Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Физиологические свойства речевого голоса. 37 страница




- Хорошо! – Решился Андрей.

- Но…

- Что?

- Я хочу тебе помочь, сводя с таким человеком, который сделает тебе приятно и хорошо отблагодарит, и я хочу, чтобы в знак благодарности ты тоже сделал для меня кое что…

- Что именно? - Улыбнулся Андрей.

- Ты знаешь, - мягко ответил тот. – Если ты согласен, пойдем вместе со мной. Ты удовлетворишь мою страсть и потом познакомишься с моим арабским другом.

- А… как же он, ну, таксист?

- Всё в порядке. Он мой друг и я не оставлю его обиженным, всё будет в порядке, пойдем.

Взяв Андрея за руку, он повел его по темному коридору, затем они спустились на два пролета вниз и оказались, судя по всему, в подвале. Пройдя еще немного по коридору, они подошли к двери, и тут до Андрея дошло, что ситуация не вполне безопасна. Никто не знает, что он тут. Если его сейчас похитят, никто и не хватится – просто еще один пропавший турист.

Он остановился.

Мужчина, кажется, понял его опасения.

- Я понимаю, что ты боишься, но это даже хорошо, это обострит твои ощущения. Подумай – ты ведь знаешь, что я такой человек, который тоже не подавляет свою страсть, и мне нет смысла вставать на опасный путь преступлений, рискуя всем, что у меня есть.

Он не настаивал и не тащил, он просто спокойно объяснял, и Андрей молча вошел в открытую перед ним дверь.

Включился приглушенный свет. По центру комнаты стоял какой-то странный механизм, и, присмотревшись, Андрей заметил, что его главной составной частью были две доски, одна из которых опускалась на другую так, что при этом оставались отверстия для головы и рук.

- Подойди сюда, - поманил мужчина Андрея. – Вставай вот так, чтобы твоя шея лежала на этой выемке, и клади руки так, чтобы твои запястья легли вот в эти выемки. Когда я опущу верхнюю доску, твои шея и кисти рук будут схвачены и ты не сможешь вырваться. Видишь, я тебя не обманываю, я прямо говорю, как есть. Но повторяю, не бойся меня, хорошо? Потом я подтяну с помощью веревок твои коленки к животу и зафиксирую их. Ну что я рассказываю… давай мы все начнем делать, и ты увидишь.

Андрей боролся сам с собой. С одной стороны, опасность была велика – оказаться в полном подчинении тут, в каком-то подвале в публичном доме для богатых… чтобы они потом пару лет трахали его как манекен, а потом прибили бы, чтобы не было шума? С другой стороны, мужик прав – и сам риск прибавляет возбуждения, и здравый смысл подсказывает, что вряд ли для них целесообразно так рисковать, похищая туристов, когда у них есть столько доступных для секса своих людей… и еще все это возбуждало. Медленно он подошел к доске и встал перед ней на коленки.

- Нет, сначала мы должны тебя раздеть, - вмешался мужик, и стащил с Андрея шорты и футболку.

Андрей снова встал на коленки и положил шею на мягкое полукружье. Затем – руки. Мужчина не торопился – чем-то там пощелкав, он медленно опустил вторую доску и очень аккуратно закрепил ее, проследив, чтобы ничто нигде не прищемилось. Еще пара щелчков, и всё – теперь Андрей был в полной его власти.

- Хорошо, - комментировал тот. – Теперь давай мы подтянем твои коленки…

Он одел на коленки кожаные кольца, стянув их застежками, поинтересовался – не туго ли, и подтянул коленки, растянув их заодно в стороны. Затем он стал нажимать на какой-то рычаг, и вся платформа стала подниматься.

- Твоя попа и твой рот должны быть на должной высоте, понимаешь?

Доски были широкие, и Андрей видел только то, чтобы было в комнате впереди него. Мужчина подошел к его лицу, он был уже голый и его хуй уже немного стоял.

