Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ЖМ 6 курсына интерндерге «Клиникалық электрокардиография» элективті пәні бойынша емтихан тестілері 2014-15 68 страница




— Шьямасундара, запиши.

И полился поток мыслей, такой ясный и последовательный, что я не сомневался: когда мы думаем, что Прабхупада спит, он на самом деле не спит, а размышляет о том, как лучше и больше служить Кришне.

Глава тридцать девятая

 

«Я построю для вас прекрасный храм»

 

Прабхупада отложил церемонию закладки первого камня в Майапуре до Гаура-пурнимы (дня явления Господа Чайтаньи) — 29 февраля 1972 года. Он попросил учеников организовать большой праздник с пандалом и бесплатным пиром для гостей. На этот праздник должны были съехаться его ученики со всего мира.

 

Я очень хочу в нынешнем году провести это мероприятие со всеми своими учениками… Это очень важный день, и его празднование будет нашим служением Шриле Бхактивиноде Тхакуру и Его сыну Шриле Бхактисиддханте Сарасвати Тхакуру. Так что, пожалуйста, подготовьтесь к нему как следует.

 

В декабре, когда между Индией и Пакистаном разгорелась война за Бангладеш, индийское правительство запретило иностранцам оставаться в северных районах Западной Бенгалии – именно там, где расположен Майяпур. Преданным пришлось уехать, и вернулись они лишь через несколько недель, когда война закончилась. Они продолжили прерванную подготовку к фестивалю, и за несколько дней до Гаура-пурнимы к ним приехал их духовный учитель.

Увидев транспарант на бамбуковых шестах: «Добро пожаловать, Шрила Прабхупада!», Прабхупада было усомнился:

— Не знаю, понравится ли это моим духовным братьям.

Он уже слышал, что некоторые из его духовных братьев были против того, чтобы его именовали тем же титулом, что и их духовного учителя, Бхактисиддханту Сарасвати Прабхупаду. На самом деле, сам Прабхупада не принимал этого титула. Этим именем, несколькими годами ранее, в Америке, его почтили ученики. В мае 1968 года в Бостоне Прабхупада, в очередной раз диктуя секретарю письмо, заметил, что «Свамиджи» — далеко не самое почтительное обращение к духовному учителю.

— Тогда почему же мы называем вас «Свамиджи»? — удивился секретарь.

— К духовному учителю, — продолжал Прабхупада, — обычно обращаются, называя его Гурудева, Вишнупада или Прабхупада.

— Можно мы будем называть вас «Прабхупада»? — спросил секретарь.

— Да, — ответил Прабхупада, и с тех пор ученики стали звать его уже не «Свамиджи», а «Прабхупада».

Один из преданных выяснил у Прабхупады, что значит этот титул, и вскоре в журнале «Назад к Богу»появилась статья следующего содержания:

 

Прабхупада

 

В ведических религиозных кругах титул «Прабхупада» является знаком глубочайшего уважения. Этот титул указывает на то, что обладатель его — великий святой, которому поклоняются другие святые. Это слово имеет два значения: первое — тот, у чьих стоп (пада) сидят Прабху (словом «Прабху», т.е. «господин», называют друг друга ученики Гуру). Второе значение — тот, кто всегда пребывает у Лотосных Стоп Кришны (Верховного Учителя).

 

В цепи ученической преемственности, по которой передается человечеству сознание Кришны, есть ряд учителей, чей духовный уровень дает им право носить титул «Прабхупада».

 

Шрила Рупа Госвами Прабхупада исполнял волю своего Учителя, Шри Чайтаньи Махапрабху, и потому он и его близкие спутники, Госвами, носят этот титул. Шрила Бхакти Сиддханта Сарасвати Госвами Тхакур следовал воле Шрилы Бхактивиноды Тхакура, поэтому к нему также обращаются как к Прабхупаде. Наш духовный учитель, Ом Вишнупада 108 Шри Шримад Бхактиведанта Свами Махараджа, проповедуя в Западном мире послание любви к Кришне, исполняет волю Шрилы Бхакти Сиддханты Сарасвати Госвами Прабхупады, поэтому мы, смиренные американские и европейские слуги Его Божественной Милости во всех центрах Движения Санкиртаны, следуя по стопам Шрилы Рупы Госвами Прабхупады, решили обращаться к Его Милости, нашему Духовному Учителю, с титулом «Прабхупада», на что он дал нам свое милостивое согласие.

