Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Этапы развития личности




Идея деления онтогенеза на периоды, в течение которых про­исходят характерные, свойственные всем представителям вида, а следовательно, дающие возможность для выделения примерной воз­растной нормы, изменения, ведущие к формированию определенных свойств, качеств личности, имеет широкое применение в педагогиче­ских науках, детской и специальной психологии. В существующих в настоящее время периодизациях в основе выделения этапов развития лежат различные показатели развития человека: антропологические, психологические, социальные и педагогические.

В основе деления по антропологическим и физиологическим признакам оказались конституциональные особенности, строение тела, рост, вес мозга, эндокринная система, половое созревание, смена зубов (например, периодизация П. П. Блонского). В основу деления на периоды по психологическим признакам легли особенности психиче­ских функций, процессов, речи, эмоционально-волевой сферы, отно­шения Я к миру, становления личности в целом. Педагогическая перио­дизация (авторы А.А. Люблинская, И.А. Арямов) построена на этапах обучения, на основе чего выделены преддошкольный, дошкольный, младший школьный, подростковый (средний школьный), юношеский (старший школьный) возрасты (Степанова Е.И., 2000).

В детской психологии возрастные периодизации развития охватыва­ют возраст от рождения до ранней юности (Ж. Пиаже, Л.С. Выготский, 3. Фрейд, Д.Б. Эльконин), Основополагающим в этих классификациях Является термин «развитие». Принципами основания для возрастной I периодизации развития являются «внутренние изменения хода самого развития, переломы и повороты в его течении», которые дают «надежное основание для определения основных эпох развития личности ребенка, которое мы называем возрастами» (Выготский Л.С., 1984).

Если в зарубежной методологии такие периодизации строятся на предложенной в начале XX в. 3. Фрейдом периодизации психосексуального развития личности, то в отечественной традиции первое деление онтогенеза на стадии дал П.П. Блонский. Он выделил возрастные этапы развития личности, полагая, что развитие влечет за собой серьезные преобразования, связанные со сменой и появлением зубов. В соответствии с этим детство делится на три эпохи: беззабот­ное (8 месяцев— 2—2,5 года), детство молочных зубов (2—2,5 года — 6,5 лет) и детство постоянных зубов, в дальнейшем при формирова­нии коренных зубов в подростковом возрасте формируется взрослая личность (Выготский Л.С., 1982). Он же обратил внимание на особые переходные возрасты и подчеркивал, что они представляют трудность в педагогическом отношении. Их называют «критическими». Позднее концепция «кризиса» нашла блестящее воплощение в принципиально иной методологии психоаналитической школы в теоретических разра­ботках Э. Эриксона, который развил одну из самых валидных и часто используемых периодизаций в современной психологической науке. В отечественной традиции понятие «кризис» прежде всего укрепилось за возрастом полового созревания. П.П. Блонский указывает на неустойчивость, немотивированность поведения детей, неустойчивость нервных процессов в критические периоды (Поливанова К.Н., 2000). Л.С. Выготский, опираясь на представления П.П, Блонского, под­ходит к анализу возрастных кризисов в общем ходе развития со стороны общей теоретической модели развития. Л.С. Выготский вводит понятие о двух типах возрастов — критическом и стабильном. Изменения, проис­ходящие в стабильном возрасте, накапливаются и затем скачкообразно обнаруживаются в виде какого-либо новообразования. Стабильные возрасты, по мнению Л.С. Выготского, изучены гораздо полнее, чем те, которые характеризуются другим типом развития - критическим. Характеризуя кризис, Л.С. Выготский подчеркивает, что развитие ре­бенка принимает бурный, стремительный, иногда катастрофический характер и напоминает революционное течение событий как по темпу, так и по смыслу происходящих перемен. На основании эмпирических данных, Л. С. Выготский выделяет следующие критические периоды развития: кризис новорожденности, за которым следует стабильные период — младший возраст (2 месяца — 1 год), кризис одного года, ран­нее детство (1—3 года), кризис трех лет, дошкольный возраст (3—7 лет), кризис семи лет, школьный возраст (8-12 лет), кризис тринадцати лет (подростковый), пубертатный период (14—18 лет) и кризис семнадцати лет (юношеский) (Выготский Л.С., 1984).