- Давай мы проверим – подходящая ли это высота, - мягко попросил он. – Открой рот…

Андрей открыл рот и взял член.

- Немножко поднимем… вот так.

Мужчина немного подвигал членом во рту.

- Да, так хорошо.

Он снова куда-то отошел, потом подошел сзади и Андрей почувствовал прикосновение горячего члена к попке.

- Так, здесь тоже хорошо.

Та обстоятельность и неторопливость, с которой он всё это делал, возбуждала почему-то не меньше, чем взрывная похоть таксиста. Было ужасно необычно – быть совершенно обездвиженным, закованным и полностью доступным.

- Отверстия, в которых лежит твоя шея и руки, покрыты мягким материалом, чувствуешь?

Андрей кивнул.

- А он в свою очередь лежит не прямо на доске, а на упругом кольце, так что если ты даже очень сильно будешь сопротивляться и вырываться, ты не причинишь себе вреда.

- А почему я буду сопротивляться? – Холодок страха пробежал по спине.

- Ты еще совсем глупый мальчик, - ласково произнес мужчина откуда-то сзади.

Затем он подошел спереди и наклонился. Андрей скосил глаза и увидел, что прямо под доской имелась, оказывается, раздвижка в полу, которую мужчина и раздвинул.

- А это зачем, - пробормотал Андрей?

Страх усиливался.

- Ты все узнаешь позже, а пока растет твой страх, и это хорошо, пусть растет. Чем страшнее тебе сейчас будет, тем приятнее будет потом. Неужели ты и в самом деле не знаешь, почему ты будешь вырываться?

- Нет, - сдавленно ответил Андрей, уже начиная раскаиваться в своем идиотском поступке.

- Ты будешь это делать потому, что это…, - он наклонился и посмотрел Андрею прямо в глаза, - при-ят-но, - по слогам произнес он. – Твое наслаждение будет особенно сильным, если ты будешь не только отдаваться, но и бороться, сопротивляться изо всех сил и пытаться вырваться, теперь понятно?

- Да…, - страх немного ослаб.

- Мой арабский друг знает, что я возьму тебя в качестве награды, и ему это нравится, потому что я не просто воспользуюсь тобой, а немного поучу тебя, и мой арабский друг сможет получить больше удовольствия.

Взяв какую-то железку, он подошел к Андрею.

- Открой рот.

Андрей подчинился, и тот вставил ему в рот скобу, которая не давала рту закрыться. Зубы легли на мягкие прослойки и погрузились в нее. Подрегулировав расстояние, мужик полюбовался на дело своих рук.

- Твоя слюна будет стекать сюда, - он показал на раздвинутые половицы. – Сюда же стечет все, что отдаст нам твой желудок, а там всё смывается в канализацию, все очень просто и чисто, понял?

Андрей только промычал.

- Я немного расскажу тебе о твоем собственном теле, - продолжал тот, - но не словами, а делами.

Андрей вдруг вспомнил важную вещь и стал мычать, давая понять, что ему надо что-то сказать. Мужчина тотчас подошел и снял скобу.

- Что?

- Я забыл сказать…

- Да?

- Я не могу кончать!

- Я тебя научу:)

- Нет, ты не понял, я не хочу кончать!

- Как, совсем?

- Совсем, совсем! Я совсем забыл тебя предупредить, но это очень, очень важно для меня!

Мужчина задумался.

- Почему это так важно?

- Мне трудно объяснить. Просто когда я кончаю, я после этого становлюсь совсем мертвый, вялый, я перестаю получать удовольствие от жизни, блин, я совсем забыл предупредить!

- Не бойся. Открой рот.

И он снова вставил скобу, после чего закрепил ее так, что теперь Андрей вообще не мог пошевелить головой ни вправо или влево, ни вниз или вверх

- Я уважаю твою философию.

Он взял свой хуй и положил его в рот Андрею.

