Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Социальная дифференциация языка

Сельское поселение Дата Название праздника Количество розданных открыток
       

Всю отчетную информацию (Приложения 1,2,3; статьи, заметки, стихи, фото и видеоматериалы) необходимо присылать на электронную почту zdod@mail.ru, в теме письма необходимо указать «Акция «От всей души» Лапиной Н.А.». По всем вопросам обращайтесь по телефону 89044760093 Лапина Наталия Александровна.

Информационное сопровождение:

Отчетная информация, в том числе фото и видеоматериалы будут опубликованы в группе социальной сети ВКонтакте (http://vk.com/maudocdo), а также в блоге на сайте http://missmolodezh.ru/user/1811.

Социальная дифференциация языка

План

1. Факторы, обусловливающие социальную дифференциацию языка.

2. Основные формы, в которых находит свое выражение социальная дифференциация языка.

 

1. Факторы, обусловливающие социальную дифференциацию языка

В науке о языке выявлены два основания, на основе которых осуществляется дифференциация – это пространство и время.

Социальная дифференциация языка обусловливается целым рядом факторов: неоднородностью общества в классовом, профессиональном, культурном, возрастном отношении. Указанная неоднородность общества приводит к социальному расслоению языка.

Однако выполнение языком коммуникативной функции в пределах всего языкового коллектива (вне зависимости от его классовой, профессиональной, культурной, возрастной неоднородности) обусловливает единство языка. Общественная сущность языка детерминируется, определяется его коммуникативной функцией, тем, что язык является орудием общения. Территориальная и социальная дифференциация языка не противоречат его общественной сущности, поскольку язык выполняет коммуникативную функцию в пределах всего языкового коллектива.

 

2. Основные формы, в которых находит свое выражение

социальная дифференциация языка

Социальная дифференциация языка находит свое выражение в ряде основных форм. Факт и процесс социальной дифференциации языка проявляется в существовании его социальных разновидностей, вариантов (7).

1. Наиболее ярким проявлением социальной дифференциации языка в национальную эпоху является существование территориальных диалектов.

Пространство обусловливает возникновение территориальных диалектов. Возникновение территориальных диалектов и сохранение диалектных различий восходят к причинам конретно-историческим и географическим, основная из них – экономический, политический, культурный и географический регионализм (областная ограниченность).

Территориальные диалекты – продукт эпохи феодализма. Они возникли как результат, следствие феодальной раздробленности, т. е. пространственного, локального обособления частей одной народности в пределах различных феодальных земель. В условиях национальной эпохи (при капитализме и тем более при социализме и в современную эпоху) на роль основной формы существования языка выдвигается литературный язык. Широкое распространение литературного языка социально ограничивает использование территориальных диалектов: они становятся достоянием крестьянства. Тем самым территориальные разновидности языка превращаются в его территориально-социальные разновидности.

• Примеры диалектной лексики: бирюк – волк, певень, кочет – петух, рушник – полотенце, завеска – фартук, баской – красивый, баять – говорить.

2. Язык в качестве орудия общения и мыслительно-познавательной деятельности людей обслуживает все общество в целом. Однако отдельные социальные группы, главным образом в классово-антагонистическом обществе, руководствуясь своими социальными интересами и вкусами, используют средства общеязыковой системы не всегда одинаково, отдавая предпочтение одним элементам и игнорируя другие элементы.

Классово-сословные различия в использовании языковых средств наиболее ярко проявляются в области лексики.

• Герцен отметил, что простой смертный носит рубашку, барин – сорочку, один спит, другой почивает. Пичужечка – приятно, парень – отвратительно.

• На острове Тонга (Полинезия существует трехслойный язык: с королем, знатью и простым народом говорят по-разному).

3. Одним из ярких проявлений социального расслоения языка является его профессиональная дифференциация. Она выражается в существовании профессиональных лексических систем (в выработке «специального словаря», по Жирмунскому).

Профессиональные лексические системы складываются в кругу представителей определенной профессии и обусловливаются практическими потребностями.

Известно, что континуум мира, окружающего человека, в разных языках членится по-разному. При этом степень интенсивности членения той или иной области определяется практическими потребностями. Чем больше человеку приходится сталкиваться с какой-либо областью действительности, тем интенсивнее она членится в его языке.

Профессиональные лексические системы складываются как результат тесного взаимодействия представителей той или иной профессии с определенным участком действительности.

• У русских поморов существует особый слой лексики, связанный с морской охотой: базар – скопище чаек; бережни – ближе к берегу; стамин – ледяная гора.

