Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Физиологические свойства речевого голоса. 36 страница





- Да, хочу в рот, - хрипел он.

- А куда больше хочешь – в попу или в рот?

- Да, в попу хочу, в рот хочу.

В таком состоянии мужик явно не был способен соображать – чего больше он хочет, но Андрею нравилось играть с ним.

- В рот давай, в рот, - наконец выбрал он сам и стал поворачиваться.

Таксист еще спазматично хватался за его попу, но, поняв, что попа ему сейчас уже явно не светит, сел на сиденье и с силой притянул голову Андрея, буквально насадив его ртом на член. Член был довольно толстый, но не длинный, и Андрей позволил насаживать себя полностью, до упора, порадовавшись, что сегодня он с утра ничего не ел. И ощущение члена, плотно забившего его горло, и даже спазмы, возникающие от этого – всё было возбуждающе. Он начал быстро двигать головой вверх-вниз, насаживаясь до упора, как последняя шлюха, и это было очень, очень клево. Спустя секунд двадцать мужик захрипел, схватил его крепко двумя руками за голову и стал спускать. Струя за струей наполняли рот, и сначала Андрей хотел выплюнуть сперму, но, представив, что он ее глотает, почувствовал себя еще большей блядью, и стал глотать, и возбуждение действительно выросло.

Бессильно развалившись, мужик сидел и хрипло бормотал что-то там по-лаосски, но Андрей бесцеремонно растолкал его.

- Поехали, поехали, я ебаться хочу!

Неловкости не было совсем говорить такое, и это чувство свободы очень нравилось.

- Подожди! – Мужик встрепенулся. – Подожди немного, ну давай минут пять поговорим о чем-нибудь, а потом я тебя в попу потрахаю!

Андрей взвесил это предложение. С одной стороны, ситуация по-прежнему возбуждала, а с другой стороны хотелось трахаться с разными мужиками, а не создавать дружеско-семейные отношения.

- Нет, всё, я сказал – пора ехать, поехали.

Таксист с видом ужасного разочарования посмортрел на него, вздохнул и стал натягивать штаны.

- Вот, возьми мою визитку, позвони, когда поедешь в отель, хорошо?

- ОК, ок.

Чтобы просто закончить это и отвязаться, Андрей взял визитку и сунул себе в карман.

 

Гей-кафе оказалось довольно тихим и уютным местом. Негромко играла музыка. В центре - приглушенно освещенный общий зал со столиками, а по краям находились более затемненные отгороженные кабинки, где можно было ужинать, будучи почти полностью отгороженным от соседей.

- Сэр, - тут же обратился к нему официант, - проходите, пожалуйста, Вы один?

- Да… пока один, - пробормотал Андрей.

- Пожалуйста, садитесь, - и официант махнул рукой в сторону столиков в центре зала. – Вот меню.

Листая меню, Андрей плохо осознавал – что именно там написано, потому что снова испытывал зашкаливающий стыд от того, что он сидит в центре зала, и на него сейчас наверное смотрят мужики, и наверное они начнут его снимать, интересно – как это будет?

Но никто его не окликал, не подходил, не снимал. Снова подошел официант, и Андрей заказал какой-то сок. Прошла минута, другая, и ничего не происходило. Андрей стал присматриваться. Внешне все было очень благопристойно – парочки, среди которых были и мужики в возрасте под пятьдесят, и молодые парни, чинно восседали за столиками и, собственно говоря, именно ужинали. Образ чего-то непристойного, блядски-развратного стал рассеиваться. Но надо на что-то решаться, ну не ужинать же в самом деле тут!

Андрей подозвал официанта.

- Это ведь гей-кафе, правильно?

- О, да, сэр, верно.

- А здесь…, - Андрей замялся, но официант просто участливо и молча смотрел на него, - ну здесь можно как-то найти себе друга…?