 

Все ученики с радостью приняли новый титул своего гуру, и никто не мог предположить, что у кого-то это может вызвать зависть. Да разве мог Прабхупада «перешагнуть» через своего духовного учителя? Он всегда был его смиренным слугой.

Члены ИСККОН не видели ничего зазорного в том, чтобы называть своего духовного учителя Прабхупадой. И ничто не могло их остановить — он и правда был их Прабхупадой. Даже на приглашениях на праздник Гаура-пурнимы они напечатали: А.Ч. Бхактиведанта Свами Прабхупада. Но Прабхупада знал, что у его критично настроенных духовных братьев это вызовет недоумение и недовольство.

 

Осматривая жилье для преданных, Прабхупада увидел две просторные белые брезентовые палатки — одну для мужчин, другую — для женщин, освещенные лампами дневного света. Большой шатер-пандал стоял, окруженный другими палатками, а маленькая палатка позади пандала служила кухней. Небольшую огороженную территорию со всех сторон обступали рисовые поля, поэтому земля была слегка влажной, а в самих полях, залитых водой, жили и плодились огромные комары, обычно появлявшиеся на закате. Условия жизни в Майяпуре были крайне просты, но многие из собравшихся на праздник преданных уже полтора года путешествовали по Индии, живя то в грязных дхармашалах с голыми стенами, то в холодных палатках, вроде тех, что были в Аллахабаде. Преданные ехали в Майяпур не за комфортом, а для того, чтобы служить своему духовному учителю. В будущем, благодаря их усилиям, множество преданных сможет собираться в Майяпуре и жить в просторных домах со всеми удобствами, как задумывал Прабхупада.

Хорошо понимая, что люди Запада не привыкли к спартанским условиям жизни в Индии, Прабхупада хотел создать здесь для своих учеников все удобства, чтобы те чувствовали себя как дома и никакие бытовые трудности не мешали их служению и духовной практике. Поэтому он побуждал их строить в Майяпуре дома с водопроводом, электричеством и другими удобствами.

Прабхупада поселился в простой, крытой соломой хижине с земляным полом, площадью около тринадцати квадратных метров. Тоненькая перегородка отделяла главную комнату от помещения для слуг. Впереди находилась небольшая веранда, позади — садик, где Прабхупаде делали массаж. Там же стоял ручной насос для омовения и уборная. Когда преданные стали извиняться перед Прабхупадой за столь скромное жилище, он ответил, что любит естественную простоту.

— Даже если бы вы построили для меня роскошные хоромы, — сказал он, — я все равно предпочел бы жить здесь.

Живя в Майяпуре столь просто и непритязательно, Прабхупада говорил, что ему видится здесь великолепный город. Божества Радхи-Мадхавы (которым он поклонялся на Ардха-кумбха-меле в Аллахабаде, в 1971 году) стояли сейчас в палатке; а он толковал о мраморном дворце. Мечтал он и о первоклассном отеле, где будут жить гости и преданные, хотя пока мог предложить им совсем немного. Живя просто и счастливо в своей соломенной хижине, он собирал там учеников и делился с ними своими замыслами. По его просьбе преданные сделали небольшой макет здания, которое предстояло построить первым, и чертежи будущего Храма Человеческого Взаимопонимания. Прабхупада хотел, чтобы в городе, который они построят, были кварталы для каждого из четырех сословий, на которые делится общество варнашрамы.