• В профессиональной речи охотников хвост павлина называется сноп, у ласточки – вилка, у селезня – косица, у лисы – труба, у белки – пушняк, у волка – полено, у борзой – правило и т. д.

• В романе Б. Горбатова «Донбасс» используется много профессионализмов из сферы горнозаводского дела: забой, уступ, шахтер, забойщик, крепильщик, откатчик, бур, шахта, лава, компрессор, пика, пласт, зарубка, вентило-муфта, штрек и пр.

• Профессиональная дифференциация заключается не только в употреблении тех или иных терминов или профессиональных словечек, но шире – в построении и содержании текстов. В романе В. Богомолова «В августе сорок четвёртого..» («Момент истины»), посвященном советским контрразведчикам, ширко представлены профессионализмы. Например, чистильщик (от чис­тить - очищать районы передовой и оперативные тылы от вражеской агентуры) – обозначение розыскника военной контрразведки; волкодав – розыскник, способный брать живьём сильного, хорошо вооруженного и оказывающего активное сопротивление противника'; парш – сильный, способный оказать серьёзное сопротивление противник. «Таманцев не­ожиданно обнял Андрея и быстро доверительно зашептал: – Я обучу тебя стрелять по-македонски, силовому задержанию... поднаберёшься опыта, оперативная хватка появится – да тебе же цены не будет!.. Мы с Пашей сделаем из тебя настоящего чистильщика!.. Волкодава!.. Да ты любого парша голыми руками брать сможешь!..» [Новый мир. - 1974. - № 12. - С. 62].

• Считается, что профессионализмы возникают в результате стремления к образности, экспрессии, эмоциональности в условиях замкнутого контакта. Много профессионально-просторечных слов от­мечается в среде военнослужащих: сорокопятка (орудие), тридцать­четверка (танк), сидор (вещевой мешок), самоволка, травить.

4. Социальная дифференциация языка проявляется в существовании различного рода жаргонов. Различают три разновидности жаргонов:

а) групповые (или корпоративные) жаргоны;

б) условные или тайные языки;

в) арго деклассированных слоев общества.

а) Групповые (или корпоративные) жаргоны

Групповые (или корпоративные) жаргоны обычно возникают в группах людей, тесно связанных между собой чем-либо. Формы связи различны. Важно, чтобы эта связь каким-то образом объединяла людей. Это может быть совместная служба в армии, учеба в институте, в школе, спорт, туризм, общее направление интересов (например, коллекционирование) и т. д.

Возникновение групповых жаргонов обусловливается не практическими потребностями, а стремлением к экспрессии, выразительности речи, к игре словами. Существует много групповых жаргонов.

• В качестве примера рассмотрим молодежный жаргон (от 14-15 до 24-25 лет). Носители молодежного жаргона – студенты, школьники, молодые рабочие и служащие, которые живут в городах и рабочих поселках.

Молодежный жаргон не отличается разнообразием означаемых (10-12 рубрик). Отрицательные состояния: загреметь, замолкнуть, базарить; стремно, отстой и т. д. Название лиц: тупица, балда, трепло, ребенок – короед, огрызок, пенек и т. д.

• Студенческий жаргон: степа, степуха, стипеша – стипендия, заход – попытка сдать экзамен, столкнуть, спихнуть – сдать экзамен, шпора - шпаргалка, хвост – задолженность, филонить, загорать, опухать – отдыхать, пескарь – пятерка, удочка – удовлетворительно т. д.

б) Условные или тайные языки

Характерной особенностью условных или тайных языков является их ярко выраженный криптологический характер, т. е. употребление специально изобретенных или искусственно деформированных слов, непонятных для окружающих.

Их значения известны только узкому кругу лиц, которые пользуются условным языком. Использование условных или тайных языков преследует цель сделать речь понятной только лицам своего круга, скрыть ее содержание от посторонних.

• Ярким примером могут служить условные языки ремесленников-обходников и бродячих торговцев, которые были широко распространены в Царской России в XVIII – начале XX веков. Среди ремесленников-обходников были представители разных профессий.

Тайными языками пользовались и профессиональные нищие. Их пестрый состав порождал многообразие этих языков (около 70).

Условные языки давали возможность ремесленникам и торговцам, которые боялись конкуренции, скрывать секреты ремесла, сохранять профессиональные тайны.