- Друга, сэр? – Искренне удивился тот. – Я не знаю, почему нет? Конечно, сэр. К нам часто приходят и с друзьями, и сами по себе, у нас отличная кухня, могу вам посоветовать…

Что он там советовал, Андрей не стал стараться понять. Ему стало ясно, что он крупно ошибся. Парочки добропорядочных гомосексуалистов приходили сюда скрасить серые семейные будни, и никакие приключения здесь не светили в принципе. Зато повезло с таксистом… Визитка!

Андрей судорожно нащупал в кармане визитку как последний шанс на приключения. Расплатившись за сок, он выскочил из кафе и тут же набрал его.

- Хэлло! – раздался знакомый голос.

- Привет, это я – я только что отсосал тебе, помнишь меня?

- О! Конечно, конечно, ты хочешь, чтобы я отвез тебя в отель?

- Типа того, приезжай.

- Я буду через пять минут, я еду!

Такая половая готовность возбуждала.

Спустя пять минут Андрей заскочил в открывшуюся перед ним дверь, и они поехали. Таксист не стал спрашивать – куда ехать, видимо ехал в тот же дворик.

- Погоди, - остановил его Андрей. – Хочешь меня выебать в попу?

- Да, да! – Он снова стал хватать его за ляжки.

- Есть условие.

- Условие?

Таксист погрустнел.

- Ты хочешь, чтобы я тебе заплатил? Сколько ты хочешь?

Это было неожиданно! Идея отдаться за деньги и стать настоящей блядью понравилась.

- Да, я хочу, чтобы ты заплатил, но не деньгами.

- То есть, - не понял таксист.

- Мне нужен мальчик, красивый стройный мальчик, - пояснил Андрей. – Я положу его на спину, засуну ему хуй в попу и буду целовать его нежные губки, а ты с моей попой можешь делать что захочешь в то же самое время. Платить парню ты будешь сам, устраивает?

Таксист снова оживился.

- Да, годится, поехали!

Ехать пришлось минут пятнадцать. Центральные районы сменились захолустьями, и вскоре они въехали уже совсем в какую-то глушь. Андрей, предвкушая приключение, достал из шортов свой член и стал откровенно его дрочить, постанывая. Таксист бросал короткие взгляды, но от дороги не отвлекался, лишь ускоряя темп езды.

- Это должен быть молодой и стройный паренек, понятно?

- Да, да!

Наконец, машина затормозила у какого-то весьма ветхого двухэтажного здания. Впрочем, других тут и не было.

- Пошли, - кивнул таксист.

Скрипящая дверь, какие-то едва видные тени, тихие переговоры. Кто-то потянул его за руку, и он пошел вслед. Маленькая каморка, на полу – матрас. Лампочка – настолько тусклая, что, кажется, от нее становится только темнее. Какой-то сухощавый малорослый мужичок кивнул в сторону матраса и что-то проговорил на лаосском, таксист, вошедший следом, перевел.

- Садись, сейчас будешь выбирать.

- Выбирать? Это клево.

Андрей сел на матрас и прислонился к стене. Дверь снова открылась, и вошло три, четыре, пять… семь пацанов! Столпившись вокруг матраса, они стояли, как покорные овцы.

- Выбирай, - шепнул, наклонившись к его уху, таксист.

- Ни фига себе…

Андрей немного ошалел. Сухощавый мужичок что-то снова пролопотал, и все семеро зашевелились, снимая с себя футболки и штаны.

- Трусики тоже, - показал руками Андрей, и все подчинились.

Теперь перед ним стояло семь голых мальчиков, возраст которых мог определить, наверное, только очень большой специалист-этнограф. Но Андрея это и не интересовало особенно, так как их телосложение его полностью устраивало – всех семерых! Но кого-то надо выбрать…

- Я могу потрогать их, чтобы выбрать?

- Да что хочешь делай! – Ободрил его таксист. – Ты мой гость, этот человек мой друг, - он указал на мужчинку, - выбирай.

- Я хочу… поцеловать всем им ножки, чтобы понять – чьи мне больше нравятся.