Различие стабильных и критических возрастов Л.С. Выготский основывает на анализе социальной ситуации развития ребенка как фактического определения возраста: стабильный возраст определяется гармонией между средой и отношением ребенка к ней, критический период — дисгармонией, противоречием. Развитие в стабильный пе­риод приводит к возникновению новообразования, которое нарушает гармонию между ребенком и окружающей действительностью. Воз­никает противоречие, поскольку ребенок, изменивший строение лич­ности, — уже другой ребенок, социальное бытие которого не может не отличаться от бытия ребенка более раннего возраста. Это противоречие задает условия своего разрешения, определяя специфику критического возраста. Преодоление этого противоречия есть условие взрывного, ре­волюционного характера развития в критическом возрасте. По опреде­лению Л.С. Выготского, в кризисные периоды ребенок в относительно короткие периоды меняется весь целиком, причем изменения эти не латентны, а заметны окружающим. Сами изменения относительны. Л.С. Выготский, говоря о критических периодах, отмечал, что дети становятся относительно трудновоспитуемы. Кроме того, ребенок ста­новится иным относительно себя прежнего. Описывая критические пе­риоды, Выготский говорил, что в эти периоды на протяжении короткого времени сосредоточены резкие и кардинальные сдвиги и смещения, из­менения и переломы в личности ребенка (Выготский Л.С., 1982, 1984). Основные положения Л.С. Выготского о периодизации развития нашли свое продолжение в работах его последователей. В деятельностной парадигме возраст характеризуется через определение ведущей деятельности данного периода и места ребенка в общественных отно­шениях. Каждому стабильному периоду соответствует новая ведущая деятельность, новый тип сотрудничества ребенка и взрослого. Критический возраст — это момент смены ведущей деятельности и переход к новым общественным отношениям. В русле теории деятельности анализ критических возрастов затруднен тем, что в фокусе внимания исследователя всегда находится определенная деятельность субъекта и механизмы ее становления, т.е. механизмы становления стабильных периодов развития. Механизмы же смены деятельности остаются на периферии (Выготский Л.С., 1984).

По А.Н. Леонтьеву, возникновение новой деятельности связано с возникновением новых мотивов, со «сдвигом мотива на цель». А.Н. Леонтьев полагал, что болезненный и острый кризис не является обязательным симптомом перехода к новой ведущей деятельности. Неизбежны, по его мнению, не кризисы, а переломы в развитии. Наоборот, кризис свидетельствует о не совершившемся своевременно переходе. М.И. Лисина доказывает «бескризисность» развития, рассматривая возрастной переход, как частный случай диалектического взаимодей­ствия формы и содержания общения. По мере обогащения содержания общения ребенка и взрослого в процессе становления ребенка наступает момент, когда «перерастает» старая форма общения и возникает но­вая. Главное расхождение Л.С. Выготского и его последователей — это указание на процессы «отмирания». По мнению Л.С. Выготского, раз­витие нового непременно должно сопровождаться отмиранием старого. В позициях А.Н. Леонтьева и М.И. Лисиной существуют предпосылки такой организации развития, при которой переход будет проходить бес­кризисно. Л.И. Божович не только поддерживала данную точку зрения, но и подтвердила ее экспериментально (Божович Л.И., 1972).

Исключение в этом ряду составляет позиция Д.Б. Эльконина. Кризисы в его определении — это переход от одной системы к другой, от овладения мотивационно-потребностной сферой к операцио­нально-технической и наоборот. При этом переходы между эпохами названы «большими» кризисами — в этот период открывается новая эпоха и новый период развития мотивационно-потребностной сферы. Существуют также и «малые» кризисы, как переходы между периодами внутри эпохи, открывающие следующий этап в развитии интеллек­туально-познавательных сил ребенка. В определенном смысле пред­ставления Д.Б. Эльконина о критическом периоде инкорпорируют линии, возникающие в работах Л.С. Выготского и А.Н. Леонтьева, — он развивает деятельностную концепцию онтогенеза, утверждает и раз­вивает идею о несводимост.и кризиса к простой смене деятельностей. Он выделил несколько периодов (или этапов) развития личности от рождения до окончания школы: младенчество (до года), основным новообразованием которого является формирование потребности в общении, раннее детство (1—3 года), когда происходит развитие речи и наглядно-действенного мышления, дошкольный возраст, который подразделяется на младший и средний дошкольный возраст (3—4,5 го­да), старший дошкольный возраст (от 4—5 до 6—7 лет). Основным новообразованием дошкольного возраста является стремление к социально значимой деятельности, что лежит в основе готовности к школе. Следующий за этим младший школьный возраст (от 6—7 до 10—11 лет) является периодом формирования произвольности психи­ческих явлений и внутреннего плана действий. Подростковый возраст (от 10—11 до 13—14 лет) является возрастом таких новообразований, как критическое отношение к людям, стремление к взрослости и са­мостоятельности, умение подчиняться нормам коллективной жизни. В период раннего юношеского возраста (от 13— 14 до 16— 17 лет) проис­ходит формирование мировоззрения, профессиональных интересов, самосознания. Описание каждого из этих периодов включает анализ ведущего вида активности ребенка (например, перехода от игры к учебе, от учебы к труду) и влияние его отношений со взрослыми на его развитие и познание окружающего мира. Основываясь на данных тео­ретических посылках, Д.И. Фельдштейн разработал периодизацию, которая ориентирована в большей степени на анализ этапов развития личности, а не процесса познания. Он выделил две фазы развития личности: от рождения до 10 лет и от 10 до 17 лет, которые укладыва­ются в три этапа (1-3 года, 3-10 лет, 10-17 лет). Каждый из этапов был поделен на стадии в соответствии с логикой смены ведущего вида деятельности и внутренними преобразованиями личности: развитием определенной стороны деятельности, максимальной ее реализацией, насыщением этой деятельностью и актуализацией другой ее стороны. Д.И. Фельдштейн указывал также на важность социальной позиции ребенка и плавности или резкости ее смены в процессе жизни, т.е. на подготовленность ребенка к новому этапу жизни.