Лексические системы были свободны от узкой профессиональной специализации. Словарь включал в себя обозначения главнейших предметов и явлений окружающей действительности. Доля собственно профессиональной лексики в таких языках не превышала 50 % их общего состава и включала обозначения лишь важнейших понятий.

• Наибольшей известностью и распространенностью среди условных языков пользовался язык офеней – это был язык крестьян Владимирской губернии, которые в летнее время превращались в бродячих торговцев и с торговыми лавочками отправлялись в далекие путешествия: баш – грош, вискаль – огурец, лохи – мужики, кубы – бабы, костер – город и т. д.

В «Толковом словаре живого великорусского языка» В.И. Даля приводится образец речи коробейников Владимирской губернии – так называемой офеней:

Мисовской курехой стремыжный бендюх прохандырили трущи: лохи биряли колыги и гомза, кубы биряли бряеть и в устреку кундяков и ягренят; аламонные карюки курещали курески, ласатные мещаты грошались.

То есть: В нашей деревне третьего дня проходили солдаты; мужики угощали их брагой и вином, бабы подавали есть, а в дорогу надавали пирогов, яиц и блинов; красные девки пели песни, малые ж ребята смеялись.

• К условным языкам относились ритуальные языки, которые использовались знахарями у эскимосов Аляски: особая лексика в знахарско-шаманских обрядах, для непосвященных она совершенно не понятна.

• Условными являются и кастовые языки Индии.

в) Арго деклассированных слоев общества

К числу жаргонов принадлежат арго деклассированных слоев общества, людей уголовного мира. Несмотря на наличие территориальных разновидностей, воровское арго обладает относительным единством. В нем богато представлены слова, обозначающие уголовные профессии (домушник – квартирный вор). Лексике воровского жаргона присущ цинизм, в котором остро отражены особая психология людей уголовного мира, презрение к нормам и правилам человеческого общежития, напускная бравада и грубость.

• По свидетельству известного филолога К.И. Чуковского, англичанин Поттер «…насчитал в речи современных британцев целых двадцать восемь арготических слов, соответствующих нашему уходи прочь. Среди них есть такие непривычные для английского уха, как шушу (shoo – shoo), вемуз (wamoose), имши (imshe), скидеддл (skedaddl) и пр.

Нашему железный, законный там вполне соответствуют девятнадцать синонимов, вроде киф (kif), юм-юм (yum-yum), пош (posh), топ-ноч (top-hotch) и т. д., и все они стоят за пределами общепринятой английской речи (К.И. Чуковский Живой как жизнь М., 1962: 108).

5. Социальная дифференциация языка находит свое выражение в возрастной вариативности языковых элементов, т. е. в вариативном использовании языковых элементов в разных возрастных группах общества.

• В русском литературном языке распределены варианты [ж,] – [ж]:

Старшее поколение: езж,у (мягкий вариант) – среднее и младшее поколение: езжу (твердый вариант).

• Современные исследователи установили, что в условиях конкуренции в современном русском литературном языке нулевое окончание - и окончание

-ов родительном падеже множественного числа существительных мужского рода имеют возрастные тенденции в употреблении (солдат – солдатов).

При употреблении существительных, обозначающих национальность, этническую принадлежность людей, представители старшего поколения предпочитают форму родительного падежа множественного числа с нулевым окончанием (монгол, грузин), а младшее поколение – форму на – ов (монголов, грузинов). Напротив, при названии овощей и плодов старшее поколение тяготеет к формам на – ов (мандаринов, апельсинов), а младшее – к формам с нулевым окончанием (мандарин, апельсин).

• Существенные возрастные различия существуют в употреблении форм мужского и женского рода в обозначении профессий:

Врач пришла (молодое поколение) – Врач пришел (старшее поколение).

6. Одним из проявлений социальной дифференциации языка служит существование у некоторых народов мужских и женских языков (гендерлекты), а точнее мужских и женских вариантов языка.

• В Гватемале обитает индейское племя карибов. Женщины этого племени имеют потайной язык, не понятный мужчинам.

• У индейского племени яна (Калифорния) есть отличия в обозначении одних и тех же предметов мужчинами и женщинами: огоньауна (мужчины) – аук (женщины).

• В чукотском языке звукам с (ч) и r (р): у мужчин соответствуют звуки сд, чк, а у женщин – звук с (ц).

• Оленеводы мужчины пропускают согласные n, t, r между гласными, а женщины – нет.

• Очень яркое различие между мужским и женским языковыми вариантами обнаруживается в японском языке. Они проявляются в употреблении мужчинами и женщинами различных местоимений: местоимение «я» - боку (мужчины), ватаси (женщины).