Таксист перевел и мужчинка что-то вякнул. Ребята залезли на матрас, завалились на спины и протянули к нему свои лапы! Семь лап сразу! Беря одну за другой, Андрей с видом знатока и ценителя стал целовать их, посасывать пальчики, касаться языком. Двое отреагировали со смехом, отдернув ноги – щекотно. Такие не подойдут, и Андрей дал это понять. Мужчинка что-то вякнул и мальчики испарились из комнаты.

- Пусть встанут, я хочу взять у каждого в рот и посмотреть – у кого как быстро встает и какой размер!

Андрей аккуратно обхватывал мальчика за попу, прижимал его к себе, брал член в рот и мягко посасывал. Проверить – у кого встает быстрее, не удалось – у всех член встал еще до того, как Андрей успел взять хотя бы один из них в рот. Это было хорошим признаком. Троих он забраковал – их члены были совсем маленькими, а сейчас ему хотелось побольше.

- Я хочу этих двоих, - сказал он, и таксист немного напрягся.

- Я могу заплатить за второго сам, - успокоил его Андрей, и тот снова повеселел.

- ОК!

- Сколько стоит один?

- Тебе, как моему другу, это будет стоить пять долларов.

- Клёво! ОК, тогда начали!

Мужичонка исчез, и таксист стал лихорадочно стаскивать свои штаны. Член его уже стоял. Андрей притянул к себе одного мальчика, который был повыше. Тело было просто охуительным, и он стал целовать его животик, попку, ляжки так же нетерпеливо и ненасытно, как сам таксист в это время лапал его собственную попу.

- Давай, давай, - торопил таксист.

- Сейчас… подожди, подожди.

Андрей положил мальчика на спину, задрал ему ножки и стал целовать их. Придвинул его еще ближе, так что член стал упираться в его попку. Бля! Презик…

Потянувшись к своим штанам, Андрей вытащил несколько презиков, один дал таксисту, второй натянул себе. Попка подалась очень легко, мальчик даже не напрягся. Прижав морду к его лапкам, Андрей стал неторопливо двигаться, затем лег на него, как на девочку, и стал целовать в губки – пухлые и нежные. Мальчик обнял его за плечи и активно отвечал на поцелуи, в то время как таксист уже навалился на него. Андрею пришлось принять вес мужика на себя, чтобы не раздавить пацана, немного пододвинув к животу коленки.

- Постарайся не кончить сразу! – Обернувшись, сказал он таксисту.

- Да, да…, - бессмысленно произносил тот, и судя по его движениям, это «да-да» значило не больше, чем остальные нечленораздельные звуки.

Андрей перестал двигаться – его член был глубоко в попе паренька, а таксист засаживал свой с такой активностью, что ее хватало на обоих. Разумеется, через полминуты он уже задергался в конвульсиях и, спустя еще полминуты, отвалился, как мешок с картошкой.

- Давай ты, - поманил Андрей второго паренька, похлопав по своей попе и протягивая ему презик.

В отличие от таксиста, этот мальчик ебал профессионально. Он приподнялся так, что его член входил в попу Андрея немного под углом, упираясь в переднюю стенку попы, и мягкое наслаждение в попе стало сливаться с наслаждением в члене. Андрей крепко, двумя руками обнял лежащего под ним пацана, прижался губами к его губам и мягко двигал своей попой, чтобы не сбить с ритма второго парня. Ниточки пронзительного наслаждения протянулись от его попы и члена вниз, в ноги, в вверх – в живот и грудь, стали возникать знакомые спазмы наслаждения в мышцах живота, и сейчас ему больше ничего не было нужно.

