Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Становление




СЭДИ

 

 

Воспоминание о прикосновении ножа к коже, о том, как он впивается в мою плоть, вызывали постоянную боль в моей груди, но это далекая боль. Удаленная. Сейчас только обрывки этих воспоминаний клокотали у меня внутри. Учащенный пульс заставляет вздыматься мою грудь и переживать заново разбуженную боль.

Колтон содрал кожу со старой раны… и теперь я вынуждена снова смотреть на эти язвы, не желающие зарубцовываться самостоятельно. Повезло тебе, Сэди. Он отпустил. В отличие от моего похитителя. Тот ударил прямо в цель. Это не было попыткой лишить меня жизни, но он убедился, что я умерла в тот день. Что его пытки будут преследовать меня еще долгое время, причиняя не только физические страдания. Что я никогда не смогу забыть. И я не забыла. Я никогда не покидала подвал. Я, в конечно счете, даже нашла способ, чтобы быть в порядке. До встречи с Колтоном.

Как он нашел меня? Почему он все видит? Я для него настолько прозрачна? Это так опасно. Я должна прислушаться к своему внутреннему голосу, который настойчиво предупреждает меня держаться от него подальше. Все, что он может предложить мне, вся эта свобода, мы вынуждены будем заплатить за это. Как же он может видеть меня… ведь я не стеклянная. Он не может видеть всего.

Я резко давлю на педаль тормоза и паркуюсь рядом с машиной Куинна, - Корона Вик без номерных знаков. Я толкаю дверь своей машины и морщусь от хруста гравия под ногами. Осмотрев себя, я вижу красное платье и нелепо смотрящуюся на нем кобуру. Раздраженно прикусываю губу, но уже слишком поздно переодеваться. Куинн не упустит повода поиздеваться надо мной из-за этого платья. Независимо от моего дискомфорта отступать некуда. Получив сообщение, что еще одно убийство было зарегистрировано недалеко от Логова, я решила оказаться на месте как можно быстрее.

Стащив с головы свой рыжий парик, я поспешно спрятала его в сумку, как раз в тот момент, когда оказалась в пятне желтого света на крыльце небольшого дома. Потерянная и смущенная девочка из клуба осталась позади, и теперь я профессионал, настроенный на следственный процесс. Меня сильно раздражало, что я медленно передвигаюсь из-за слишком тесного платья и высоких каблуков.

- Иисусе.

Мое внимание привлекает голос Куинна. Черт. В голубой рубашке и черном развивающимся плаще Куинн стоял рядом с двумя полицейскими и, разинув рот, смотрел на меня. Мужчина медленно моргнул в попытке сосредоточиться, затем кивнул головой своему сопровождению, чтобы те следовали в дом.

Их глаза следят за мной до тех пор, пока они не исчезают за входной дверью. Я плотнее закутываюсь в свой шарф, тяжело вздыхаю и делаю первый шаг по направлению к двери.

- Даже не начинай, Куинн, – говорю я, внимательно изучая фасад дома. - Давай просто начнем. Расскажи все, что ты знаешь.

Краем глаза я вижу, что он выгнул бровь.

- Ты появляешься на месте преступления одетая, как…, - его глаза внимательно изучали мою фигуру, затем скользнули вверх, испытующе посмотрев мне в глаза. - Ты хорошо выглядишь, Бондс. Шокирующее, но хорошо.

Я не знаю, как прекратить этот разговор. Искренность Куинна выводит меня из равновесия.

- Не привыкай к такому. Это была лишь одна ночь, хорошо?

Он примирительно поднимает руки вверх.

- Ты не обязана передо мной отчитываться. Я тебя не осуждаю.

Его слова настигли меня уже у самого входа в дом, я поворачиваюсь к нему, вопросительно изогнув бровь. Он уже второй мужчина, который подчеркивает, что у меня нет причин осуждать себя. Встряхнув головой, чтобы выкинуть все лишние мысли, я двинулась к проему входной двери.