Мужчины и женщины употребляют разные модальные экспрессивные частицы.

Неравноправие полов в Японии проявляется даже при преподавании в школе. Мужской вариант языка используется в преподавании, он регламентирован и отражен в учебниках для иностранцев.

• В лингвистической и этнографической литературе описаны случаи наличия в ряде языков Америки и Кавказа дифференциации по половому признаку - так называемые «мужские» и «женские» языки, точнее, речь.

В статье «Мужской и женский варианты речи в языке яна» (яна - язык карибских индейцев в Северной Калифорнии) Э. Сепир пишет: «... Женские и мужские речевые варианты в языке яна ведут происхождение из двух психологически отличных источников... В подавляющем... большинстве случаев женские варианты лучше всего могут быть объяснены как сокращенные формы, с точки зрения своего происхождения, не имеющие ничего общего с полом, но представляющие собой обособившиеся варианты или редуцированные формы, мотивированные фонетической и морфологической экономией языка. Возможно, редуцированные женские формы являются условными символами менее центрального или менее ритуально значимого статуса женщин в обществе. Мужчины, общаясь с мужчинами, говорят более полно и неторопливо; когда в общении участвуют женщины, предпочтительным оказывается укороченный способ произнесения! Такое объяснение правдоподобно, однако женские формы в яна ныне представляют собой сложную и совершенно формализованную систему, во многих отношениях противопоставленную параллельной системе форм, употребляемых при обращении мужчин к мужчинам».

• Польский писатель Ян Парандовский замечает: "У карибов соблюдение святости слова зашло так далеко, что по-карибски могут говорить только мужчины, а женщины пользуются другим языком – аравакским» [Парандовский 1972: 133].

• У чукчей звуку [р] в мужской речи соответствует обычно звук [ц] в женской [Наука и жизнь 1994: № 9:42].

• В наши дни в одном из этнических районов Грузии – Тушетии – отмечен особый женский тушетский диалект.

• В отдаленном районе китайской провинции Хунань в 1956 г. языковеды обнаружили группу женщин, которые использовали знаки письма, резко отличающиеся от общепринятых. Знаки (600 иероглифов) передавались: от матери к дочери и были совершенно непонятны мужчинам. Полага­ют, что это реликт письменности, которая в 221 году до нашей эры бы­ла заменена «официальными» иероглифами. Мужчины быстро освоили новый официальный язык и письменность, в то время как отстраненные от образования и не участвующие в деловой жизни женщины продолжали пользоваться старыми знаками письма и постепенно создали соб­ственный язык.

• Предварительное обследование языка дикторов ряда европейских стран - мужчин и женщин, - выступающих импрови­зированно, например, в интервью, показало, что речь мужчин и жен­щин различается в плане выбора лексических единиц и синтаксических конструкций. Дифференциация речи мужчин и женщин дикторов не является каким-то профессиональным феноменом. Это свойственно всему народу, хотя внешне не очень заметно и выявляется в ходе специального исследования. i

• Установлено, что в общении, скажем, современных венгров су­ществует чёткая дифференциация мужских и женских обращений.

• В Японии речь мужчин настолько отличается от речи женщин, что можно говорить о существовании двух разных языковых подсистем. Различия мужского и женского вариантов японского литературного языка прояв­ляется практически на всех ярусах языковой системы. Одинаковы только фонемы и правила их сочетаемости, всё остальное в языке раз­лично - интонация, лексика и грамматика. Наиболее заметны расхож­дения в употреблении модально-экспрессивных частиц, обычно завер­шающих предложение. Разница между мужской и женской речью ощутимее в городе, чем в деревне. Различие тем больше, чем более расходятся социальные роли полов. Правила речевого поведения для мужчин и женщин в Японии соблюдаются строго. Мужчина, говорящий «по-женски», или женщина, говорящая «по-мужски», вызывает насмешки.

• Немецкие учёные из Тюбингена, обследовав 1300 информантов в 300 населённых пунктах Германии, обнаружили различия в языке, обу­словленные разницей пола информантов. У женщин больше глаголов и союзов, у мужчин - прилагательных и наречий. Словарный запас жен­щин больше, чем у мужчин. У мужчин больше абстрактных существи­тельных, у женщин - имён собственных. Был сделан вывод, что опре­деленное своеобразие в речи каждого из полов существует, и оно может предполагаться не только в диалектной речи небольшого населенного пункта, не только в немецком языке, но и в любом языке.

