Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Сталкер Отрок 3 страница




Хотя, признаюсь, я стал замечать, что поведение этого очкарика очень уж не свойственно и не типично его годам. Отрок постоянно ведёт себя как-то неестественно. Так, как будто ему не двадцать лет, а как минимум в два раза больше. Странно это как-то…

— Это вам не война! Это самая настоящая охота! — продолжил сталкер. — Только теперь хорошенько усвойте и запомните раз и навсегда: здесь охотитесь не вы! Здесь охотятся на вас! Вы — самая обыкновенная дичь, добыча!.. В связи с этим в следующий раз вам не нужно задумываться над моими командами. Их нужно просто чётко выполнять, потому что за вас их уже давно успели обдумать. Причём в результате этих обдумываний погибло очень много людей. И нам с Педиатром совсем уж не хочется пополнять данный список… Теперь всем всё понятно?..

— Ладно, — согласно кивнул Сотник. — Извини, не сориентировались…

— Скажи это лучше несчастному наёмнику, которому теперь твари в своём логове переломают все кости, чтобы он не смог сбежать, и на протяжении нескольких суток из живого будут высасывать кровь! — махнул на него рукой Отрок и подошёл к убитому мною мутанту. — Это кровососы… Эти хитрые сволочи знают, что кровь в нашем организме со временем восстанавливается. Поэтому они высасывают её не всю сразу, а небольшими порциями. Бедняга-паренёк теперь будет служить им живым хранилищем пищи, до тех пор, пока сам не скончается от голода…

В воздухе снова повисла немая пауза. Все мы молча сочувствовали участи несчастного «Солдата Удачи», а некоторые, думаю, даже жалели о том, что своевременно не выполнили приказ молодого сталкера.

— Молодец, пацан! — стукнув по плечу, похвалил меня Отрок за мёртвого мутанта и отправился к обстрелянным кустам. — Так держать!..

Поначалу я немного растерялся. Какой-то юный щенок, моложе меня лет на десять, деловито хвалит мою работу и по-отцовски называет меня «пацаном», хлопая при этом по-свойски по плечу?.. Хм. Непривычно это как-то… Да и, пожалуй, странновато…

— Отрок, — остановил я его. — Послушай. А сколько тебе лет?

Сталкер на несколько мгновений застыл на месте и затем, не оборачиваясь, шагнул дальше к кустарнику, уклончиво бросив через плечо:

— Достаточно. Все мои!..

Странный парень. Ломается насчёт возраста, как девка… Но в принципе дело его. Не хочет, пусть не отвечает.

В отличие от безрезультатных действий левой шеренги, наш обстрел густорастущих кустов всё же принёс свои плоды. В растительности мы обнаружили ещё три мёртвых изрешечённых тела кровососов. В целом получается, что мутанты запланировали впятером атаковать «добычу», своей численностью превосходящую их почти в четыре раза…

Надо же. Не боятся, уроды… Хотя, с другой стороны, чего бояться, если ты обладаешь такой способностью, как невидимость?.. Упс!.. А может, их было вовсе не пять, а гораздо больше и остальные твари в режиме «стелс» находятся сейчас где-то рядом?..

Не знаю, не знаю… Но в любом случае нужно быть начеку.

Через несколько минут, закончив осмотр поля боя и убедившись в том, что поблизости больше нет кровожадных мутантов, наш отряд снова построился в чёрно-синюю колонну, состоящую из двух шеренг.

Быстро сверившись с топографическими картами своих электронных наладонников, сталкеры осторожно и неторопливо повели нас дальше, в неизвестную и непроглядную тьму ночной Зоны.