 

В полночь в центральном парке Вьентьяна можно отдохнуть от дневной жары, и, что немаловажно, безопасно, как и почти везде в Лаосе, и Андрей, вывалившись из такси, медленно побрел по аллее, держа в руках завязанный узлом презик со спермой второго паренька. Сев на скамейку подальше от фонарей и приспустив шорты, он развязал презик и, понемногу поддрачивая, засунул в него язык. Коснулся кончиком языка лужицы, и знакомый вкус спермы распространился по всему рту. Наклонив книзу крепко стоящий член, Андрей аккуратно – так, чтобы ничего не пролилось, натянул на него презик, и теперь, когда он дрочил, в презике звучно хлюпала сперма.

Испытывая радость, что за всё это время он ни разу даже не подошел к опасной грани оргазма, Андрей шел к выходу из парка – уже хотелось спать, хотя состояние возбуждения было алертным, готовым прыгнуть в любой момент, и он не без удовольствия представлял, как завтра снова позвонит таксисту и снова поедет с ним ебать пацанов. Чтобы продлить приятные фантазии, он не стал снимать с члена презик со спермой, и теперь, когда эрекция прошла, презик мягко болтался в шортах – это было необычно и развратно.

У выхода стоял ряд ларьков, и женщина лет сорока закрывала один из них – последние гуляющие уходили спать. Подойдя к ней поближе, он поздоровался, и она ответила с улыбкой. А почему бы не попробовать?...

- Садись сюда, - произнес Андрей, указывая ей на стул рядом с ларьком.

По-английски она, видимо, не понимала ни слова, и с улыбкой что-то пролопотала по своему. Он взял ее аккуратно за руку и, указывая на стул, подпихнул ее туда. Она недоуменно крутила головой, но поняв, чего он от нее хочет, пожала плечами и села на стул. Андрей перешел на русский, так как ей было всё равно одинаково непонятно, и успокаивающим тоном говорил какую-то чушь. Присев на корточки, он взял ее ногу и, стащив с нее вьетнамку, поднес ее к губам и стал целовать пальчики. Женщина, открыв рот, в изумлении таращилась на него, потом засмеялась и попыталась отнять ногу. Андрей не отпускал и продолжал целовать ее. Что-то квакая по-своему, женщина то расслаблялась, то снова пыталась выцарапать ногу, и в какой-то момент до Андрея вдруг дошло, что кваканье это обращено уже не к нему! Повернув голову, он с ужасом увидел невысокого мужчину, стоящего рядом и рассматривающего действия Андрея с неменьшим изумлением, чем было написано на лице женщины. Муж, бля!...

Первые несколько секунд была легкая паника, и Андрей застыл, не зная, то ли вскакивать и убегать, то ли готовиться к драке, но ничего не происходило – женщина что-то говорила мужу, он что-то ей ответил, и они оба продолжали смотреть на него. Ну, раз так… Андрей, поражаясь своему нахальству, коротко и дружелюбно бросил мужику «five minutes, ok?». Тот кивнул и продолжал стоять, и Андрей снова стал целовать ее ножку, потом взял вторую и, достав из шортов член, прижал ее к нему, опять ожидая агрессии со стороны мужика, но не дождавшись – или ему было все равно, или он не видел в густой тьме, едва разбавленной светом фонарей, что именно он там делает с ее ногой. Женщина была теперь совершенно безучастна, позволяя ему делать со своими лапами все, что он хочет. Посасывая пальчики ее правой лапы, он схватил правой рукой ее левую ступню и, зажав ее в ладони вместе с членом, стал поддрачивать. Женщина что-то сказала мужу, и они оба негромко рассмеялись. После всего того, что с ним произошло за этот вечер, Андрей словно перестал чувствовать грань реальности и оценивать возможное и невозможное. Во всяком случае ему стало ясно, что вряд ли он наткнется на явную агрессию со стороны лаосцев, и максимум, что ему грозит, это вежливый отказ. Да и в случае драки… в общем это мало его пугало в данном случае, так как он явно был намного крепче хоть трех таких мужчин, не говоря уже о значительном опыте в боксе. И он решился на полное безумие – поманил к себе мужика, и когда тот подошел, притянул его к себе за штанину и, выпустив ножки жены из рук, стал быстро расстегивать ширинку на его штанах, в любой момент ожидая удара по голове или по рукам. Тем неожиданнее было для него то, что ему удалось добраться до члена, не встретив вообще никакого сопротивления. Продолжая дрочить ее ножкой, Андрей теперь сосал быстро набухающий член. Женщина снова что-то негромко проквакала, и муж рассмеялся, потом как-то дернулся, неловко поднял обе руки, словно защищаясь от кого-то, и в этот момент стал кончать Андрею в рот, что-то быстро произнося. Теперь засмеялась женщина. Наслаждение на внутренней поверхности бедер вдруг стало совершенно поразительной интенсивности и четкости – такого еще не было никогда! Обе его ляжки – от колена и до паха, и на поверхности и очень глубоко, были словно пропитаны сильнейшим тянущим наслаждением, как будто превратились в головки члена. Наслаждение слабо пульсировало, и это было в сто, в тысячу раз приятнее, чем оргазм, и главное – это не приводило к истощению, оно длилось и длилось и, кажется, могло длиться вообще не переставая.