Татпара: Когда Прабхупада ездил по странам Запада, с ним встречались разные влиятельные лица, но в Майяпуре он просто по-дружески общался с учениками, иногда пил сок или чему-то учил. Он жил просто, по-деревенски. Часто преданные с запада представляют Прабхупаду только в одном образе — как великого царя. Но, приезжая в Индию, он становился совершенно другим человеком. Он смеялся и разговаривал с нами, как близкий друг.

Бхавананда: В своей хижине Прабхупада сидел на бамбуковом помосте. Внутри не было ничего, кроме кровати и нескольких циновок на полу. Там он чувствовал себя счастливее, чем где бы то ни было. Еще мы поставили там вентилятор, и Прабхупада очень этому обрадовался. Ему нравилось в Майапуре, потому что все было очень просто. Уборная была на улице, но он вовсе не был против. Он наслаждался буквально всем. В то время он назначил управляющими Майяпура Джаяпатаку и меня. Право подписи банковского поручения, чтобы снимать со счета деньги на строительство здания, он дал четырем преданным. В Индии, чтобы просто открыть счет, нужно приложить немало усилий. Мы видели, как строг был в этом отношении Прабхупада. Он знал, насколько это рискованно – ведь стоило вам не заполнить какие-то бланки, банк мог запросто придержать ваши деньги, а если вы захотели, например, закрыть счет, то чиновники просто могли вам этого не позволить. Мы были наивны и неуклюжи, словно дети, поэтому Прабхупаде приходилось учить нас бухгалтерии и менеджменту.

Джананиваса: В первый раз придя посмотреть на Божества, Прабхупада спросил: «Кто одевает Божества?» Кто-то ответил: «Джананиваса». Божества стояли на простом, ничем не украшенном кафельном постаменте. Мы просто поставили Их туда, но Прабхупада смотрел на Них с такой любовью! Обычно каждый день он приходил на даршан. Однажды он зашел в комнату Божеств, а меня там не было. Пришли какие-то индийцы, и я побежал в соседнюю комнату, которая находилась всего в трех метрах, чтобы принести им «Назад к Богу». Когда же я вернулся, перед Божествами стоял Прабхупада и получал даршан. И он сказал мне:

— Ты всегда должен быть тут. Люди приходят, а с Божествами никого нет.

— Шрила Прабхупада, я только за журналом сбегал. Это в двух шагах, — ответил я, но он посмотрел на меня, словно говоря: «Опять ты оправдываешься», — и, повернувшись к Бхавананде, распорядился:

— Этому юноше, Джананивасе, нужна помощь. Он ведь обычный человек и не может за всем поспеть.

 

В пятидневную программу празднования Гаура-пурнимы были включены круглосуточные киртаны. Их проводили группы преданных, сменявшие друг друга каждые два часа. По утрам преданные собирались вместе и с киртаном шли в одно из святых мест Навадвипы: к дереву ним, под которым родился Господь Чайтанья, в дом Шриваса Тхакура, где Господь Чайтанья и Его спутники проводили ночные киртаны, к месту, где Кази попытался остановить санкиртану Господа Чайтаньи, в дом Бхактивиноды Тхакура… Прабхупада рассказывал преданным, что Бхактивинода Тхакур часто стоял перед своим домом, устремив взгляд на другой берег Джаланги – туда, где теперь находилась земля Шрилы Прабхупады.

Целыми днями, а особенно по вечерам, преданные толпились на помосте полосатого оранжевого шатра. Посреди сцены, на традиционной бенгальской симхасане, сделанной из резных банановых стволов и украшенной разноцветной фольгой и цветочными гирляндами, стояли Божества Радхи-Мадхавы. Прабхупада предоставил своим ученикам возможность самим выступать перед публикой. Главным оратором был Ачьютананда Свами, говоривший на бенгали.

Люди шли непрерывным потоком, и преданные распространяли «Назад, к Богу» на бенгали, английском и хинди. По вечерам они показывали слайды или фильмы. Из своего окна Прабхупада с особым удовольствием наблюдал за раздачей прасада. Ему нравилось смотреть, как сотни сидевших рядами жителей соседних деревень ели с круглых тарелок, сделанных из листьев, кичари.

