Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глупый ребенок




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Майлзу было хорошо. Очень хорошо!
После употребления волшебного зелья «храбрости», щедро приправленного красным вином, парня развезло в буквальном смысле слова. Лицо его раскраснелось, на губах заиграла блаженная идиотская улыбка, глаза помутнели, туманно взирая на окружающих с детским, неподдельным любопытством.
На самом деле Майлз едва ли оказался бы в лучшем состоянии, если бы приложился лишь к вину, так как пить маг не умел. Под действием же зелья «храбрости» парень и вовсе позабыл о насущных проблемах, пребывая в неге размышлений о том, как великолепен мир вокруг и что за странные ощущения окутывают все его тело. Необычные ощущения.
В ушах у Майлза шумело, будто морской бриз или пустынная далекая буря надвигались со всех сторон, где каждая песчинка представляла собой мысль, а воспоминания таились в оазисе кристально чистой идеи. Но все это оставалось неважным, не имеющим оснований, не задерживающимся на месте, а мельтешащим в голове мага, будто мошки перед глазами.

Стадия первая: Раскрепощение.
Безудержное веселье накрыло Майлза с головой. Все вокруг оказалось удивительно смешным и забавным. А люди – просто сказка! Такие яркие! Такие веселые и интересные! Их лица, словно разноцветные стеклышки в калейдоскопе, расплывались перед магом, перемешиваясь во все новые яркие, ни на что не похожие узоры из глаз, губ и подбородков.
Майлз смеялся от души, тыкая пальцами в людей, громко вещая о том, у кого что уродливое или слишком большое, распевал старые похабные частушки, а затем хихикал над, по его мнению, странными словами, вырванными подростком из контекста. К таковым причислили «дудочку», «враждебный» и «наливай». Вот уж действительно смешнее слов и не найти.
Улыбаясь всем и каждому, Майлз попеременно порывался еще и раздеться.
- Жарко… - томно выдыхал он, в очередной раз задирая рубашку и стараясь от нее избавиться. Он бы уже щеголял голышом по всему залу, демонстрируя окружающим тощее тело, если бы не занудный Шики, каждый раз пресекавший попытки хозяина избавиться от одежды.
Конечно, венениф не отказался бы полюбоваться на нагого Майлза, но перспектива оказаться лишь одним из сотни лицезрящих его не прельщала. Нет уж, он будет единственным, кто увидит мага без одежды. И точка!

Стадия вторая: Возбуждение.
Изрядно покапризничав и помотав Шики нервы, Майлз внезапно уставился на него во все глаза с таким видом, будто увидел слугу впервые в жизни.
- Ого, - выдавил он сипло, - а я раньше не обращал внимания на то, какой ты красивый! - с серьезным выражением лица заявил он. – Ребя-я-ят! – на повышенных тонах воззвал к окружающим рыжий, заставив внезапным пьяным воплем подскочить Шики на месте. – А мой слуга-то Того! Красавчик! – выдохнул он, тыкая пальцем в вененифа.
- Красавчик – не то слово! – поддержал одноглазый партизан.
- Это еще мягко сказано! – поддакнул другой.
- Я бы даже не посмотрел, что он парень! – брякнул третий. На мгновение все замолчали, взирая на самого откровенного, а затем толпа внезапно взорвалась возгласами одобрения, в процессе которых Шики против воли узнал, что нагнуть его бы не отказался чуть ли не каждый присутствующий в зале.
- Эй! А ну-ка всем молчать! – внезапный рык со стороны Майлза заставил толпу притихнуть повторно. – Он только мой! Все всё поняли?! – прошипел он, сотрясаясь от праведного пьяного гнева.
Партизаны переглянулись и разразились диким гоготом.
- Мой, ясно?! – повторил парень на всякий случай, вновь прикладываясь к «храбрящему» вину. – Шики, ты ж мой? – выдавил он, вешаясь слуге на шею.
- Твой-твой, - снисходительно выдохнул венениф, предугадывая, что с пьяным магом еще напрыгается.
Майлз же и не думал стесняться своего поведения или произнесенных им слов. А что тут такого? Он же говорит чистейшую правду! Шики красив! Безумно красив! С этой его белоснежной, будто фарфоровой кожей, гладкой как шелк и матовой, будто облака. С его большими глазами, ярко-фиолетовыми, выразительными, обрамленными длинными черными ресницами. С его тонкими бровями, прямым носом, бледными, часто искривленными в издевательской ухмылке губами и острыми клыками, что украшали его широкую улыбку. С густыми, цвета сажи, блестящими на солнце рассыпчатыми волосами, извечно собранными в тугую косу, по которой в данный момент плясали блики от вздрагивающих огоньков свеч, что освещали трапезную. И, конечно же, нельзя было оставлять без внимания потрясающее тело слуги: широкие плечи, сильные руки, длинные ноги, рельефный торс и шея, на которой бы Майлз с удовольствием оставил пару поцелуев.