Во время движения я случайно обратил внимание на то, как Чиба обернулся назад и тут же, виновато опустив голову, невольно отвернулся обратно. Теперь у нас за спинами шагали не два, как прежде, а всего один наёмник, который отчасти по вине моего друга лишился своего напарника…

Что ж… Жаль парня. Не повезло ему…

Хотя если посмотреть с другой стороны, то в этом и заключается работа рядового наёмника: рисковать своей жизнью ради денег и надеяться лишь на Госпожу Удачу. Вот только покровительствует эта Госпожа, к сожалению, как мы видим, далеко не всем…

 

 

За последние двадцать минут движения наш отряд успешно обогнул ещё пару «Мясорубок». Теперь после встречи с кровососами я был гораздо более внимателен и насторожен, чем прежде. Шагая в колонне по выцветшему бурьяну, я старательно, но безрезультатно, вслушивался и вглядывался в непроглядную угрожающую ночь. Кто знает, чего можно ожидать от этой загадочной Зоны? Какие опасности она нам готовит ещё?

Неожиданно тишину нарушили приглушённое эхо дикого рёва и несколько длинных автоматных очередей, раздавшихся где-то позади нашей колонны на расстоянии примерно около двух километров, не дальше. И, как мне показалось, примерно там, где на нас напали кровососы. Судя по доносящимся звукам, у меня сложилось впечатление, что какая-то группа стрелков активно отбивалась от мутантов.

Сталкеры, прислушавшись, на миг замерли и затем, переглянувшись между собой и ничего не сказав, продолжили движение.

— Что это было? — поинтересовался у Отрока наш командир.

— Автоматы Калашникова, — коротко ответил очкарик.

— Это и ежу понятно! — крикнул ему Сотник. — Как это понимать? За нами что, кто-то идёт?

— Не исключено! — буркнул молодой сталкер. — Скоро будет укрытие, там отдохнём и заодно подождём возможных преследователей.

— А это, случаем, не ваши люди у нас на хвосте? Вы нам, случайно, засаду не готовите? — вдруг подал голос Чиба, словно читая мои мысли.

— Если бы мы хотели от вас избавиться, то не вытаскивали бы тебя из «Мясорубки» и ты уже давно бы продолжал свое существование в виде безмозглого фарша! — резко осёк его Отрок.

— Но тогда вместе со мной пострадала бы и моя дорогущая экипировка с оружием, — усмехнулся мой друг. — Так что ещё неизвестно, что на самом деле вы там спасали: мою жизнь или…

— Хлебальник завали, мудило неблагодарное! — грозно рявкнул очкарик, обернувшись на ходу, и недовольно взглянул на Чибу.

— Слышь, ты, ушлёпок очкоглазый!.. — взбесился мой товарищ. — Я ведь сейчас не посмотрю на то, что ты молод, глуп и не видал больших… проблем!

В ответ юный сталкер ничего не сказал, а только поднял вверх левую руку в перчатке и, сжав её в кулак, демонстративно оттопырил средний палец. Смысл и адресация подсвеченного фонариком нехорошего жеста была очевидной и абсолютно всем понятной.

— Чё? — возмутился ещё больше негодующий Чиба и, снова нарушив строй, кинулся к оскорбителю.

— На место! — послышался сзади строгий бас Сотника, но было уже поздно.

Подбежав к очкарику, мой друг правой рукой схватил его за левое плечо и попытался развернуть к себе лицом. Однако то, что произошло потом, меня сильно удивило…

Сталкер, бросив автомат на землю, схватил ладонь Чибы и резко вывернул её вперёд. Тут же надавив свободной рукой на локоть и оказавшись в тылу Чибы, Отрок ловко заломил ему конечность в район между лопаток. Немедля толкнул всем телом в спину нападающего и умудрился ещё при этом сделать подножку. Мой друг по инерции упал лицом в пожухлую растительность, а шустрый очкарик, не отпуская заломленную руку, уселся на него сверху.

— Хочешь дальше идти без нас? — спросил он у Чибы, наклонившись к его голове, и немного усилил нажим на захваченную конечность. — Или, может быть, всё-таки успокоишься и будешь более лояльным к своим спасителям?..

Побежденный Чиба издал от боли негромкий стон и свободной ладонью захлопал по земле, давая понять, что принял поражение.

