Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Сентября 3056 г. С севера вдоль Ямато, словно собираясь штурмовать Масамори, двигалась рота боевых роботов




 

С севера вдоль Ямато, словно собираясь штурмовать Масамори, двигалась рота боевых роботов. За городом выстроилась вторая рота с синими полосками, нанесенными на руки и ноги, и поджидала противника.

— Прекрасный день для учений, — заметил дядюшка Чэнди, чье огромное тело еле разместилось на установленном под тентом, в тени растущих на берегу тополей, складном кресле. Он потягивал экзотический напиток, приготовленный в половинке крупного ореха виндхайа размером с человеческую голову, выращенного на южном материке Деолали. Крохотный декоративный бумажный зонтик торчал из замороженного коктейля.

Небо казалось ослепительно синим и безоблачным, а жар солнца обжигал незащищенную кожу. Над рекой поднимался плотный и холодный туман, а временами со стороны внушительно синеющей далеко на западе горной гряды Тримурти налетал легкий ветерок, разгоняя утреннюю жару и напоминая толпам зрителей, выстроившихся вдоль берегов реки, что на побережье Сакудо уже спустилась осень, несмотря на сегодняшний жаркий и ясный день.

Сидевший справа от Куриты полковник Карлос Камачо кивнул, но промолчал.

— Вы абсолютно правы, ваше высочество, — ответил Гордон Бэйрд, перегнувшись через плечо полковника. Он всегда был рад перекинуться словечком с высокопоставленной особой. — День замечательный.

Магнат не обратил внимания на его слова.

— Я, разумеется, только рад поводу покинуть тесные стены и совершить экскурсию в такую прелестную погоду, полковник, — продолжил Курита. — Но все же меня удивляет, почему вы настаивали на моем присутствии при проведении рядовых маневров.

Камачо посмотрел на него: — Просто мне хотелось, чтобы хозяин посмотрел на то, за что он заплатил деньги.

Молодой самурай с пурпурным хвостом на макушке ковырялся одноразовой вилкой в пластиковой белой тарелке, с сомнением изучая приготовленное.

— Что это? — спросил он, созерцая толстый длиной с палец цилиндр, завернутый в кукурузные листья и политый коричневым соусом.

— Дохлая крыса с дерьмом, — пояснил Гандака, развернув тамаль10 и подцепив на вилку здоровенный кусок. — Тоже неплохо.

Самурая всего передернуло.

— А что, тебе не нравится? — спросил Луна. — Пахнет вполне прилично. Тебе пришлось бы жрать и не такое, если б ты участвовал с нами в сражении с кланами.

— Или если бы тебя угораздило родиться там же, где и нам, — добавил Гандака, высокий тощий парень с сильно выступающим кадыком и бачками, спускающимися к подбородку. Буквально это имя означало «дикий гусь».

Юноша покраснел, залилась краской даже его голова, выбритая до макушки по древнему самурайскому обычаю. Эти подонки осмеливаются прохаживаться по поводу его благородного происхождения. И черт побери, он ничего не мог с этим поделать.

— А почему он не ест? — спросил самурай, стараясь скрыть смущение и указывая черенком вилки на Бунтаро Мэйни.

Одноглазый воин стоял на некотором расстоянии от столиков, засунув руки в карманы и наблюдая за приготовлениями к атаке роты «Свинарник». Перед ним бегали и играли дети и собаки, не пугаясь грохочущих шагов титанов

— Я подожду, пока поджарится козлятина, — сказал он, показав на очаг, где несколько плотно сбитых механиков, обнаженных до пояса, вращали над углями насаженного на вертел козленка.

Элеанор Симацу обладала отменным аппетитом. Сейчас она насытилась, так как, согласно требованиям субординации, поела первой. Лейни никогда не требовала для себя подобных преимуществ, но ее подчиненные неизменно ждали от предводительницы соблюдений правил.

Она стояла, наблюдая за тем, как несколько ее женщин-бойцов застенчиво беседовали с женщинами-наемницами, пришедшими с детьми на руках. Некоторые из них сами были водителями роботов; Семнадцатый разведывательный полк потрясал тай-са Элеанор немыслимым сочетанием семьи, передвижного цирка и цыганского табора.

Именно поэтому ее люди и эти чужаки быстро нашли общий язык и начали общаться между собой. «Призраки» тоже представляли собой нечто подобное.

— За кого вы болеете? — поинтересовался Шиг Хофстра у Безымянного. В этот момент у того мясо, кусочки сыра и латук просыпались с его аккуратной бородки из тако11, которую он безуспешно попытался засунуть в рот.