Снова возникла неловкость – он не знал, как теперь всё закончить, и просто встал, засунул член в шорты, сказал с улыбкой «спасибо, пока!» и ушел.

 

Занятия по математике были интересны. Необычным было то, что в группе оказалось намного больше девчонок, чем мальчиков. Задачей Андрея было объяснить им – что такое интегральное исчисление, и Хаким – крупный, рослый француз арабского происхождения, предполагал выделить три-четыре часовых урока на эту тему. Хаким курировал проведение курсов в Лаосе и Камбодже, совмещая эту работу с работой дайв-инструктора. Он с улыбкой прервал Андрея, попытавшегося обсудить с ним оптимальный подход к интегральному исчислению, объяснив, что в математике он полнейший ноль и полностью полагается на большой опыт Андрея, о мастерстве которого в преподавании он уже немало наслышан. Но по большому счету обсуждать тут и в самом деле было нечего. Для оживляжа Андрей рассказал ребятам об Архимеде, который, собственно, и был основателем интегрального исчисления. Восьмимесячная осада Сиракуз и поразительные технологические выдумки Архимеда для защиты оной были восприняты с живейшим интересом – симпатии ребят были явно не на стороне римских варваров, особенно после того, как Андрей зачитал пару выдержек из писем Архимеда к Досифею и Эратосфену, написанных живым, искренним слогом, и ему показалось, что переводчица – женщина лет пятидесяти, даже украдкой смахнула слезу, когда его рассказ дошел до кульминационной точки, как старый Архимед, увлеченный решением очередной инженерной задачи, отмахнулся от приказа немедленно проследовать к командующему войсками римлян Марку Клавдию Марцеллу, за что и поплатился жизнью под ударом меча разгневанного солдата. Использовав этот пример для объяснения ребятам всей пагубности агрессии, Андрей приступил наконец к математике, попутно отметив, что переводчица похожа по телосложению на вчерашнюю продавщицу из парка, и с предвкушением представив, что сегодня вечером его может быть ждут новые приключения. О пещерах он даже и не вспомнил.

Выходя из класса, Андрей неторопясь пошел через утоптанную школьную площадку к воротам. Три девочки увязались за ним, продолжая задавать вопросы об интегралах, и он присел на огромный корень растущего во дворе дерева, достал блокнот и стал рисовать кривые, разбитые на прямоугольники, чтобы пояснить интересующий их вопрос. Он заметил, какие аппетитные ляжки у старшей из них, и какие нежные лапки у младшей, но не заметил того, что в десяти метрах от них на скамейке сидела туристка, вяло созерцающая окружающую ее действительность и время от времени поглядывающая на их компанию. По сути, замечать ее было и незачем – скучающие туристки и туристы крайне мало интересовали Андрея, поскольку всегда оказывались жутчайшими импотентами и тупицами. У него уже образовалось даже что-то вроде фильтра, отсеивающего восприятие этих персонажей, поэтому неудивительно, что, уже закончив объяснения и между делом, как бы невзначай, придержав младшую пупсу за попку, и выйдя за пределы школы и пройдя пару кварталов, он не обратил внимания, что скучающая плесень следует за ним, шаркая и разваливаясь на ходу. Наступало время самой палящей жары, и сейчас не хотелось ни трахаться, ни гулять, хотелось вернуться в свой номер с кондиционером и продолжить читать Альфреда Реньи или Франциско Айяла – книги очень старые, но, тем не менее, очень интересные.