— Делайте это всегда, — говорил Прабхупада ученикам, — всегда раздавайте прасад.

Хотя храм еще не был построен, проповедническая деятельность Прабхупады в Майяпуре уже имела огромное значение. Другие, расположенные по соседству матхи тоже отмечали Гаура-пурниму. Как правило, все их празднование сводилось к тому, что туда съезжались калькуттские вдовы, которые, внеся плату, несколько дней жили в храме и посещали святые места Навадвипы. Но программа в пандале, которую организовал Прабхупада, была яркой, динамичной и привлекала больше всего посетителей. Место рождения Господа Чайтаньи Махапрабху без проповеди — это бессмыслица, говорил Прабхупада. Люди приезжают в Майяпур только на празднование Гаура-пурнимы, в другое время здесь почти никого не бывает.

— Что важнее, — спрашивал Прабхупада, — место, где родился Господь Чайтанья, или Его деятельность? Его деятельность, карма. Его деятельность важнее, чем Его джанма — место рождения.

Господь Чайтанья пел мантру «Харе Кришна» и раздавал людям любовь к Богу, тем же самым должны заниматься в Майяпуре и преданные.

В день Гаура-пурнимы в Майяпур прибыли десять санньяси, духовных братьев Прабхупады, чтобы вместе с его учениками и сотнями собравшихся здесь гостей принять участие в церемонии освящения и закладки первого камня. Прабхупада был с ними очень любезен и дружелюбен. Он радовался тому, что они собрались, чтобы вместе отпраздновать закладку всемирного центра Международного Общества сознания Кришны.

Сидя на подушке рядом с жертвенным алтарем и повторяя на четках мантру, Прабхупада дал первое посвящение шести бенгальским преданным и санньясу молодому ученику из Америки. Затем выступили духовные братья Прабхупады и в своих речах дали высокую оценку деятельности Прабхупады в странах Запада.

Наконец, все собрались вокруг ямы площадью в два квадратных метра и глубиной четыре с половиной метра. По краям ее лежали различные предметы, которые, согласно священным писаниям, следовало заложить в шахту: пять видов цветов, пять видов злаков, пять видов листьев, пять различных металлов, пять видов фруктового сока, пять видов красящих порошков, пять видов фруктов и пять видов драгоценных камней. Духовный брат Шрилы Прабхупады, Пури Махараджа, спустился по лестнице в яму, чтобы возложить на украшенный цветами кирпичный алтарь кокосовые орехи и листья банана в сосуде.

Следом за ним в яму спустился Прабхупада, держа в руках коробку, в которой находилось мурти Ананта-Шеши — золотое, с рубиновыми глазами. Рано утром у себя в хижине Прабхупада показывал это мурти нескольким ученикам из своего ближайшего окружения.

— Это — Господь Ананта, — сказал он, — змей, на котором покоится Господь Вишну. Он будет держать храм на Своей голове.

Прабхупада установил Ананта-Шешу на алтаре и по лесенке поднялся наверх. Затем, счастливый, Прабхупада пригласил всех кидать в яму свои пожертвования — цветы, деньги, а в конце – горсть земли.

 

Хотя в день Гаура-пурнимы духовные братья Прабхупады в один голос славили его деятельность, через несколько дней некоторые из них пришли к нему выразить свое недовольство по поводу его титула «Прабхупада». Прабхупада попросил своих учеников выйти. Когда они вышли, один из духовных братьев-санньяси стал выговаривать Прабхупаде, обращаясь к нему на бенгали:

— На каком это основании вы носите титул «Прабхупада»? Вы не имеете права! Это титул нашего Прабхупады! Вы не можете присваивать это имя себе!

— Я не присваивал его, — ответил Прабхупада. — Ученики называют меня «Прабхупада». Что я могу поделать?

Тогда санньяси начал критиковать Прабхупаду за то, что тот не сотрудничает с ними в их проповеди, что дает людям Запада священный шнур и санньясу…

Но главное, духовные братья требовали объяснений, почему он носит титул «Прабхупада».