- Это особенно приятно - овладеть человеком, который придерживается такой философии, всегда приятно овладевать личностью, а не просто пустышкой! Я выполню твою просьбу, хотя, конечно, жаль, но пусть будет так, как ты просишь. А теперь, давай займемся делом.

Андрей удивился, когда, оказавшись в его рту, член мужчины неожиданно сильно увеличился в размерах. Несколько раз он его доставал и показывал Андрею, возил им по лицу, а потом снова вставлял глубоко в горло, так что несколько раз его вырвало. Мужчина тщательно вытирал его губы и начинал снова. Рвотные рефлексы остались, но стали менее неприятными, и главное – не было никакого выбора. Андрей попробовал вырваться – это и в самом деле немного добавило возбуждения. Было очень необычно и возбуждающе находиться в таком беспомощном состоянии. Член оказался больше двадцати сантиметров в длину и наверное около шести в диаметре – настоящая дубинка, и вся эта дубинка погружалась глубоко в горло, вылезая оттуда только для того, чтобы Андрей успевал набрать воздух.

Внезапно Андрей услышал, как дверь в комнату открылась! Он задергался, но что толку? Мужчина засмеялся.

- Неожиданности, друг мой, неожиданности! Ничто так не украшает нашу жизнь, как приятные неожиданности!

В комнату вошло, судя по звукам шагов, два или три человека. Они остановились где-то сзади и молча стояли.

- Видишь ли, мой друг, моя деятельность не совсем законна, ты же понимаешь, поэтому полиция была бы недовольна, если бы я не делился с ними своими небольшими радостями… Посмотри на это с другой стороны, если тебя это тревожит, ведь сейчас тебя будет ебать главный полицейский нашей столицы!

Он отстранился, и перед лицом Андрея показался грузный мужик в полицейской форме. Он, не торопясь, расстегнул ширинку и быстро всунул свой хуй в рот, в то время как сзади кто-то стал запихивать хуй ему в попу. Оба задергались, как кролики, и слили довольно быстро. Потом они вполголоса о чем-то поговорили, и те двое ушли.

- Теперь и мне хорошо, и тебе, и им, все довольны, - радостно проговорил мужчина. – А моему арабскому другу будет приятно знать, что в твоей попе и в твоем желудке сперма важных полицейских. А сейчас – моя очередь.

Он пристроился сзади и аккуратно засунул свой хуище в попу Андрею, и стал очень умело и равномерно его трахать.

- Я научу тебя, мальчик, как получать много наслаждения.

Его толстый член видимо был чем-то хорошо смазан, так как скользил совсем безо всякой боли. Затем раздался скрип и платформа немного приспустилась, так что теперь член входил в попу немного под другим углом, и стало разгораться наслаждение. Хрен знает – каким именно образом, но мужчина это понял.

- Шлюхе стало нравиться…, - приговаривал он. – Шлюхе стало приятно… такие мальчики как ты, все шлюхи, но не знают об этом…

Он и в самом деле очень умело работал своим членом, и в животе стали возникать знакомые спазмы, и наслаждение потекло по ляжкам.

- А сейчас сделаем вот что…

Мужчина высунул хуй и что-то стал делать там сзади. К дырочке в попе прислонилось что-то прохладное и упругое и вошло внутрь. Подойдя спереди, он показал Андрею пульт управления.

- Теперь я буду трахать тебя в горло, а эта штука сделает чудеса с твоей попой.

Автоматический хуй стал быстро двигаться, в точности попадая своей головкой на самое приятное место в попке, и наслаждение стало быстро расти. Хуй стал реже вылезать из горла, и Андрей начал немного задыхаться – не слишком сильно, чтобы испытывать значимые неудобства, а наслаждение в попе стало невыносимым, а потом еще сильнее и еще сильнее! Андрей стал вырываться и орать, почти выть, но его голос заглушался хуем, а наслаждение только усиливалось. Удивительно, но при том, что казалось, что он уже непрерывно кончает, член оставался мягким и оргазм на самом деле даже не приближался.

