзей, почву под ногами, хотя только вчера был уверен, что уже никто и ничто не сможет его всего этого лишить.

Зрачки его глаз вытянулись, белки пожелтели и засветились, и демон никак не смог проконтролировать этот процесс.

Маргарита в ужасе вскрикнула и отпрянула. Дэмиен встрепенулся, вернул глазам нормальный человеческий вид, но было поздно. Рита смотрела на него полным ужаса взглядом, пистолет в руке чуть дрожал.

- Рита… - умоляюще произнес Дэмиен, делая аккуратный шаг к ней, - пожалуйста! Ты знаешь меня…

- Не приближайся, - тихим низким угрожающим голосом предупредила молодая женщина.

- Рита, вспомни, ты не могла забыть все…

- Не подходи ко мне, чертов монстр! - прошипела детектив Мастерсен.

Дэмиен сделал еще один упрямый шаг вперед, и раздался оглушительный выстрел. Левую ключицу пронзила дикая острая боль. Первым рывком демона было выбраться из поврежденной оболочки, но Ловушка наглухо запечатала его внутри.

Дэмиен застонал, перед глазами заплясали цветные пятна. К счастью для самого себя Вестник Смерти справился с болью и исчез из квартиры Шерлока Джонса раньше, чем прогремел следующий выстрел, который мог стать для него роковым…

 

<…>

 

Лорен провела Шерлока к себе в кабинет. По пути Джонс заметил хмурого рыжеволосого молодого человека, на лбу которого стояла круглая печать. Локи тут же вспомнил, где видел этого человека – он был последней оболочкой Шакса.

- Что?.. – тихо шепнул детектив, остановившись и глядя на молодого человека, одетого в форму медбрата.

Лорен тихо подошла и положила руку на плечо детектива.

- Вспомнили что-то?

- У него… печать на лбу… - смущенно прошептал Шерлок. Санитар чуть приблизился, и Джонс понял, что рисунок малинового оттенка не имеет ничего общего с Ловушкой, кроме округлого контура. Судя по всему, это была печать больницы.

Лорен не спешила ничего объяснять, и Локи пришлось задать прямой вопрос:

- Почему у этого человека печать на лбу… и такого цвета?

- Это ваша недавняя работа, Шерлок, - мягко произнесла Лорен, - вы утверждали, что в этого человека вселился демон. Выкрали печать из ящика моего стола – до сих пор не знаю, как вам это удалось – и смазали ее фукорцином.

Локи стыдливо опустил глаза. Он представлял себе, что «доктор Черри» расскажет ему дальше. И не ошибся.

- Вы повалили этого человека на землю и поставили ему на лоб печать. А потом вам вкололи транквилизатор, вы корчились на полу и просили некоего Уильяма читать что-то, чтобы изгнать демона, кажется.

Джонс поджал губы и отвел взгляд от рыжеволосого санитара. Лишь теперь Шерлок заметил, что санитары смотрят на него с умилением или злостью, а некоторые пациенты – с опаской.

- Вы вспоминаете? – снова спросила женщина.

Локи покачал головой.

- То, что я помню, и то, что вы рассказываете, сильно разнится между собой. Я видел этого человека и действительно ставил ему печать, только не на лоб, а на шею. Ради той самой цели, которую вы озвучили… - Джонс беззащитно огляделся, - но все это… это просто невозможно.

Лорен тронула его за плечо и направила пациента за собой.

- Идемте, Шерлок.

Женщина уверенно шла вперед, иногда Джонс терял ее из виду, но она каждый раз возвращалась за ним. Кабинет лечащего врача оказался за целой вереницей путаных коридоров от палаты, где Шерлок проснулся. Когда Лорен, наконец, привела Локи к нужной двери и впустила его внутрь, пациент предпочел прислониться спиной к стене, сложить руки на груди и с привычным для него видом детектива, которому предстоит говорить со свидетельницей, посмотреть на врача.

Лорен села за свой стол, несколько секунд выжидающе смотрела на пациента, а затем предложила ему сесть напротив себя.

- Я постою, - небрежно махнул рукой Джонс.

