Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Маленькая тайна Бэллита




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

«Где же ты?»
Ёис, будто кошка, ловко перепрыгивал с ветки на ветку, едва касаясь их и не производя ни единого звука, ни единого шороха, который бы смог выдать его местоположение. Темная кожа и черные одеяния завершали образ невидимки, что стремительно продвигался по лесу, оставаясь незамеченным даже для самых пугливых обитателей Триады.
Несмотря на темное время суток и непредсказуемость леса, эльфу не составило особого труда отыскать Севи. Парень нашелся на верхушке его любимого дерева, расположение которого предоставляло Севи возможность обозревать как замок, в котором разместились повстанцы, так и близлежащие окрестности. Забраться на такую высоту рискнул бы далеко не каждый повстанец, да и не каждого бы выдержали ветки дерева, но подросток чувствовал себя на высоте в своей стихии и не боялся сорваться вниз или оказаться слишком тяжелым для очередной опоры.
Всегда блуждающий на подобной высоте ветер сегодня казался особенно колким, вот только Севи он совсем не тревожил. Мыслями парень продолжал оставаться в личном аду воспоминаний о недавнем разговоре. Раз за разом он размышлял о том, что бы было, если б он держал язык за зубами. Скорее всего, сейчас бы Севи в таком случае сидел рядом с Неролом, ловил каждое его слово и не отрывал от мужчины восторженного взгляда. Сейчас бы он находился рядом с любимым человеком. Сейчас бы он не глотал соленые слезы, пряча глаза за длинной челкой. И все, однозначно, было бы хорошо! Но Севи признался. И все разрушил. Всего парой слов.
Темный эльф без особых усилий забрался на дерево, ловко вскарабкался на ветку, торчащую чуть ниже Севи, и разместился на ней как можно удобнее. Некоторое время он хранил молчание, прикидывая, стоит ли заводить с Севи разговор, или лучше поддержать его одним лишь своим присутствием.
— Признался-таки, — в конце концов, выбрал Ёис первый вариант.
— Признался, — тихим, бесцветным голосом ответил парень.
— И он, конечно же, отшил тебя, — со вздохом протянул темный эльф.
— Отшил, - Севи продолжал демонстрировать чудеса лаконичности.
— И ты даже не спросишь меня, почему «конечно же»? - едва улыбнулся Ёис, внимательно наблюдая за подростком.
— Не спрошу.
— Почему? Неужели знаешь причину? – ахнул темный эльф.
— Знаю.
— Нерол сказал?
— Нет.
— Тогда откуда?
— Это и так очевидно.
— То есть, причина отказа – твои домыслы?
— Логические выводы.
— Любопытно послушать! Не поделишься?
— Нет.
— Почему?
— Не хочу.
— Давай же, выскажись. Тебе полегчает!
— Не хочу.
— Не ломайся, как девчонка!
— Не хочу, сказал же.
— Поговори со мной. Не молчи. Не замыкайся в себе!
— И что же ты хочешь услышать? – внезапно вскипел Севи. – Что, черт тебя дери, ты хочешь от меня услышать?! Что я некрасив? Глуп? Слаб? Парень, наконец?! И пусть после того страшного дня, когда Зенон в одну ночь убил добрую половину женщин королевства, отношения такого рода стали обыденностью, это же все равно неправильно, не так ли? Я разочаровал его! Я ему опротивел! И сам виноват в этом! – выдохнул Севи, сгибаясь пополам и утыкаясь лицом в колени. – Во всем виноват я один, - уже прошептал он, тихо всхлипывая.
— Остынь, дело вовсе не в этом, - вздохнул Ёис, приподнимаясь, дотягиваясь до Севи и слегка касаясь его макушки. – Ты совсем не страшный. Красивый, слышишь? – проговорил он на самое ухо парню. – И не тупой. Не слабый. Ты удивительный, - выдохнул он, закусив губу, тем самым стараясь сдержать порыв воспользоваться слабостью Севи и поцеловать его.
— Тогда… Тогда почему?
— Есть у меня одна Логическая гипотеза. Куда более логическая, чем все твои вместе взятые, - усмехнулся Ёис, возвращаясь на свою ветку. – Интересно послушать?