В плане влияния среды на процесс развития личности интерес представляет концепция А.В. Петровского, которая включает две модели. Первая модель демонстрирует процесс развития личности в относительно стабильной среде, вторая — в изменчивой, при этом учитываются возрастные этапы развития личности. А.В. Петровский выделяет три эпохи развития личности: эпоху детства, которая является важнейшим периодом формирования личности, эпоху отрочества и эпоху юности.

Таким образом, в отечественной традиции изучение этапов раз­вития личности концентрируется в основном на детальном и тщатель­ном анализе процесса формирования личности от рождения до воз­раста окончания школы - юношества. Исследованию этих периодов жизни человека посвящены многочисленные работы последователей В.С. Выготского: Д.Б. Эльконина, А.В. Петровского, Д.И. Фельдштейна, Л.И. Божович и др.

К изучению периода, следующего за моментом достижения определенной «зрелости», отечественные исследователи обратились много позже в рамках новой отрасли психологического знания - акмеологии, не выделяя, однако, специфических периодов или этапов в развитии личности на этом возрастном этапе вплоть до геронтологического возраста, либо в связи с циклическими изменениями в семейной жизни в рамках семейной психологии и психотерапии.

Полная периодизация всего жизненного цикла развития чело­века представлена англо-американскими учеными (Д.-Б. Бромлей, Д.-Б. Биррен, Д. Векслер), отечественными физиологами, пред­ставившими ее на симпозиуме в АПН СССР (1965), антропологами (В.В. Бунак, В.В. Гинзбург).

В западной психологии представление об этапах развития лично­сти многоаспектно. Можно выделить следующие подходы: представ­ление о смене некоторой структуры или организованности (Ж. Пиаже, Л. Колберг), изучение психологических механизмов возникновения нового (Я. Боом), а также представление о кризисе (конфликте) как о характеристике некоторого возрастного периода (Э. Эриксон, Д. Левинсон). Сам термин «развитие» включает две трактовки: нормативное развитие (описание общих изменений, присущих всем людям) и инди­видуальное развитие (описание вариативности нормы в способностях, стилях, предпочтениях и способах выполнения действий) (Поливано­ва К.Н., 2000).

Деление онтогенеза на отдельные нормативные (т.е. обязатель­ные, в противном случае приводящие к искажениям в развитии) стадии существует в различных западных парадигмах, в частности, в психоаналитической, неофрейдистской, а также в теории когнитив­ного развития Ж. Пиаже, в трудах англо-американских ученых, изуча­ющих эту проблему, таких, как Д.-Б. Бромлей, Ш. Бюллер, Д. Векслер, Д. Левинсон.

Д.-Б. Бромлей является автором возрастной периодизаций, построенной на основе сравнительно-возрастных характеристик большого диапазона возрастов, в которой выделяются внутриутроб­ный период, детство, которое подразделяется на младенчество (от рождения до 18 месяцев), дошкольное детство (19 месяцев — 5 лет) и раннее школьное детство (5—13 лет). Следующим периодом являет­ся юность — период полового созревания или ранняя юность (11— 15 лет) и поздняя юность (15-21 год). Самый длительный период - взрослость (21—65 лет) делится на раннюю взрослость (21—25 лет), среднюю взрослость (25-40 лет), позднюю взрослость (40-55 лет) и предпенсионный возраст (55—65 лет). С 65 лет начинается старение. Старый возраст продолжается с 65 до 70 лет, затем следует дряхлость (Степанова Е.И., 2000).

Ш. Бюллер предложила концепцию пяти стадий взрослой жизни человека, основываясь только на рассмотрении профессиональной жиз­ни человека. Она выделяет следующие стадии: первая стадия (16—20 лет) предшествует профессиональному самоопределению; вторая стадия (16-20 - 25-30 лет) характеризуется поисками своего призвания и профессии; третья стадия — пора зрелости личности (охватывает период от 25 до 45—50 лет), ее основой является нахождение сферы применения своих сил, возможностей, в этот период происходит уточ­нение жизненных планов и их реализация, накопление жизненного опыта; четвертая стадия жизненного цикла наступает в возрасте от 45-50 до 65-70 лет, когда происходит завершение профессиональной деятельности; пятая стадия наступает после 65 лет и длится до завер­шения жизни, это период, в котором профессиональная деятельность сменяется общением (Степанова Е.И., 2000).

Наиболее известной и широко применяемой является периоди­зация Э. Эриксона, в которой выделяются не только этапы развития в период детства и юности (соответствующие оральной, анальной, фаллической и латентной стадиям по 3. Фрейду), но и три стадии взрослости, которым Э. Эриксон не дает специальных названий: ше­стая стадия (ранняя зрелость — 20—25 лет), когда совершается базовый выбор между близостью и изоляцией, седьмая (средняя взрослость — 25-64 года), как выбор между общечеловеческими ценностями и са­мопоглощенностью и восьмая (поздняя взрослость), как выбор между цельностью и безнадежностью. Таким образом, по Э. Эриксону, каж­дый этап развития личности представляет собой кризис (конфликт) как выбор между благоприятным и неблагоприятным направлениями в развитии, в отличие от представления о кризисе в отечественной психологии. Критический период — это отрезок времени, когда данная характеристика подвержена особо интенсивному развитию, если же она испытывает неблагоприятные воздействия, она оказывается особо уязвимой (Хьел Л., ЗиглерД., 1998).