— За Белых, — заносчиво заявил юный самурай. — Все люди вокруг нас стоят с белыми флажками. Все оглянулись на него.

— Ну и ну, — промычал Гандака, пальцами подбирая остатки тамаля с тарелки и отправляя их в рот.

— Я делаю ставку на Синих, — заявил Бунтаро Мэйни, кивнув на готовящихся к сражению роботов, которые начали разворачиваться прямо вдоль берега реки в опасной близости к людям, собравшимся здесь на пикник. Они то аплодировали, то разражались насмешками, разбрасывая повсюду пластиковые стаканчики, нарушая все предписания о соблюдении чистоты и порядка. На правом фланге смешанного войска тяжелых и штурмовых роботов застыл маленький отряд из трех средних машин.

— Эта рота «Авангард». Ковбой в «Авангарде», а пока только мне удалось надрать этому парню задницу.

— А я слышал кое-что другое, — пробурчал огромный, с бритой головой человек в халате, что указывало на его принадлежность к ордену Пяти Столпов. Все его звали Ямабуси по названию существующего подотряда монахов-воинов, к которым он принадлежал. — Я слышал, что та малышка-разведчица, которая въехала сюда на велосипеде, сломала ему нос. От тебя ему досталось меньше.

— Кстати, а где она сейчас? — спросил Гандака, вытирая пальцы об одежду и осматриваясь.

— Ты не в ее вкусе, Гандака, — медленно произнесла Лейни.

— Почему? — возмутился Гандака. — Что же ей тогда по вкусу? Девочки?

— Люди.

«Призраки» разразились оглушительным смехом. «Кабальерос» недоуменно посмотрели на них и усмехнулись, но так, словно им эта шутка пришлась не по душе. Гандака запрокинул голову и захохотал громче всех.

Лейни отхлебнула пива из пластикового стаканчика. Сытость и солнце подействовали на нее расслабляюще. Ее мысли витали где-то далеко, постоянно сбиваясь на события прошлого.

Воспоминания она ненавидела.

В дни детства и юности Лейни Симацу часто побеждала в соревнованиях по некоторым видам спорта, которые были наиболее близки «Кабальерос». Увлекаясь верховой ездой и считаясь лучшей наездницей во всем Синдикате Драконов, девушка обладала способностями к общей атлетике и пробовала себя в различных видах спорта.

В детстве она и не подозревала, что ее отец добывает деньги на жизнь не вполне законными методами. Он был несметно богат и постоянно окружал себя и свою семью множеством молодых людей, вооруженных пистолетами. Но для богатого человека в Синдикате Драконов такое поведение считалось вполне естественным.

Когда Лейни исполнилось двенадцать, она узнала, что ее отец — старик, который частенько занят делами, — еще и верховный оябун на Кагосиме. Она же была настоящей принцессой якудза. Хотя в ней проявлялись иногда манеры сорванца, но в остальном она выглядела послушной и хорошей дочерью. Лейни решила, что ее предали, и подобное открытие способствовало выходу наружу всех дремавших в девочке дурных инстинктов.

Дурной характер Лейни сначала проявился в том, что ее выставили из множества частных университетов. Это вызвало сильный гнев у Милоса Симацу. Он испытывал не только гнев, но и унижение из-за потерянных денег, многочисленных взяток, которые Симацу раздал, чтобы дочь зачислили на первый курс. Лейни оказалась неуспевающей ученицей, это значило, что науки, изучаемые в классах, совсем ее не интересовали; главная проблема состояла в том, что она считалась якудза, и даже при видимой законности, которая была присуща этому роду деятельности в Синдикате Драконов еще до правления Теодора, сделавшего якудза своими союзниками, их никогда не принимали в приличном обществе. Когда Лейни начала превращаться из драчливого и напоминающего мальчишку подростка в потрясающую молодую женщину и отстаивать свои права, что действительно приводило отца в бешенство, мир вокруг нее лопнул, словно мыльный пузырь. Пять заместителей кагосимского оябуна объединились и решили, что их жизнь станет намного лучше, если старика Милоса не станет. Кто-то, вероятнее всего, доверенный адъютант, но Лейни так и не удалось точно разузнать, кто именно, впустил банду убийц в фамильный особняк в один прекрасный осенний день, очень похожий на этот, и старика Милоса не стало.