– Кто позвонил? – спрашиваю я.

Заметно, что Куинн тоже включился в процесс, и передо мной вновь предстал детектив.

- Подруга, вернее коллега по работе. Когда потерпевшая сегодня не пришла на работу, а потом и не ответила ни на один звонок, подруга решила проверить, как она.

Куинн толкает дверь и пропускает меня вперед, слегка прикоснувшись рукой к моей спине.

- После того, как на все ее звонки никто не отреагировал, она попыталась открыть дверь самостоятельно и поняла, что та не заперта. Ну, а войдя, нашла это…

Игнорируя его повадки альфа-самца, я ухожу от его прикосновений и вижу картину ужасного преступления, от которой перехватывает дыхание. Красный ковер на полу. Стены. Люстра. Внезапно я понимаю, как некстати мой наряд. Я настолько сильно выделяюсь на фоне синих и черных цветов, и так соответствую огромному количеству насильственно пролитой крови. Почувствовав мою неловкость, Куинн сбрасывает с плеч пальто и предлагает его мне. Я киваю, позволяя накинуть его мне на плечи.

- Медицинская экспертиза еще не готова?

Чувствуя себя чуть лучше, я направляюсь к коробке с бахилами стоящей в отдалении на полу, и одеваю их. Куинн делает то же самое.

- Эйвери думает, что жертва предположительно была убита сегодня утром. Но сцена предполагает, что исполнитель провел здесь немало времени, как и в первом случае.

Несмотря на все мои усилия сосредоточиться только на фактах и деталях этого убийства, мой разум уже связал этот случай с предыдущим. Обе женщины видимо жили одни, нападение было совершено в их собственных домах. Обеих пытали всю ночь и убивали под утро.

Но существуют и просто вопиющие факты, отличающие одно преступление от другого. В гостиной повсюду видны следы разрушений. Как будто потерпевшая отчаянно сопротивлялась или нападавший был взбешен. Хотя скорее обе причины. Разбитое стекло покрывает паркетный пол, кровь блестит на сверкающих осколках. Очень надеюсь, что это кровь нападавшего. Скорее всего, он напал на потерпевшую с каким-то стеклянным предметом.

В этом видится импульсивность. Что значительно отличается от предыдущего тщательно запланированного нападения, где жертва сдалась без боя.

- Нет взлома?

Я смотрю на Куинна, уже зная ответ. На двери не было никаких повреждений. Он качает головой.

– Даже никаких признаков. Никаких разбитых окон. Все заперто. Так же нет орудия убийства, но я надеюсь, что благодаря очевидным следам борьбы, мы сможем получить образец его ДНК.

Когда я подхожу к жертве, то могу только смотреть. Будь это удивление, благоговение, или умерщвление… это одно и то же. Обнаженная и изуродованная девушка лежала на полу в такой позе, что казалось, будто она просто спит. Рука под щекой, волосы раскинулись вокруг головы. Глаза закрыты. Для неопытного глаза поза выглядит как раскаяние, но он не прикрыл ее, оставил обнаженной и сломленной. Это выглядит скорее, как насмешка, чем как сожаление.

Тело девушки покрыто ожогами, ножевыми ранениями и синяками. Борозды от веревок покрывали ее запястья, а лодыжки по-прежнему были связаны. Вот, что связывает эту жертву со всеми предыдущими – садистская ярость, с которой совершено преступление.

Опустившись на колени, я достаю пару перчаток из кармана пальто Куинна. Я знала, что найду их там. Капли воска покрывали бедра жертвы, и, присмотревшись, я понимаю, что это воск от красной свечи. Воск вперемешку с кровью. Все ее тело покрыто воском и ожогами от пламени свечи… глубокие рваные раны… многочисленные ножевые ранения. По всему телу - на груди, животе, бедрах. И после того как медэксперты изучат ее тело, я уверена, что по цвету и состоянию синяков, мы сможем установить точное время убийства.