Зайдя в комнату, Андрей вдохнул всей грудью свежий прохладный воздух и понесся в туалет – скорее пописать и начать читать книгу. А еще может быть массажистку вызвать? Вдруг даст? Или массажиста? Прохладный воздух явно вернул его к жизни, но всё-таки хотелось отложить секс на поздний вечер, с которым у него намного больше ассоциировалось что-то развратное.

Едва он уселся, раздался негромкий стук. Вздохнув, он встал из-за стола и подошел к двери. Нет, он не забыл повесить табличку «просьба не беспокоить», тогда кто же там?! Открыв дверь, он недоуменно сморщился, не удосужившись скрыть свое разочарование – за дверью переминалась с ноги на ногу та самая туристка, которая прозябала на школьном дворе. Что ей может понадобиться? Наверное, она имеет отношение к курсам… такая вялая??

После паузы, в течение которой Андрей обмусоливал эти мысли, а туристка так и продолжала обвисшим кулем стоять без какого-либо намека на цель своего прихода, он посторонился и, показывая мимикой вынужденность своего приглашения, кивнул ей. Войдя, женщина присела на кровать, и у Андрея зашевелились подозрения. Может, она пришла просить денег? Это меняло дело – тогда можно предложить ей отработать свои деньги в постели, и при таком повороте событий секс даже с такой вялой воблой мог бы быть возбуждающим – возбуждала сама ситуация, при которой добропорядочная фригидная туристка отдается за пятьдесят, скажем, долларов. Оценить ее тело было непросто, поскольку она была одета в какую-то мерзкую кофточку, полностью закрывающую ее руки до самых кистей, и длинную юбку до щиколоток.

- Я… чем-то могу помочь? – Начал Андрей, чтобы хоть как-то расшевелить ситуацию.

Молчание. Бессмысленные движения взгляда, какое-то неловкое подергивание рук. Может она наркоманка? Ну… трахнуть наркоманку, тоже, в общем, приключение. Андрей взвесил ситуацию, и не нашел ничего нежелательного в ее обострении.

- Может быть, я смогу сделать тебе массаж?

Никакой реакции. Так ведь можно и до вечера «общаться»... Андрей подошел поближе, и женщина немного съежилась. Он присел рядом с ней на корточках и протянул руку к ее левой ноге, притянув немного к себе.

- Я могу сделать feet-massage, хочешь?

Полный ноль. И черт с ней. Взяв в руки ее нижнюю лапку (блин, а лапа то очень красивая! Вот бы подрочить такой…), он притянул ее к себе и хотел взять в рот и пососать пальчики – во-первых, потому что это сильно возбуждает, а во-вторых, зная по опыту, что если девушка хоть сколько-нибудь ориентирована на секс, то это обычно производит на нее оптимальное воздействие, и кроме того - сразу всё станет ясно, чего именно она хочет. Приблизив ее лапку к губам, он неожиданно затормозил. Где-то очень глубоко, в самом далеком тайнике интуиции, зажглась красная лампочка. Что-то было не так. Андрей немного опустил лапу, продолжая держать ее в руках, и поднял взгляд. В следующую секунду он потерял равновесие и совершенно по-идиотски упал на попу и так и остался сидеть, откинувшись, не отрывая взгляда от ее лица. Впечатление было такое, что он получил удар по голове, и на секунду он даже подумал, что может быть она и в самом деле его ударила? Но нет, она продолжала сидеть, совершенно не двигаясь. Изменилось только одно, и изменилось катастрофически – взгляд. Этот взгляд ударил, отбросил и приковал его к полу, и сейчас, сидя в совершенно нелепой позе с раскинутыми ногами и с дебильным выражением лица, он испытывал необычную беззащитность. Это был взгляд не безвольной жертвы и не охуевшей от безделья туристки – перед ним был человек с железной волей и пронзительным умом.