Г. Крайг определяет кризис как «единственный отрезок времени в жизненном цикле организма, когда определенный средовой фактор способен вызвать эффект» (Крайг Г., 2000). Такая трактовка кризиса делает данное понятие синонимом термина «сензитивный период». Таким образом, восемь стадий по Э. Эриксону - это восемь сензитивных, стабильных периодов, если рассматривать их с позиций Л.С. Вы­готского. Э. Эриксон не говорит о механизмах перехода от одной стадии к другой, но новое качество, возникающее в каждом периоде, является двухполюсным (антиподом другого разрешения конфлик­та) и поэтому оказывается внутренне конфликтным. Таким образом, концепция Э. Эриксона во многом перекликается с позициями оте­чественных психологов (историзм, социальная обусловленность раз­вития, стратификация онтогенеза) (Эриксон Э., 1999).

Согласно теории Э. Эриксона, хотя специфические, связанные с развитием конфликты становятся кризисными только в определенных точках жизненного цикла и приобретают более важное значение, по сравнению с другими в этот период, однако каждый из конфликтов присутствует в течение всей жизни человека. Первая психосоциальная стадия соответствует оральной стадии по 3. Фрейду и охватывает пер­вый год жизни человека. По тому, как за ребенком ухаживают в мла­денчестве, он узнает, заслуживает ли окружающий мир доверия. Если его потребности удовлетворяются, к нему относятся с вниманием и за­ботой, обращаются с ним последовательно, у него складывается общее впечатление о мире, как о месте безопасном и достойном доверия. В противном случае, если мать некомпетентна, отвергает ребенка, или он перестает быть для нее главным центром внимания, напри­мер, при возобновлении карьеры или рождении следующего ребенка,

у него формируется установка, направленная на мир в целом, связан­ная со страхом, подозрительностью, опасением за свое благополучие. Если данный кризис не находит разрешения в течение первого или второго года жизни, то в соответствии с эпигенетическим принципом, предложенным Э. Эриксоном, дилемма «доверие—недоверие» будет проявляться снова и снова в каждой последующей стадии, хотя она и является специфической для периода младенчества (Крайг Г., 2000).

Вторым кризисным этапом развития личности ребенка является формирование автономии или стыда в период мышечно-анальной стадии, приходящейся на период от 2 до 3 лет. В этом возрасте, на­чиная ходить, дети открывают для себя возможности своего тела и способы управления им. При благоприятном разрешении конфликта, когда ребенку удается делать что-то самостоятельно, он приобретает чувство уверенности в себе, у него развивается самоконтроль. В случае неблагоприятного исхода данного кризиса формируется неуверенность, сомнение в собственных силах. Важность данного периода для развития личности отмечается и всеми отечественными исследователями вслед за выделившим кризис трех лет Л.С. Выготским (Выготский Л.С., 1982).

Конфликт между инициативностью и виной — последний в до­школьном периоде развития ребенка — приходится на 4-5 лет (локомоторно-генитальная стадия). В этот период дети исследуют мир и начинают на него воздействовать. Если исследовательская деятель­ность в целом эффективна, ребенок научается взаимодействовать с окружающими предметами и людьми конструктивным способом, у него формируется инициативность как черта характера. Э. Эриксон указывает на связь степени инициативности, приобретаемой ребенком на этой стадии с экономической системой общества. Он утверждает, что потенциальные способности ребенка трудиться продуктивно в будущем, его самодостаточность в контексте данной социально-эко­номической системы существенно зависят от его способности решить кризис этой фазы.

Четвертый психосоциальный период продолжается от 6 до 12 лет и соответствует латентному периоду в теории 3. Фрейда. В этот период ребенок усваивает культурные навыки, обучаясь в школе, развивается также логическое мышление, самодисциплина, способность взаимо­действовать со сверстниками, способность выполнять предписанные обществом правила. Благоприятными обстоятельствами является развитие чувства трудолюбия у ребенка, когда он начинает постигать технологию своей культуры, обучаясь в школе. Если интерес подкрепляется и удовлетворяется учителями, родителями, сверстниками, то кризис «трудолюбие — чувство неполноценности» разрешается в сторону трудолюбия. При негативном оценивании ребенка, по сравнению с другими, частых неудачах у ребенка формируется пассивность, чувство неполноценности, причем чувство собственной компетентности в этом возрасте во многом зависит от успеваемости в школе и оценок учителя и сверстников, чему существуют подтверждения и в отечественных исследованиях этого возраста (Абрамова Г.С., 1998).

