Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ЖМ 6 курсына интерндерге «Клиникалық электрокардиография» элективті пәні бойынша емтихан тестілері 2014-15 7 страница




Иногда Бхактиведанта Свами отправлялся на прогулку по парку вдоль Набережной. Сердце по-прежнему беспокоило его, поэтому для прогулок он предпочитал места ровные и просторные. Иногда, выходя из студии доктора Мишры, он спускался по Семьдесят второй улице до проспекта Амстердам, где заходил в супермаркет «Вест Энда», чтобы купить продукты и специи. Порой он просто бродил по Манхеттену, а иногда садился на автобус и катался по городу.

По воскресеньям Бхактиведанта Свами ездил с доктором Мишрой в его «Ананда Ашрам», находившийся в Монро (штат Нью-Йорк), в часе езды к северу от города. Джоан Сьювал, подвозившая их, слышала, как они оживленно говорили о чем-то на хинди, сидя на заднем сиденье. Она ни слова не понимала, но чувствовала, что диалог их порой превращается в громкий спор, однако практически сразу же после этого вновь наступало примирение.

В «Ананда Ашраме» Бхактиведанта Свами проводил киртаны, а ученики доктора Мишры подпевали ему, а иногда даже танцевали. Доктор Мишра был в восторге от пения Свамиджи.

Рамамурти Мишра: Я никогда не встречал преданного, который бы так много пел. А киртан его был просто восхитителен. Если сосредоточиться и расслабиться, то этот голос подействует на ваше сердце, словно электричество. Вы не сможете избежать его влияния. Девяносто девять процентов учеников - хотели они того или нет - вставали и начинали петь и танцевать. Я понимал, что встретить такую душу - это огромное благословение.

Харви Коэн (один из посетителей «Ананда Ашрама»): Все встали пораньше и пошли на утреннюю медитацию. Доктор Мишра был одет в парчовый жакет в индийском стиле. Когда я вошел в комнату, все уже погрузились в глубокую медитацию. Все подушки для сидения были заняты, поэтому я присмотрел себе местечко в углу, где можно было бы прислониться к стене, чтобы легче было медитировать. Рядом, закутанный в розоватое шерстяное одеяло, сидел пожилой индиец в шафрановой одежде. Я заметил, что он что-то бормочет себе под нос; потом я понял, что он молится. Это и был Свами Бхактиведанта. Его лоб был украшен белым V-образным знаком, а глаза он держал полузакрытыми. Он выглядел совершенно безмятежным.

Несмотря на все старания Харви, раджа-йога никак ему не давалась. В «Ананда Ашраме» он был новичком и приходил только по воскресеньям, чтобы немного расслабиться. Во время утренних медитаций он замечал, что его больше привлекает зеленый туман над озером, за окном, нежели круг на стене, на который полагалось медитировать.

Харви: Я вошел к себе. Дождь пошел сильнее и громко стучал в окна. Было очень тихо, и я радовался, что снова остался один.

Я открыл книгу.

Вдруг я почувствовал, что в дверях кто-то стоит. Я поднял глаза и увидел Свами. Он, как в шаль, кутался в свое розовое одеяло.

— Можно войти? — спросил он.

Я кивнул:

— Да.

Он попросил разрешения присесть на стул в углу.

— Что вы читаете? — с улыбкой спросил он меня.

— Дневники Кафки , — ответил я, чувствуя некоторое смущение.

— А-а, — произнес он, и я отложил книгу. Он спросил, чем я занимаюсь в ашраме и интересует ли меня йога:

— Какую йогу вы изучаете?

— Я не очень-то в этом разбираюсь, но думаю, что хотел бы освоить хатха-йогу.

Это не произвело на него впечатления:

— Есть кое-что и получше, — сказал он. — Есть более высокие, более прямые пути йоги. Высший из всех этих путей — бхакти-йога, наука преданности Богу.