Подобные мысли в любой другой ситуации привели бы мага в ужас, но под зельем «храбрости» они казались не такими уж и абсурдными. Перед глазами у рыжего все плыло и разъезжалось, лишь образ вененифа оставался соблазнительно четким.
«И почему я раньше не замечал его привлекательности?» — недоумевал Майлз, не способный оторвать взгляда от лица слуги.
Замечал. Еще как замечал, только не давал воли чувствам, предпочитая прятать истинные желания за возведенной им же самим стеной принципов и стереотипов. Позволять же себе думать о Шики не как о раздражающем озабоченном уроде, а как о вполне симпатичном субъекте, Майлз и не думал. Пока не расхрабрился.
Шики же, ощущая на себе непривычный со стороны мага плотоядный взгляд и нескрываемый интерес, не знал, куда деваться. Он бы и хотел порадоваться возникшей перспективе, вот только Майлз явно напился и вел себя неадекватно. Не стоило и сомневаться, что единственная причина такого поведения подростка заключалась в алкоголе, а не во внезапно вспыхнувшей в хозяине любви к красавчику-слуге.
- Да, мой. Гребанный красавчик! Эй, ты, - внезапно обратился Майлз к мужчине, что сидел напротив Шики и пожирал жареную ногу какого-то неведомого существа.
- М-м-м? – промычал тот.
- Не пялься на него, - прорычал маг, направляя ладонь на мужчину и даже, кажется, пытаясь наслать на ничего не понимающего партизана проклятье. В результате из ладони мага выскользнул фиолетовый шарик света, плюхнулся на стол и растворился в нем. – Упс… Промахнулся, - фыркнул Майлз, протягивая руку к кубку с вином.
- Думаю, тебе хватит, — справедливо заметил Шики, отбирая у мага алкоголь и мысленно себя за это ненавидя. Наверняка употреби рыжий еще немного вина, и ближе к ночи он бы сам отдался Шики во всевозможных позах. Так нет же, приспичило брюнету строить из себя невинную овечку, заботящуюся в первую очередь о состоянии хозяина, а не о воплощении своих давних желаний в реальность.
Майлзу позиция Шики не понравилась. Он, как маленький ребенок, потянулся за отнятым напитком, хныча и блистая завидным красноречием, адресованным все тому же фиолетовоглазому. Венениф, тяжело вздохнув и продолжая ненавидеть себя, отставил кубок подальше от мага и поймал потянувшиеся к нему руки на полпути.
- Я же сказал, хватит, - мягко выговорил он, лишь усилием воли подавляя в себе желание поцеловать теплые пальцы Майлза, что теперь сжимал в своих ладонях.

Стадия третья: Осознание желаемого.
Маг застыл, почувствовав сильный захват Шики и придя от него в неописуемый восторг. Тело его будто парализовало, взорвавшись палитрой мгновенно переполнивших Майлза ощущений и эмоций, которые вызвало одно-единственное прикосновение со стороны вененифа. У рыжего закружилась голова, кровь, пульсируя в висках и отдаваясь глухим гулом в голове, начала приливать к самому неожиданному месту.
«О, я возбудился… Из-за Шики…» - отстраненно подумал парень, с глупой улыбочкой разглядывая топорщившуюся ширинку. Венениф, невольно проследив взгляд хозяина, охнул, также заметив очевидное.
- О-о-о, - протянул он, тяжело вздыхая. – Дорогой хозяин, да вы нажрались аки порося…
- Порося? Я? – удивленно пробормотал Майлз, широко улыбнувшись. – Ты никогда раньше меня так не называл, - сообщил он с детским восторгом.
- Мой пьяный хозяин, твой пир на сегодня закончен, - сообщил магу венениф, поднимаясь с длинной лавочки и утягивая парня за собой.
- Что-о-о? Мы не можем уйти! Я еще не допил вино! – заявил Майлз, совсем не стесняясь выразительного стояка, который бы рано или поздно все равно заметили. Наоборот, магу хотелось восседать за столом всю ночь, употребляя все новые порции зелья собственного приготовления и наслаждаясь удивительной легкостью на душе. Парню хотелось чего-то еще, но чего именно, он пока не мог объяснить даже самому себе. Подсказка, зудящая между ног, почему-то на соответствующие размышления не наводила. Ну встало у Майлза на Шики. С кем не бывает?
- Тебе и без того хватит, — сухо отрезал венениф, хватая парня под руку и стараясь держать его подальше от заинтересованных взглядов.
- А-а-а! Я понял! — внезапно воскликнул рыжий, волшебным образом высвободился из хватки Шики и подбежал к первому попавшему партизану. — Шики желает «поесть»! — заговорщицки зашептал он на ухо пьяному мужчине. — Я ж его голодом морю! — объявил маг и заливисто рассмеялся. Но, не получив желаемого внимания, Майлз быстро послал в сторону Шики воздушный поцелуй, отнял у нечаянного слушателя бокал с гремучей смесью, отхлебнул и только после этого был грубо схвачен вененифом за запястье и силком выволочен из зала в темный коридор.
