Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Вместо заключения. Здесь были перечислены только некоторые области обществен­ной жизни, где находит применение социальная психология




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Здесь были перечислены только некоторые области обществен­ной жизни, где находит применение социальная психология. Жизнь постоянно ставит перед этой дисциплиной новые задачи. Так, в пос­леднее время в обществе обостряются проблемы здоровья и экологи­ческой безопасности. Хотя и медленно, но социальная психология осваивает и эти сферы, поскольку в каждой из них находится и со­циально-психологический срез проблем. Возможно, в дальнейшем можно будет сделать более полный обзор практических приложений социальной психологии, включив в него и новые освоенные ею об­ласти.

Главная задача, которая стоит сегодня перед прикладной облас­тью этой научной дисциплины, заключается в том, чтобы четко раз­вести два круга вопросов: 1) что в принципе может выполнить соци­альная психология своими средствами анализа, т.е. какой класс задач применительно к каждой сфере общественной жизни она может ре­шить, и 2) что она уже делает сегодня? Ответ на первый вопрос ― это выявление перспектив социальной психологии в прикладной сфере. Ответ на второй вопрос ― это обсуждение практических и организа­ционных мер, которые необходимо осуществить, чтобы прикладные исследования стали не только возможными, но и эффективными. Ре­шение и того и другого круга вопросов естественно обусловлено той новой ситуацией, которая сложилась в обществе сегодня.

Перед профессиональной социальной психологией встает целый ряд совершенно новых задач. Весь накопленный ею опыт, все теоре­тические и экспериментальные разработки так или иначе апеллиро­вали к стабильному обществу. Собственно такая переменная, как «ста­бильность ― нестабильность», практически не фигурировала в ис­следованиях. Только относительно недавно в некоторых работах (в частности, А. Тэшфела) была поднята проблема недопустимого иг­норирования социальной психологией социальных изменений. Если верен тезис о том, что вопросы социальной психологии ставит об­щество, то следует признать ее обязанность искать ответы на вопро­сы изменяющегося общества. В противном случае социальная психология оказывается разоруженной перед лицом глобальных обществен­ных трансформаций: ее аппарат, ее средства не адаптированы к тому, как исследовать социально-психологические феномены в изменяю­щемся мире.

Поскольку социальной психологии приходится существовать в этом мире, для нее важно осознать характер происходящих преобра­зований, построить своеобразную программу трансформирования сло­жившихся подходов в связи с новыми объектами исследований, но­выми типами отношений в обществе, новой ситуацией.

Все это имеет самое непосредственное отношение к развитию социальной психологии в нашей стране. Радикализм осуществляемых здесь преобразований настолько очевиден, что многие их проявле­ния просто не могут быть «схвачены» в рамках разработанных соци­ально-психологических схем. Существенная черта российского обще­ства на протяжении последнего десятилетия ― его нестабильность ― доказала недостаточность его анализа методами и средствами, сфор­мированными для анализа стабильных ситуаций.

Тип отношений, складывающихся в нашем обществе ― отноше­ний рынка, ― вообще говоря, не нов, а, напротив, имеет солидную историю во многих странах. Ответы на вопросы в социально-психо­логических концепциях, разработанных для этих новых для нас, но достаточно устоявшихся в других обществах реалий, уже найдены. Но все дело в том, что новый тип экономических отношений у нас еще не установился, а лишь становится. Социальной психологии пере­ходного периода, к сожалению, не существует. Поэтому в полной мере использование зарубежного опыта исключено.

И свой, отечественный опыт тоже сформировался в условиях хотя и специфической, но социальной стабильности. Ее тоже уже не су­ществует: общество совершает переход не только «к чему-то», но и «от чего-то». Таким образом, рассмотренный и с этой стороны опыт социальной психологии оказывается не вполне пригодным.

Соображение о том, что социальная психология изучает «сквоз­ные» проблемы человеческих взаимоотношений, их общие, универ­сальные механизмы, не может поправить дела. На протяжении всего курса мы стремились показать, что действие этих механизмов раз­лично в различных социальных контекстах. Следовательно, анализ этого нового контекста необходим. Такая задача не может решаться в ко­роткие сроки; поэтому первая ее часть ― это именно осознание ситу­ации, принятие в расчет того, что новый «социальный контекст» для нас сегодня ― это наличие нестабильности в обществе, хотя иссле­дователи и фиксируют наметившуюся в последние годы тенденцию к стабилизации. По-видимому, именно поэтому многие авторы пред­почитают говорить не столько о нестабильности, сколько о ради­кальной трансформации общества [Россия: трансформирующееся об­щество, 2001]. В действительности под нестабильностью не следует понимать просто эквивалент быстрых и радикальных социальных из­менений. Нестабильность проявляется в рассогласованности этих из­менений ― по их направленности, по их темпу, по мере их радикаль­ности в разных частях общественного организма (например, доста­точно быстрая ломка политических институтов и медленные преобразования в экономике).