— Не знаю, - честно ответил Севи.
— Значит, интересно, - кивнул темный эльф. – Ты знаешь, сколько Неролу лет?
— Какое это имеет значение? – удивился Севи.
— Так знаешь или нет?
— Около тридцати пяти, я думаю, - пробубнил Севи, машинально почесывая нос. – Лидер не любит говорить о возрасте. Даже дату своего дня рождения скрывает. Утверждает, что это прошлое, уделять лишнее внимание которому нет смысла. «Живи настоящим, думай о будущем, не вспоминай прошлое» — его девиз.
— «Не вспоминай прошлое». Ага, как же, - нахмурился Ёис. – На самом деле Неролу сорок три года. И не смотри на меня так! Я не рылся в его вещах и не пользовался колдовством, - уверил он Севи. — На третьем плане зрения, который доступен магам и магическим существам вроде меня, человек выглядит иначе. К примеру, глаза его испещрены полосами. Они подобны кольцам у деревьев. По прошествии лет их становится больше. Так вот, в глазах Нерола таких полосок я насчитал сорок три. Я сделал это машинально, но именно это открытие позже подтолкнуло меня на мысль по поводу его отношения к тебе. Ты понимаешь, что его возраст значит в сложившейся между вами ситуации?
— Не совсем, — отрицательно покачал головой Севи, не представляя, причем здесь возраст лидера.
— Подумай хорошенько. Почему Нерол вообще стал повстанцем? Почему возглавил вас?
— Что значит, ПОЧЕМУ?! — тут же возмутился парень. — Король творит бесчинства! Страна погрязла в крови и бедности. А после той ночи семнадцать лет назад… Кто-то должен был начать собирать силы против Зенона, пока он не уничтожил королевство окончательно!
— Верно, - не стал спорить Ёис. – Но работяга или крестьянин так просто оружие в руки не возьмет. Ведь и сейчас по истечении стольких лет большинство в королевстве продолжает трудиться на благо короны, не так ли? Почему они не в рядах повстанцев?
— Тебе легко рассуждать! Как крестьянин с женой и пятью малышами может бросить их и пойти свергать короля?
— И снова верно. Ответ очевиден: среди повстанцев лишь те, кому Уже Нечего Терять. Теперь ты понимаешь, к чему я веду?
— Нет, - упорствовал Севи.
— К тому, что и Неролу нечего терять. Больше нечего. Но семнадцать лет назад, скорее всего, он кое-что еще имел. Тогда ему было сколько? Около двадцати шести, кажется. Мужчина в самом расцвете сил, работящий, сильный. Вряд ли бы такой остался один. Наверняка нашлась женщина, которая хранила его очаг. И, конечно же, отношения их заходили за рамки платонических. Она забеременела. Нерол готовился стать отцом. А затем наступил Тот Самый Кровавый день. И не стало женщины. И не стало ребенка. Теперь ты понимаешь?
Ответом Ёису были широко распахнутые светло-зеленые глаза Севи.
— То есть как?.. — выдохнул он с какой-то беспомощностью. — Все это время...
— Именно. Все, что он делает, — не просто деятельность во благо человечества. Это месть. А раз он даже по истечении стольких лет столь же целеустремлен, могу прийти к выводу, что, как бы Нерол ни хотел скрыться от прошлого, он так и остался в нем. Его сердце давно занято. И для тебя там, прости, но… места нет.
«Я вижу в тебе... сына…»
С лица Севи схлынули последние краски, и Ёису даже на секунду показалось, что парень вот-вот лишится чувств. Но тот, сделав пару глубоких вдохов, постарался взять себя в руки.
— Если то, о чем ты говоришь, — правда, тогда у меня не было шансов, — с горечью признал он.
— Не было, — кивнул Ёис.