• Социолингвисты из университета в Гётеборге (Швеция) решили выявить разницу между «женскими» и «мужскими» формами разговора. Записали с помощью добровольцев типичные разговоры с типичными собеседниками. Для окончательного анализа выбрали 18 диалогов (6 между мужчинами, 6 - между женщинами и 6 - между супругами). Выяснилось, что мужчины обмениваются значительно более длинными репликами: в среднем 12,3 слова (в диалоге женщин всего 8,2 слова). В семейных диалогах у мужчин средняя реплика - 8,7 слов, у женщин 13,9 слов. В женских диалогах налицо паритет слов: 50 на 50. В мужских наблюдается доминирование одного из собеседников [Человек 1993. - № 4. - С. 26].

• В 1979 году в Париже вышла книга М. Ягелло "Женские слова".

Проблема "женских" и "мужских" языков входит в весьма актуальную в конце XX века проблему гендера (гендерный от англ. gender – 'род' - связанный либо с мужской, либо с женской проблематикой). Отсюда термин гендерлект – особенности языка женщин и мужчин в пределах одного национального языка (включая лексику, грамматику н стиль) [Комлев 1995]. Профессионально умелый "допрос" языка может многое сказать об обществе, например, об отношении общества к женщине. Анализ семантических сдвигов в значении английских слов свидетельствует об антифеминизме в английском языке [Лапшина 1996]. Оказалось, что в английском языке много пейоративных (уничижительных, неодобрительных) номинаций женщин, а мужские эквиваленты отсутствуют. Метафоры применительно к женщинам приобретают исключительно сексуальную коннотацию. Категории женщин отводится отрицательное семантическое пространство. В английском языке наличествует 220 слов, обозначающих сексуально распущенных женщин, и только двадцать слов называют неразборчивого в сексуальном отношении мужчину. Исследователи отмечают всеобъемлющую и постоянно возобновляющуюся тенденцию к пейорации слов, обозначающих женщин. Если раньше первоначальные негативно-оценочные значения относились и к мужчинам, и женщинам, то теперь применяются только по отношению к женщинам. Ранее нейтральные номинации женщин в настоящее время подвергаются пейорации. Если слова dog", beast", pig " отнесены к женщинам, то все они имеют исключительно уничижительную сексуальную коннотацию [Лапшина 1996: 60-62].

В английском языке налицо "двойной стандарт" переосмысления: Lord не переосмысляется и означает не всякого мужчину, a Lady может быть отнесено к любой представительнице слабого пола. Madame — распространенное наименование хозяйки публичного дома, но никто сутенёра не назовёт Sir [Лапшина 1996:64]. В языке нет терминов, обозначающих сексуально непривлекательных мужчин, а вот соответст­вующих номинаций женщин с пейоративным значением сотни. Это от­носится ко всему словарю, включая и жаргоны. Вывод автора исследо­вания однозначен: семантическая история терминов, обозначающих женщин, - это история семантической пейорации и деградации значе­ния [Лапшина 1996 Антифеминизм в языке : 64].

Причину столь явного антифеминизма языка видят в том, что словотворчество - инициатива в основном мужчин. Женщины - храни­тельницы языка, а мужчины — его творцы.

7. Одним из проявлений социальной дифференциации языка является наличие функционально-стилевых разновидностей литературного языка, т. е. наличие в литературном языке функциональных стилей.

Функционально-стилистические разновидности литературногоязыка обслуживают различные сферы общественной деятельности и – соответственно – различные сферы и ситуации общения (очи – глаза – гляделки, зенки, моргалы).

Функционально-стилевая дифференциация языка – это результат усложняющейся жизни общества, результат выделения различных сфер его деятельности.

 

Подавляющее большинство социальных вариантов речи обладают только лексическими различиями, поэтому в современной науке не рекомендуется использовать термин «социальные диалекты».

Любой диалект – это всегда разновидность языка, представляющая собой микросистему со своим словарным составом, фонетическим и грамматическим строем. Диалектные различия проявляются на всех уровнях языковой системы.

Что касается большинства социальных вариантов речи, то они различаются в основном на уровне лексики и микросистемы не представляют.




<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Приложение 1. Муниципальное автономное учреждение | Аннотация. 1. Факторы, обусловливающие социальную дифференциацию языка.

Дата добавления: 2015-10-15; просмотров: 10606. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2019 год . (0.008 сек.) русская версия | украинская версия