М-да… А этот жилистый очкарик не так уж и прост, как кажется! Оказывается, он неплохо владеет техникой рукопашного боя. Я только сейчас обратил внимание на то, что он всё время держал стройную осанку, а в его движениях всегда чувствовалась определенная уверенность. А это, кстати, один из верных признаков хорошего бойца.

Кроме того, меня удивило спокойное поведение Педиатра. А точнее сказать, его равнодушие к происходящему и отсутствие желания помочь юному Отроку. Было видно, что немой сталкер абсолютно спокоен за своего молодого напарника и уверен в его чистой победе.

Кто же они такие на самом деле? Не пойму…

Отпустив Чибу и встав на ноги, очкарик наклонился, чтобы поднять своё брошенное оружие. В этот момент мой товарищ быстро вскочил с земли и принял боевую стойку.

— Это была случайность! Я поскользнулся! — вызывающе выкрикнул он и поманил Отрока к себе рукой. — Давай, щенок, иди сюда! Посмотрим, на что ты способен на самом деле!

— Чиба, мать твою! — бешено гаркнул приблизившийся Сотник и дал ему с размаху хороший подзатыльник. — Ты, засранец, люлей сейчас от меня огребёшь!.. Живо встать в строй! Ещё раз его нарушишь, я тебя, мудака, самолично пристрелю!..

Неторопливо подойдя и встав рядом со мной, Чиба неохотно подчинился приказу командира.

— А ведь действительно, — обратился усач к очкастому юнцу, — Чиба прав: кто может за нами идти, кроме ваших сообщников?

— Нет у нас никаких сообщников, — ответил тот. — И нам незачем вас кидать. Ведь деньги будут перечислены на наши счета лишь после того, как мы выполним условия нашего договора… А если бы у нас было желание вас шантажировать, то мы бы уже давно это сделали. Куда вы без нас отсюда уйдёте? Боюсь, что лишь только до первой «Мясорубки». Поверь мне, Сотник, без сталкеров вы в Зоне долго не протянете!..

— М-мм… — задумался командир. — Ладно. Согласен… Но тогда, кто нас преследует?

— Без понятия, — пожал плечами сталкер. — Педиатр говорит, что впереди скоро будет заброшенный охотничий домик. В нём мы сможем укрыться и дождаться наших преследователей. А заодно и передохнуть.

— Добро, — немного подумав, ответил усач и неторопливо вернулся на своё место в строю. — Пошли дальше!..

И мы пошли…

 

 

В скором времени световые лучи фонариков наших проводников выхватили из густой тьмы очертания небольшого деревянного дома. Пара чёрных оконных проёмов, расположенных по бокам от полуразрушенного крыльца, были лишены стёкол. Они будто угрожающе и мистически смотрели на нас.

Подняв несколько мелких камушков, сталкеры, внимательно прислушиваясь, принялись швырять их в окна. Видимо, проверяли, есть ли внутри постройки мутанты или аномалии. В ответ никакой реакции не последовало.

Тогда уже успокоившийся Чиба выдвинулся вперёд и шагнул к крыльцу.

— Стоять! — рявкнул Отрок, остановив моего энергичного друга, и затем более спокойно произнёс: — Запомни раз и навсегда: в Зоне первыми всегда идут сталкеры!

Чиба, видимо, решив больше не создавать конфликтных ситуаций или не нарываться на неприятности с усатым командиром, молча выдохнул и развёл руками, демонстративно пропуская проводников вперед.

Обследовав дом изнутри и не обнаружив в нём какой-либо опасности, сталкеры пригласили всю группу внутрь пустого заброшенного здания.

Заняв боевые позиции у всех имеющихся шести оконных проёмов и подперев входную дверь отломанной доской, отряд погасил свои фонари и принялся в темноте тихо выжидать неизвестных непрошеных гостей.

Через пару минут вдалеке, в той стороне, откуда мы пришли, появилось какое-то динамичное свечение, состоящее из нескольких ярких точек. Маленькие огоньки, подрагивая, постепенно приближались к нам и я со временем смог насчитать их около полутора десятка штук.