— Какой же я дурак…
— Не дурак, - возразил темный эльф, перебираясь на ветку Севи и усаживаясь прямо напротив него. — Просто влюбленный мальчишка, что поделать. Только, прошу, не зацикливайся на этом. Первая любовь часто оказывается безответной. Но люди живут дальше, они влюбляются вновь и вновь, пока, наконец, не находят того единственного человека, который их любовь способен принять, впитать и ответить тем же, — прошептал он, осторожно прикасаясь к щеке подростка и стирая пальцем очередную соленую каплю.
Севи вздрогнул, но руку эльфа от своего лица не убрал. Он судорожно вздохнул, стараясь отогнать от себя все более тоскливые и полные безысходности мысли. Ему очень захотелось отвлечься от бушующего внутри кошмара, но настырные образы из прошлого не давали нормально дышать. Пока теплые эльфийские губы внезапно не прикоснулись к его левому глазу. Острый язык осторожно слизнул наворачивающуюся слезинку, тут же подавляя желание Севи разреветься в голос.
— Так не честно, - запинаясь, выдохнул он.
— Что именно? – ухмыльнулся темный эльф, целуя переносицу Севи, а затем и холодный кончик носа.
— Ты пользуешься тем, что сейчас мне необходима поддержка.
— И что с того? – Ёис уже мурчал, будто кот, выдыхая вопрос прямо в губы Севи.
— Так не честно, - повторил подросток, ощущая, как темный эльф облизывает, а затем надкусывает его нижнюю губу.
Ёиса не особенно волновало, считает ли Севи его поступок честным или нет. Ему просто до одури хотелось поцеловать парня, и он был намерен исполнить желаемое. Севи и слова сказать не успел, когда темный эльф требовательно впился в его губы и подарил парню страстный, не терпящий возражения, глубокий поцелуй. Мальчишка замычал, вцепился в плащ Ёиса, пытаясь оттолкнуть его, но у него так ничего и не вышло. Длинный жаркий поцелуй показался нестерпимо долгим для Севи, и лишь мгновением – для одуревшего от удовольствия Ёиса.
— Дурак! – выпалил парень, когда темный эльф-таки удосужился оторваться от столь желанных губ.
— Пусть так, - пожал Ёис плечами.
— Ты что, не понимаешь?! То, что Нерол мне отказал, ничего не меняет! Я по-прежнему люблю его!
— Еще как понимаю, - вздохнул парень, обнимая Севи и против его воли прижимая к себе.
— Тогда чего ты добиваешься?!
— Не «чего», а «кого», - поправил Ёис. - Ведь было бы глупо отказаться от тебя лишь потому, что ты любишь другого.
— По-моему, это как раз рационально! – смущенно пробормотал Севи, смирившийся с невинными объятьями.
— Любовь не может быть рациональной…

****
Ирис набрал в легкие побольше пропитанного перегаром и запахом пищи воздуха, задержал дыхание и, стараясь не заострять внимание на определенном субъекте, поспешил вон из зала.
Тело его то и дело обдавало жаром, внизу живота нестерпимо ныло, требуя прикосновений. На мгновение темный эльф потерял над собой контроль и запустил руку в штаны прямо посреди просторного коридора. Благо, молодой мужчина быстро осознал, что делать этого не стоит. Не хватало только, чтобы его застали в таком виде пьяные партизаны. Не слишком-то вдохновляет идти на смерть под предводительством дроу, накануне устроившим подобное представление.
Вместо того чтобы ублажать себя, Ирис сжал правую руку в кулак и без промедлений вгрызся в него, будто голодный пес в обглоданную кость. Клыки вошли глубоко в плоть. На языке мгновенно возник металлический привкус свежей крови. Кошмарная боль, вызванная столь радикальными мерами, частично отрезвила лидера, позволив-таки добраться до спальни без постыдных манипуляций.
«Контроль, Ирис. Твое спасение – контроль!» - глухо нашептывал внутренний голос, с каждой секундой становясь все слабее. Зелье делало свое дело, пленяя тело острыми ощущениями и подавляя разум низменными, сводящими с ума своей настырностью желаниями.
На трясущихся ногах Ирис кое-как добрался до спальни и неимоверными усилиями воли заставил себя пройти в ванную комнату. Дрожащими от напряжения руками он до предела выкрутил кран с холодной водой и встал под струи ледяного душа. У него еще теплилась слабая надежда на то, что холодная вода остудит навеянный зельем пыл. Как бы не так.