Другая банда наемных убийц прибыла в школу, где обучалась Лейни, чтобы покончить с ней и таким образом обрубить все оставшиеся концы. Только вмешательство верного слуги, который не переметнулся на сторону противника, спасло девочке жизнь. Он посадил свою подопечную на ближайший шаттл, отправляющийся на планету Хатиман, где ее кузен, Кацуо Сумияма, являлся всевластным боссом якудза. За это слуге пришлось поплатиться жизнью.

Лейни прибыла в Масамори без денег, в эмоциональном шоке от происшедшего. Помимо кровного родства, к которому якудза относятся весьма серьезно, у нее ничего не было. Она имела некоторые навыки в верховой езде и атлетике, что, однако, не подтверждалось дипломом или официальным документом. Она получила также обычное женское воспитание, которое давали в Синдикате Драконов в семьях, имеющих некоторые претензии на привилегированность. Цель подобного образования — сделать из девочки хорошую домохозяйку, украшение дома. Такие дамы уголовному миру якудза не требовались. Единственный выход заключался в том, чтобы отдать себя на милость дальнего кузена в качестве кякубуна, гостевого члена организации, и надеяться на лучшее.

Но все надежды оказались напрасными. Получилось так, что Кацуо Сумияма использовал беглую родственницу, только начинавшую расцветать зрелой красотой, как женщину. Так бывшей принцессе довольно грубым способом растолковали закон долга и благодарности якудза.

Кацуо-сама оказал Лейни одну услугу, помимо того, что предоставил ей безопасное убежище за столь высокую цену: он позволил девушке обучаться тому, что она сама выберет, будь то экономика, история или другие науки. Кацуо ознакомил девушку с оперативной деятельностью организации якудза, которую он возглавлял и которая по размерам стала главной в Масамори, а затем и на всем Хатимане. Нельзя сказать, что он был просвещенным человеком. Просто Кацуо не интересовало, чем занимается его протеже, лишь бы она по первому требованию была готова услужить ему.

Впервые в жизни Элеанор действительно заинтересовалась учебой. Она делала большие успехи. Тем не менее новообретенные знания не приносили девушке явной пользы: сейчас у нее имелось убежище при оябуне, но Лейни стала готовиться к тому, чтобы выйти из-под крылышка покровителя.

Позже, в конце сороковых годов, она прослышала, что в полк «Призраков» требуются умные, предприимчивые и способные новобранцы, независимо от их прошлого. Сумияма сразу дал согласие на поступление родственницы в полк. Он понимал, что никому не повредит наличие тесных контактов с военными кругами, которые упорно не шли на сближение, потому что верховное командование Синдиката Драконов демонстрировало крайнее презрение к якудза, в основном из-за чересчур пылко выражаемого ими патриотизма. К тому же Лейни ему уже порядком наскучила, если говорить откровенно.

Элеанор Симацу никогда не испытывала чересчур сильного благоговения перед Синдикатом Драконов, ее судьбой и идеалами. Она получила обычное идеологическое воспитание и столь же мало обращала на него внимания, как и на все то, что вбивали в нее учителя в далеком детстве. У девушки сохранилось мало патриотического пыла, о котором любил разглагольствовать оябун.

Но ее преданность Теодору Курите, позже ставшему Координатором, была полной и безусловной. Хотя именно по его приказу Лейни пришлось вернуться в ненавистное общество кузена.

— Что? — переспросила Лейни, только сейчас осознав, что Бунтаро Мэйни, обращаясь к ней, произнес какую-то фразу в своей обычной лаконичной манере.

— Говорю, что пора делать ставки, потому что они собираются начать рок-н-ролл, — повторил одноглазый воин.

Лейни хмыкнула.

— Сотню на Синих, — рассеянно произнесла она. Почувствовав, что руки словно свело судорогой, женщина опустила глаза вниз и посмотрела на кисти.

Они так туго сжались в кулаки, что казалось, кожа на костяшках вот-вот порвется, не выдержав напряжения. Боль пронзила руки, когда Лейни заставила себя разжать пальцы. На ладони остались округлые следы от впившихся ногтей. К счастью, она коротко подстригала ногти с тех пор, как бежала из Кагосимы; Сумияма часто указывал ей, что она обязана быть обворожительной и женственной. Лейни согласилась носить накладные ногти в случаях, когда он выводил ее в свет, но никогда не отращивала собственных ногтей.

Действительно, руки с длинными пальцами, когда-то отличавшиеся исключительной красотой, теперь огрубели и обветрились во время множества учений. Это тоже стало формой протеста.