- Разговор предстоит достаточно сложный, Шерлок, - мягко возразила она, - вы уверены, что не хотите присесть?

Нахмурившись, Локи все же прошел к креслу и тяжело в него опустился. Руки вновь коснулись белой больничной пижамы, и от этого прикосновения по телу прокатилась холодная волна страха. Шерлок до сих пор не мог поверить, что происходящее реально, однако ощущения говорили сами за себя.

- Итак, вы ничего не помните, - в который раз заключила Лорен, сплетая пальцы между собой на столе и легко улыбаясь пациенту.

- Ничего из этого, - подтвердил Джонс, обводя рукой кабинет.

Женщина удовлетворенно кивнула и вытащила из ящика стола папку с документами. Шерлок изучающе посмотрел на нее, и, заметив его взгляд, Лорен осторожно протянула ему интересующий его предмет.

- Желаете ознакомиться?

Джонс нахмурился.

- Что это?

- Ваша история болезни, - печально отметила Лорен, - сегодня вы впервые вырвались из вашей выдуманной реальности и теперь готовы сделать первый шаг к лечению.

- Это какой? – недоверчиво спросил Шерлок. На лице миссис Черри все еще блестела мягкая улыбка.

- Признать проблему, - отозвалась она.

Джонс криво ухмыльнулся. Он знал, что сумасшедшие никогда не признают свою болезнь. Проблема была в том, что и он не чувствовал себя сумасшедшим. Шерлок был готов признать любую теорию заговора, только не собственный нездоровый рассудок. Однако Локи твердо вознамерился заставить эту женщину, сидящую перед ним с раздражающе мягкой улыбкой, поверить, что он здоров. А для этого следовало играть по ее правилам. По крайней мере, пока. Поэтому Джонс выдавил из себя улыбку и кивнул.

- Вы правы, - и, помедлив, добавил, - доктор Черри.

Улыбка на лице женщины стала шире, и, чтобы не видеть ее, Локи опустил глаза в протянутую ему папку. Он прекрасно знал, что Лорен дает ему его историю болезни, но Джонс все равно был шокирован, когда увидел свое полное имя на папке: «Шерлок Рональд Джонс».

Он прерывисто вздохнул, заставив себя удержаться от того, чтобы поднять взгляд на сидящую перед ним женщину. Вместо этого Шерлок бегло пробежался по нескольким файлам. Глаза детектива были уже приучены искать самые важные детали с первого взгляда. Поэтому его внимание привлекли слова: «Не воспринимает объективную реальность», «доктор Элизабет Форд», «назначение – электрошоковая терапия», «буйный»…

Джонс недоверчиво посмотрел на Лорен.

- Вспомнили что-нибудь? – поинтересовалась она, внимательно следя за переменами в выражении лица пациента.

- Ко мне кто-нибудь приходил за то время, что я здесь нахожусь?

- На визит вашего отца вы отреагировали плохо, - нахмурилась женщина, - несколько раз приезжала мисс Мастерсен, но ваши встречи тоже не приносили пользы. Ваше состояние оставалось плачевным.

Локи закусил губу.

- Простите, Лорен… в смысле, доктор Черри, - после долгой паузы сказал он, - но все это до ужаса странно. Не ждите от меня, что я так быстро свыкнусь с мыслью, что потерял несколько месяцев своей жизни в иллюзиях.

Шерлок старался говорить как можно искреннее, чтобы Лорен поверила каждому его слову. И, казалось, женщина поверила. Однако следующие ее слова заставили Джонса вздрогнуть от настоящего страха.

- Несколько месяцев? Шерлок, вы с нами уже четыре года. Даже чуть больше…

Лорен сказала это настолько серьезно, что Джонсом овладел животный ужас. Взять себя в руки стоило ему больших усилий.

- Что? – округлив глаза и покачав головой, переспросил он.

- Поэтому я и сказала, что у вас тяжелый запущенный случай. Эта ремиссия – первая за 4 года, и я не намерена ее упустить.

Джонс чувствовал, как по телу пробегает дрожь. Все это невозможно. Просто не может быть правдой! Чтобы опытный детектив на четыре года потерялся в собственных фантазиях? Что могло этому поспособствовать?