Частота движений в его попе уменьшилась, и вдруг кто-то взял его за член! Оказывается, в комнате был кто-то еще! Мужчина снова рассмеялся.

- Сейчас мы немного поиграем с твоей игрушкой…

Что именно делалось с его членом, Андрею понять не удалось, но что-то явно происходило… странные мягкие ощущения… где-то глубоко… блин, они что-то засовывают в дырочку в члене! Это было немного страшно, и он задергался и замычал. Мужчина погладил его по голове и продолжал трахать в горло.

- Не бойся. Всё стерильно, не бойся, разве ты еще не понял, что я знаю своё дело хорошо?

Андрей все равно непроизвольно напрягался, но это, разумеется, ничего не меняло.

- У меня есть помощник… ну-ка покажись, - приказал он кому-то, и перед лицом Андрея появился мальчик. – Хорошо, продолжай, - кивнул он мальчику и тот исчез, а ощущения в члене возобновились.

- Он нежный мальчик и много чего умеет, а сейчас он засовывает тебе в твою дырочку тонкий, мягкий, но прочный проводок… на конце этого проводка – стеклянная шишечка, а на конце шишечки – отверстие. В это отверстие подается под небольшим давлением скользкая жидкость, поэтому когда проводок будет двигаться, то шишечка будет тереть твой член изнутри. Даю голову на отсечение, ты никогда такого не пробовал.

Андрей что-то промычал.

- Ну как там? Готово. Отлично. Теперь проводок у тебя глубоко в члене, знаешь как далеко? У самого основания!

Андрей слегка охуел от этой новости, но неприятных ощущений не было, а член в его попе хоть и двигался теперь совсем медленно, но наслаждение по прежнему было очень глубоким.

- А теперь мы под твой член поставим специальный аппаратик, к нему присоединим проводок и он начнет медленно ебать тебя в твою дырочку в хуе!

Андрей напрягся и стал ждать худшего, но худшее не наступило, и вдруг весь член стал очень горячим, как будто его засунули в кипяток, и он понял – эта штука начала двигаться.

- Никогда не делай этого сам, понял? – Вынув член из горла Андрея, он наклонился к его лицу и похлопал по щеке. – Никогда. Надо хорошо знать анатомию и иметь большой опыт и подходящие приспособления. Лучше не получить какого-нибудь удовольствия, чем стать инвалидом на всю жизнь, понял?

- Да.

Горло было натружено и немного першило.

- А теперь я буду смотреть в твое лицо, а мои членом займется кто-то другой. Мне очень нравится смотреть в лицо мальчикам, с которыми я балуюсь.

Платформа стала подниматься, пока лицо Андрея не стало на одном уровне с лицом мужчины. Тот подал знак, и неожиданно где-то сбоку возникло шевеление, и из темноты появилась женщина лет сорока. Блин! И сколько там у него еще припасено помощников? Женщина все делала деловито – закрыла задвижку на полу, села подле него, смазала руки и стала что-то делать руками с его членом и попой.

- Она может творить чудеса своими руками, - кивнул он в ее сторону. – Чуть позже ее подружка покажет и тебе свое мастерство…

Значит, тут есть еще и «подружка»… Между тем горячее ощущение в члене усилилось, и Андрей почувствовал, что паренек взял его член своей рукой и стал то немного сжимать, то отпускать, соответственно трение внутри члена то усиливалось, то ослабевало. Проводок в члене двигался медленно, но ощущения были совершенно необычными, неописуемыми никакими словами. Удивительнее всего было то, что кончать при этом совсем не хотелось.

Член в попе остановился, и из темноты появилась еще одна женщина.

- Сейчас ты узнаешь – что испытываю я, - многообещающе сказал мужчина, и женщина скользнула куда-то за доски.

Спустя несколько секунд Андрей почувствовал, как в его попку засунули палец.