Я вдруг ясно почувствовал, что он говорит правду. По моей спине побежали мурашки - я понял, что этот человек – мой учитель Он говорил так просто! Все воскресенье я не спускал с него глаз. Он сидел, спокойный и величественный, и от него исходило тепло. Он попросил меня зайти к нему, когда мы вернемся в город.

В своих лекциях д-р Мишра, опираясь на Шанкару, толковал «Бхагавад-гиту» как имперсоналист, а Бхактиведанта Свами, когда слово предоставляли ему, упорно с этим не соглашался. Однажды Бхактиведанта Свами попросил д-ра Мишру, чтобы тот помог ему распространить движение Господа Чайтаньи, но д-р Мишра ловко уклонился, сказав, что считает Прабхупаду воплощением Чайтаньи Махапрабху, которому не требуются помощники. В ответ Свамиджи напомнил доктору, что отца Господа Чайтаньи тоже звали Мишра, поэтому он должен принять участие в распространении движения Господа Чайтаньи. Бхактиведанта Свами предложил ему редактировать санскрит в переводах «Бхагаватам», но д-р Мишра отказался, о чем впоследствии сожалел.

Херта Ларч (ученица из «Ананда Ашрама»): Я познакомилась с ним на кухне. Он был очень разборчив в еде и ел только то, что готовил сам. Он приходил на кухню и говорил: «Дайте мне кастрюлю». Когда я приносила ему кастрюлю, он говорил: «Нет, побольше». Я приносила побольше, но он просил поменьше. Потом он говорил: «Дайте мне картофель», — и я приносила ему картофель. Готовил он очень, очень тихо. Он вообще никогда много не говорил. Он варил картофель, потом еще какие-то овощи, а еще - чапати. Закончив, он выходил из кухни, чтобы поесть. Как правило, он рассчитывал так, чтобы накормить доктора Мишру и еще пять или шесть человек. Когда он там жил, он всегда столько готовил. Я у него научилась делать чапати. Обычно он приезжал только на выходные, а потом возвращался в город. По-моему, он считал, что основное его место –там.

* * *

Да, так оно и было, но что он мог сделать в городе - один, без денег и поддержки? Когда-то он думал, что проведет в Америке всего несколько недель, а затем вернется в Индию. Но вот - он работает над переводом «Бхагаватам», гуляет по Манхеттену, пишет письма… Бхактиведанта Свами изучал новую культуру, пытаясь представить, как на практике можно познакомить западный мир с сознанием Кришны. Своими мыслями он делился с Сумати Морарджи:

27 октября

Как я понял, американцы проявляют огромный интерес к индийским методам духовного самопознания, о чем свидетельствуют многочисленные так называемые «ашрамы йоги» в Америке. К сожалению, они не в чести у местных властей, и, кроме того, как я узнал, невинных людей в этих заведениях часто обманывают, как и в Индии. Единственная наша надежда в том, что люди эти склонны к духовной жизни, и, если здесь проповедовать «Шримад Бхагаватам», они получат огромное благо.

 

Бхактиведанта Свами заметил, что, помимо этого, в сердцах американцев находят одобрительный отклик индийское искусство и музыка. Дабы в этом убедиться, он посетил выступление мадрасской танцовщицы Бала Сарасвати.

Я пошел на этот концерт со своим другом, хотя за последние сорок лет ни разу не посещал подобных мероприятий. Выступление имело успех. Музыкальное сопровождение было в классическом индийском стиле, и большинство песен пелось на санскрите. Американским зрителям это очень понравилось. Я с радостью отметил, что условия для моей будущей проповеднической деятельности складываются неплохо.

Он писал, что послание «Бхагаватам» вполне возможно излагать при помощи музыки и танца, но возможности сделать это у него пока не было. Христианские миссии проповедуют по всему миру, опираясь на солидную финансовую поддержку, так почему бы преданным Кришны не объединиться и не делать то же самое? Он отметил, что христианским организациям оказалось не под силу сдержать распространение коммунизма, но движение «Бхагаватам» вполне могло бы справиться с этой задачей, благодаря своему философскому и научному подходу.