Сталкер Отрок, достав из рюкзака прихваченный на складе у ботаников халявный бинокль с функцией ночного видения, принялся смотреть через него в сторону шагающих фонариков.

— Твою мать! — полушёпотом произнёс он и повернулся к Педиатру. — Ренегаты!..

— Ы-ы! — недовольно промычал немой.

— Кто такие? — негромко поинтересовался Сотник.

В ответ Отрок поведал нам о данном сталкерском обществе.

С его слов я понял, что «Ренегаты» — это немногочисленная сталкерская группировка, состоящая исключительно из самых презренных личностей Зоны: недовольные делением добычи бандиты, мародеры, предатели, рецидивисты, бывшие наёмники, которым мало платили, военные, ослушавшиеся приказов, бывшие члены других сталкерских группировок, изменившие свои взгляды, а также весь прочий сброд территории Отчуждения.

Короче говоря, общество «Ренегатов» представляет собой подобие некой «вольницы», куда приходят все, собирая единомышленников для различных дел.

Своим символом ренегаты почему-то избрали жёлтого скорпиона, шевроны с изображением которого они носят на рукавах.

— И что им тут нужно? — поинтересовался командир у проводника.

— Не знаю, — неуверенно ответил Отрок.

— Не ври, парень! — наехал на него усач. — Я ведь вижу, что знаешь.

Молодой сталкер ненадолго задумался и затем произнёс:

— Похоже, им нужны мы с Педиатром… — кивнул он на немого.

— Так это и есть та самая причина, по которой вы любезно согласились отвести нас в «Мёртвые топи»? Вы скрываетесь от преследующих вас ренегатов?

— Угу… У нас в последнее время небольшие проблемки с этой группировкой.

— И где же вы умудрились им дорогу перейти?

Вместо ответа Отрок прислонил палец к забралу своего шлема в районе рта, требуя жестом тишины: ренегаты были уже совсем близко и могли нас услышать.

Когда между нашим укрытием и неизвестными преследователями оставалось около тридцати метров, вся вольная братия поочерёдно погасила свои источники света и, как наверняка считали они, растворилась во тьме. Однако встроенные в наши шлемы приборы позволили в чёрно-зелёных цветах видеть силуэты прячущихся по кустам и за деревьями боевиков. Вооружённые люди разбились на несколько мелких групп и на полусогнутых ногах двинулись в обход нашего деревянного убежища, постепенно захватывая его в кольцо.

Поначалу была надежда на то, что в непроглядной ночи ренегаты не обратят внимания на ветхую полуразрушенную постройку, в которой мы затаились, и пройдут мимо неё. Однако, как теперь видно, наши проводники наивно просчитались, и теперь нас стремительно окружали. По всей видимости, преследователи тоже были обеспечены техникой «ночного видения».

Ну что ж, несмотря на численное равенство в наших отрядах, перевес по экипировке и амуниции был всё же на нашей стороне. Впрочем, и боевые профессиональные навыки, как я понимаю, у нас тоже были на порядок выше, чем у этой шайки-лейки. Вот только подводило нас то, что мы сами залезли в этот дом, который хорошим укрытием никак не назовёшь, и, запёршись в нём, оказались словно в мышеловке. Теперь противник может спокойно держать избу в осаде и расстреливать нас при первой же попытке её покинуть.

После того, когда уже стало очевидным, что ренегатам хорошо известно о нашем присутствии и скрываться было бессмысленно, командир наёмников, прижавшись спиною к стене у одного из оконных проёмов, аккуратно выглянул наружу.

— Эй, сталкеры! Кто вы такие и чего хотели? — громко крикнул он в окно.

— А кто, собственно, спрашивает? — раздался хриплый голос с улицы.

— Бакс! Командир отделения группировки «Наёмники»! С кем имею честь?

— Лука! — раздался в ответ тот же сиплый голос. — Отряд братства «Ренегатов».