- Шики, не будь букой! – возмутился Майлз, пытаясь извернуться и вновь избавиться от хватки брюнета. Но во второй раз у него ничего не вышло.
- Не паникуй. Раз я решил тебя покормить, значит, я это сделаю! — твердо заявил он, топнув ногой. Маг хотел сказать что-то еще не менее пафосное, но слова потонули в пьяном икании.
- Ты не соображаешь, что говоришь и делаешь, — тоскливо протянул Шики. Как бы ему хотелось, чтобы Майлз заявил нечто подобное в трезвом уме и доброй памяти, а не в мертвецки пьяном состоянии и еле стоя на ногах. Несмотря на это, маг явно был готов накормить изголодавшегося слугу прямо здесь и сейчас, не беспокоясь о том, что их застукают, и не задумываясь о последствиях.
«Боже, Майлз, за что ты надо мной так издеваешься?» — мысленно простонал венениф, кусая губы от желания таки воспользоваться ситуацией. Но также он с горечью понимал, что и без того шаткие отношения между ним и магом после подобной ночи грозили испортиться окончательно и безвозвратно. С другой стороны, Майлз сам утверждал, что изначально собирался покормить Шики. Не значило ли это, что он запланировал данное событие заранее, а из-за нервов или страха перед предстоящим напился? Тогда не воспользуйся венениф ситуацией, проблем грозило стать ничуть не меньше!
Так что же ты выберешь, Шики? Рискнешь и все-таки удовлетворишь свои желания? Или вновь решишь подождать?
Майлз, видимо, решил сделать выбор за брюнета, внезапно прижавшись к слуге, уткнувшись лицом в его плечо и зашептав:
- Ты так приятно пахнешь, Шики. И теплый... Всегда такой теплый, — пьяно забормотал маг, то и дело начиная нервно похихикивать. Вененифу же оставалось стоять как вкопанному и не верить в происходящее.
Ждать?
Ждать, вы говорили?
Издеваетесь?
Шики, позабыв о табу, осторожно коснулся спины мага, а затем и вовсе заключил его в крепкие объятья, прижимая хозяина к себе и еле сдерживая дрожь во всем теле от вмиг нахлынувших эмоций.
Майлз и не думал сопротивляться, не собираясь противиться происходящему. Он медленно отстранился от вененифа и исподтишка испытующе взглянул на слугу. Необязательно было становиться телепатом, чтобы сообразить, чего же он ожидал. Чуть приоткрытые, порозовевшие от красного вина губы не могли оставить и без того изрядно одуревшего Шики равнодушным. Разум еще пытался привести вененифа в чувства, сердце же подталкивало на немедленные действия.
После усиленных секундных размышлений брюнет решил прислушаться именно к нему, наклоняясь к Майлзу ближе и целуя сладко-горькие губы хозяина. Рыжий отреагировал на действие слуги неожиданно бурно, вцепившись ему в волосы и страстно впившись в губы.
Поцелуй, проникнутый желанием, доводящий до исступления, заставляющий забыть обо всем. Но для Шики самым важным оставалась его взаимность. Майлз действительно хотел этого, действительно отвечал, и не робко и скованно, а откровенно и настойчиво. Впервые не Шики прижимал хозяина к стене, а наоборот, мальчишка, пусть и подстегиваемый алкоголем, беззастенчиво лез к брюнету под рубашку и кусал его губы. И хоть целовался он неумело, зато делал это с какой-то необузданной, яростной, необъяснимой страстью. Вененифу оставалось медленно утопать в непривычных ощущениях, в переполняющих его эмоциях, в том светлом, бесконтрольном чувстве, что он испытывал к рыжему.
- Майлз... Уф… Хватит... Хватит, я тебе говорю! – наконец-то придя в себя, спохватился Шики и попробовал оттолкнуть мага.
Конечно, тело вененифа требовало немедленного и куда более тесного контакта, но брюнет все еще не потерял голову окончательно, а потому предположил, что если продолжение все-таки произойдет, то уж точно не посреди коридора.
- Майлз, черт тебя дери! — почти взвыл Шики, ощущая, что маг, с голодным упоением впиваясь в его шею, уже вовсю ощупывает торс вененифа.
- Шики! Ты мне так... Нужен! — взбудоражено забормотал Майлз, надкусывая кожу на шее слуги и оставляя после себя красные отметины.
«Нет, Майлз. В действительности это ты мне нужен, я же для тебя...» — еле уловимый, слабо знакомый аромат, примешавшийся к винному, сбил вененифа с мыслей. Брюнет, поймав Майлза за подбородок, принюхался к исходящему из его рта запаху, но так и не смог интерпретировать его. Или, точнее, не успел, так как маг набросился на слугу с новой порцией кусачих поцелуев с солоноватым привкусом крови и вина.