Бхактиведанта Свами целенаправленно сеял семена вдохновения в сердце преданной Богу и состоятельной Сумати Морарджи.

 

Восьмое ноября

Бхактиведанта Свами написал письмо своему духовному брату, Тиртхе Махрадже, стоявшему во главе Гаудия Матха, где напомнил ему о том, что их духовный учитель, Бхактисиддханта Сарасвати, очень хотел открыть проповеднические центры в западных странах. Шрила Бхактисиддханта несколько раз пытался сделать это, посылая в Англию и другие страны Европы своих учеников-санньяси, но, как писал Бхактиведанта Свами, «без каких-либо ощутимых результатов».

Я приехал в эту страну с той же самой целью, и понял, что Америка — бескрайнее поле для проповеди учения Господа Чайтаньи.

Бхактиведанта Свами особо отметил, что в Америке уже есть несколько обществ майявади, у которых есть собственные здания, но не слишком-то много последователей. Между тем Свами Никхилананда из Миссии Рамакришны в разговоре с ним высказал мнение, что лучше всего американцы примут именно бхакти-йогу.

Я здесь, и вижу огромное поле для работы, но что я могу сделать один, без людей и денег? Чтобы открыть центр, нам нужно здание.

Если лидеры Гаудия Матха захотят открыть свой филиал в Нью-Йорке, Бхактиведанта Свами готов его возглавить. «Без собственного здания, — писал он, —проповедовать в городе невозможно». Он высказывал предположение, что если его духовные братья согласятся сотрудничать, то во многих городах страны откроются новые проповеднические центры. Он неоднократно подчеркнул, что другие организации владеют немалым количеством недвижимости, хотя и не несут людям истинную духовную философию Индии. А вот у Гаудия Матха ничего нет.

Если вы согласны сотрудничать со мной, как я предлагаю, то я продлю срок своей визы. Срок моего пребывания в стране истекает в конце ноября, но если вы срочно подтвердите свое согласие, я могу его продлить. Если же нет, я вернусь в Индию.

* * *

Девятое ноября, 18:00

Бхактиведанта Свами сидел в своей комнате на пятом этаже в студии доктора Мишры. Вдруг свет неожиданно погас. Так он встретил знаменитое отключение электричества в Нью-Йорке в 1965 году, когда без света остался целый город. В Индии отключение света было делом обычным, поэтому, хотя Свамиджи и удивился, что в Америке бывает то же самое, его это не особо побеспокоило. Он взял четки и начал повторять мантру Харе Кришна. Тем временем и Нью-Йорк, и его окрестности погрузилась во тьму. Без электричества остался целый город и более тридцати миллионов человек в девяти штатах и трех провинциях Канады. Восемьсот тысяч пассажиров оказались заперты в ловушке метро.

Через два часа пришел человек от доктора Мишры и принес свечи и фрукты. Он нашел Бхактиведанту Свами пребывающим в радостном расположении духа и повторяющим в темноте Харе Кришна. Гость сообщил ему, насколько серьезно для Нью-Йорка это отключение. Прабхупада поблагодарил его и снова погрузился в медитацию. Город оставался обесточенным до семи часов утра следующего дня.

 

Бхактиведанта Свами получил от Тиртхи Махараджа из Калькутты ответ на свое письмо от восьмого ноября. Бхактиведанта Свами излагал своему духовному брату свои планы и чаяния, касающиеся его жизни в Америке, подчеркивая, что духовные братья должны облечь его доверием и обеспечить сколь-нибудь ощутимую поддержку. Его духовные братья, однако, отказывались сотрудничать друг с другом. Каждого лидера больше интересовало собственное здание, нежели распространение учения Господа Чайтаньи. Разве могли они прислушаться к мнению Бхактиведанты Свами и помочь ему открыть отделение в Нью-Йорке? Они думали, что это личное дело самого Свамиджи. Но он, не обращая внимания на это непонимание, взывал к их миссионерскому духу, напоминая им о желании духовного учителя, Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура. Ведь их Гуру Махараджа так хотел, чтобы сознание Кришны распространялось на Западе! Но ответ Тиртхи Махараджа оказался неутешительным. Не возражая против попыток Прабхупады что-то сделать в Нью-Йорке, духовный брат вежливо сообщил ему, что денежные средства Гаудиа Матха не могут быть использованы для этой цели.