— Чем могу быть полезен, Лука? — вежливо поинтересовался наймит.

— У нас в лагере ботаников есть свои люди… — начал вещать снаружи голос с хрипцой. — Короче говоря, Бакс, нам хорошо известно, что с вами следуют два упыря! Мы требуем, чтобы вы выдали нам этих ублюдков!

— Ты о ком?

— Что значит «о ком»?! О полковнике и этом жалком сексуальном извращенце!

В темноте повисла небольшая пауза.

Насколько мне известно, в нашей группе подобное воинское звание было лишь у одного человека, у офицера запаса Сотника. Удивлённо посмотрев на сталкеров, я не смог отнести ни одного из них к данному чину. Ни юродивого Педиатра, ни двадцатилетнего очкастого Отрока. В вопросе с определением сексуального извращенца было чуть проще, но тоже достаточно размыто и непонятно. Поэтому кого именно имел в виду ренегат, похоже, для всех оставалось загадкой.

— Лука, ты, похоже, что-то путаешь, — выкрикнул командир наёмников. — Здесь таких нет!

— Не дури мне голову, наёмник! — тут же отозвался представитель «вольницы». — Я знаю, что очкарик и педофил с вами!

— Какой ещё педофил? — удивлённо переспросил Бакс. — Ты о ком?

— Да о Педиатре, мать его так! О ком же ещё? — раздражённо выкрикнул ренегат. — О-у, извините! Разве Отрок забыл вам рассказать о том, за что на Большой земле должны были осудить его немого дружка и о том, как он вырвался из цепких лап правосудия и сбежал сюда, в Зону? Разве он не рассказал вам про «глубокую» любовь этого поганого извращенца к маленьким детишкам?

Хм!.. Странно как-то получается, ренегат попросил выдать им «полковника» и «извращенца». Как только что выяснилось, за педофилию, за извращённую любовь к детям, осудить должны были ублюдка Педиатра. Тогда что же получается? Что под «полковником» Лука подразумевал Отрока, что ли? Молодого зелёного парнишку?..

Бред какой-то! В его двадцать лет, насколько мне известно, или точнее сказать, насколько я помню, можно дослужиться максимум до звания «старшего лейтенанта», но никак не до «полковника» или даже «майора» с «капитаном».

Хотя, с другой стороны, мало ли почему ренегат так назвал очкарика. Может, у юного сталкера просто такое второе прозвище или он является полковничьим сыном?

Чёрт его знает. Всё может быть. Чего тут гадать…

— Это ложь! — бешено выкрикнул очкарик в другое окно, возразив невидимому лидеру преследователей. — Педиатра оклеветали!

— Да что ты говоришь? — ехидно огрызнулся Лука. — Отрок, сучара! Бери своего немого ушлёпка и выходите сюда. Нам есть о чём с вами побазарить! Вы, мудачьё поганое, сейчас нам ответите за моего брата и пятерых его ребят!

— Лука, мы не убивали твоего брата! — заявил молодой сталкер. — Это была самооборона. Он и его люди первыми на нас напали!

— Ясен хрен, напали! Вы же у них прямо из-под носа стащили артефакт, который находился на территории нашей группировки!

— Вы эту территорию что, купили, что ли? — огрызнулся очкарик. — Мы вольные сталкеры и живём в Зоне по местным законам. Кто артефакт первым нашёл, того и тапки!..

— Ты мне ещё тут поговори, скотина паршивая! Живо выходите сюда! Я вам кишки собственноручно выпущу и заставлю их сожрать!

Хм… Это что же получается? Что Отрок и Педиатр вдвоём завалили шестерых бандитов? Что ж, похвально!.. Интересно, правда, как им удалось это сделать? Неужели этот сопляк в очках и убогий немой ещё и воевать умеют? М-да… Кажется, я уже начинаю потихоньку офигевать от этой странной парочки!..