За спиной дроу тем временем послышались тихие, еле различимые шаги. Бэллит, от которого не утаилось позорное бегство Ириса, все это время медленно шел за ним, не без удовольствия наблюдая за муками и беснованиями лидера.
Мститель без стука зашел в ванную и вальяжно расселся на холодном полу, подперев дверь спиной и тем самым преградив единственный выход. На губах парня играла еле заметная, торжествующая ухмылка.
Ирису стоило большого труда, дабы не смотреть в сторону малинововолосого парня.
— Дай догадаюсь, - заговорил Бэллит, заставив Ириса вздрогнуть, - весь вечер ты думаешь о том, как бы попросить у меня прощения, пусть гордость тебе все равно сделать этого не позволит? – протянул он, буравя блондина взглядом. Лидер кивнул раньше, чем успел сообразить, что делает. Кажется, кроме свойств афродизиака, зелье также влияло на жертву и в качестве сыворотки правды.
— Ведь извиняться перед шлюхой ты не обязан, не так ли? – продолжал развлекаться Бэллит. Ирис кивнул повторно.
— И ладно, что ты по этой шлюхе сохнешь, будто девочка-простолюдинка по принцу.
Снова кивок. И это несмотря на попытки Ириса сопротивляться действию зелья. Дроу вцепился в стену, стараясь сосредоточиться на струящейся по его телу холодной воде, но помогало это слабо.
— А теперь тебе ой как сложно сдерживать себя… Давай же, поделись с шлюхой, что именно тебе с ней хочется сделать? – промурлыкал парень, скидывая тяжелый плащ и расстегивая верхнюю пуговицу рубашки.
— Чего ты добиваешься? – выдавил Ирис, старательно отводя взгляд, но вновь и вновь оборачиваясь к столь желанному дроу.
— Чего? – в удивлении вскинул Бэллит брови. – А разве не понятно? Я желаю расплаты! – прошипел он, вскакивая на ноги и одним ударом ноги впечатывая Ириса в стену. – За то, что сделал со мной сейчас! – прорычал он, сшибая Ириса с ног. – И за то, что сделал со мной раньше! – последовал удар в солнечное сплетение.
— Раньше? – прохрипел блондин, все же умудрившись избежать нового нападения, перегруппироваться и отскочить к дальней части ванной комнаты. – Что еще за «раньше»? – выдохнул он, облизывая разбитую губу, ранка на которой почти тут же затянулась.
— Ты бросил меня! И укатил черти куда! Даже не позволил объясниться!
Ирис ушам своим не поверил. Эта мразь еще смеет обвинять Его в том, что их отношения оказались столь скоротечны?! Такой дерзости дроу вынести не смог, сам начиная звереть.
— И что же ты собирался мне объяснять, когда я застал тебя с другим?! Что он нечаянно оказался в твоей комнате посреди ночи? У такой бляди как ты?! Единственной моей ошибкой оказалась неосведомленность! Благо, мне вовремя рассказали, кем ты являешься на самом деле! О твоей Особой репутации!
— Ах, рассказали?! А ты уши развесил и рад поверить каждому сказанному слову! – Бэллит вновь приготовился к атаке.
— Да что слова, я видел, как ты целовался с другим!
— Мало ли, что ты видел! Любой на твоем месте подошел бы, разбил обоим рожи, а затем потребовал объяснений! А не убежал, поджав хвост и обиженно скуля не хуже бродячего пса, умудрившегося уйти от хозяина и потеряться! – взбешенно выдохнул Бэллит.
Скандал в его планы не входил, но сейчас темного эльфа это заботило меньше всего. Появилась возможность высказать многолетние обиды в лицо обидчику, второй такой шанс ему бы вряд ли представился. Нет, пусть Ирис узнает, какая он дрянь! Сначала морально, а затем и физически!