Бхактиведанта Свами ответил: «Не очень-то меня воодушевил твой ответ, но я не тот человек, который отступает перед трудностями».

Ответ Тиртхи Махараджа все-таки оставлял проблеск надежды, и Бхактиведанта Свами послал ему описание дома номер 143 по Семьдесят второй Западной улице, который недавно был выставлен на продажу. Это был дом размером 5,5 на 30 метров, с подвалом и мезонином. Бхактиведанта Свами сообщил Тиртхе Махараджу, что цена здания – сто тысяч долларов, из которых двадцать тысяч нужно заплатить сразу же, наличными, а также отметил, что здание это в два раза больше их Исследовательского Института в Калькутте. В подвале можно было бы разместить кухню и столовую, на первом этаже – лекционный зал, а в мезонине - устроить жилые комнаты и отдельное помещение для Божества Господа Кришны. Бхактиведанта Свами выразился совершенно точно, назвав себя «человеком, который не отступает перед трудностями». Он был уверен, что при наличии центра, куда люди смогут прийти, чтобы услышать слова чистого преданного, в Америке может начаться расцвет подлинной индийской культуры, культуры сознания Бога. А поскольку в основе его замыслов лежала покупка дорогого здания на Манхеттене, цель эта казалась недостижимой. Но он не прекращал писать письма влиятельным преданным в Индии, которых его планы, похоже, не интересовали.

«Почему они не хотят мне помочь?» — думал он. В конце концов, они преданные Кришны. Разве не должны преданные откликнуться на такой призыв и помочь ему открыть первый храм Кришны в Америке? У Свамиджи, безусловно, были все необходимые качества и полномочия, чтобы распространять послание Кришны. Что же касается места - Нью-Йорк, наверное, самый многонациональный город мира. Найдено недорогое здание, оно хорошо расположено. Храм Кришны в Нью-Йорке нужен еще и для того, чтобы противостоять распространению идей индийских майявади. Он обращался к кришна-бхактам*, сознающим, что Господь Кришна не просто один из индуистских богов, а Верховный Господь, которому должен поклоняться весь мир. Поэтому они должны радоваться тому, что Кришне будут поклоняться в Нью-Йорке. Сам Кришна сказал в «Бхагавад-гите»: «Оставь все прочие обязанности и предайся Мне». Разве могут они не помочь? Ведь они преданные Кришны! А какой преданный не захочет прославить Господа?!

Бхактиведанта Свами, однако, не размышлял о том, кто хочет служить миссии Кришны, а кто нет. Полностью полагаясь на Кришну и повинуясь духовному учителю, он обращался за помощью ко всем, не делая особых различий.

Обратился он и к Сумати Морарджи. Она помогла ему напечатать «Бхагаватам» и снарядила его в Америку. В своем последнем письме к ней он намекнул:

Я лишь описал Вам свою идею. И если вы серьезно подумаете над этим и посоветуетесь с Вашим дорогим Господом Бала Кришной, Вы непременно осознаете все гораздо глубже. Здесь есть хорошие возможности, но есть, разумеется, и срочные потребности. Долг каждого индийца, особенно преданного Господа Кришны, помочь этому делу.

Ответа он не получил. С тех пор, как он уехал из Батлера, писем от нее так и не было, хотя слова, которые она написала тогда, казались ему пророческими. Он часто вспоминал их: «Мне кажется, что Вам нужно оставаться в Америке до тех пор, пока Вы не поправитесь и возвращаться только тогда, когда Ваша миссия будет выполнена».