— Брахмананда Махарадж! — позвал Прабхупада. — Принеси мне мой почтовый бланк.

Когда Брахмананда Свами вернулся с бланком письма, Прабхупада показал его духовным братьям. В шапке бланка было написано: «Триданди Госвами А.Ч. Бхактиведанта Свами». Ни намека на «Прабхупаду». Это подтверждало, что сам он не называл себя этим титулом. Это простое свидетельство немного успокоило его духовных братьев, и он пригласил их принять вместе с ним прасад, который раздавали его ученики.

Позже, в своей хижине, Прабхупада завел с учениками разговор о зависти. Он сказал, что преданный может судить о своем духовном росте по тому, насколько он освободился от зависти. В духовном мире нет зависти: хотя все спутники Кришны стараются служить Ему как можно лучше, и порой это напоминает соперничество, каждый только радуется стараниям других. Если Кришна доволен служением Радхарани или другой дорогой Ему гопи, другие гопи не завидуют ей, напротив, они думают: «О, как чудесно она служит Кришне. Я тоже должна предложить Кришне какое-нибудь замечательное служение, чтобы он был доволен еще больше!» Зависть — это признак материализма.

Прабхупада хотел, чтобы его духовные братья поменяли свои взгляды и не возражали против того, что ученики называют его Прабхупадой. Еще он жалел, что некоторые из них не могут искренне оценить его труд. Если через него столь успешно действует их духовный учитель, почему они так беспокоятся? Почему бы им не оценить его усилия и не радоваться тому, что миссия Господа Чайтаньи успешно распространяется? Они должны понимать, что это действует сам Бхактисиддханта Сарасвати. Это и их работа, их ответственность, и они должны признать, что Бхактиведанта Свами Махараджа успешно с этой работой справляется. Если на церемонии они признали его достижения, почему бы им не согласиться и с тем, что для сотен жителей Запада, спасенных им от ада, он вполне мог быть Прабхупадой – тем самым единственным преданным, который — они были в этом уверены — всегда пребывает у лотосоподобных стоп Кришны.

Если же принять во внимание количество изданных и распространенных книг о науке сознания Кришны, преданных, получивших посвящение и занятых в преданном служении, открытых храмов – с ним не мог сравниться никто. Конечно, в каком-то смысле, все духовные братья Прабхупады, кто следовал основным наставлениям Бхактисиддханты Сарасвати, повторял «Харе Кришна» и избегал греховной жизни, были одинаково достойны похвалы. Но если уж анализировать всё столь полно и тщательно, надо учесть и результаты проповеди! Помимо прочего — кто раздавал милость Господа Нитьянанды и от имени Бхактисиддханты Сарасвати достигал таких потрясающих результатов – результатов, которые доселе казались невозможными? Согласно «Чайтанья-чаритамрите», если проповедник способен распространять мантру «Харе Кришна», следует считать, что он уполномочен Богом.

Прабхупада, несомненно, был уполномочен, но вел себя очень смиренно, хотя никто ему не помогал. Он неоднократно приглашал своих духовных братьев присоединиться к нему на Западе в роли равноправных проповедников Движения сознания Кришны. Почему они не приехали, чтобы помочь ему в миссии их духовного учителя, вместо того, чтобы жаловаться на своего духовного брата, исполняющего миссию Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати?

Однако судить его духовных братьев ученики Прабхупады были не вправе, и сам он строго предупреждал их об этом. Они должны относиться к ним как к ученикам Бхактисиддханты Сарасвати, которые в этом смысле находятся на одном уровне с их духовным учителем. Однако ученикам Прабхупады было больно видеть, как принижают положение их гуру. Они могли смириться и не перечить, но легко ли им было с нежностью и любовью относиться к тем, кто критиковал их духовного учителя и его Движение сознания Кришны?