— А вот если бы ты все же спросил, что к чему, то узнал бы, что дроу, который посмел меня поцеловать, на следующий день нашли покалеченным в канаве! Ублюдок, руководствуясь теми же сплетнями, наличием которых ты так упиваешься, влез ко мне в дом, уверенный, что я отдамся ему не сказав и слова. Да, он застал меня врасплох! Даже умудрился поцеловать меня, за что расплатился сломанными конечностями. Но об этом ты, конечно же, узнать не удосужился. Пришел, увидел то, что Захотел Увидеть, и Сбежал, всем и каждому рассказывая, какая я шлюха! – уже рычал Бэллит, сжимая ладони в кулаки и намеренный отыграться на Ирисе по полной программе. – А я-то был уверен, что ты другой! Что уж ты-то точно воспринимаешь мои чувства всерьез!
— В отличие от той сотни, что была до меня? – с горечью выдохнул Ирис.
— Какая разница, скольких я трахал?! Ведь только тебе я позволил… — Бэллит запнулся.
«Если признаешься ему, а он над тобой посмеется – это конец…»
— Только тебе я позволил доминировать, - все же выговорил он, явно напрягаясь.
И без того бледный Ирис, кажется, позеленел.
— Ч…что? – еле ворочая языком, простонал он, теряя равновесие и обессиленно прислоняясь к стене.
— Что слышал, дубина.
— Этого быть не может…
— Еще как может!
— В списке твоих любовников даже Тэт. Он же выше тебя на две головы и вполовину шире!
— А еще он стонет, как последняя сучка, когда просовываешь в него кулак, - зло ухмыльнулся Бэллит. – Хочешь попробовать? – невинно поинтересовался он, делая шаг в сторону блондина.
— Я не верю тебе! – все еще упорствовал Ирис.
— Тогда позволь продемонстрировать тебе причину, по которой подо мной прогибались даже подобные Тэту, - угрожающе выговорил Бэллит, приближаясь к лидеру, хватая его за волосы и грубо отволакивая в спальню.
Ирис попытался вырваться, но под влиянием зелья ненароком поймал себя на мысли о том, что предвкушает месть Бэллита. Потому, когда темный эльф швырнул свою жертву на широкую скрипучую постель, блондин ухватил парня за ворот рубашки, резко притянул его к себе и сам впился в его губы. При этом Ирис с явным нетерпением стянул с дроу рубашку и начал взахлеб целовать его торс, грудь и шею. Ощущая на себе холодный взгляд Бэллита, блондин то и дело приходил в себя и даже старался бороться с желанием, но затем набрасывался на парня с новой силой. От бешеной страсти, будоражащей дроу, тот разве что не сдирал с Бэллита кожу, желая обладать им полностью и без остатка.
Бэллит же до поры до времени терпеливо сносил настырные ласки, позволяя Ирису делать все, что ему вздумается, чувствуя, как тонкие пальцы и холодные мокрые губы исследуют его всего, как влажные белоснежные волосы прилипают к его телу и медленно скользят за своим хозяином, оставляя на бархатной коже мокрые дорожки. Но лишь Ирис потянулся к штанам дроу, как его самого прижали к постели и именно его штаны полетели в другой конец комнаты.
«Только не это!..» — взвыл лидер, лишь теперь осознавая, к чему движется разговор. Звук расстёгивающейся ширинки подтвердил опасения блондина. Взяв себя в руки, он попробовал отползти от дроу, но Бэллит схватил Ириса за щиколотку и притянул мужчину обратно к себе.
— Куда же ты, любовничек, - облизнулся он.
— Ты не посмеешь! – прошипел Ирис в ответ.
— Уверен? Эх, Ирис-Ирис-Ирис, как же плохо ты меня знаешь, - вздохнул Бэллит, одним рывком переворачивая Ириса на живот, заламывая обе его руки за спину и закрепляя их в таком положении с помощью ремня, вытянутого из штанов лидера.
Будь Ирис в нормальном состоянии, высвободиться из такого захвата ему бы не составило труда. Но зелье не позволяло мужчине сконцентрироваться на одной-единственной мысли, а тело не желало подчиняться хозяину. Бэллит же не собирался упускать возможности воспользоваться слабостью Ириса. Недолго думая, он посадил лидера на колени и прижал его голову к подушке, тем самым заставляя жертву выгнуться и приподнять зад.