По обеим сторонам обширного скошенного луга, где проходили учения, стояли роботы с черными и белыми полосами на руках и туловищах. Это были судьи, взятые из роты «Бронко», которая не принимала участия в сегодняшнем состязании. Неподалеку от Лейни и окружавших ее двадцати «Призраков» возвышался «Atlas», который, как она догадалась, принадлежал капитану Макдугал.

Толпа заулюлюкала и засвистела, когда ракетный залп наступающих роботов разбился о броню одной из машин роты «Авангард». Снаряды, наполненные краской, обладали малой поражающей силой. Нагрудная броня робота покрылась желтыми пятнами. Работающие в слабом режиме и потому светящиеся сине-зелеными огнями лазеры в этом учении играли роль автоматических пушек.

Бунтаро Мэйни вразвалочку подошел к Лейни, в его тарелке уже лежали кусочки козлятины, плавающие в огненно-красном соусе.

— Хреново стреляют, — произнес он с набитым ртом.

Сразу после этих слов залп снарядов-симуляторов угодил в линию деревьев, отстоящих на семь метров выше и десять южнее «Призраков», пометив всех людей, собравшихся на пикнике, оранжевыми брызгами краски, которой стреляли роботы роты «Авангард». Зеваки разбежались под веселые аплодисменты патриотов, кому повезло не попасть под этот залп.

— Этих парней, похоже, вовсе не заботит наша безопасность, — заметил Мэйни. Лейни пожала плечами.

— Ни в малейшей степени, — подтвердила она.

Легкий робот из роты «Свинарник» мчался, укрываясь за тополями, навстречу легким машинам «Авангарда». Судья — водитель «Rifleman» испустил трель, подражая свистку, и прицелился дальнобойной пушкой, вмонтированной в правую руку машины, в белый «Wasp». Явно протестуя, «Wasp» негодующе запрыгала, размахивая свободной рукой. Автоматическая пушка на правой руке «Rifleman» выстрелила, и на обзорном стекле «Wasp» расцвело черное пятно, хотя его и без того щедро покрывали оранжевые отметины. Маленький робот поднял руку, в которую был вмонтирован средний лазер, вверх и тут же завалился на спину.

Лейни усмехнулась:

— По-моему, это значит, что водитель вышел из игры.

В следующий момент «Wasp» из роты «Авангард», испещренная черными и желтыми полосами, перепрыгнул через голову «Черной Леди» капитана Макдугал и схватился с неосторожной «Valkyrie», на груди у которой красовалась нарисованная бабочка.

— Это Ковбой! — заулюлюкал Бунтаро, увлекшись битвой, и уронил козлятину с тарелки на землю. — Вперед, ты, костлявый сукин сын!

— Да, — сказал Чандрасехар Курита, наблюдая за тем, как Белые и Синие столкнулись с грохотом, который теперь перерастал в громовые раскаты. — Они действительно... неукротимые.

Синий «Battlemaster», которого вел Мачо Альварадо, пинком сбил с ног белый «Locust», свалив машину на землю. «Черная Леди», плавно разводя руками, свистела, указывая на выбывших. Мачо попробовал поразить цель из дальнобойной пушки, вмонтированной в его правую руку. Кали отразила удар, затем подставила ногу «Atlas» под правое колено робота Мачо и толкнула противника ладонью прямо в грудь, с завидной ловкостью повалив робота на землю вверх ногами, в результате чего раздался такой грохот, от которого у дядюшки Чэнди громко лязгнули зубы.

Сидевшая справа от Камачо подполковник Кабрера поморщилась.

Чэнди кивнул лоснившейся от пота огромной головой.

— Потрясающе! Но не будет ли причинено вреда вашим машинам, полковник? Я полагаю, что их починка обойдется весьма дорого.

На лицо Кабреры набежала легкая тень при мысли о грядущих расходах. Дон Карлос нахмурился.

— Вред прежде всего наносится броне, а это довольно просто устранить.

В его голосе послышалось некоторое воодушевление.

— Иногда повреждаются суставные соединения, но наши механики — настоящие мастера.

— Уверен, им достается много работы.

— А что касается дороговизны, — полковник пожал плечами, тщательно избегая взглядов начальства, — то я нахожу, что затраты оправдываются. Мы не такие меткие стрелки, как воины Нейджелринга и уроженцы Нового Авалона. У нас не так развито искусство войны, как в кланах. Но нет лучших водителей роботов, чем «Кабальерос». Мы должны поддерживать это мастерство на должном уровне, причем постоянно.