Теперь и для Сумати Морарджи настало время совершить нечто серьезное. Он писал прямо и открыто:

Поэтому я думаю, что для этого нужно немедленно открыть в Нью-Йорке храм Бала Кришны. И как преданная Господа Бала Кришны, вы должны взять это великое и благородное дело на себя. На данный момент в Нью-Йорке нет ни одного индийского храма, хотя в Индии действует огромное количество американских миссионерских организаций и церквей. Поэтому я прошу взяться за это благородное дело Вас, и в анналах мировой истории будет записано, что первый индуистский храм [в Америке] был основан благочестивой индианкой ШРИМАТИ СУМАТИ МОРАРДЖИ; которая не только состоятельна, но и благочестива, она великая преданная Господа Кришны. Это славное дело ждет именно Вас.

Он заверил ее, что у него самого нет никакого желания быть владельцем собственного здания или храма в Америке, но для проповеди здание абсолютно необходимо:

Они должны общаться с настоящими преданными Господа, они должны участвовать в киртане, прославляя Господа, они должны слушать учение «Шримад Бхагаватам», они должны иметь тесную связь с храмом или домом Господа, и поэтому им нужно дать возможность поклоняться Богу в храме. Если позволить им делать это под руководством истинного преданного, путь «Шримад Бхагаватам» будет открыт для каждого.

Бхактиведанта Свами сообщил Сумати Морарджи, что нашел место, «как раз подходящее для этой великой миссионерской задачи». Здание было идеальным, «его словно для того и строили».

От Вас нужно только согласие, и цель эта будет беспрепятственно достигнута.

Дом практически трехэтажный. Первый этаж, подвал, и два этажа сверху. В доме есть все: газ, отопление и т.д. Первый этаж можно отвести под приготовление прасада для Бала Кришны, поскольку предназначение этого центра будет не в том, чтобы приглашать людей на скучные философские лекции, но чтобы давать им истинное благо — вкусный прасад. Я уже убедился - американцам очень нравится вегетарианский прасад, который я готовлю. Они забудут о мясе и будут покупать прасад. Американцы, в отличие от индийцев, не так бедны, и если им что-то по душе, они готовы выложить за это любую цену. Вместо философии им подсовывают словесные трюки а вместо йоги - гимнастику, а они все равно платят! Но я уверен, что, когда им предложат настоящий товар - когда они попробуют вкусный прасадам Бала Кришны - Америка получит то, чего никогда не видела за всю свою историю.

Согласно его планам, жить в Америке ему оставалось всего неделю.

Мой срок пребывания в Америке заканчивается 17 ноября 1965 года. Но я верю Вашему пророчеству: «Вам нужно оставаться в Америке до тех пор, пока Вы не поправитесь и возвращаться только тогда, когда миссия Ваша будет выполнена».

* * *

НЬЮ-ЙОРКСКОЕ ОБЩЕСТВО ТАГОРА ПРИГЛАШАЕТ ВАС на лекцию:

«СОЗНАНИЕ БОГА»

лектор А.Ч. Бхактиведанта Свами

 

Лекция состоится в воскресенье, 28-го ноября 1965 года

Начало в 15:30, в 16:30 — чаепитие.

Место проведения: Новый Дом Индии, 64-я Восточная улица, дом 3.

Широко известный и уважаемый ученый и религиозный учитель из Индии, Свами Бхактиведанта, ненадолго посетил Нью-Йорк. Он работает над монументальным переводом шестидесятитомного «Шримад Бхагаватам» с санскрита на английский.

 

Двадцать восьмое ноября

Дауд Харун до этого никогда не видел Бхактиведанту Свами. Он был музыкантом, жил в центре города и посещал собрания Общества Тагора на Шестьдесят четвертой улице.

Дауд Харун: Когда я вошел в аудиторию, сцена была пуста. Несколько человек сидело на задних рядах. Я люблю сидеть впереди, поэтому направился вперед, по центральному проходу. Вдруг справа я заметил пожилого человека. Меня почему-то как магнитом потянуло к нему, и я прошел по ряду и сел прямо за ним. Я заметил, что он что-то повторяет на четках. Хотя четки он держал в мешочке, я слышал, как он их перебирает, и видел, как слегка покачивается его тело. Я был знаком с этой практикой, и сразу же почувствовал к нему расположение.