Проблема осложняется еще и тем, что социальная нестабиль­ность, хотя и обладает некоторыми общими чертами, когда возника­ет в определенные периоды развития в разных странах, принимает в каждом случае специфическую форму; она сочетается с особыми ус­ловиями исторического развития каждой страны, с ее традициями, национальным менталитетом. Нестабильность как бы «накладывает­ся» и на тот образ общества, который существовал в массовом созна­нии до периода радикальных преобразований: было ли это стабиль­ное общество с жесткой регламентацией стереотипов и ценностей, или, напротив, общество достаточно динамичного развития.

В России новая возникшая ситуация оказалась психологически особенно сложной потому, что в прежний период, в тоталитарном обществе, стабильность его декларировалась как официальной идео­логией, так и самой организацией общественной жизни. Ведь стиль жизни «в прошлом» содержал позитивную оценку всякой незыбле­мости устоев, заданности их объективным ходом истории, несокру­шимой верой в правильность принимаемых решений. Именно ста­бильность и прочность воспринимались как норма, а всякое расша­тывание их как опасное отклонение от этой нормы. Жизненная ориентация личности была связана не с преобразованием, тем более в масштабах всего общества, а, напротив, с его абсолютной устой­чивостью и неколебимостью. Это было поддержано и высокой степе­нью институционализированности общественных структур, жесткой регламентацией их деятельности.

В становящемся новом типе общества его нормы ― плюрализм мнений, допустимость различных вариантов экономических реше­ний, права человека ― воспринимаются многими социальными груп­пами достаточно тяжело. От четкого ответа на вопрос о том, каким предстает общество в массовом сознании, во многом зависит про­грамма преобразования общества, да и самой социальной психоло­гии, если она хочет ответить на вопросы общества. Поэтому важно зафиксировать те процессы, с которыми сталкивается массовое со­знание в период радикальной ломки общественных структур и кото­рые требуют пристального социально-психологического внимания.

Прежде всего это глобальная ломка устоявшихся социальных сте­реотипов, распространенных в нашем обществе в предшествующий период, природа которых, весьма специфична. Во всяком случае ни­какое из известных социально-психологических исследований не име­ло дела с такого рода стереотипами: они «жили» весьма долго (практически в течение всего существования советского общества они пе­редавались из поколения в поколение ― «мудрость вождя», «дружба народов», «преимущества социалистической собственности», «спра­ведливость партийных решений» и т.п.); они имели чрезвычайно ши­рокий ареал распространения (внедрялись в сознание практически всех социальных групп, хотя, конечно, в различной степени и с воз­можными частными исключениями); они были поддерживаемы не только силой господствующей идеологии, но и институтами госу­дарства. Слом такого рода стереотипов не просто осуществляется в массовом сознании. Более того, он часто воспринимается отдельны­ми группами как утрата идеалов.

Изменение системы ценностей ― второй блок социально-психо­логических феноменов, требующих особого внимания исследовате­лей. Это касается вопроса о соотношении групповых (прежде всего классовых) и общечеловеческих ценностей. Воздействие идеологи­ческих нормативов на массовое сознание было так велико, что идея приоритета классовых ценностей принималась как сама собой разу­меющаяся, а общечеловеческие ценности зачастую интерпретирова­лись как ценности «абстрактного гуманизма», т.е. получали негатив­ную оценку. На более конкретном уровне это проявляло себя как принижение значения таких ценностей, как ценности жизни, челове­ческого существования, добра и пр. Неготовность к их принятию обер­нулась тем, что в условиях радикальных преобразований «старые» ценности во многом оказались разрушенными, а «новые» не приня­ты. Утрата ориентиров относительно иерархии ценностей оплачива­ется дорогой ценой, она порождает порою нравственный беспредел.