- Один! – Вслух стал комментировать мужчина, и Андрей понял, что его ожидает нечто сомнительное…

- Два!

Пальцы женщины бегали в его попке с удивительным проворством.

- Ты знаешь, это не так просто – трахать мужчину, особенно такого крепкого, как я или ты, рукой в попу, - поучающее продолжал он. – Они специально тренируются, из них получились бы, наверное, отличные скалолазы, с такими крепкими пальчиками! Три!

Андрей немного сжал свою попу, но тут же получил увесистый шлепок.

- Ага! Не нужно напрягаться, отдайся ей, она всё равно возьмет тебя… Четыре…

Согласившись с тем, что в этом есть здравый смысл, Андрей попробовал максимально расслабить попу.

- Ну… и… готово? Пяяяять…

Вся кисть женщины залезла к нему в попу, и стала продвигаться глубже!

- Будь очень осторожен, если захочешь с кем-нибудь повторить это, понял? Помни – лучше отказаться от части удовольствия, чем стать инвалидом. Ногти должны быть тщательно обрезаны, руки – чистые и хорошо смазанные, и не надо пихать глубоко – ей можно, она знает и умеет, а другие пусть не пихают, понял?

Судя по всему, женщина и в самом деле и знала, и умела. Что именно она там делала в его попе, один хрен знает, но ощущения были совершенно непередаваемые, и еще они сливались с ощущениями внутри члена.

- Думаешь, уже всё? Нет, мальчик, еще нет… видишь ли, жидкость, которая смазывает твою дырочку внутри члена, не простая, а хороший электролит… да, ты не бойся, не бойся… и смазочка, которая у тебя в попе – такая же, а теперь мы кое что включим…

«Кое-что» оказалось слабым током, и Андрей попросту перестал пытаться как-то определить или описать свои ощущения, а просто опустевшим взглядом пялился куда-то сквозь довольное лицо, торчащее перед ним. Кто-то стал вылизывать ему ноги, но в общем это уже было всё равно – охуение было совершенно полным, и ничего добавить к нему уже, казалось, было невозможным. Потом вдруг откуда-то сзади раздались стоны, стонал какой-то мужчина, и судя по тому, как изменились звуки, когда кто-то взял в рот все пальцы левой ноги и прикусил их, стонал именно он. Усилились шлепающие звуки и раздался писк, и до Андрея дошло – какой-то мужчина, оказывается, всё это время смотрел на то, что с ним тут делают, а теперь он сосет пальцы на его лапе и кончает в попу тому пареньку, который занимается членом Андрея… полное, стопроцентное блядство…

Сейчас собственные «развратные» фантазии казались Андрею бесконечно наивными и примитивными. Настоящий разврат ему попросту недоступен. Слишком сильно его мозги ограничены тем, что «подобает» и «не подобает» в сексе, настолько сильно, что он даже не мог себе этого вообразить, и ведь наверняка, тут в этом подвале еще многое есть такого, что ему и не снилось.

Мужчина вынул скобу из его рта и стал шептать ему на ухо.

- А теперь ты просто подержи в ротике аккуратно, хорошо? Не соси, а просто подержи.

Голову Андрею накрыли чем-то вроде платка, и затем платок приподнялся и показался обмякший член. Взяв его в рот, Андрей почувствовал вкус спермы. Он аккуратно обхватил его губами и языком, и тот, вздрагивая, постепенно уменьшался в размерах.

Спустя пять минут Андрей, плохо держась на ногах, шел по коридору обратно. Мужчина поддерживал его и что-то говорил насчет того, что он в нем не ошибся, но Андрей его почти не слушал. Единственное, что его несколько беспокоило, так это то, что в таком состоянии он просто не способен удовлетворить «арабского друга», да и вообще он сейчас ни на что не способен кроме того, чтобы плавать в воспоминаниях и тех вспышках наслаждения, которые, словно кролики, еще носились по всему его телу. Навстречу шел какой-то невысокий стройный паренек с очень пупсовой мордочкой, и Андрей, понимая, что сейчас ему можно всё, просто без слов схватил его, прижал к себе и стал целовать в губы. Пацан не вырывался, а просто хихикал и отвечал на поцелуи.