— Послушай, Лука! Тут есть кое-какая проблемка, — снова вмешался в разговор старший «Солдат Удачи». — Видишь ли, нашей группировке уже заплатили за то, чтобы мы обеспечили безопасность некой группе туристов, а эти два сталкера в данный момент в эту группу входят. Так что получается, что они частично являются нашими клиентами, и в обиду мы их дать никак не можем. По крайней мере пока…

— Бакс, в моём отряде есть сталкеры не хуже ваших. И возможно, я бы дал их вам на время, взамен очкарика и педофила. Но вы же идёте в «Мёртвые топи», а это верная смерть! Оттуда не возвращаются живыми, и поэтому губить своих ребят я не намерен…

— Тем более, — согласился наёмник. — Вот Зона наших проводников сама и накажет… На худой конец, если они вдруг выживут, то вы рассчитаетесь с ними чуть позже. На этом переговоры предлагаю закончить и разойтись с миром…

— Бакс, я не намерен тратить своё драгоценное время на ожидание их возвращения! Они нужны нам здесь и сейчас. Эти твари должны ответить перед нами за смерть наших братьев! Мы хотим лично покарать их!..

— Лука, я же тебе русским языком говорю: мы наняты охранять членов этой экспедиции! — начал заводиться руководитель «синих». — На кону стоит репутация всей нашей группировки! И я без боя никому не позволю сорвать этот хорошо оплаченный заказ!

— А я без боя не позволю убийцам наших собратьев избежать нашей кары! — дерзко заявил ренегат в ответ. — Мы тоже не пальцем сделаны и также дорожим репутацией нашей группировки.

— Разве «Ренегатам» нужна война с «Наёмниками»? Ха-ха-ха!.. Лука, не смеши мою задницу! Как только я доложу своему руководству, что вы на нас тупо напали, так в течение двух-трёх дней в Зоне не останется ни одного живого ренегата, и тебе об этом хорошо известно… — произнёс с иронией наёмник, чувствуя авторитетное превосходство своей группировки. — Ну, так что скажешь, борец за справедливость? Мир?..

— Ну, во-первых, Бакс, если бы ты был чуточку внимательнее, то обратил бы внимание на то, что в этом районе полностью отсутствует спутниковая и радиосвязь. Можешь сам убедиться. Об этом хорошо известно любому более или менее опытному сталкеру, спроси у своих никчемных проводников… А во-вторых, у нас совершенно случайно прихвачены с собою гранатомёты, способные в два счёта разнести ваш деревянный курятник, в котором вы тупо прячетесь, в пух и прах. Кстати, они уже нацелены на вас… Так что скажешь, «Солдат Удачи»?.. — с такой же надменной иронией передразнил интонацию наёмника ренегат. — Короче, даю вам десять минут на размышление и в случае невыполнения наших требований открываю огонь! Время пошло…

В этот раз, обернувшись к Сотнику и Гансу и вопросительно уставившись на них, Бакс растерянно промолчал. Те без слов пожали плечами.

Ренегаты по ходу не блефовали. Связь действительно отсутствовала. Вполне возможно, что у них на самом деле есть гранатометы, и они намереваются в случае невыполнения их условий отправить всех нас в мир иной, к нашим праотцам. Хотя также всем было понятно, что даже после выдачи сталкеров, во избежание невыгодной войны с «Наёмниками», представители «вольницы» попытаются избавиться от ненужных свидетелей, то есть от нас.

М-да… Ситуация казалась тупиковой. Отдать на растерзание ренегатам своих проводников мы не могли, так как без них на всей операции по спасению Анюты сразу можно будет поставить большой жирный крест: одни по территории Зоны до сбитого вертолета мы никак не дойдём. И не выдать сталкеров мы также не можем, потому что иначе шантажисты взорвут нас вместе с убежищем и операция по спасению моей любимой девушки опять же потерпит фиаско.

Что делать? Ведь должен же быть хоть какой-то выход!