Мне очень хочется взглянуть на ее руки, желание знать терзает меня, но я дождусь экспертной оценки Эйвери.

- Он жестко обошелся с ней, – говорит Куинн хриплым голосом. – Я знаю, что ты думаешь. Что это убийство очень похоже на предыдущее.

- А наш парень? - спрашиваю я, откидывая голову назад, чтобы лучше видеть лицо Куинна.

Он тяжело вздыхает.

- Он был освобожден из-под стражи, но мы следим за ним. Мне нужны более точные сроки случившегося здесь… но парень, кажется, не имеет к этому преступлению никакого отношения.

- Этому, - повторяю я, мой взгляд скользит по изуродованному телу жертвы.

- Да, - говорит он, проследив за моим взглядом. – Если он не может быть в двух местах одновременно, то он не делал этого. Но ты же и раньше была убеждена, что это не наш парень, Бондс. Что скажешь сейчас?

- Это тот же преступник, без сомнения. Посмотри на нее. Какой-то садистский ублюдок был здесь, выследив и мучая эту женщину.

Что я могу сказать? Я действительно не знаю.

– Я никогда не говорила, что парень не виноват. Я даже не закончила составлять на него досье. У меня не было времени собрать вместе все кусочки, а теперь это.

Я качаю головой.

– Я не знаю, но… это отклонение в почерке убийств, скорее указывает на то, что это другой преступник. Массовое убийство. Все совсем не так, как с первой жертвой.

- Судя по тому, что я вижу, оборонительных ран нет, - добавляет он. – Эта девушка вполне возможно была под воздействием наркотиков. И я, конечно, дождусь рапорта от судмедэкспертов, но подозреваю, что вторая жертва была подвергнута сексуальному насилию.

Куинн и я редко приходим к согласию, наши теории о преступлении редко совпадают. И это говорит о том, что в этих двух случаях мы работаем вместе, а не строим теории противоположные друг другу.

- Нападение означает садистскую ярость, неадекватное поведение. Но, несмотря на весь беспорядок и кровь, место преступления по-прежнему выбрано с расчетом, преступник знал, что у него есть время, чтобы мучить жертву.

- Он принес и использовал свое собственное оружие. - Я снова осматриваюсь вокруг. – Я вижу те же красные свечи, а веревка на ее лодыжках похожа на ту, что мы нашли на первой жертве… он принес свой собственный набор для пыток.

Куинн осматривает пространство еще раз.

– Для меня, выглядит как внезапное нападение. Преступник постучал в дверь и по каким-то причинам, возможно, она знает его, возможно, он выглядит безобидно – жертва открывает ее. Он толкает девушку внутрь, хватает первую попавшуюся вазу и бьет потерпевшую по голове.

- Может быть. Вполне вероятно, - говорю я, прокручивая в голове его сценарий, проживая его.

- Но тогда мы должны задаться вопросом, если это один и тот же преступник, почему он так же внезапно не напал на первую жертву, какой стиль соответствует его истинным намерениям? Зачем он так планировал первое нападение, чтобы сцапать жертву без борьбы. В квартире был полный порядок, он не был в ярости. Он был терпелив и точен. И первая жертва была одета, в то время как во втором случае, преступник поступил иначе.

- И эта жертва совершенно не соответствует виктимологии, - добавляет Куинн. – Первая жертва была шатенкой, а эта – блондинка. – Он кивает головой на тело. - Разное телосложение. Миниатюрная против высокой и пышной.

- Возможно, у него нет определенного типа… ему просто нужен кто-то, чтобы реализовать свои фантазии.

Я плотнее закуталась в пальто Куинна.

– А где спальня? Твои ребята осмотрели ее?

- Они еще продолжают там работать, - Куинн указывает мне нужное направление, и мы вдвоем направляемся по коридору. – Вот еще одно различие, - два абсолютно разных места убийства. Я думал, что садисты придерживаются своих ритуалов?