Шики и подумать не смел, что на «старости» лет будет вот так тайком целоваться с любимым человеком, что, как ни странно, нешуточно заводило. А самое удивительное, брюнет делал это не ради пищи и не по чьему-либо приказу. Ему действительно нравился процесс. И хотелось продолжать еще и еще, потому что человек в его объятьях действительно был им любим. Не так, как венениф любил хозяина, а так, как человек любил человека.
Поцелуи кончились так же внезапно, как и начались. Маг резко отстранился от вененифа, затем уткнулся ему в плечо и тихо болезненно застонал.
- Майлз?.. Ты чего? — еле ворочая языком от дурманящих поцелуев, прохрипел Шики.
- Я... — шумный вздох. — Я сейчас... — снова какая-то возня. — Меня сейчас, кажется, стошнит! — наконец выговорил маг, зажимая рот рукой.
- Не смей! — дурман от поцелуев как ветром сдуло. Венениф схватил Майлза за плечи и развернул его от себя. Любовь любовью, но рвота, пусть и принадлежащая ненаглядному хозяину, брюнета совсем не вдохновляла. Маг, тем временем ощутил, как Нечто настойчиво подкатывает к горлу, и... смачно рыгнул.
- Упс... Ложная тревога, — пьяно ухмыльнулся Майлз, за что тут же получил несильную затрещину от Шики.
- Так, пьянь. Пошли-ка в постель. Тебе надо проспаться, - нахмурился венениф, пытаясь изловить изворотливого мага, который со смехом навернул несколько кривых кругов по широкому коридору, а затем с разбегу врезался в Шики, чуть не сбив его с ног.
Спать мальчишка и не думал. Вместо этого он вцепился в слугу руками, уткнулся носом ему в грудь и начал медленно сползать вниз. Носом рыжий прочертил почти прямую линию от солнечного сплетения Шики до его пояса, а затем и вовсе уткнулся в пах бедняги.
Шики замер. Последние краски с его лица схлынули. Благо, на ширинке слуги маг не задержался, усевшись на пол и насмешливо воззрившись на вененифа.
- Устал, — заявил он. — А ты уже размечтался? – прыснул маг, начиная сотрясаться от пьяного хохота.
Шики веселья Майлза не разделял. Рыжее недоразумение откровенно дразнило брюнета, и венениф ничего не мог поделать с этим.
- Чего скромничаешь? Присядь рядом, если хочется, - благосклонно разрешил маг.
- Обойдусь, - почти прорычал в ответ Шики, теряя последние капли терпения.
- А что так? Стесняешься, что ли? – продолжал глумиться Майлз. – Вроде бы ныл, что голодный. А теперь расхотелось? – бросил он тише, на что получил испепеляющий взгляд со стороны вененифа.
- Ты пьян, - проговорил он сдержанно.
- А ты зануда! – пробубнил Майлз, морщась. – Ладно, подняться-то хоть поможешь? Или и эта задача для тебя непосильна? — фыркнул маг, протягивая руки к слуге. Брюнет на это лишь тяжело вздохнул, ощущая, как по виску катится капелька пота, а сердце выдает небывалые ритмы.
Шики протянул слегка дрожащую руку к Майлзу и одним рывком поднял его на ноги. А дабы маг не продолжил пьяные выходки, одним махом забросил парня себе на плечо и стремительно направился в сторону комнаты. Все мысли по поводу того, что могло произойти в спальне, венениф упорно подавлял, стараясь не обнадёживать себя понапрасну. Лишь одно Шики понимал четко: он все еще держал себя в руках, но знал, что, лишь чуть-чуть поддавшись искушению, остановиться уже не сможет.

****
Прайт никак не мог отделаться от ощущения, что идет на свидание. Только бурлящее шампанское он заменил молоком, а шоколадные конфеты — пирожными и вареньем. Вместо же взрослого любовника Прайта ожидал подросток. Совсем еще ребенок. Хотя, как бы страшно это ни звучало, блондина вовсе не беспокоил возраст мальчишки. Неожиданная влюбленность, которую парень никогда не испытывал ни к одному из своих прошлых партнёров, для полуэльфа казалась волшебством, которое хотелось во что бы то ни стало сохранить.
Фоби встретил Прайта в дверях. Он нетерпеливо переминался с ноги на ногу, теребя в руках край длинной футболки – единственной вещи, что скрывала наготу мальчика, но сквозь которую легко угадывалась его хрупкая фигура.
- С возвращением! – не скрывая счастья, выдохнул Фоби с лучезарной улыбкой на губах.
- Надеюсь, ты не успел соскучиться, - шутливо потрепал блондин волосы мальчика, на что Фоби неожиданно крепко обнял Прайта и уткнулся носом ему в грудь.
- Очень соскучился, - пробормотал он совершенно серьезно. Полуэльф же, уловив приятный запах ванили, невольно наклонился к Фоби ближе.