Юность, на которую приходится пятая стадия в схеме жизненного, цикла Э. Эриксона, считается важнейшим периодом психосоциаль­ного развития личности. Еще не взрослый, но уже не ребенок, под­росток (12-20 лет) сталкивается с различными новыми социальными задачами, новыми ролями. Новый психосоциальный параметр, появляющийся в юности, на положительном полюсе представляет собой эгоидентичность, в случае неблагоприятного разрешения конфлик­та — ролевое смешение. Задача подростка состоит в том, чтобы собрать воедино все имеющиеся к этому времени знания о себе и интегри­ровать эти многочисленные образы в личную идентичность, которая представляет собой осознание прошлого, настоящего и будущего, которое логически следует из него. Согласно Э. Эриксону, основы для благополучного разрешения этого кризиса закладываются в детстве. Однако, кроме этого, развитие личной идентичности происходит под сильным влиянием тех социальных групп, с которыми подросток себя идентифицирует. Неспособность молодых достичь личной идентич­ности приводит к состоянию, которое Э. Эриксон назвал кризисом идентичности - неспособность выбрать карьеру, продолжить образо­вание, сопровождаемые чувством собственной бесполезности, душев­ного разлада, бесцельности. Но даже благополучное разрешение этого кризиса не дает гарантии, что проблемы идентичности не появятся на следующих стадиях или что не будет найдено новое решение старых проблем (Абрамова Г.С., 1998). В отечественной традиции данный кризис также является объектом пристального внимания и изучения исследователей, которые определяют его как важнейший этап форми­рования личности, период первого серьезного выбора, влияющего на дальнейшую жизнь личности, — профессионального самоопределения (Абрамова Г.С., 1998), период выбора, усвоения и интеграции репер­туара ролей, имеющихся у подростка (Кон И.С., 1978).

Следующим и самым длительным этапом развития личности является взрослость, изучение которой заслуживает самого пристально­го внимания, по мнению Э. Эриксона.

В истории развития возрастной психологии характеристики взрослого человека выполняли функции эталонов по отношению к различным периодам роста, созревания и формирования личности в годы детства, отрочества и юности. А сама взрослость рассматривалась как стабильный период. Так, например, французский психолог Э. Клапаред характеризовал взрослость, как «окаменелость», когда прекращается процесс развития. Э. Эббингауз выделял в развитии па­мяти три периода и определял возраст 25—50 лет, как не изменяемый в отношении данной функции. Выделяемые Ж. Пиаже основные стадии развития интеллекта относятся к дошкольному и школьному возрасту, где завершается, по его мнению, развитие операционного механизма мыслительной деятельности. Кроме того, психологические характе­ристики взрослого выступали в качестве эталонов и при выявлении инволюционных процессов в период старения. С возникновением геронтологии, данные о молодых людях использовались для определе­ния величины снижения функций или их сохранности в общем инво­люционном процессе.

Важнейшим вопросом психологического изучения взрослости является выделение периодов или этапов во взрослости. Традицион­но период взрослости определяют возрастом 20—25 — 60 лет, выделяя внутри этого периода несколько отдельных возрастных этапов. Напри­мер, ЕС. Абрамова рассматривает взрослость как последовательность следующих периодов: ранняя взрослость — 23-30 лет, переходный воз­раст — 30—35 лет и зрелость — 36—50 лет. Периодизация Всемирной ор­ганизации здравоохранения определяет взрослость в рамках 18-60 лет, выделяются ранняя взрослость (18 - 25-30 лет), средняя взрослость (30-45 лет) и поздняя взрослость (45-55 лет для женщин, 45-60 лет для мужчин) (Абрамова ГС., 1998).

Несколько другого подхода придерживается Г. Крайг, которая делит взрослость на три возрастных подпериода (или стадии): ранняя взрослость (20-40 лет), средняя взрослость (40-60 лет) и поздняя взрослость (от 60 и далее), рассматривая таким образом взрослость как период, последующий за юностью, период дееспособности, включаю­щий в себя и расцвет, и инволюцию, который, однако, не имеет четких временных границ (Крайг Г., 2000).

Э. Эриксон также рассматривает данный период, как период еспособности, обозначая его подпериоды, как раннюю взрослость (20—25 лет), среднюю взрослость (25—64 года) и позднюю взрослость (от 65 и далее) (Эриксон Э., 1999). Он, рассматривая взрослость как период, имеющий свои особенности и задачи развития, выделяет три периода и, соответственно, три различных конфликта, три типа ошений со средой во взрослости. Если в ранней взрослости уста-овление доверительных и близких отношений с другим человеком яется фактором развития личности, как антипод изоляции, излишней поглощенности собой и состояния, характеризуемого социальным вакуумом, то период средней взрослости, охватывающий самый длительный отрезок времени в жизненном цикле индивида, является выбором между продуктивностью (как озабоченностью человека не только собственным благополучием, но и благополучием следующего поколения, а также состоянием общества, в котором будет жить и работать это поколение) и инертностью. Одной из характеристик данного возраста является забота, происходящая из чувства, что кто­-то или что-то имеет значение, как противоположность безразличию и апатии. Забота — это расширение взятых на себя обязательств за­ботиться о других людях, результатах и идеях, к которым человечество проявляет интерес. Согласно Э. Эриксону, такое явление, как «кризис среднего возраста», связано с утратой продуктивности, когда человек не заботится о других людях, потакает своим прихотям. Проявляется этот кризис в чувстве безнадежности, бессмысленности жизни. Ито­гом жизни тогда является отчаяние - депрессия, ипохондрия, вызванные осознанием бессмысленности жизни и отсутствием времени на изменения. Продуктивность в средней взрослости помогает обрести интеграцию, выражающуюся в способности осознать значение жизни перед лицом смерти (Эриксон Э., 1999).