— Это оправдывает затраты, полковник, — с энтузиазмом подхватил Чэнди. — Действительно, ваши бойцы — идеальные водители роботов, если они могут вытворять подобные трюки.

— Здесь вы ничего нового не увидите, ваше превосходительство, — с энтузиазмом вступил в разговор лунолицый отец Монтоя, единственный несражающийся капеллан в полку. — Вот Пэтси, она показала бы вам, как водить робота. Не думаю, что во всей Внутренней Сфере нашелся бы равный ей водитель. Никто не мог противостоять ей, даже Кай Аллард-Ляо.

— Пэтси? — вежливо переспросил дядюшка Чэнди. — Кто это?

В один момент блеск покинул огромные черные глаза дона Карлоса, оставив их пустыми и тусклыми, словно у побитой собаки. Марисоль Кабрера гневно посмотрела на Монтою, и взгляд ее черных глаз вполне ясно давал понять, почему женщину прозвали в полку Леди Смерть.

— Всего-навсего моя дочь, — пробормотал дон Карлос, словно извиняясь. — Она погибла. На Джеронимо...

— А вот и он сам, — произнес Арчи Вестин, прищурившись, чтобы получше разглядеть сидевшего в павильоне Чандрасехара Куриту. Он с Маришкой и их постоянным гидом отцом Гарсией записывали на пленку игру для народов Федеративного Содружества. — Так вот каков Курита во плоти!

— Младший Курита, — поправил отец Боб, — чересчур удаленный от наследной линии. Я даже знаю, что покойный Координатор Такаси считал его недоумком.

— Похоже, что так считают все, — кивнув, подтвердил Арчи. — Он был неразлучен с Теодором даже тогда, когда тот впал в немилость у отца. Принял его сторону при дворе. Тедди до сих пор испытывает к нему симпатию, смешанную с некоторой долей жалости. Вы, конечно, знаете, откуда у него прозвище «дядюшка Чэнди»? Когда Теодор находился в немилости, он разыгрывал роль дяди, хотя на самом деле они кузены. И по правде говоря, Чэнди старше Теодора всего на два года.

— Кажется, вы весьма осведомлены о нашем хозяине?

— Я? — Арчи усмехнулся. — Полагаю, что да. По правде говоря, мне очень нравится правящая семья Дома Куриты.

Отец Боб улыбнулся:

— Большинство находит гораздо более потрясающей вашу собственную королевскую семью.

— Оставаясь здесь, мы пропустим много важного, Арчи, — предупредила Маришка Сэвидж, изгибаясь, чтобы снимать в различных ракурсах.

Арчи расхохотался:

— А я считаю нашу королевскую семью гораздо менее экзотичной. — Его лицо затуманилось. — Хотя сейчас сложившиеся между принцем Виктором и его сестрой отношения приносят много беспокойства и горя.

— Могу себе представить, — пробормотал иезуит.

— Арчи, — позвала Сэвидж.

— Да, да, сейчас. — Он бросил взгляд на Чэнди. — Хотелось бы знать, такой ли уж он безвредный дурак?

Неожиданно ассистентка бросила в него каким-то предметом, и репортер растянулся на земле. Одновременно она упала сама, успев дернуть за рясу отца Боба, и тот повалился рядом с ней.

В следующую секунду «Orion» Бука Эванса отлетел от пинка «Marauder» Маршала Вейтса и врезался, сокрушая все вокруг, в деревья, под которыми только что стояла троица.

Затем «Phoenix Hawk» полез следом и, встав поперек брюха «Orion», принялся тузить машину кулаками. Раздался свисток, и «Черная Леди» ухватила «Phoenix Hawk» за плечо, вытянув его обратно на поле боя.

— О, Господи, — задыхаясь, произнес отец Боб.

— Поразительно, с каким мастерством действует ваш капитан Макдугал в огромном неповоротливом «Atlas», — заметил Арчи, вставая и помогая поверженному иезуиту подняться на ноги.

Сэвидж, заботливо удерживая камеру на плече, продолжала съемку, сидя на земле.

— На нас чуть не наступили, — заметил Вестин. — Маришка, ты просто прелесть. Спасибо, что спасла нас.

Сэвидж усмехнулась, не отрывая глаза от видеокамеры, в то время как два других раскрашенных под зебру робота устремились вперед, чтобы поднять Бука Эванса и его «Orion», застрявший в сломанных тополях.