- Ого, ты принял ванну! Сам! – поразился мужчина. – В любое другое время я был бы только рад, но при простуде твое состояние может усугубиться, — с этими словами Прайт аккуратно отстранил от себя мальчика и коснулся губами его лба. — Температуры вроде нет, — с облегчением выдохнул полуэльф, стараясь не замечать, как раскраснелся Фоби от единственного невинного жеста со стороны блондина.
Мальчишка же гадал, почему Прайт такой дурак? Почему не понимает, зачем Фоби принял столь ненавистную ванну?
Слуга по настойчивому совету хозяина вернулся в кровать и тут же принялся размышлять над тем, как бы намекнуть блондину, насколько Фоби серьезен в своих намерениях. К сожалению, ни единой дельной идеи в голову к мальчику так и не пришло. Когда же Прайт разместил перед слугой поднос со сластями, мальчишка и вовсе забыл о первоначальной цели.
Фоби с серьезным видом оглядел содержимое преподнесенных ему тарелок, выбирая, что же из угощений попробовать первым? Подобные вкусности были для мальчика в новинку, а потому наблюдать за тем, как он мечется между заварным пирожным и шоколадным печеньем, было довольно забавно. По крайней мере, Прайта растерянность Фоби умилила.
Наконец выбор слуги остановился на корзиночке с кремом, попробовав которую, мальчик пришел в щенячий восторг.
- Так вкуфно! – воскликнул он, слизывая белый крем с пальцев и тут же накидываясь на другое пирожное. Прайт не смог сдержать улыбки, наблюдая за тем, как радуется сладостям его юный, не избалованный жизнью слуга. Восторгами Фоби невольно заражался и сам Прайт, ощущая необъяснимое счастье от того, что принесенные им блюда пришлись мальчишке по вкусу.
Расправившись с парочкой пирожных, Фоби, наконец, обратил внимание на небольшую стеклянную баночку с неизвестным ему содержимым.
- А что это? – после нескольких минут тщетных гаданий спросил он у Прайта.
- Клубничное варенье. Попробуй, думаю, тебе понравится! – подмигнул полуэльф.
Фоби настороженно выловил из стеклянной банки большую ягоду и, немного помедлив, засунул ее в рот. И вновь этот неприкрытый детский восторг.
- Хочешь? – мальчик выловил еще одну ягоду и протянул ее Прайту, желая поделиться своим счастьем с любимым человеком. Полуэльф относился к сладкому равнодушно, но признаться в этом трогательному Фоби не решился. Мужчина протянул руку к угощению, но мальчишка отдавать Прайту ягоду и не думал.
- Я сам… Можно? – робко попросил он. Блондин вместо ответа наклонился к ягоде и откусил от нее половину.
Пронаблюдав это, слуга застыл, не смея сделать вдоха, будто побоялся спугнуть сладкое наваждение.
- Вкусно? – тихо выдохнул он.
- Вкусно, - подтвердил Прайт, лукаво щурясь. – Сам попробуй, - предложил он, намекая на вторую половину ягоды. Фоби сглотнул, ощущая, как дыхание у него перехватывает. Как бы он ни пытался стать инициатором его близости с Прайтом, в конце концов все сводилось к его абсолютному бессилию, и слуге это совсем не нравилось.
- Что-то не так? – удивился Прайт, разглядывая внезапно нахмурившегося Фоби.
- А? А… Нет! Все хорошо! – встрепенулся мальчишка, запихивая половинку клубники в рот. – Просто… просто пальцы липкие теперь! – прожевав ягоду, выдавил он первое, что пришло в голову. – Помыть надо, - уже хрипел он, чувствуя, как к горлу подкатывает комок. А ведь Фоби был уверен в своих силах… Ровно до прихода Прайта.
- Да не обязательно, - понизил блондин голос. – Давай помогу, - улыбнулся он, притягивая к себе слугу за руки и аккуратно слизывая с них остатки варенья.
Фоби вздрогнул, но из несильной хватки хозяина вырываться не торопился, наблюдая за тем, как языком Прайт оставляет на его ладонях незамысловатые узоры. А затем пришел черед пальцев мальчика, обсасывание которых со стороны полуэльфа стало окончательной победой мужчины над несчастным, не знавшим, то ли бледнеть, то ли краснеть слугой. Несмотря на это, Фоби хватило-таки наглости перебраться к Прайту на колени и даже попробовать поцеловать блондина испачканными в креме губами.
- Нетерпеливый ребенок, - прошептал Прайт, ощущая, как мальчик неловко целует его скулы, еле сдерживаясь от все нарастающего возбуждения, которое теперь не скрывала даже длинная рубашка слуги.