- О!..., - одобрительно промычал мужчина. – Настоящий самец!

На улице ждало такси. Мужчина что-то сказал водителю, пожал Андрею руку и сунул ему что-то в карман.

- Он отвезет тебя в твой отель. А ты, если захочешь, позвони мне.

Андрей хотел спросить, что же делать с этим хреновым арабским другом, но с другой стороны ему сейчас было совершенно все по барабану, и раз можно просто поехать в отель и заснуть, то и отлично.

Уже подъезжая к отелю, до Андрея вдруг дошло, что сидеть как-то неудобно. В кармане шортов было что-то мешающее, и когда он вытащил это «что-то», то не поверил своим глазам и даже поднес поближе, чтобы рассмотреть – это была пухлая пачка долларов.

 

 

25.

 

Проснувшись, Андрей схватился за часы – показалось, что уже очень поздно, но оказалось всё наоборот – только шесть утра, а выспанность такая, как будто спал часов двенадцать! Мягко всплыли воспоминания о вчерашнем, причем не только как мысли и образы, но и даже ощущения отчасти вернулись – своего рода «послевкусие» после секса, «послетрахие»:) Послетрахие было очень мягким, глубоким и приятным. Глубоко, в самом основании члена проснулось и пульсировало легкое наслаждение – как охуительно было, когда мальчик сжимал его член, когда внутри его скользил стеклянный шарик… и та женщина… что она такое делала своей рукой в его попе, что даже сейчас, стоит только вспомнить, всё там как-то сладко сжимается…

Андрей растянулся на кровати, потянувшись всем телом. Желания вспыхивали яркими искрами, словно добавляя света в комнате, и казалось, что они рождались и выпрыгивали именно из приятных ощущений во всем теле. Приятно было не только переживать эти желания, но и проговаривать их, что добавляло им сочности - хочу на чердак в деревню, где пахнет сушеными травами. Хочу нюхать мелкие ромашки. Хочу снега, очень хочется снега, чтобы он хрустел под ногами, и чтобы падал хлопьями на морду. Хочу елок, много, как в Карпатах, много елок под снегом. Хочу тенистых колодцев со вкусной водой, хочу запаха грибов и запаха полыни. Хочу дайвинга, класных цветных рыб, ярких, быстрых, хочу ярко-голубой воды, и ярко-алых закатов хочу. Хочу ходить вдоль берега по волнам. Хочу лежать на горячем белом песке, а потом заползать в прохладную воду прямо у берега, сидеть на попе по самый живот в воде или лежать на спине и ждать очередной волны. Хочу взять лодку и грести на середину озера. Хочу лапать зебру, потому что от цвета ее шкуры возникает изумление, хочу лапать жирафа, его длинную умную морду. Хочу тискать кошку, потому что хочу нежности. Хочу ловить бабочек сачком, рассматривать их. Хочу лежать в поле или на поляне в лесу, где пахнет цветами и травами, и смотреть на облака, или просто лежать с закрытыми глазами. Блять, так хочется всего этого, так хочется быть в этих местах и нюхать их запах! И так хочется всего этого хотеть, хотеть так, чтобы разрывало от таких желаний.

И в этот момент раздался стук в дверь – тихий, даже неуверенный, но от этого слабого звука Андрей подскочил на кровати, как от пожарной сирены. Остатки сонливости смело начисто. Может, попросту не открывать? Он ни секунды не сомневался, что это снова она – странная и непонятно почему так пугающая его девушка.

Он подождал минуту – стук не повторялся, но он почему-то был уверен, что она никуда не ушла и так и стоит перед дверью, и, почти против своей воли, встал и пошел к двери. То, что он был совсем голым, его уже совершенно не беспокоило.