— Надеюсь, тебе удобно? — наклонившись к тяжело дышащему Ирису, невинно поинтересовался он.
— Иди к черту! — прохрипел тот, все еще стараясь извернуться и каким-то чудом освободиться от стягивающего руки ремня.
— Только в твоей компании, - промурлыкал Бэллит, против воли блондина раздвигая его ноги и без промедлений нащупывая узкое отверстие.
Осознав, что с мужской гордостью вот-вот будет покончено, Ирис взбесился окончательно. Взбрыкнув, он даже умудрился скинуть с себя Бэллита, после чего вернулся в первоначальное состояние, скошенный зельем. В глазах задвоилось, к горлу подкатил комок, силы из тела стремительно улетучились.
Малинововолосый с интересом наблюдал за потугами Ириса целых пять минут, про себя гадая, что же из этого выйдет. Зрелище оказалось удивительно жалким. Когда блондин окончательно выбился из сил, дроу невозмутимо вновь пристроился сзади, приставил головку члена к заднему проходу Ириса и под тихий обреченный стон блондина толкнулся внутрь.
Ощутив раздирающую боль, Ирис тихо завыл в подушку, тогда как Бэллит выдохнул сквозь зубы, сам не слишком наслаждаясь происходящим. Внутри оказалось слишком узко. Конечно, у темного эльфа возникала мысль подготовить лидера. Но тогда бы это уже не было изнасилованием. Насильнику хотелось причинить жертве боль. Даже если это значило причинить ее еще и себе.
Как результат, овладеть Ирисом оказалось нелегко, неприятно и болезненно. Оттого после мучительно долгого проникновения Бэллит и вовсе остановился, не решаясь двигаться. Ирис при этом будто бился в судорогах, рыча и всеми силами сжимаясь, дабы не дать насильнику совершить непоправимое. Но усилия его оказались тщетны.
— Подонок, — сипло выплюнул блондин, под влиянием зелья произнеся обвинение со сладострастным придыханием.
— Я тоже без ума от тебя, такого узкого и возбужденного! — зло усмехнулся Бэллит, начиная поглаживать гладкую шоколадную спину своей жертвы. – Уж поверь, я постараюсь, чтобы эту ночь ты никогда не забыл, - прошипел он, одной рукой нащупывая стояк Ириса и начиная активно массировать его.
Дроу застонал больше прежнего и, кажется, на мгновение даже забыл, что Бэллит в нем, о чем темный эльф не преминул тут же напомнить. Один несильный, но глубокий толчок вызвал новую волну раздирающей боли и яростных обвинений, а холодные пальцы, массирующие разгоряченную плоть и доставляющие обостренное зельем удовольствие, лишь подливали масла в огонь.
Подобное сочетание одурманенному Ирису казалось самой кошмарной пыткой. Боль напоминала о том, в каком мужчина оказался положении, наслаждение же возбуждало постыдное желание продолжения. Чувства рвались на куски, ощущения взрывались всполохами агонии и эйфории, эмоции били через край, тогда как мир перед глазами жертвы будто расползался на небольшие сегменты.
Бэллита же мучило иное: желание поменяться местами, ощутить в себе Ириса, почувствовать его силу и не терпящее возражений доминирование. Дроу не мог объяснить своих чувств, не понимал, почему отдался Ирису так легко. Бездумно. Глупо.
Ирис продолжал стонать, кусая губы или вгрызаясь в несчастную подушку. Если и можно было подобрать слова, дабы описать испытываемое им, то только ругательские. До изнеможения больно, до пугающего приятно, до остервенения обидно и, что самое страшное, стыдно. Причем стыдно было почему-то перед Бэллитом, что насиловал лидера, беспощадно вбиваясь в его тело, сжимая пальцами его бедра до такой степени, что на утро там обязательно обозначались бы синяки, периодически хлестая его по ляжкам или склоняясь и наваливаясь на блондина всем телом. В каждом жесте, слове дроу ощущалось странное, тягучее отчаянье. Пугающая безысходность, рядом с которой ощущения Ириса казались детским лепетом.