- Я не ребенок! – обиженно проворчал Фоби и, будто в доказательство своих слов, поспешно расстегнул рубашку блондина. Дабы Прайт не слишком сопротивлялся его действиям, мальчишка все-таки умудрился изловить его губы и впился в них с присущим лишь детям неистовством. Но, несмотря на напускную браваду, он так и не смог скрыть дрожь в руках, когда дотянулся до ширинки полуэльфа и начал расстегивать на ней пуговицы одну за другой.
Мальчишка все ждал, что Прайт, не выдержав, скинет его с колен и запретит прикасаться к себе раз и навсегда. И эта мысль пугала Фоби как ничто другое. Но блондин не торопился останавливать непокорного и неожиданно настойчивого слугу, пусть делать это ему было не так уж и просто. Внутренние ограничители то и дело напоминали о себе, зарождая в голове мужчины все новые обвинительные мысли в свой адрес.
«Ты пользуешься его наивностью, - шептал внутренний голос. – Поведение, недостойное наследника-полукровки!»
Но о каком достоинстве могла вестись речь, когда маленькое чудо проявляло неподдельный интерес к скрытому под одеждой телу мужчины. И как бы Прайт ни пытался уверить себя в том, что Фоби еще слишком мал и не готов к близости, мальчишка с завидным упорством доказывал обратное. И ничего не желал слушать, явно считая, что без подобных любовных утех вместе они быть не смогут. Полуэльф пытался убедить его в обратном, но разве Фоби его слушал?
Упорность слуги дала плоды. Все же справившись с ширинкой блондина, мальчишка осторожно коснулся члена мужчины, заставив того вздрогнуть. Желание оттолкнуть от себя Фоби возросло у Прайта в десятки раз.
«Все это ненормально! Быть такого не должно!» - продолжал зудеть внутренний голос.
Но блондин понимал, что если пойдет на попятную, слуга ему этого не простит. Следовало взять себя в руки и переступить через внутренние ограничения. Нацеленный на это, блондин положил руки на бедра мальчика и прижал его к себе плотнее, ощутив упершееся в его живот «возбуждение» Фоби. Слуга смущенно заелозил на коленях полуэльфа, явно стесняясь активности внизу живота, но при этом и не думая отстраниться от Прайта. Разве что мелкие мурашки, то и дело высыпавшие по всему телу слуги, давали понять, насколько тот нервничает.
Поцелуи, тем временем, становились все менее невинными, срывающими дыхание, глубокими и прерывающимися лишь на пару мгновений, чтобы перевести дух. А главное, они делались все более возбуждающими, отчего даже сдержанному Прайту контролировать себя становилось все тяжелее.
Придерживая Фоби за поясницу левой рукой, правой он погладил внутреннюю часть его бедра, а затем беззастенчиво коснулся стояка мальчика. Тот тихо ахнул, тут же прекратив отвечать на поцелуи и все свое внимание явно сконцентрировав на том, то происходило ниже.
Прайт медленно провел пальцами по влажной головке юного любовника, а затем аккуратно сомкнул их на набухшем основании. Медленные, но грубые движения со стороны полуэльфа заставили слугу тихо заскулить. Мальчишка, запоздало сообразив, что, поглощённый собственными ощущениями, совсем позабыл о Прайте, уткнувшись лбом в плечо полуэльфа, вновь нащупал член блондина и попробовал проделать то же, что мужчина делал с ним самим. Вот только многочисленные попытки не оказали должного эффекта. Фоби понимал, что из-за отсутствия опыта сделать Прайту приятное одними лишь пальцами удалось бы ему едва ли. Именно поэтому, ощутив, что завершение к нему приближается постыдно быстро, мальчик резко убрал руку Прайта со своего паха и положил ее себе на поясницу, а затем и вовсе спустил ниже, недвусмысленно намекая, чего он хочет.
- Стоит ли так торопиться? – все-таки не выдержав, подал голос полуэльф.
- Стоит, - тихо прошептал Фоби, почти насильно заставляя мужчину коснуться узкого отверстия.
- Ты еще слишком юн, - настаивал блондин.
- Рабовладельцы считали иначе, - парировал Фоби.
- Но я не рабовладелец.
- А я не ребенок, - продолжал настаивать мальчишка.
- Тебе будет больно.
- Мне все равно!
- Сейчас ты в этом уверен, но…
- Я не передумаю! – недовольно засопел слуга, изо всех сил обнимая полуэльфа. – Ты обещал, - почти умоляюще напомнил он.
- Фоби… Чудо мое, послушай… - мягко поглаживая слугу по голове, зашептал ему на ухо блондин. – Я подожду.
- А я нет!
- Всего пара лет…
- Нет, не хочу! Ты не можешь так со мной поступить!
- Ты слишком зациклен на этом…
- Потому что для меня это очень важно. А для тебя разве нет?
- И для меня важно… - вдохнул Прайт.
- Тогда почему ты не хочешь?
- Дело не в том, чего я хочу, а в том, что можно делать, а чего делать нельзя.
- Со мной ты можешь делать, что захочешь, - тихо выдавил из себя Фоби, поражаясь своей откровенности.