 

Праздник продолжался пять дней. По его окончании Прабхупада уехал во Вриндаван, где планировал провести еще одну церемонию закладки фундамента. Участок в Майяпуре по-прежнему находился в первозданном состоянии, и Прабхупада настоятельно просил учеников в Индии продолжать сбор средств, необходимых для постройки храма.

 

Мы задумали построить в Майяпуре грандиозный храм, и если вы все вместе сумеете воплотить этот план в жизнь, этот храм не будет иметь себе равных во всем мире. Это будет всемирный центр духовной культуры. В Майяпур будут приезжать учиться люди из всех стран мира, и мы дадим достойный отпор атеизму и коммунизму, насаждением которых занимаются философствующие мошенники. Итак, мы должны взять на себя эту великую миссию, и ни на минуту не забывать об ИСККОН. С этой просьбой я обращаюсь к каждому из вас.

* * *

Февраль 1972 года.

В отсутствие Прабхупады преданные во Вриндаване так и не смогли уговорить г-на С. дать ИСККОН официальное разрешение на использование земли. Прабхупада настойчиво просил одного из своих индийских учеников, Кширодакашайи, подписать у г-на С. официальную бумагу. Кширодакашайи обратился с этой просьбой к г-ну С., но, видя его нерешительность, решил переговорить с г-жой С., а затем с ними обоими.

Супруги С. остановились на том, что, поскольку сами они не могут принять решение, последнее слово остается за Самой Шримати Радхарани. Г-жа С. попросила Кширодакашайи взять два листка бумаги и написать на одном «да», а на другом «нет». Она сложила листки вчетверо и, положив их перед семейными Божествами Радха-Кришны, попросила Кширодакашаи выбрать один из листков. Кширодакашайи взял листок и в присутствии четы С. и Радхи с Кришной развернул его — на листке было написано «да».

Как обрадовался Прабхупада, когда услышал эту новость!

 

Я очень доволен, что ты смог получить у семьи С. землю для Кришны. Теперь давайте совместными усилиями построим во Вриндаване замечательный центр.

 

В марте 1972 года Прабхупада вернулся во Вриндаван, чтобы подписать контракт с г-ном С. и провести церемонию закладки первого камня. Прабхупада договорился с госвами из храма Радха-Дамодары, чтобы те разрешили его ученикам жить на их территории, пока будет строиться храм в Рамана-рети.

Ямуна: Так случилось, что утром, когда госвами должны были подписать с Прабхупадой договор о сдаче комнат, во Вриндаване отключили свет. Пишущая машинка секретаря Прабхупады работала на электричестве, но я сказала Прабхупаде, что когда-то училась каллиграфии. У меня были с собой перья для письма, и Прабхупада сразу же написал черновик договора. Я отнесла его в другую комнату, села и переписала договор, выведя все прописные буквы золотом. Через пятнадцать минут мы положили бумагу перед Шрилой Прабхупадой.

Прабхупада с гордостью поднял документ, показал его госвами и сказал:

— Вот видите, мои ученики мастера на все руки.

С этого момента преданные могли жить в верхних комнатах над апартаментами Шрилы Прабхупады и входить в его комнаты, чтобы там убираться. Для Прабхупады подписание договора о сохранении его комнат в храме Радха-Дамодары было важным событием.

Для подписания контракта о передаче ИСККОН участка земли в Рамана-рети Прабхупада и г-н С. встретились в магистрате города Матхуры. В присутствии адвокатов они совершили все формальности. В том, что ему удалось приобрести во Вриндаване такой хороший участок земли, Прабхупада видел милость Кришны. Он написал в Америку секретарям Джи-би-си и попросил их прислать как можно больше людей для участия в новом проекте. Он поделился с ними своими намерениями «создать здесь уникальный центр для возрождения духовной жизни Вриндавана с благословения Рупы и Дживы Госвами».

Прабхупада сказал Кширодакашайи:

— Я хочу, чтобы в ознаменование этого события приготовили много прасада и пригласили на пир всех жителей Вриндавана.

Через два дня Прабхупада провел церемонию закладки первого камня в Рамана-рети. Он снова спустился в ритуальную яму и поместил там Господа Ананту, на голове которого должен был покоиться храм.