Я сидел и смотрел по сторонам, как вдруг он обернулся и очень тепло мне улыбнулся. Он кивнул головой, я ответил ему тем же, после чего он снова улыбнулся и стал смотреть в другую сторону. Потом он повернулся ко мне и тихо спросил, не из Индии ли я. Я ответил:

— Нет, сэр. Я не из Индии. Я местный, из Соединенных Штатов.

Отвернувшись, он продолжал молиться, перебирая четки. Потом снова повернулся и спросил, не индус ли я. Я ответил:

— Нет, сэр, не индус. Я мусульманин.

Он сказал:

— О, хорошо, очень хорошо. Да, я часто слышал, как дети в Индии читают Коран.

Затем он вновь отвернулся и продолжил, покачиваясь, перебирать четки.

Мы успели обменяться еще парой коротких, непринужденных фраз, а потом на сцену вышла женщина, которая объявила о начале лекции и попросила аудиторию поприветствовать аплодисментами лектора. В этот момент мой новый знакомый положил мне руку на плечо и спросил:

— Простите, сэр, не могли бы вы оказать мне услугу?

— Конечно. Чем могу помочь?

— Не могли бы вы присмотреть за моими книгами?

Я посмотрел вниз и увидел, что на полу стоят коробки с книгами, зонтик и еще какие-то вещи:

— Конечно. Я присмотрю.

— Прошу прощения, — сказал он. Он пошел по проходу, и вдруг, к моему удивлению, поднялся прямо на сцену. Он и был тем, кого я пришел послушать — Свами Бхактиведантой!

Он поднялся на сцену и представился. «Подойдите поближе, подойдите поближе», — обращался он к слушателям, сидящим на задних рядах. Несколько человек пересели вперед. Аудитория состояла, в основном, из семейных пар. Там было много индийцев (и мужчин, и женщин), в основном среднего возраста, хотя присутствовали и ребята-студенты. Кроме того, на лекцию пришли какие-то люди интеллигентного вида, а еще было много женщин.

Только-только начав говорить, он уже погрузился в проповедь. Сразу, без всякого вступления, он стал громко восхвалять величие Творца и говорить о том, что самое важное — помнить о Нем, помнить о Боге. Он объяснял, что значит - сознание Бога, и как понимать, что Бог присутствует повсюду, и почему нам всем следует помнить о Нем, и, почему, независимо от того, какими именами, мы Его называем, мы должны к Нему обращаться. Его речь вызвала у публики живой интерес. Он спел «Харе Кришна, Харе Рама» и рассказал о том, какая сила и спасительная милость заключена в этой мантре. В середине лекции он сделал короткий перерыв и выпил немного воды.

В конце, уже спускаясь с подиума, он сказал, что у него с собой есть книги - «Шримад Бхагаватам». Он рассказал, что работает над этой книгой, и уже издал трехтомник, который стоит шестнадцать долларов. На этом лекция закончилась, и он сошел со сцены.

Многие подходили к нему после лекции; одни робко, другие - с энтузиазмом. Некоторые пожимали ему руку и просили книги. После первой лекции вокруг него собралось человек пятнадцать, желающих поговорить и задать вопросы. Окруженный людьми, он пробрался ко мне и сказал:

— Сэр, не могли бы вы оказать мне еще одну услугу? Не поможете продать книги? Люди будут подходить, а вам нужно продавать им книги и класть деньги в эту коробочку. А я через минуту подойду.

— Хорошо, — сказал я.

Пока он разговаривал, ко мне подходили люди. Они, должно быть, думали, что я - что-то вроде его секретаря или сопровождающего лица, поэтому засыпали меня вопросами о его личной жизни. Я ничего не мог им ответить, поскольку сам ничего не знал. Кто-то покупал, а кто-то просто просматривал книги. Пока все шло своим чередом, я все время прислушивался к его разговору, в то же время не прекращая продавать книги.