- Я знаю, но…
- Просто сделай это, - в самые губы прошептал слуга своему хозяину, одновременно с тем попробовав насадиться ему на палец.
- Чтоб тебя, - тихо выругался Прайт, отдергивая руку, поспешно облизывая средний палец, а затем не без усилий вводя его в мальчика. Фоби постарался расслабиться, дабы упростить любовнику задачу, но странные ощущение не позволили ему этого.
- Видишь, даже палец приносит тебе дискомфорт, что уж говорить о… - продолжал попытки отговорить слугу полуэльф.
- Нет, мне приятно! – выдавил из себя Фоби, болезненно морщась.
- Я и смотрю, - ухмыльнулся Прайт, - чувствую себя насильником, - признался он.
- И я, - в раздражении бросил мальчишка, - насилую взрослого мужчину, пытаясь уломать его на близость, - проворчал он, изрядно смутив этим блондина.
- Прости, - не смог он сдержать улыбки, продолжая массировать упругое отверстие.
- Прощу, если продолжишь, - с надрывом пробормотал слуга, дрожащими пальцами освобождая стояк Прайта от нижнего белья и намеренный как можно скорее ощутить его внутри себя.
- Ты ув…
- Давай же, - уже стонал Фоби, сотрясаясь от до того незнакомых ощущений.
Опьяненный яркими чувствами, мальчишка вжался в Прайта настолько неожиданно, что палец полуэльфа выскользнул из него. Слуга в порыве чувств приставил головку члена к заднему проходу и резко сел, не сразу сообразив, что делать этого не стоило. Резкая боль заставила мальчика вскрикнуть, вмиг уничтожив и намеки на удовольствие.
- Что ж ты творишь?! – прошипел сквозь зубы Прайт, так же получив сомнительное удовольствие от столь смелой манипуляции.
- Я сейчас… - всхлипнул Фоби, - еще немного… - прошептал он, стараясь полностью насадиться на член полуэльфа.
- Поднимайся, сейчас же! – раздражённо зашипел блондин, хватая паренька за плечи и пытаясь поднять его с себя.
- Нет, я не хочу! – тут же привычно захныкал слуга.
- Тебе больно!
- Так надо… — забормотал мальчик, судорожно вздыхая. — Так все быть и должно, — уже уверенней добавил он.
- Вставай! Немедленно! – Прайт перешел на угрожающий рык.
- Не встану, — шмыгнул носом слуга.
- У тебя… у тебя кровь! – хуже прежнего разозлился полуэльф, заметив багровые капли, пропитавшие его ширинку.
- Все хорошо!
- А я будто не вижу, как все «хорошо»! – буквально взорвался Прайт. Он впервые повысил голос на мальчишку. Фоби вздрогнул, но подчиняться хозяину и не думал.
- Все равно не встану! – заявил он уверенней. - Я хочу, чтобы тебе было приятно.
- Мне вовсе неприятно причинять тебе боль, - нахмурился блондин.
- Но…
- Поднимайся, говорю, - уже мягче проговорил блондин. Фоби, шмыгнув носом, попробовал привстать, но жгучая боль не позволила ему этого.
- Не торопись, а то будет хуже, — посоветовал мужчина, аккуратно приподнимая мальчика и, в ответ на его скулеж, поглаживая его по пояснице.
- Угу, — промычал Фоби, жмурясь от неприятных ощущений.
Мальчишке пришлось пережить еще несколько нестерпимо болезненных мгновений, прежде чем он соскочил с члена Прайта и облегченно выдохнул.
- Вот к чему приводят бездумные действия, - упрекнул слугу блондин.
Фоби лишь обиженно шмыгнул носом.
- Благо, исправить последствия в данном случае не так уж и сложно, - улыбнулся он, подхватывая ничего не понимающего мальчика на руки и укладывая его на постель.
- Перевернись на живот, встань на колени и раздвинь ноги, - попросил мужчина, своей просьбой заставляя мальчика краснеть как помидор. – Не бойся, если больно и будет, то совсем немного и быстро пройдет, - неверно интерпретировав поведение мальчика, заверил его полуэльф.
- Я… я не могу, - выдохнул Фоби.
- Почему? – удивился Прайт.
- Я стесняюсь.
- Нет… Ты не стесняешься. Ты издеваешься! Надо мной! – вновь перешел блондин на повышенные тона, забираясь на постель и самостоятельно ставя мальчика в угодную ему позу, а затем наклоняясь к кровоточащим ранкам и облизывая их.
- П-п-п-прайт, ты что делаешь?! – заикаясь, захныкал Фоби.
- Пытаюсь залечить повреждения. Так что не дергайся и терпи!
- Не могу… — пробормотал Фоби, шумно вздохнув. — Это слишком смущает…
- Я по-другому не могу, - нахмурился блондин, проводя языком по узкому отверстию, а затем слегка проталкивая его внутрь, дабы эльфийская магия добралась не только до внешних, но и внутренних ранок. Жгучая боль быстро пошла на убыль, сменяясь другими непонятными ощущениями.