А поздно ночью на их участок было совершено нападение. Пожилая вдова-индианка, которая пользовалась в округе репутацией святой, разгневалась на г-на С. за то, что тот не отдал землю ей, о чем она его неоднократно просила, и ночью подослала туда гундов, чтобы те разрушили кирпичный фундамент, заложенный на церемонии, и осквернили яму, где лежали цветы и культовые предметы. Гунды раскопали яму, насыпали в нее мусора и похитили знак, оповещавший о смене владельца земли.

Прабхупаде сообщили о случившемся, когда он сидел у себя в комнате в храме Радха-Дамодары. Он очень рассердился и велел ученикам немедленно обратиться в полицию. На следующую ночь землю охраняло несколько полицейских, и когда наемные гунды явились вновь, полиция предупредила их, что если они еще раз осквернят это место, их арестуют. На том все и кончилось.

Прабхупада часто говорил, что, став преданным, человек тем самым наживает себе много врагов. Этот инцидент еще раз подтвердил то, в чем Прабхупада был убежден и раньше: как только ИСККОН приобретает землю, на ней следует немедленно строить храм. Или, по крайней мере, обнести участок забором, построить временные хижины и жить на этой земле, пока идет подготовка к строительству храма.

Теджас: «Здесь будет храм Кришны и Баларамы», — сказал Прабхупада. Мы не совсем понимали, что он имеет в виду. Мы все думали, что это произойдет еще не скоро. Рамана-рети — такая глушь! Вокруг ни души. Место совсем дикое, и, вдобавок ко всему, там орудовали бандиты. Мы считали, что, если построить храм здесь, сюда никто не придет. Но Прабхупада сказал: «Туда, где есть Кришна, придет каждый».

Секретарь Прабхупады Шьямасундара писал своему духовному брату о только что приобретенном земельном участке во Вриндаване:

 

Сегодня рано утром, до завтрака, Прабхупада благополучно завершил дело с передачей нам участка земли площадью в пол-гектара в Рамана-Рети — рощице, где Кришна играл со Своими друзьями. Это в десяти минутах ходьбы от храма Радхи-Дамодары. Прабхупада сам обмерял землю (веревкой от москитной сетки), сам вел переговоры, сам набросал план участка, сам составил договор, сам пошел в магистрат Матхуры, подписал, поставил печать и сам доставил документ во Вриндаван. Прабхупада просит вас СРОЧНО ПРИСЛАТЬ ИЗ АМЕРИКИ В ИНДИЮ НЕ МЕНЕЕ ПЯТИДЕСЯТИ (50) ЧЕЛОВЕК!!! Наконец-то у нас в Индии есть настоящее дело: грандиозные проекты в Майяпуре, Вриндаване и Бомбее. Все земельные участки куплены, обо всем договорено, и все это Прабхупада сделал сам. Но нас здесь слишком мало, чтобы поднять такое большое дело — это самые крупные проекты за все время существования нашего Общества. У нас не было дела более великого, чем освоение этих трех мест, и, поверь мне, эти три проекта Прабхупаде пока дороже всего остального.

* * *

За тот месяц, пока Прабхупады не было в Бомбее (он уехал 10 февраля), преданные в назначенный срок выплатили г-ну Н. 50 000 рупий. Постепенно в Джуху перебралось несколько преданных. Жили они в палатке, где по ночам им не давали спать крысы и комары. Пытаясь расчистить заросли бурьяна, они наткнулись на груду пустых бутылок и выгребную яму. Без Прабхупады решимости у них заметно поубавилась.

Но тут приехал Брахмананда Свами, которого Прабхупада назначил руководить бомбейским проектом. Он вернулся из Калькутты, где был вместе со Шрилой Прабхупадой, и заразил бомбейских преданных своим энтузиазмом. Им предстояло расчистить землю и немедленно поставить пандал. До этого Брахмананде Свами никогда не приходилось ставить пандалы, но он заключил договор с подрядчиком на строительство нескольких домиков из пальмовых листьев (чхатаи) для преданных и установку шатра для проведения фестивалей. Однако до начала строительных работ преданные должны были как следует расчистить землю.