- Когда все закончится… Я… Ах! Я… Боже… Порублю тебя на фарш, скотина! Мммх! И скормлю его диким живот… Нхххх!!! Животным, слышишь! – дабы подавить в себе неправильные мысли, то и дело восклицал блондин.
- Да будет так! – Бэллит и не думал спорить. – Но что бы ты со мной ни сделал, эта ночь навсегда останется с тобой! Она станет для тебя уроком!
А Ирису даже в подобном положении почему-то захотелось попросить у дроу прощения. Потому что даже сейчас Бэллиту, кажется, было куда хуже.
«Боги, что я творю?! - крутилось в голове насильника, пока он с откровенным остервенением продолжал мучить Ириса. – Зачем мне все это?! Ведь я желал другого!» - и это действительно было так.
Когда Ирис уехал, Бэллит не находил себе места. Он даже было кинулся за ним вдогонку, но в те времена отношения с троллями испортились окончательно, на город постоянно нападали и каждый воин был на счету. Тогда дроу пообещал себе дождаться идиота и после хорошей взбучки и часовой лекции больше никогда его не отпускать. И сделать все что угодно, только бы не потерять его вновь. Никаких случайных связей. Только вера в счастливое будущее.
Но время изменило обоих. Когда Ирис вернулся, это был уже не мальчик, но молодой, уверенный в себе мужчина. Бэллит же, впервые влюбившийся и не вынесший боли расставания с Ирисом, в конце концов потерял веру в будущее и кинулся во все тяжкие. Однодневные любовники, холодные одинокие ночи, косые взгляды и оплетающие его со всех сторон сплетни сделали из Бэллита того, кем он теперь и являлся. Все изменилось. Окончательно и безвозвратно.
Предчувствуя завершение, Бэллит в последний момент сжал член Ириса сильнее и ощутил теплую сперму на тонких пальцах. В голове у жертвы тут же прояснилось, хотя дурман зелья проходить и не думал. Оттого он лишь сильнее удивился, когда Бэллит вытер руку о влажные простыни и внезапно вышел из Ириса, сам так и не кончив. Дроу с усталым вздохом сполз с кровати на пол и уставился на стену перед собой. Некоторое время оба сидели в полнейшей тишине.
— В чем дело? – наконец не выдержал Ирис, с опаской поглядывая на Бэллита и ожидая нового нападения.
— Ни в чем, - пожал тот плечами, не двигаясь с места.
— Ты не кончил, - осторожно заметил блондин.
— И не собирался.
— Почему?
— А что? Тебе мало? Еще хочется? – ядовито осведомился Бэллит, вскакивая на ноги и делая вид, что собирается наброситься на Ириса. Он надеялся на то, что лидер проявит слабину и закроется от него. Но блондин не сдвинулся с места.
— Так в чем дело? – больше прежнего нахмурился Ирис.
— Разве не ясно? – бесцветно пробормотал Бэллит, начиная изучать комнату, будто увидел ее впервые.
— Не ясно.
— Все, что я делал… Это…
— Месть? Я понял.
— Не месть, - покачал Бэллит головой. – Точнее, я думал, что это месть, но прямо сейчас доказал себе обратное. Даже злясь на тебя, даже, кажется, ненавидя, единственное, чего мне хочется на самом деле, это доставить тебе удовольствие.
— Что ты имеешь в виду? – напрягся Ирис.
— То, что я люблю тебя. До сих пор, - чуть помолчав, произнес дроу вслух то, о чем запрещал себе думать на протяжении очень долгого времени.
— Любишь, значит, - холодно выговорил Ирис. – Если так, то развяжи меня, - потребовал он.
«И ты убьешь меня, как только я это сделаю…» - невесело подумал малинововолосый, но все же приблизился к Ирису и стянул с его уже стертых в кровь запястий кожаный ремень.
Естественно, не прошло и пары секунд, как парня настиг сильнейший удар под дых. А за ним последовал требовательный поцелуй. И он подействовал похлеще любого удара.







Дата добавления: 2015-10-02; просмотров: 309. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.018 сек.) русская версия | украинская версия