И выход, как это ни странно, кажется, нашёлся…

 

 

Поняв, что мы не собираемся выполнять условия ренегатов, Отрок с Педиатром вроде немного успокоились. Затем, что-то объясняя своему переводчику, немой начал активно жестикулировать руками и, в конце концов, настойчиво поманил его за собою в один из углов данного помещения.

В тёмном углу был навален различный пыльный хлам: обломки мебели, битая посуда, куски штукатурки и даже какая-то уже непригодная к использованию грязная рваная одежда.

Засунув руку в груду мусора и немного пошарив там, Педиатр извлёк из неё кусок тёмного провода, уходящего обоими концами в глубь нагромождения. Потянув с силой двумя руками за провод, сталкер одним движением сдвинул домашнюю «мини-свалку» в сторону. Оказалось, что вся наваленная куча мусора лежала на большом ржавом листе железа, к нему-то и крепился провод, выполняющий функцию некой ручки.

На освободившейся от наваленного хлама площади нашему взору в полу предстала квадратная деревянная крышка люка.

— Педиатр говорит, что данный спуск ведёт в подвал, — начал Отрок полушёпотом переводить немой язык жестов. — Когда он был здесь в прошлый раз со своими ныне покойными товарищами, то замаскировал этот лаз, чтобы там не смогли поселиться мутанты. В случае необходимости он и его друзья планировали использовать этот погреб для отсидки во время Выбросов.

— Каких ещё «выбросов»? — невольно поинтересовался я.

— Сейчас это не важно. Потом как-нибудь расскажу, — махнул рукой очкарик. — Короче… Данное подземелье имеет второй выход, который находится позади дома. Он тоже замаскирован. В подвале мы сможем переждать, когда ренегаты взорвут избу, думаю, пол выдержит удар. Затем, воспользовавшись чёрным выходом, мы сможем сделать вылазку и с элементом неожиданности напасть на неприятеля. Уверен, что не у каждого бойца противника имеется «ночное видение»: их финансовые возможности существенно ограничены. В таком случае у нас появится значительное превосходство. И в принципе если сильно повезёт, то мы вообще сможем уничтожить всю шайку шантажистов с минимальными потерями с нашей стороны!..

Недолго думая и не видя других более приемлемых вариантов спасения, наши командиры согласились со сталкером. Ведь не взлетать же всем нам, в конце концов, на воздух вместе с этой хлипкой постройкой.

Один из наёмников по команде Бакса ловко подцепил крышку люка и аккуратно отодвинул её в сторону. Затем заглянув в образовавшееся отверстие и осмотревшись, собрался спуститься вниз, но тут же был остановлен Отроком.

— В Зоне первыми всегда идут сталкеры! — важно напомнил парень и после предварительного визуального изучения аккуратно полез вниз. За ним последовал немой.

В течение трёх минут наша группа поочерёдно спускалась под пол.

В числе последних «беженцев» наверху остались мы с Чибой, которого почему-то данная ситуация ничуть не угнетала, а кажется, наоборот, даже немного умиляла.

— Ты чего такой довольный? — спросил я у него шёпотом.

— Это же вообще ништяк, Ворон! — ответил он, улыбаясь. — Подумай сам, как крупно нам повезло. То смертельные аномалии чуть ли не на каждом шагу встречаются. То свирепые мутанты пытаются сожрать. То местные боевики хотят взорвать нас вместе с этой хибарой… Жизнь постоянно висит на волоске! Чувствуешь? Адреналин так и брызжет! А вдобавок, чтобы выжить, мы обязаны подчиняться двадцатилетнему сопляку и юродивому педофилу! Вот это экстрим! То, что нужно!.. Такого даже в кино нет! Где ещё такое встретишь?..

— Да уж. Тоже мне повод для радости, — сомнительно произнёс я.

— А то!.. Просто ты ничего не понимаешь! — заявил мой друг, ухмыляясь. — А вот гниде Педиатру по окончании операции я яйца всё же обязательно отрежу! — решительно добавил он. — Ненавижу извращенцев! Таких сучар, как он, мочить надо! Детишек жалко…

— Ты, парень, до конца сначала доживи, — перебил слышавший нас командир «синих», когда на погружение в погреб подошла очередь Чибы. — Давайте быстрее! Не задерживайте!