Г-н Сетхи, сосед и свободный член ИСККОН, нанял бригаду рабочих, чтобы вырубить дикие заросли. Пришли на помощь и некоторые другие свободные члены Общества из Бомбея. Сам г-н Н. прислал одного из своих помощников, г-на Матара, чтобы тот руководил работами по расчистке земли. Работали и преданные, готовясь к возвращению Прабхупады.

Вскоре в «Харе-Кришна-лэнд» прибыли Шри Шри Радха-Расавихари. Они приехали на такси с преданными, державшими Их на коленях. Пока Их временной обителью стал шатер. До этого Божества находились в Бомбее — с тех самых пор, как преданные привезли их на программу в пандале, что проходила на Кросс-Майдане. В честь того события по набережной Чоупатти состоялась праздничное шествие, и когда преданные вернулись, Радха-Расавихари во всем великолепии ожидали их на богато украшенном паланкине. Беломраморный Кришна держал серебряную флейту, а Радхарани благословляла всех поднятой ладонью правой руки. Они были прекрасны.

Затем Радха-Расавихари переехали в Акаша-Ганга-билдинг, где преданные постепенно довели поклонение Им до надлежащего уровня. Когда Прабхупада отдал указание перевезти Радху-Расавихари в Джуху сразу же, как только будет выплачен первый взнос, преданные удивились:

— Зачем Божествам переезжать до того, как все будет готово? Не лучше ли Им подождать, пока мы построим храм?

— После того, как Божества установлены, Их уже никто не сможет оттуда убрать, — ответил Прабхупада.

Прабхупада лучше, чем кто-либо другой, знал, как следует поклоняться Радхе-Расавихари, но сейчас самым важным было закрепиться на этой земле. Как иначе, рассуждал он, можно возвести Радху-Расавихари на царский трон в храме, если Они Сами не утвердят за Собой право собственности, поселившись в Джуху? Прибытие Радхи-Расавихари создало для преданных дополнительные трудности, поскольку теперь они должны были во что бы то ни стало проводить утреннюю пуджу и шесть раз в день готовить для Божеств на своей примитивной кухне. Даже шатер для Радхи-Расавихари был установлен не очень прочно и колыхался на ветру.

Однако Шрила Прабхупада рассматривал переезд как своего рода духовный тактический прием. Он был уверен, что все, кто имеет отношение к проекту — он сам, владельцы земли, мунципалитет Бомбея — согласятся, что, раз Кришна уже поселился здесь, то эта территория теперь принадлежит Ему. Но, поскольку Прабхупаде приходилось просить потерпеть неудобства Самого Господа Кришну, он молил Радха-Расавихари: «О Господь, пожалуйста, останься здесь, и я построю для Тебя великолепный храм».

К возвращению Прабхупады в Бомбей Радха-Расавихари уже были установлены на помосте пандала. Народу на программы собиралось не так много, как в центре Бомбея, — не более пятисот человек каждый вечер, но Шрила Прабхупада был доволен. Фестиваль проходил на их собственной земле, и это было только начало.

Каждый вечер Прабхупада читал в пандале лекции, участвовал в киртанах и церемонии арати для Радха-Расавихари. Панчадравида Свами собрал пожертвования: пять тонн дала, риса и муки, поэтому преданные каждый день готовили кичари на сто двадцать пять человек, которое раздавали бесплатно. Вечером Прабхупада лично раздавал с подноса Божеств халаву, и толпа, включая состоятельных бизнесменов с их женами, устремлялась вперед, чтобы получить из его рук прасад. Прабхупаде так понравился фестиваль, что он велел преданным сохранить шатер и регулярно проводить здесь подобные программы.







Дата добавления: 2015-10-12; просмотров: 73. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.011 сек.) русская версия | украинская версия