Когда мы входим в комнату, воздух со свистом вырывается из моих легких. Красное платье лежит поперек кровати.

Куинн осматривает платье, затем вокруг, потом снова на меня.

– Черт, начинает выглядеть так, словно это все-таки один человек. Я думаю, что-то расстроило его планы, и он не успел одеть ее. Может быть, она сопротивлялась яростнее, чем он ожидал, и это вывело его из себя. Решил убить ее, не надевая платья, которое является частью его ритуала? – он смотрит на меня и мрачно хмурится.

- Думаю, что ты прав, - говорю я, и его брови сходятся на переносице.

- Все, что пошло не так во время ритуала, мы можем объяснить его яростью. Повышенный уровень адреналина, быстрые пытки и убийство. Он был зол.

Я продолжаю осматривать маленькую спальню в поисках признаков борьбы. И терпеливо жду, что Куинн прокомментирует тот факт, что я согласилась с его теорией. Но его долгое молчание привлекает мое внимание. Он изучает меня долгим взглядом, потом смотрит на платье на кровати и внезапно подходит ко мне.

– Сними пальто.

Моя голова удивленно откидывается назад.

– Что?

Не тратя времени на разъяснения, Куинн поворачивается ко мне, берется за воротник своего пальто и разводит полы в стороны. Оно сползает с моих плеч медленно и почти нежно, но я все же чувствую, как его грубые ладони слегка касаются моей кожи, они будоражат скрытые пульсации тревоги внутри меня.

Я пытаюсь отойти от него, но он говорит:

- Просто замри на минутку.

Бросает пальто на пол и обходит вокруг меня.

- Сними кобуру, и вытяни руки перед собой, сведи запястья вместе. Как будто они связаны. И лодыжки максимально близко друг к другу.

Он хочет, чтобы я помогла ему реконструировать сцену. Сердце сжимается от боли, и я качаю головой.

– У нас нет достаточного количества фактов, чтобы предполагать…

- Просто... доверься мне, – говорит он, его тело слишком близко, от его тепла я чувствую слишком агрессивный прессинг. Смирившись, я снимаю свой пистолет вместе с кобурой и оставляю их на полу.

- Вот тут что-то пошло не так для нашего субъекта. Первая жертва была убита в своей спальне. Платье приготовлено здесь… ты же криминалист. Проникни к нему в голову и выясни, что вывело его из себя. Почему он не смог завершить свой ритуал?

Как же я ненавижу эту идею, но в этом определенно есть смысл. Для того чтобы понять преступника, мы должны понять его ритуал.

– Ладно, - говорю я, стараясь, чтобы мой голос звучал спокойно.

- Предположим, что он не накачал ее наркотиками, следовательно, ему необходимо обездвижить ее на первой стадии. Мы пойдем от твоей истории с вазой. Он бьет ее достаточно сильно, чтобы контролировать ситуацию, затем связывает и тащит в спальню.

- Он нес ее на руках.

Куинн не ожидая моего согласия, наклоняется вниз и подхватывает меня на руки.

Он проносит меня обратно в дверной проем, а затем, проигрывая ситуацию, возвращает меня обратно в комнату, подходит к кровати и ставит меня у ее подножья.

Обхватив меня руками сзади, он говорит:

– А теперь борьба. Отбивайся. Эта жертва, очевидно, была не так проста, как первая. Она не собиралась так легко сдаваться.

Паника преследует меня, но я закрываю глаза, плотно сжимаю челюсти, стараясь выровнять дыхание. Все внутри меня восстаёт против этого, я хочу спрятаться, исчезнуть. Прикосновения Куинна обжигают мою плоть.

- Сэди? – в его голосе слышится беспокойство, и это выводит меня из тьмы.

Я делаю глубокий вдох и открываю глаза.

– У него было оружие, - говорю я, - что-то большое и редкое. Я все еще жду эскиз от Эйвери, но если это тот же парень, то думаю, оружие — часть его ритуала.