Данная трактовка согласуется с точкой зрения К.Г. Юнга, который рассматривает период середины жизни как переход к своей противо­положности, рассматривая, например, экстраверсию, как бессознательную тенденцию интроверсии. Таким образом, все депрессии и проблемы данного возраста связаны со встречей со своим бессозна­тельным (Эриксон Э., 1999).

Л. Колберг предложил свою периодизацию этапов развития личности, выделив стадии личностного развития, приходящиеся в основном на период взрослости. По Л. Кольбергу, существует три стадии развития личности, причем индивидуум может остановиться; на каждой из них в своем развитии. Первая, названная предконвенциональной, стадия характеризует период, предшествующий усвоению индивидуумом норм и ценностей общества, характеризуемый поведением, свойственным маленьким детям и отдельным взрослым, когда ведущим процессом личностного развития является адаптация, реализуемая через психологические защиты. Вторая стадия — конвенцио­нальная — характеризуется усвоением социальных норм и ценностей культуры, ведущим процессом личностного развития здесь является социализация, осуществляемая посредством различных механизмов, например, идентификации. Третья стадия - постконвенциональ­ная - соответствует развитию автономной личности, когда индиви­дуализация является ведущим процессом развития, осуществляемым через интернализацию. Все эти стадии могут наблюдаться у взрослого человека (Поливанова К.Н., 2000).

Американский исследователь Д. Левинсон также рассматривает развитие личности как регулярную последовательность стадий, как стабильных, так и переходных, концентрируя свое внимание на пе­риоде взрослости. В стабильном периоде развитие индивида характе­ризуется постепенным достижением цели, поскольку существенные задачи развития представляются решенными. В переходной фазе сами способы самореализации оказываются предметом анализа для инди­вида, а новые возможности — предметом поиска. К таким периодам относится возраст 18—20 лет, когда встает проблема достижения независимости от родителей, когда индивидуумы выстраивают соб­ственную структуру жизни, затем наступает стабильная фаза, на про­тяжении которой человек находит свое место в жизни. Около 30 лет возникает необходимость пересмотра жизненных схем, причем, если обнаруживается их неправильность, возможно их изменение. При этом возможна дифференциация по половому признаку: мужчины пересматривают собственные карьерные установки и способы их реализации, а женщины делают окончательный выбор между семьей и карьерой.

Затем в 40—45 лет происходит еще одно переосмысление жиз­ненных ценностей (эти данные касаются мужчин), при этом обна­руживается, что «юношеские мечты так и не осуществились». Факт отрицательного эмоционального переживания этого возраста под­твержден в 80% случаев. Однако можно предположить, что широкое распространение идеи о кризисе среднего возраста провоцирует людей определять свои переживания именно таким образом.

Работы Д. Левинсона касаются взрослости, что делает вопрос о нормативности регулярной смены периодов и фаз еще более неоднозначным, чем это характерно для периодизаций детства. Существенным признаком перехода здесь является анализ субъектом тех характеристик его жизни, которые в стабильный период не были предметом анализа и отношения (Поливанова К.Н., 2000). Исследования Д. Левинсона проводились на мужском континген­те испытуемых, что вызвало дальнейшие исследования, испытуемыми, в которых стали женщины. Обнаружилось, что у женщин, в отличие от мужчин, стадии жизненного цикла в большей степени детермини­рованы не хронологическим возрастом, а стадиями семейного цик­ла — брак, появление детей, оставление детьми родительской семьи. Обнаружились различия в том, какие мечты возникают у мужчин и женщин: у мужчин они связаны с карьерой и профессией, у женщин мечты связаны с семьей и профессией, таким образом оказывают­ся расщепленными, это переживается как чувство раздвоенности. И переживание это не связано с конкретным возрастным периодом, а связано с конкретными обстоятельствами, такими, как, например, необходимость оставить работу ради детей.

Придерживаясь отечественной методологии, Г.С. Абрамова прихо­дит к аналогичному выводу, что данный период протекает по-разному у мужчин и женщин. Если женщина в это время передает ответствен­ность за жизнь своего ребенка самому ребенку, и у нее появляется вну­тренняя свобода, то для мужчины этот возраст — период нравственного кризиса. Он учится осознавать свой эмоциональный опыт, осваивает роль отца и приходит к необходимости жить правильно везде, строится новая нравственная концепция жизни и, кроме того, появляется новая потребность, характерная для этого возраста - потребность в учени­ке, у которого можно учиться, обучая его самого. Реализация данной потребности порождает чувство значимости, включенности в жизнь. Таким учеником может быть ребенок. Сложность переоценки жизнен­ных ценностей связана для мужчины с тем, что в сфере его интересов достаточно долгое время находятся чужие люди, карьера и работа. Смена оценок близких людей, налаживание отношений с взрослеющи­ми детьми, кроме того, переживание несоответствия психологического и физического возрастов, притязаний и планов юности и реальности, которая показывает насколько они осуществлены, составляют основные сложности данного возраста для мужчины (Абрамова Г.С., 1998).