Некоторые искали гуру и пытались узнать, каким он должен быть. Другие устраивали натуральный допрос. Он же только улыбался и простыми словами отвечал на все их расспросы. Я помню, как он сказал: «Вы поймете. Не нужно ломать голову. Вы поймете, ваш я гуру или нет». Он советовал людям почитать его книги.

Вскоре группа сократилась человек до пяти-шести, остальные же просто стояли поодаль и смотрели; кто-то стеснялся подойти ближе. Тогда он сам подходил и начинал разговор, и атмосфера разряжалась. Через какое-то время он подошел ко мне, мы пересчитали выручку, и я помог ему упаковать вещи и снести вниз оставшиеся коробки с книгами. На прощание он горячо меня поблагодарил, а я оставил ему свой адрес и телефон и купил себе комплект «Шримад Бхагаватам».

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

«Мы не сможем Вам помочь»

Я приехал сюда в преклонном возрасте не для того, чтобы разглядывать достопримечательности, и вообще - не из-за личного интереса. Только ради блага человечества я пытаюсь донести до них эту науку о Кришне, которая сделает людей счастливыми. А долг каждого преданного Господа Кришны – всеми средствами мне помогать.

— из письма к Сумати Морарджи

НА СМЕНУ НОЯБРЮ ПРИШЕЛ ДЕКАБРЬ. Продлив срок визы, Бхактиведанта Свами остался в США. Конечно, Америка процветала, но некоторые вещи Бхактиведанта Свами переносил с трудом. От воя сирен пожарных и полицейских машин у него едва не случался разрыв сердца. Иногда по ночам с улицы доносились шум драки и крики о помощи. В самые первые дни своей жизни в городе он заметил, что отовсюду доносится запах собачьих испражнений. И хотя Нью-Йорк считался престижным городом, в нем трудно было отыскать плоды манго, а если в каком-то магазине они и попадались, то стоили дорого и были совершенно безвкусными. Иногда, работая в комнате, Бхактиведанта Свами слышал сирены океанских лайнеров и мечтал, что когда-нибудь отправится в кругосветное путешествие с группой санкиртаны, и будет проповедовать в крупнейших городах мира.

Температура опускалась ниже нуля. В Индии никогда не было так холодно. Каждый день ему приходилось шагать навстречу западному ветру, дующему с Гудзона. От этого ветра даже в обычный зимний день перехватывало дыхание, слезились глаза и коченели щеки и нос. А в штормовой день сильные порывы ветра могли сбить прохожего с ног. Порой, после холодного дождя, улицы покрывались ледяной коркой и становилось очень скользко. Невыносимо холодно было на открытой, насквозь продуваемой Вест-Сайдской стороне, где вихри поднимали на огромную высоту желтые листья и бумажный мусор.

Бхактиведанта Свами надевал пальто, которое ему подарил доктор Мишра, но, несмотря на холод и ветер, ходил в дхоти. Свами Никхилананда из Миссии Рамакришны как-то сказал, что если Бхактиведанта Свами хочет остаться на Западе, ему нужно будет отказаться от традиционной индийской одежды и перестать быть строгим вегетарианцем. Он сказал, что в этом климате просто не обойтись без мяса и крепких напитков, так же как без брюк и пальто. Перед отъездом Бхактиведанты Свами из Индии, один из его духовных братьев объяснил ему, как едят на Западе и научил пользоваться вилкой и ножом. Но Прабхупада и не думал перенимать западный образ жизни. Многие советовали ему не быть «белой вороной», а поскорее перенять американский дух, даже если придется нарушить те обеты, которым он следовал в Индии. Почти все индийские эмигранты шли на компромисс со своими традициями. Но Бхактиведанта Свами имел на этот счет свое мнение и был непоколебим. Ну да, они пошли на компромисс, думал он, но ведь они приехали на Запад, чтобы просить – они хотят технического прогресса. «Но я-то приехал не просить, — говорил он себе, — я приехал давать».