Инстинктивно он стал подбадривать себя, словно собирая в кучу разбитые войска – он намного сильнее ее, это очевидно. Это успокоило. Если она мошенница или гипнотизерка – ничего не выйдет, он не из тех безвольных растений, с кем она привыкла проворачивать свои грязные делишки. Нет, всё не то…

Девушка медленно приподняла лапу, высвободив ее из его рук, и медленно поднесла ее к его лицу, совсем близко, коснулась кончиками пальцев губ, замерла, и неожиданно с силой толкнула его ногой в лицо!

Восстановив равновесие, он встал и посмотрел ей в лицо, встретив ее взгляд так, как будто перед ним – кобра или что-то подобное. На этот раз эффекта неожиданности не было, и он выдержал ее ответный взгляд без шока. Она по-прежнему молчала и сидела, все так же вяло перебирая пальцы рук, подобрав обе ноги под кровать. Андрей отошел к столу, взял стул, подтащил его к кровати и сел напротив нее. Если она умеет так маскироваться, то это может быть опасным – нельзя ни на секунду ослаблять внимания. Теперь ему было ясным, что эта девушка появилась здесь не случайно – такие люди случайно не бродят. Значит, она выследила его, и неизвестно еще – когда началась эта слежка – в школьном дворе, где он впервые заметил ее, или раньше. Выследила и пришла к нему в номер. И чего-то от него хочет. Хорошо. Что она хочет, это она еще скажет.

Но она не сказала. Встала, погладила зачем-то себя по животу и медленно пошла к двери. Остановилась, словно подумала о чем-то, открыла дверь, снова подумала, и быстро вышла из номера, оставив Андрея в состоянии крайней растерянности.

 

Весь остаток дня воспоминания и мысли, связанные с этим неожиданным визитом, периодически возвращались, что не удивительно, и, вспоминая ее взгляд, Андрей не сомневался в том, что еще увидит эту девушку – такие ничего не делают просто так, а значит – она что-то хочет получить от него, и что бы это ни было, она за этим еще придет.

Как только на улице стемнело, воспоминания о вчерашнем сексе стали настолько назойливыми, что больше получаса Андрей не вытерпел и набрал номер таксиста.

- Привет!

- О, привет, привет! Мне подъехать и отвезти тебя куда-нибудь?

- Да, отвези меня туда же, где мы были вчера.

- Я буду через пятнадцать минут, я приеду прямо сейчас!

- А ты сегодня уже дрочил?

- Немного, да…

- Кончил?

- Нет, я почему-то думал, что ты мне сегодня снова позвонишь, - и он довольно засмеялся.

- Ну ОК, я жду.

Такая выдающаяся ебательная активность возбуждала несмотря на то, что сам по себе таксист был совершенно не во вкусе Андрея, которого привлекали молодые стройные пареньки. Грузный, широкий какой-то, с заметным животом, с совершенно простецким лицом – он был обычным типом бесчувственного мужлана, для которого почти весь секс состоит в том, чтобы засунуть и спустить. Но сейчас возбуждало отдаваться именно такому.

- А девочки там есть, ты не знаешь?

- Есть, конечно! – Таксист широко развел руки. – Много, какие хочешь.

- И их трахают все, и местные тоже?

- Местные? – Таксист покачал головой. – Нет, ну что ты. Это, во-первых, дорого…

- Пять долларов, это дорого? – Изумился Андрей.

- Представь себе, мы живем очень бедно, и для многих пять долларов – это недельный заработок… ну и потом, это стоит дороже, чем пять долларов, такая цена только потому, что ты мой друг, а вообще туристы платят и по сто!