- Правильно, - Куинн замахивается рукой, поднося ее к моей шее. Волна страха опять накрывает меня, но я продолжаю напоминать себе, что это лишь работа. Я не там. Я больше не принадлежу ему. И потом, не я – действующее лицо. Я пытаюсь освободиться от его захвата, извиваясь и крутясь.

- В этой комнате нет крови, - Куинн ворчит, стараясь удержать меня. – Итак, жертва каким-то образом выбила оружие из его рук.

Взяв на себя инициативу, я сымитировала этот прием, и, отбросив голову назад, попыталась затылком ударить его в подбородок.

- Она выше меня. В соответствие со своим ростом она вполне могла ударить его по голове.

Затем я надавливаю локтем на его ребра, и Куинн вынужден убрать руку от моего горла.

- Хорошо, - говорит он. - Теперь я в ярости. Каков мой следующий шаг? Самовлюбленный садист, лишенный власти…

- Он должен получить контроль над ней. Вернуть себе власть. Лишенный оружия, он должен был использовать свою физическую силу. Ему было необходимо заставить ее страдать…

Мое горло сжимается, я с трудом могу произнести эти слова. Страх вонзает когти в мой рассудок.

– Он должен унизить ее… застать врасплох.

Я чувствую колебания Куинна, его поза становится напряженнее, мышцы сжимаются. Затем, слишком медленно и осторожно, преступник действовал бы совершенно иначе, Куинн захватывает мою шею рукой, и кладет вторую руку на живот в район желудка.

- Она его унизила, после этого он чувствовал себя сексуально слабым, - произносит Куинн низким, вибрирующим голосом.

Его пальцы медленно скользнули вниз, вдоль моего бедра, начиная дюйм за дюймом поднимать жесткий материал моего платья. Шок от холодного воздуха, прикасающегося к моей коже, отражается гулом в моей голове, кровь быстрее бежит по венам. Когда его рука перемещается ниже и касается моих ягодиц, у меня сбивается дыхание.

Я могу чувствовать его собственное тяжелое дыхание на моей шее, его член упирается в мой зад. И, когда он прикасается ладонью к моему бедру, плоть к плоти, между моими ногами становится горячо и влажно. Его грубые пальцы касаются меня сквозь белье, огромное возбуждение расцветает во мне. Его сдавленный стон выдает его собственное желание. С заметным усилием он скользит ниже, чтобы схватить меня за ногу.

- У нее были синяки на коленях.

Звук его грубого голоса окружает меня, удерживая в реальности. Он вытаскивает меня из клубящейся дымки моего сознания. Потребность в воздухе растет в моей груди с огромной скоростью, я киваю головой.

– Согни мои ноги в коленях, - приказываю я.

И он делает это, сзади прижимается своими коленями к моим, заставляя меня опуститься на деревянный пол. Его рука покидает мою шею, он вцепляется пальцами в мои волосы, и оттягивает мою голову назад.

- Следуй за моими движениями, - наставляет он.

Я с уверенностью могу сказать, что он старается не сделать мне больно… но я упустила момент, я отпустила контроль, и все, чего мне хочется сейчас, это ощутить, как он с силой тянет меня за волосы, а его зубы впиваются в мою плоть. Но я следую за его движениями, когда он наклоняет мою голову вниз. Я понимаю, что это сцена из первого преступления. Это позиция жертв. Мой лоб касается пола, и я поворачиваю голову на бок. И тогда вижу это.

- Куинн, не двигайся.

Потерев шею, освобожденную от его захвата, я полезла под кровать. Я извиваюсь и кручу задницей, чтобы забраться под нее, делая все это прямо перед глазами Куинна. Он резко втягивает в себя воздух и продолжает дышать сквозь зубы.

- Черт… Бондс, полегче, я не железный.