Во время своих одиноких прогулок по городу Бхактиведанта Свами знакомился с местными жителями. Среди них был господин Рубен, турецкий еврей, работавший кондуктором в метро. Господин Рубен встретил Бхактиведанту Свами в парке, где тот сидел на скамье. Будучи человеком общительным и повидавшим мир, Рубен присел, чтобы поговорить с индийским святым.

Господин Рубен: Он словно знал, что у него будут храмы, полные преданных. Он глядел вдаль и говорил: «Я не бедняк. Я богатый человек. И храмы, и книги - все это у меня уже есть. Они уже существуют, только время отделяет нас от них». Он всегда говорил «мы» и рассказывал о том, кто послал его, о своем духовном учителе. Хотя в то время он еще никого не знал, он говорил: «Я никогда не бываю один». Но мне он всегда казался одиноким и этим напоминал пророка Илию, у которого не было спутников. Не думаю, что у него тогда были последователи.

Если не было дождя или гололеда, Бхактиведанта Свами садился на автобус и ехал в Центральную библиотеку на Сорок второй улице. Там хранился его «Шримад Бхагаватам» – несколько экземпляров из тех, что он продал посольству США в Нью-Дели. Ему было приятно, что книги его числятся в каталоге и пользуются у читателей спросом. Иногда он гулял по площади ООН или шел в Новый Дом Индии на Шестьдесят четвертой улице, где встречался с господином Мальхотрой, служащим консульства, который в ноябре помог ему связаться с Обществом Тагора и получить приглашение дать лекцию на одной из встреч Общества.

Проезжая на автобусе по Пятой Авеню, он разглядывал дома и мечтал, что когда-нибудь их можно будет использовать в служении Кришне. Некоторые здания особенно его заинтересовали: одно - на Двадцать третьей улице, а другое, с куполом, - на Четырнадцатой. Он думал: материалисты построили такие прекрасные дома, но при этом абсолютно не позаботились о своей духовной жизни. И несмотря на огромные технические достижения, они чувствуют себя опустошенными и бесполезными. Пока они строили эти дома, их дети спивались или становились наркоманами.

Второе декабря

Заголовки в «Нью-Йорк Таймс»: «Больницы Нью-Йорка сообщают: заметно участились случаи отравления ЛСД»; «Нарастает протест против участия США в войне с Вьетнамом».

Шел декабрь. Становилось все холоднее, но снег так и не выпал. В магазинах на проспекте Колумба появились рождественские елки, а европейские рестораны сияли праздничной иллюминацией. По обеим сторонам Семьдесят второй улицы, на всем ее протяжении, Торговая Ассоциация установила высокие красные столбы, на вершинах которых сверкали рождественские елочки. Верхушки их были увенчаны красными звездами, горевшими разноцветными огнями, и соединялись между собой блестящими гирляндами из мишуры.

Хотя Шрила Бхактиведанта Свами ничего не покупал к Рождеству, он посетил множество книжных магазинов — «Ориенталия», «Сэм Вейзерз», «Даблдэй», «Парагон» и несколько других, где пытался продать свой трехтомник «Шримад Бхагаватам». Миссис Фербер, супруге владельца магазина «Парагон Бук Галлери», Бхактиведанта Свами запомнился как «очень приятный и вежливый невысокий господин». Когда он пришел в первый раз, его книги не вызвали у нее интереса, но он вернулся, и она согласилась взять на продажу несколько экземпляров. Поскольку книги уходили неплохо, Бхактиведанта Свами наведывался в магазинчик раз в неделю, чтобы получить деньги, а иногда, когда нужно было самому продать кому-то несколько штук, он заходил и забирал их у миссис Фербер. Иногда он звонил и интересовался, как идет продажа.







Дата добавления: 2015-10-12; просмотров: 177. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2019 год . (0.013 сек.) русская версия | украинская версия