Это была действительно она, и казалось, что она никуда не собирается уходить. Вид голого Андрея оставил ее безучастной – она просто шагнула вперед, и он невольно отошел, пропустив ее в комнату. Пройдя, она снова подошла к кровати и снова на нее села. Взгляд ее хоть и не был таким же пронзительно яростным, как вчера, но и глупышку она из себя уже не изображала.

- Предлагаю контракт, - вдруг заговорила она.

- Как, еще один? – Рассмеялся Андрей, вспомнив вчерашнее. – Вчера мне уже предложили контракт, и знаешь, мне понравилось! Никогда еще меня так классно не ебали.

И он посмотрел на ее лицо, выискивая на нем признаки смущения от того, что он говорит так откровенно о сексе.

- Я кое что дам тебе, а ты кое в чем поможешь мне, - совершенно невозмутимо продолжала она.

- Ты тоже трахнешь меня каким-то совершенно невъебенным способом? – Продолжал он, нарочито грубовато выпендриваясь, чтобы почувствовать себя уверенней.

- Мне нужен подопытный кролик.

- Ха.

Андрей подошел и сел рядом, снова обратив внимание, что ее кисти рук и ступни с бронзовой шкуркой выглядели очень пупсовыми.

- Но я не кролик, я человек…

- Я буду делать с тобой кое что, что тебе будет несколько неприятно, но взамен ты получишь частичный иммунитет к подобным неприятностям в будущем, а кроме того, я помогу тебе получить навыки в осознанных сновидениях, - продолжала она так, словно вообще не слышала того, что говорит ей Андрей, так что его попытки каким-то образом уравновесить ее явное доминирование были пока что напрасны.

- Осознанные сновидения? – Оживился он. – Это интересно! А какого рода… неприятности я буду испытывать?

- Ты узнаешь это в процессе – таковы условия.

- Но это…, это несколько неопределенно.

- Ты преподаешь детям?

- На курсах? Да.

- Зачем?

- Как зачем?

Вопрос удивил его неожиданным сочетанием простоты формулировки и сложности, которую он испытал, пытаясь найти на него ответ.

- Сначала я просто работал за деньги – работы было мало, деньги платят неплохие, ну и интересно – интересно возиться с такими детьми, которых что-то интересует.

- Сейчас ты можешь неплохо зарабатывать своим телом, ты прекратишь работать на курсах?

- Телом… да, кажется, я неплохо заработал:)

Андрей подошел к столу, взял пачку долларов и пересчитал их.

- Три тысячи. Два месяца моей работы на курсах. Но ведь не каждый день будут попадаться «арабские друзья».

- А тебе и не надо каждый день – раз или два в месяц тебя вполне устроит.

- Согласен. Нет, преподавать на курсах не перестану – может буду делать это пореже, но совсем прекращать не хочу.

- А если тебе перестанут платить, бесплатно будешь работать?

- Да, думаю что буду. Если будет другой источник легкого заработка, то точно буду и бесплатно работать.

- Значит, деньги здесь играют вторичную роль, и главное здесь для тебя – общение с детьми, возможность влиять на их развитие, так?

- Да.

Андрей пока не понимал, куда она клонит, но тем не менее отвечал правдиво. Несмотря на страх, который всё равно мистическим образом продолжал возникать перед ней, в целом ему казалось, что она не представляет непосредственной угрозы.

- А что ты знаешь о том – как дальше складывается жизнь тех детей, которых ты учишь?

- Практически ничего.

- Неинтересно?

- Не думал просто об этом. Вообще интересно.

Андрей перебрал в памяти несколько пацанов и девочек, которые ему особенно запомнились, и ему и в самом деле захотелось сейчас узнать – что с ними происходит, как они живут.

- Я могу тебе сказать. Хочешь?

- Сказать что? Как складывается их жизнь? Скажи.