Н.Я. Перн предложил рассматривать развитие личности через «узловые точки», не выделяя определенных этапов жизненного цикла. Согласно его концепции, первой такой «узловой точкой» жизни является возраст 6—7 лет, когда человек созревает как существо, узнавшее о своем существовании, обращенное на себя, свои функции и ощущения. На 12-13 лет приходится вторая «узловая точка», которая состоит в том, что человек осознает себя как часть окружающего мира, который он стремится освоить. В 18-19 лет человек созревает как член общества, развиваются его социально-этические идеи, связанные с другими людьми, закладываются душевные привязанности, понятие о долге. В 25-26 лет формируется мировоззрение, происходит созревание лич­ности, личность осознает себя как явление мира. В 32—33 года человек созревает как деятель, способный осуществить замыслы предыдущего периода. 37—38 лет — вторая вершина деятельности, «когда свежесть еще не потеряна, и уже достаточно высока зрелость» (Степанова Е.И., 2000). 43—44 года — критический «узел», когда деятельность продолжа­ется без заметного ущерба в силу приобретенного опыта. Вслед за этим может начаться спад активности, когда человек просто доживает вто­рою половину своей жизни, или начаться новое духовное зарождение. Около 50 лет возможен новый творческий подъем, фаза созревания и мудрости, которая уже не делится на стадии (Степанова Е.И., 2000).

Американский исследователь Г. Крайг вообще приходит к выводу о невозможности хронологического подхода к этапам развития личности во взрослости. Она рассматривает две модели возраста — мо­дель перехода и модель кризиса. Модель перехода предполагает, что перемены в жизни заранее планируются, и поэтому человек в состо­янии с ними справиться. Модель кризиса - противоположная. При кризисном течении жизни происходит утрата иллюзий, возникает болезненная неспособность справиться с собственными проблема­ми, разводами, потерей работы, признаками надвигающейся старо­сти. То есть в данном подходе этапы развития четко не выделяются, кризис, таким образом, является не нормой развития, характерной для данного возрастного периода, а негативным вариантом развития (Крайг Г., 2000).

Таким образом, период взрослости рассматривается в западной психологии, как время, когда люди продолжают развиваться, сами отвечают за собственное развитие, критически переоценивают свою жизнь, анализируют ее. Одни могут быть удовлетворены собой и своими достижениями, для других этот процесс может быть болезненным, но так или иначе, независимо от модели, речь идет об особого рода рефлексии, взгляде на собственную жизнь, т.е. в какие-то периоды человек «делает», а в другие — осмысливает сделанное.

В новейших отечественных исследованиях данного возрастного периода ученые также в меньшей степени делят его на определенные возрастные этапы развития, акцентируя внимание на прохождении определенного кризиса как этапа развития личности. Например, в теоретическом исследовании В.И. Слободчикова (Поливанова К.Н., 2000) взрослость описывается двумя событийными общностями: воспроизводство и творчество в системе общественных деятельностей, творчество в системе экзистенциальных ценностей. Вхождение в новую общность знаменуется кризисом рождения. Позитивное разрешение кризисов связано с тем, что в культуре всегда находится более масштабная форма общности. Вступая в первую из названных общностей, субъект переживает кризис юности - разрыв идеала и реальности, при всту­плении во вторую — кризис взрослости, как разрыв личного и обще­человеческого смыслов жизни. В кульминационной точке общности происходит развитие, когда заканчивается освоение новых способов взаимодействия в общности и начинается развитие индивида внутри общности. В данных общностях строится в первой — мировоззрение, во второй — личность, как собственная позиция в культуре и истории. Существует несколько точек зрения относительно того, когда человека можно считать взрослым: первая из них — физиологическая; считается, что взрослость — период, когда человек достигает пика физического развития, что характеризуется такими параметрами, как сила, ловкость, а также способность к воспроизведению потомства; другая точка зрения — юридическая — рассматривает взрослость через призму выполнения социальных норм и правил, оперируя понятиями «норма», «патология», «здоровье»; третья точка зрения — психологи­ческая — представлена, по мнению Г.С. Абрамовой, теми важнейши­ми новообразованиями, которые вносят в жизнь взрослого человека создание собственной семьи и родительство, профессиональное ста­новление, самореализация. Таким образом, взрослость — это период реализации всех возможностей человека как индивида и как личности (Абрамова Г.С., 1998).