- О…, - протянул Андрей. – Сто, это уже много…

- Владелец этого места, мой старый друг, и он уже много лет работает здесь, и это только для туристов в любом случае. У него можно найти всё что хочешь, любого возраста, любой комплекции, любые извращения – всё, это вопрос цены…

- Эти парни и девушки, они что, в рабстве у него? – С опаской поинтересовался Андрей, но таксист от удивления чуть не врезался во впереди идущий грузовик.

- О чем это ты?? В каком рабстве? Да ты что! – Он рассмеялся и хлопнул рукой по рулю. – Просто одни люди через других людей передают третьим людям, что есть человек, который может свести с иностранцем и можно очень хорошо заработать, так что к нему всякий готов пойти, если он позовет, да я хоть сам пойду, вот! – Загоготал он, прыгая на своем сиденье.

- Понятно…

- Сегодня мы повторим то же, что и вчера? – Вкрадчиво поинтересовался таксист.

- Хочется что-нибудь новое… но в целом да, я бы не прочь и просто повторить.

На пороге их снова встретил тот же мужичок и провел их внутрь. Они о чем-то поговорили с минуту с таксистом, после чего таксист неожиданно куда-то испарился, а мужчина подошел к Андрею и на хорошем английском предложил ему сесть.

- Я хочу сделать тебе предложение, - начал он. – Я могу сделать тебе предложение?

- Ну да, конечно, почему нет…

- Вот и прекрасно… видишь ли… тебя зовут Энди, верно?

- Да.

- Видишь ли, Энди, у меня есть один друг… он очень богат и очень, эээ…, разборчив в том, что касается разного рода наслаждений…

Он замолчал и выжидательно посмотрел на Андрея, но тому пока нечего было сказать.

- Он из одной арабской страны, и он – довольно влиятельная персона, так что мы не будем называть его по имени, а просто будет говорить – «арабский друг». Насколько я понял, ты, Энди, большой любитель юношей, правильно?

- Ну вообще-то девушки меня интересуют не меньше, если не больше:)

- Вот и прекрасно. А мой арабский друг очень любит юношей…

- Ага…

- Ты понял, да?

Мужчина покровительственно положил руку на голую коленку Андрея и погладил ее.

- Думаю, что да.

- Вот и отлично. И я хочу предложить тебе, Энди, кое что, что устроит нас всех.

Перспектива отдаться за деньги арабскому шейху или тому, кто выдает себя за арабского шейха, это пофиг, была возбуждающей.

- Ты проведешь с ним всего два-три часа, не больше, прямо тут, у меня в доме, - продолжал мужчина.

- И…?

- И получишь хорошее вознаграждение, очень хорошее…

- А ты можешь сказать что-то определенное относительно, э…, вкусов твоего арабского друга? Что он захочет от меня? Я не уверен, что…

- О, ты можешь не опасаться. Это очень, поверь мне, очень воспитанный и деликатный человек. Он никогда не причиняет боли, иначе бы я не стал иметь с ним дело. Мне трудно говорить о его вкусах, но уверяю тебя, тебе нечего опасаться. Вообще-то запомни, - продолжал увещевать он, продолжая гладить ляжки Андрея, - что опасаться надо тех, кто сдерживает себя, кто подавляет свои инстинкты, среди таких часто встречаются садисты и просто психи, а такие, как мой друг… ему доступно ведь практически всё, поэтому он добр и зло не довлеет над ним.

- То есть это будет просто секс, - уточнил Андрей.

Мужчина подсел поближе и запустил руку ему в шорты, нащупал уже набухший член и стал его немного тискать.

- Нет, просто сексом это, конечно, не будет. У моего друга изысканный вкус, и в любом случае это будет что-то необычное, что разовьет и твои вкусы…







Дата добавления: 2015-10-02; просмотров: 268. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.062 сек.) русская версия | украинская версия