- Прайт! – наконец не выдержал Фоби, чуть выгнувшись и вцепившись в спинку кровати.
- Больно? – обеспокоенно осведомился полуэльф.
Но причина крылась не в боли, а в не к месту вернувшемся возбуждении мальчика. Заметив это, Прайт, недолго думая, перевернул слугу на спину и прежде, чем тот успел издать хоть звук, провел языком по всей длине стояка. Фоби вскрикнул и тут же стыдливо зажал себе рот руками. В глазах его промелькнула смесь стыда и гнева.
- Не надо! Не делай так! – взбудоражено прошептал он, когда блондин сменил язык на губы. Прайт сделал вид, что не расслышал, вбирая член мальчика до основания и ощутимо обсасывая его.
И как бы Фоби ни умолял мужчину прекратить, сладкие стоны слуги вернее слов описывали его ощущения. Полуэльф не собирался спешить, аккуратно и дразняще медленно проводя языком по чувствительным местам. Но и этого оказалось достаточно для непривычного к подобным ощущениям Фоби.
Не прошло и пары минут, как он хуже прежнего выгнулся на постели, тихо всхлипнул и кончил. Лишь тогда Прайт, облизнувшись, отстранился от мальчика и, довольный, растянулся поперек постели.
- Вот теперь мне было действительно хорошо, — улыбнулся он, подмигивая Фоби. Тот ничего не ответил, все еще приходя в себя от пережитых ощущений. Прайт рассчитывал, что мальчишка, переполненный яркими впечатлениями, и вовсе заснет. Но у Фоби были на сей счет иные планы.
- А теперь я, - вяло пробормотал он, неуклюже присаживаясь на кровати.
- Что «ты»? – не сообразил Прайт.
- Теперь моя очередь. Я хочу сделать то же, что сделал мне ты, - уверенно заявил он.
- В другой раз, - улыбнулся блондин, не воспринимая слугу всерьез.
- Нет, сегодня. Прямо сейчас! – не терпящим возражения тоном заявил Фоби, подползая к мужчине и наклоняясь к его ширинке.
- Ты уверен?… — проводя большим пальцем по губам мальчика, сконфуженно удостоверился Прайт.
Подобная близость после изнасилования Тика должна была пугать слугу как ничто другое. И его желание проделать это несмотря ни на что вызывало волнение.
- Не надо себя заставлять.
- Прайт, какой же ты все-таки дурак! – обиженно надул губы Фоби. – Я же люблю тебя. Уверен ли я в том, что хочу доставить тебе удовольствие? Конечно, уверен! И мне не надо заставлять себя делать это, - пробормотал он хмуро и, в доказательство сказанного, уверенно припустил штаны Прайта и осторожно слизнул капельки смазки с чувствительной головки члена. Блондин судорожно выдохнул, отчего Фоби, явно удовлетворенный подобной реакцией, взял член в рот и постарался вобрать его в себя до основания. Результат оказался не столь феерическим, как этого желал мальчик, потому что он в конечном итоге подавился и закашлялся, сведя все свои усилия на нет.
- Не спеши, — посоветовал Прайт, приподнявшись на локтях и наблюдая за усердием Фоби. Мальчик в ответ лишь украдкой кивнул, решив для начала исследовать мужское достоинство Прайта языком.
Он проводил самым кончиком по головке, уверенно двигаясь вниз и оттягивая крайнюю плоть, а затем возвращался обратно. Пальцы он сомкнул у самого основания и начал неловко надрачивать толстый ствол, стараясь одновременно с тем обсасывать чувствительную голову. Небольшой опыт в подобных делах не помешал Фоби достаточно быстро довести Прайта до необходимого состояния. Мужчина настолько расслабился, что не успел предупредить мальчика и оттолкнул его лишь в последний момент, тем самым умудрившись кончить ему на лицо.
- Боже мой, прости! Я… я не хотел! – запаниковал блондин, стягивая с постели покрывало и поспешно стирая полупрозрачную жидкость с довольного лица Фоби.
- У меня получилось! – будто и вовсе не обратив внимания на панику Прайта, счастливо заявил он.
- Да-да, ты молодец, - украдкой бросил блондин, все еще поглощённый оттиранием спермы с лица слуги.
- А в следующий раз будет еще лучше, - никак не мог угомониться Фоби.
- Куда уж лучше, - нервно рассмеялся Прайт.
- Вот увидишь! Так и будет! – уверенней прежнего проговорил мальчишка, обнимая мужчину и утыкаясь носом в его солнечное сплетение. – Ведь я так тебя люблю, - прошептал он сонно.
- Так же, как и я тебя.







Дата добавления: 2015-10-02; просмотров: 362. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.021 сек.) русская версия | украинская версия