- Это какая-то ошибка. Ей богу, похоже на кошмар.

Лорен тяжело вздохнула.

- Тем не менее, Шерлок, вам нужно с этим свыкнуться, иначе нам не продвинуться дальше. Попробуйте что-нибудь вспомнить. Из вашей… выдуманной реальности. Мы с вами сумеем справиться с этим недугом, я вам обещаю.

Слова доктора Черри звучали убедительно, и Локи снова опустил глаза в историю болезни.

- Скажите, что случилось с доктором Форд? – неожиданно сам для себя спросил Джонс, поднимая глаза на женщину.

Лорен сочувственно сдвинула брови.

- А что с ней произошло, по-вашему?

- Она умерла. Из-за Шакса, - начал объяснять Шерлок, и тут же решил пояснить, - демона. Он применил к ней свои способности. Врачи трактовали это как обширное кровоизлияние в мозг. А перед этим Элизабет упала с шестого этажа здания по вине того же Шакса и была парализована.

Лорен опустила глаза. Джонс сжал кулаки.

- Ваша очередь, доктор, - холодно подтолкнул он, - что случилось с мисс Форд?

Женщина тяжело вздохнула.

- Она действительно упала, - грустно произнесла она, - но не с шестого этажа, а с лестницы. Несколько дней была в коме, затем врачи из областной больницы сообщили нам, что она скончалась от полученной черепно-мозговой травмы.

- Моя версия была близка, - печально усмехнулся Джонс. Лорен вновь взглянула на него, как тогда в палате. Казалось, сейчас от ее взгляда во лбу Локи появится дыра.

- Шерлок, тот день был очень тяжелым. Вы видели доктора Форд сразу после падения и… ее рану. С того дня вы начали обвинять во всех своих бедах некоего Шакса, который угрожал убить всех, кто вам дорог. Со смертью доктора Форд вы погрузились в свои фантазии еще больше.

Джонс с ужасом понимал, что может выстроить логическую связь между своими воспоминаниями и тем, что говорит ему Лорен. Он ведь получил имя Шакса именно от Табиты. И именно в тот день Элизабет умерла. Если задуматься, можно легко выстроить, почему Шакс обладал именно такими способностями, и почему…

«Стоп!» - скомандовал себе Джонс, - «не смей поддаваться. Нельзя так легко отказываться от четырех лет своей жизни. Это было, и это было с тобой! Убеди Лорен, что ты играешь по правилам, но не вздумай вникать в это сам…»

Доктор Черри тем временем покачала головой. Она ждала от пациента каких-либо комментариев, но он лишь напряженно смотрел на нее и молчал. Лорен покачала головой.

- Я думаю, для первой беседы с вас достаточно впечатлений, - сказала она.

- Думаю, да, - устало произнес Джонс.

Лорен молча проводила пациента обратно в палату. Путь назад показался Джонсу необычайно долгим.

Перед тем, как закрыть дверь, женщина вновь окликнула его.

- Шерлок, ваши демоны, в которых вы так верите, портят вам жизнь. Откажитесь от них, признайте свою болезнь, и мы поможем вам вылечиться. Все здесь хотят только вашего выздоровления, - так же мягко заговорила она.

Джонс пребывал в странной задумчивости. Он пытался заставить себя не связывать истории, рассказанные «доктором Черри», и свои реальные воспоминания, однако логические цепочки так и напрашивались, прогнать их было невозможно.

Несмотря на раздумья, Шерлок успел отметить для себя, что последняя речь Лорен звучала, скорее, как призыв, чем как слова врача. Снова вспомнился ангел по имени Санви с его призывами отказаться и забыть все, что связано с демонами, и Джонс снова предпочел сыграть по правилам «доктора Черри».

Он покачал головой, стараясь оставаться все в том же задумчивом состоянии.

- Если я здесь больше четырех лет, значит, я выдумал все время, которое провел с Дэмиеном…

Лорен кивнула и посмотрела на него многозначительно и очень выразительно.

- Кажется, вы начали принимать то, что Дэмиена не существует.