Кризис идентичности ― еще один пример существенных измене­ний в массовом сознании в эпоху перемен. Социальной психологии удалось на теоретическом и экспериментальном уровнях доказать, что механизмом формирования социальной идентичности является категоризация ― процесс «отнесения» индивидом себя к определен­ной социальной группе. Но социальные категории, как и категории вообще, выступают в процессе познания как порождения стабильно­го мира: они фиксируют устоявшееся, прочное. Когда сам реальный мир становится нестабильным, социальные категории как бы разру­шаются, утрачивают свои границы. Так, социальные и этнические группы, обозначаемые определенными категориями, или размывают свои границы, или просто «исчезают» (как быть сегодня с такой, например, социальной категорией, как «советский человек»?). По­следствия этого драматичны для многих социальных групп: пожилые люди испытывают потерю идентичности, молодежь ― затруднения с определением своей идентичности и т.п.

Перечень проблем, порождающих особое ― тоже нестабильное ― состояние массового сознания в эпоху радикальных преобразований, можно продолжить. Однако вывод уже ясен на основании приведенных примеров: социальная психология сталкивается с новой социаль­ной реальностью и должна осмыслить ее. Это требует огромной рабо­ты всего профессионального сообщества. Мало просто обновить про­блематику социальной психологии (например, исключить из курса тему «психологические проблемы социалистического соревнования» или добавить тему «мотивы трудовой деятельности в частной фир­ме»); мало также просто зафиксировать изменения в психологии боль­ших и малых социальных групп и личностей в той, например, части, как они строят образ социального мира в условиях нестабильности, хотя и это надо сделать. Необходим поиск новых принципиальных подходов к анализу социально-психологических феноменов в изме­няющемся мире, новой стратегии социально-психологического иссле­дования. С этой точки зрения все изложенное в данном учебнике ― лишь база, основа для новых поисков.

Возможно, они приведут и к совершенно новой постановке воп­роса о социальных функциях социальной психологии. Хотя в принци­пе такие функции определены и исследованы, но содержание их мо­жет существенно меняться, если взгляд социальной психологии на общественные проблемы станет более пристальным и если она сумеет избавиться от нормативного характера, который был ей свойствен в предшествующий период (т.е. в меньшей степени будет считать своей функцией предписание того, как должно быть, вместо предоставле­ния человеку информации, оставляющей за ним право выбора реше­ния). Дело не только в лучшей ориентации социальной психологии в новых возникших проблемах (например, в проблемах безработицы, резкой имущественной дифференциации, возникновения организо­ванной преступности и др.), но и в нахождении адекватной обще­ственной позиции своей дисциплины в решении этих проблем.

Конечно, формы практической социальной психологии доста­точно определились. Но вопрос заключается в том, как эти формы (экспертиза, консультирование, обучение) могут «работать» в новых условиях. Можно организовать, например, психологическую консуль­тацию как для сотрудников службы занятости, так и для ее клиен­тов, людей, потерявших работу. Но как обеспечить в таком консуль­тировании учет динамики отношения к проблеме безработицы как отдельного человека, так и целой социальной группы? Как учесть в практике консультирования изменения в действии таких психологи­ческих механизмов, как социальное сравнение («моего» положения, положения «моей» отрасли по сравнению с другими), обеспечение (или исчезновение) кредита терпения (по отношению к наблюдае­мым фактам социальной несправедливости), сохранение потребнос­ти в самоуважении (в условиях, когда жизнь выталкивает человека за борт) и т.д.

Пример только одной приведенной здесь ситуации делает абсо­лютно ясной ту истину, что традиционные формы социально-психологического вмешательства в общественную жизнь становятся недо­статочными и требуют значительного обогащения. Формирование ино­го статуса этой научной дисциплины в обществе ― дело будущего.

При этом следует учесть и тот факт, что социальные изменения не закончены. В переломные эпохи возникают такие новые реалии, которые вообще трудно спрогнозировать. Уже в ходе трансформаций российского общества многое изменилось и в массовом сознании: эйфория начала 1990-х годов, когда казалось, что изменения необра­тимы, сменилась для многих активных субъектов преобразований не­которой апатией, даже разочарованием. Для других неуспех многих реформаторских начинаний, напротив, порождает надежды на то, что все «возвратится к прежнему». Барометр в виде исследований общест­венного мнения чутко реагирует на такие колебания массовых на­строений. Однако этот инструмент дает лишь констатацию сложив­шейся ситуации. Для науки этого недостаточно: как мы уже неоднок­ратно отмечали, ее дело давать анализ и прогноз изучаемого явления. Понятно, что это, как в данном случае, ― задача достаточно сложная. Ясно, что браться за ее выполнение невозможно без постоянного ос­мысления наукой своих возможностей, совершенствования методи­ческого инструментария и, конечно, овладения той совокупностью фундаментальных знаний, которые уже накоплены в социальной пси­хологии и изложены в данном учебнике.

 







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 278. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.019 сек.) русская версия | украинская версия