Но я больше не обращаю на него внимание. Блестящий серебряный предмет полностью завладел моим вниманием. Моя рука в перчатке замирает в дюйме от иглы, и я говорю, – А вот и доказательство. – Я протянула руку за спину, с трудом выдыхая.

- Подожди. Что это?

- Игла.

Он не мог так ошибиться. Даже с жертвой, которая разозлила его, даже после того как его фантазии и ритуал явно не удались. Он бы не сделал такую ошибку. Преступник хотел, чтобы мы его нашли? Выбравшись из-под кровати и присев на полу, я опираюсь о него рукой и трясу головой.

- Мне необходимо поработать с профилем. Нам нужно как можно быстрее добраться до офиса, мы действительно можем найти этого парня, Куинн. Он слишком быстро действует.

- Ок. Но дай мне минутку.

Он издает тяжелый вдох, и лишь тогда я замечаю, что он по-прежнему находится слишком близко ко мне, его рука покоится на моем бедре.

- Боже, ты такой мужлан, - говорю я, пытаясь разрядить напряжение, царящее вокруг нас.

Он усмехается.

- Эй. Это не я напялил это чертово платье на место преступления.

Он скользит пальцем по шву моей юбки, оттягивает ткань и отпускает. От материала пахнет моей кожей.

- Это чертовски сексуально, Бондс. Нельзя винить парня.

- Ох. Так ты винишь меня?

Я пытаюсь сохранить шутливое настроение, все еще ощущая, как близки наши тела друг к другу. Я уже начинаю дрожать от страха и странной смеси желаний. Желание и потребность бежать смешиваются с желанием приблизиться к нему.

- Тебе виднее, - говорит он, и его рука, чуть касаясь, скользит по моему бедру. - И я прекрасно знаю это. Это моя чертова работа. Но где ты была сегодня вечером? У кого есть право видеть тебя в таком? И почему именно это платье?

Его игривые движения не вяжутся с серьезным тоном, каким он говорит. Мое тело застывает.

– Какое «это»?

- Я сейчас объясню. Встань.

Он поднимается на ноги, затем наклоняется вниз, хватает мою руку и поднимает меня. Я встаю рядом с ним. Его инквизиторский взгляд окидывает меня, а рука прихватывает красный материал платья в районе моего бедра.

- Я имею в виду, что вся женская одежда, призванная соблазнять мужчин, выглядит похоже… но Бондс, твое платье чертовски похоже на то, что сейчас лежит на кровати.

Я поворачиваюсь к платью на кровати и впервые внимательно рассматриваю его. Аналогичный оттенок красного. Тот же простой элегантный дизайн. Не точное совпадение. Но достаточно близко, чтобы выжать последние капли воздуха из моих легких.

- Совпадение, - говорю я, но мои слова звучат, как ложь, даже для моих собственных ушей.

Куинн наклоняется, чтобы поднять с пола свое пальто. Затем подходит ко мне.

– Не ты ли не раз говорила мне, что не веришь в совпадения?

Вот черт. Резкая трель мобильного Куинна прерывает этот неловкий момент. Пока он быстро говорит по телефону с человеком на другом конце провода, мой разум прокручивает полученную информацию, пытаясь найти смысл в том, что кажется совершенной бессмыслицей. По крайней мере, для меня.

- Эйвери ждет нас, - говорит он.

Я смотрю на него и киваю головой.

- Она нашла что-то, что, по ее словам, мы должны увидеть.

Я вздохнула.

- Хорошо.

Покидая спальню, я оставляю позади холод, который поселился во мне там и смятение в душе, которые вызвали во мне прикосновения Куинна. Ответы, вот что может продвинуть это дело вперед и помочь мне составить профиль убийцы. У меня больше вопросов, чем ответов. Но я знаю одно - то, что случилось в спальне… Преступник – не единственный кто быстро действует.

Я на взводе. Так же сильно, как я боюсь неизвестности, я боюсь того, что… Колтон Рид может быть моим собственным персональным ответом.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-10-15; просмотров: 222. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.054 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7