Дверь палаты закрылась, щелкнул замок.

Локи сел на кровать. Он чувствовал, что поступает правильно, борясь за свои воспоминания. Однако с каждым таким уверенным словом Лорен Черри, Шерлок все больше сомневался в том, что происходящее – неправда.

Какая из реальностей кажется более настоящей? С демонами или без них?

Как бы ужасно это ни звучало для Джонса, ответ был очевиден…

 

<…>

 

Голова кружилась, по телу быстро разливалась слабость.

Дэмиен понял, что оказался на крыше какого-то здания, и спускаться ему придется самостоятельно. На то, чтобы использовать способность мерцания, не потеряв при этом сознания, просто не хватит сил.

Привязанный к оболочке демон понял, что ошибся: обычная пуля ранит и приносит боль не меньше, чем освященная серебряная.

Проклятый рисунок!..

Дэмиен терял много крови. Одновременно ругая себя за неосторожность перед Ритой, демон начал лихорадочно думать, как помочь оболочке. О человеческой больнице не могло быть и речи: во-первых, там возникнет масса вопросов, где «мистер Анри» получил огнестрельное ранение, а на разрешение этих вопросов нет времени, потому что это подвергнет опасности Риту и оттянет момент поиска Локи. Во-вторых, если глаза демона снова выдадут себя, реакция может оказаться совершенно непредвиденной. Дэмиен не был готов рисковать.

А оболочка требовала помощи…. Вырваться из нее невозможно, нужно искать того, кто знает специфику демонической связи. Однако к Уильяму Дэмиен обращаться не спешил. Вполне возможно, ангелы намеренно заставили его друзей бояться всего сверхъестественного, поэтому Рита и спустила курок.

На то, чтобы получить травму еще и от Уильяма Ченнела, у Дэмиена просто не хватит сил. Оставался только один человек, на которого наваждение могло не подействовать, и демон вознамерился попытать удачу.

Скрипя зубами от боли в раненой ключице, Дэмиен последовал за своей надеждой, стараясь не думать о том, что она у него последняя. Если там, куда он отправляется, ему не помогут, больше идти будет некуда…

 

<…>

 

- Погоди, что ты вообще там делала? – Рэндал Льюис перебил детектива Мастерсен, и Рита обрадовалась, что говорит с начальником по телефону, и он не видит ее стыдливый взгляд.

Объяснить настоящую причину своего визита в квартиру Шерлока Джонса Маргарита не могла.

- Знаю, это покажется бредом, - закусив губу, начала она, - но мне с утра звонил человек. Ты помнишь, что Локи во время своей болезни упоминал некоего демона по имени Дэмиен?

- Смутно, - хмуро отозвался Льюис, - мне запомнилось сочетание «Вестник Смерти». Но какое отношение это имеет к твоему взлому квартиры Джонса?..

Рита тяжело вздохнула.

- Человек, который звонил мне с утра, представился как Дэмиен. И упомянул себя как Вестника Смерти. После этого что-то заставило меня поехать в квартиру Локи. Не знаю, почему, я, наверное, не думала ни о чем. И там оказался этот человек. Я стреляла в него, Льюис.

Рита уже не первый раз за этот разговор сообщала начальнику, что выстрелила в незнакомца. Первый раз Льюис перебил ее и спросил, зачем детектив Мастерсен вообще влезла в чужую квартиру. Сейчас Рэндал замолчал. В трубке слышалось его тяжелое дыхание.

- Он был вооружен?

- Не совсем… - поджав губы, отозвалась Маргарита. Затем вспомнила поднятые вверх руки Дэмиена и покачала головой, - нет, безоружен.

Льюис задержал дыхание.

- Где сейчас этот человек?

- В том-то и дело, я не знаю. Он… исчез.

- То есть как? – Рэндал начинал чувствовать раздражение.

- В прямом смысле! Секунду назад был, а потом – бах! – и пропал. Как будто и не было. Но я попала в него, Льюис! Даже кровь осталась на полу.







Дата добавления: 2015-10-02; просмотров: 334. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.264 сек.) русская версия | украинская версия