— Все судьи из роты «Бронко», не так ли? — спросил Арчи. Гарсия кивнул. — Если не секрет, почему же вы не в их числе? Ведь вас очень высоко ценят в полку.

Отец Боб хмыкнул:

— Весь секрет заключен в одном-единственном слове — я мужчина. Два ассистента прелестной Кали — женщины, как и она сама. У нас, «Кабальерос», рыцарский склад характера, поэтому мы ненавидим вступать в схватку с женщинами, даже если они такие же водители роботов и могут дать сдачи. Окажись я там, в самой гуще схватки, и кто знает, — он пожал плечами, — даже добрый католик может забыть, что он мужчина.

Арчи покачал головой:

— Вы поразительный народ, падре.

— А разве не так? — с энтузиазмом подхватил отец Боб. — Я люблю свою работу.

— Если уж заговорили о ваших женщинах, то нельзя ли узнать, где маленькая разведчица?

— А, прелестная Кассиопея, — начал отец Боб, рассеянно глядя в глаза молодому человеку.

— Где-то на работе, Арчи, — произнесла Сэвидж, продолжая съемку с земли. — Она фанатичка. К тому же ее единственный интерес к роботам заключается в том, чтобы их уничтожить.

Арчи подмигнул.

— Я так и думал, — откликнулся он.

Учения постепенно сходили на нет, деградировали — вот точное слово, решила Лейни, — схватки лицом к лицу, где сходились «Кабальерос» и «Призраки», больше напоминали обычную вольную борьбу. Наиболее компетентным арбитром считался капитан Санто, командир роты «Инфанта», но она относилась к третьему батальону, а тот не принимал участия в сегодняшних учениях. У Лейни создалось впечатление, что Санто не носил никакой клички и никогда не появлялся на людях без серебряной маски. Он происходил из благородной семьи, члены которой обязательно носили маски, так как являлись чемпионами по борьбе. Сейчас Лейни, смущенная и загорелая, укачивала на руках двухлетнюю дочку какой-то молодой женщины «Кабальерос» — водителя робота.

Бобби Волк вошел в раж и был дисквалифицирован после того, как попытался отвернуть голову «Wasp» Ковбоя. Это послужило сигналом к завершению соревнования: на ногах оставались только три робота роты «Авангард» — «Raven» О'Коннор, «Awesome» Переца и «Locust» Пипирибо, его пластиковые побрякушки были оборваны до начала учений.

Ухая, словно сова, Бунтаро Мэйни начал выплясывать вокруг, ему хлопали в ладоши Юсаги и Унаги, которые поставили на Синих вслед за ним. Остальные, кроме тай-са, ставили на Белых. Ставка на Синих объяснялась вовсе не принципиальным несогласием с остальными зрителями, особенно с этим упрямым молодым самураем, а тем, что Ковбой, новый приятель Мэйни, выступал за Синих.

— Итак, что вы можете сказать по поводу увиденного? — Голос полковника прорезал атмосферу праздника, как только Лейни удалось избавиться от ребенка, вручив его капитану Васкез, водителю «Catapult», женщине с ангельским личиком, на чье попечение, казалось, передали сегодня всех малышей.

— Очень лихо водят! — громче всех заорал Мэйни. — Ребята, вы видели, как Ковбой врезал этому чертовому «Banshee»?

— Да, но только «Banshee» — это просто металлолом, — проворчал Шиг Хофстра.

— Хотелось бы мне посмотреть, как ты сам...

— Да и мне тоже, — перебила его Лейни Симацу.

— Да о чем тут говорить? — заявил молодой самурай с зардевшимся лицом. — Эти наемники — просто позорище! Дикие, неосмотрительные, абсолютно недисциплинированные...

— И при этом идеальные водители роботов, — закончила Симацу.

Юноша воздел руки к небу:

— Они действовали абсолютно необдуманно! Это сумасшедшие! Умалишенные! Как... как звери!

Он использовал худшее ругательство в японском языке — «тикусё». Луна, который вообще не делал ставок, опустил квадратную, испещренную шрамами ладонь на плечо самурая.

— Сынок, — произнес кореец. — Тебе следует получше вести себя, когда вылезаешь вперед. То, что ты описал, — это подлинный дух воина. Если ты сможешь показать хотя бы половину этого, когда вокруг тебя начнут взрываться настоящие снаряды, мальчик, ты сможешь умереть достойно, не посрамив имени отца.

 

XVIII


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-10-15; просмотров: 256. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.033 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7