- Их стараются сломать и убить. И как правило своей цели достигают.

- Кто??

- Ты что, идиот?

Андрей помотал головой.

- Ты имеешь в виду родителей?

- Конечно.

Андрей помолчал.

- Насколько я понимаю смысл курсов, они предназначены для того, чтобы дать детям опыт того – как можно жить…

- Ты можешь мне не рассказывать, я знаю, для чего они предназначены, - перебила его девушка. – И я также знаю, что меня это не устраивает. Ты даешь этим детям опыт того, как можно жить, прекрасно. Затем эти дети возвращаются в свою прежнюю жизнь, так как возвращаться им больше некуда, и попадают снова в полное и безграничное рабство. Родители, столкнувшись с тем, что дети как-то странно теперь смотрят на мир, и как-то странно проводят свое время, читая книжки, приходят в бешенство, и чем успешнее твоя работа, чем в большей степени тебе удается повлиять на ребенка, тем более ожесточенное изнасилование он получает впоследствии.

При слове «изнасилование» что-то приятно откликнулось в глубине попы, но Андрей вернул себя к теме разговора.

- Насколько я понимаю, тут нет выбора, - начал он. – Родители и в самом деле имеют полную власть над детьми, и мы не можем отнять у них их собственность. Поэтому мы делаем то, что возможно – рассчитываем, что многие дети смогут, подчинившись, не сломаться, вырасти более самостоятельно мыслящими и озарено чувствующими людьми, и, получив в будущем независимость, вести несколько иной образ жизни, чем тот, который они вынуждены были бы влачить, если бы не то влияние, которому они подвергались на наших курсах.

- Звучит гладко, - кивнула девушка.

- Но неверно?

- Но неверно.

- Что именно неверного в моих рассуждениях?

- Беспочвенность. Ты рассуждаешь обо всем этом, опираясь на некие представления, которые ты не потрудился сопоставить с реальностью. А я потрудилась.

- Ты тоже преподавала на курсах?

- Нет, но это неважно. Я проследила за судьбой наиболее интересных пупсов, в отличие от тебя. Для этого я прикинулась обычной женщиной, - она провела рукой по своему платью, - которую никто не мог заподозрить в симпатиях к мордо-культуре, и сближалась, как будто по воле случая, с семьями, в которых жили эти дети.

- Интересно!

- Да, интересно, - кивнула она. – Интересно было увидеть, как этих детей попросту раздавили. Я думаю, тебе будет особенно интересно, если я скажу тебе о судьбе кое-кого, кто знаком тебе лично.

Андрей насторожился.

- Я смотрю, ты неплохо подготовилась к нашей встрече, - пробормотал он.

- Я всегда хорошо готовлюсь к тому, в чем намерена добиться результата, - отрезала она. – Будь то маркетинг, или война, или постройка культуры в окружении враждебных культур, или шахматы – законы почти идентичны, и это, обобщенно говоря, закон войны, так что если ты не хочешь быть неудачником, учись воевать – читай Лао Цзы и Клаузевица, Тита Ливия и Алёхина, Займана и Гитлера, Пастера и Сэссон. Учись на их победах и поражениях. Ты можешь быть великодушным, если хочешь, или не очень, но по сути выбор перед тобой невелик – ты или побеждаешь, или проигрываешь, и проигрыш остается проигрышем несмотря на то, что ты закрываешь на него глаза.

- Ты имеешь в виду, что мы на самом деле проигрываем на своих курсах, но закрываем на это глаза, делая вид, что все хорошо?

- Я имею в виду то, что говорю. Сукир, глазастая девочка из Куала-Лумпура, курсы географии, три месяца назад, помнишь ее?

- Помню! Очень клевая девочка… а что?

- Ничего. Ты научил ее думать, попутно рассказывая географии и других странах, и она додумалась до того, что если в других странах девушки могут ходить без паранджи, то и она может.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-10-02; просмотров: 224. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.041 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7