И мы с другом спешно поторопились вниз. Сразу за нами шустро спустился Бакс, ловко закрыв за собой деревянную крышку.

И всё же Чиба был прав: для любителей экстрима атмосфера Зоны является достаточно насыщенной. Она просто сплошь и рядом напичкана различными опасностями. Только вот я что-то от осознания этого никакого удовольствия почему-то не получал. Видимо, экстремалом, в отличие от Чибы, я раньше никогда не был.

Интересно, мой азартный друг сейчас также сильно радовался бы, если бы узнал, что обещанного сталкером чёрного выхода в подвале никто из нашей команды так никогда и не увидит. Впрочем, как и само здание, под которым мы находимся… Никто из нас никогда не увидит даже обгоревшие развалины, в которые оно превратится буквально через минуту…

 

 

Спустившись в кромешную тьму, мало чем отличающуюся от той, что была снаружи, все семнадцать членов отряда включили свои фонарики.

Мрачное подземное помещение, как и стоило ожидать, оказалось очень тесным и совсем неуютным. Кроме земляного пола и сломанных пыльных деревянных стеллажей, предназначенных, по всей видимости, для хранения различных солений, мяса и картошки, в погребе больше ничего не было.

— Ну что, все здесь? — негромко осведомился Отрок, посветив фонариком с противоположного конца подземелья. Получив от Бакса положительный ответ, он со своим немым напарником направился в узкий проём, который, как я понимаю, должен был вскоре закончиться вышеуказанным чёрным выходом.

Вся группа поспешно двинулась за проводниками, как вдруг сверху послышался гулкий удар, рождённый мощным взрывом, сразу за ним второй. По потолку, стенам и земле под ногами пошла неприятная дрожь, а сверху на наши головы посыпалась пыль вперемешку с песком.

Значит, ренегаты не шутили. У них действительно были гранатомёты, и как минимум два. Со слов очкарика, в данной группировке не водилось больших денег для приобретения дорогостоящего вооружения. Значит, эти засранцы скорее всего нашли на халяву какой-то склад с оружием, раз так неэкономно расходуют гранатный боезапас…

Кстати, а ведь эти преследователи пришли сюда от лагеря учёных и, как признался их лидер Лука, у них в лагере есть свои люди. А что, если этот информатор слил ренегатам данные о вывозимом для Цезаря «Бизе», а те, в свою очередь, с целью завладения бесценным артефактом сбили вертолёт, на поиски которого мы направились?

Что ж, вполне может быть!.. Похоже, что это из-за ренегатов мы оказались здесь, в тесном подвале и в этой чёртовой Зоне вообще! Это из-за них спасение моей умирающей Анюты отложилось и перенеслось на неопределённый срок!.. Вот ублюдки!

Я тут же поймал себя на мысли, что испытываю непреодолимое желание поскорее выбраться наружу и поквитаться с преступниками, обстрелявшими жизненно важную и спасительную для Анюты «вертушку», а также наше ненадёжное деревянное убежище.

«До расправы осталось совсем чуть-чуть», — думал я…

И очень сильно ошибался!..

Проследовав за сталкерами по узкому коридору более сорока шагов, группа резко остановилась.

— В чём дело? — с волнением поинтересовался усатый Сотник у проводников.

— Чертовщина какая-то… — растерянно произнёс Отрок, — Педиатр говорит, что раньше из подвала до выхода на поверхность было не более десяти метров. Мы уже сколько протопали? А выхода всё нет и нет!..

— И что это значит? — попытался уточнить командир.

— Хрен его знает, что это значит… — ответил очкарик. — А ну-ка, давайте-ка быстро назад! Не нравится мне всё это…







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 122. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2018 год . (0.008 сек.) русская версия | украинская версия