Проблемы возрастного перехода изучаются также в подходах, ис­следующих «жизненные задачи» (N. Cantor, J.F. Kihlstrom, S. Zirkel). Жизненные задачи — это сознательно принимаемые цели, которые ин­дивид ставит себе в определенные моменты жизни. Они представляют собой важные, аффективно переживаемые личностные интересы, которые определяют усилия личности по самореализации, определяют надежды и мечты индивида, связанные с его личной историей, и тем, как он смотрит на окружающий мир. Особенно интересны случаи, когда ситуация меняется и, по гипотезе, может трансформировать жизненные задачи. При изменении ситуации жизненные задачи осо­знаются индивидом с большей легкостью. Во время перехода люди склонны с большей осознанностью относиться к себе и своему месту в мире. Психолог Каспи указывает, что ситуация перехода открывает возможности и для успеха, и для провала, и для изменения, и для стабильности. Актуализация жизненных задач происходит непосред­ственно перед изменением жизненной ситуации, во время этого из­менения и после него. При этом некоторые жизненные задачи могут быть вневременными, а иные (например, достижение независимости) в большей степени связаны с определенным возрастом. Во время воз­растного перехода характерные для возраста в целом жизненные за­дачи переплетаются с индивидуальными, создавая структуры, опреде­ляющие поведение индивида в изменяющихся условиях.

П. Хейманс предлагает следующее определение задачи развития - это особый период, в течение которого индивид имеет возможность доказать окружающим людям, что он (она) действительно может вы­полнить некоторые действия или обладает некоторой способностью. Реализация этой способности предполагает целесообразное использо­вание его личных и общественных ресурсов, условий. Если окружаю­щие люди («жюри») убеждаются, что индивид имеет эту способность, ему предоставляется право действовать самостоятельно, как будто он действительно приобрел данную способность. Таким образом, задача развития — это механизм связи индивида и социального окружения. Задача может быть решена, если окружающая среда организована как сценарий развития, т.е. как последовательность развертывания задач во времени (Абрамова Г.С., 1998).

Каждый возраст, таким образом, имеет определенные общие для всех индивидов задачи и трудности их выполнения помимо индиви­дуальных.

Например, по мнению Д. Левинсона, чтобы стать взрослым, мужчина должен справиться с четырьмя задачами развития: 1) увязать мечты с реальностью; 2) найти наставника; 3) обеспечить себе карьеру; 4) наладить интимные отношения (Поливанова К.Н., 2000).

Хотя некоторые теоретики утверждают, что период взрослости разделяется на ряд хорошо различимых стадий развития, сам про­цесс развития в зрелом возрасте отличается от процессов развития в детстве, отрочестве и юности. Главная особенность развития во взрослости — минимальная его зависимость от хронологического воз­раста, в гораздо большей степени изменения мышления, поведения и личности взрослого человека определяются обстоятельствами жизни человека — его опытом, родом занятий, установками и т.д. Ход разви­тия во взрослости невозможно четко очертить какими-либо стадиями интеллектуальных или физических процессов, вместо этого он раз­мечен определяемыми культурой социальными ориентирами, а также ролями, которые входят в состав циклов семейной жизни и карьеры.

Период взрослости представляет собой значительный по времени отрезок жизни человека, с этим связаны многие проблемы иссле­дования данного периода. Одним из наиболее спорных вопросов, возникающих при изучении периода взрослости, является понятие «зрелость» применительно к возрастному аспекту развития и ее критерии. Все работы по изучению взрослости можно разделить на работы по акмеологии индивида, акмеологии субъекта деятельности и акмеологии личности. Область акмеологии индивида представлена на сегодняшний день целым рядом фундаментальных исследований и монографическими обобщениями их результатов (Абрамова Г.С., 1998; Реан А.А., 2000; Фернхейм А., 2001). При разработке концеп­ции индивида Б.Г.Ананьев рассматривал его в виде системы при­родных свойств, как разноуровневое, структурное образование. Три группы природных свойств (конституциональные, нейродинами-ческие и билатеральные особенности симметрии организма, при­знаки пола) образуют класс первичных свойств, которые называют индивидуально-типическими. Несомненна зависимость вторичных свойств (темперамент, структура органических потребностей, за­датки и сенсорная организация). Выделение первичных и вторичных свойств позволило по-новому решать проблему происхождения психо­физиологических функций и рассматривать индивид как целостное образование (Ананьев Б.Г., 2002). Область акмеологии субъекта деятельности в настоящее время разрабатывается в широком спек­тре вопросов достижения профессионализма деятельности, про­фессионального мастерства и самореализации в деятельности, про­дуктивности деятельности, в том числе разрабатывается проблема сохранности продуктивности в позднем онтогенезе, изучаются фазы творческого процесса, особенности его протекания в зависимости от личностных особенностей работника (Реан А.А., 2005). Акмеология личности занимается проблемой социальной зрелости личности. С данной проблематикой связаны различные науки, такие, как пе­дагогика, психология, социология и криминология, как изучение модели социально незрелой личности.

Внутри акмеологии существует несколько взглядов на данный период, в том числе и взгляд на взрослость как возрастное понятие, не связанное с понятием «зрелость». Такое представление в большин­стве случаев обосновывается ссылками на Б.Г. Ананьева. Однако сам Б. Г. Ананьев активно обсуждал в своих работах проблему зрелости и пытался выделить объективные критерии зрелости человека, специ­фичные для различных уровней анализа. Зрелость человека как инди­вида он связывал с биологическими критериями, но уже умственная зрелость и критерии ее определения представлялись как исторические и социальные (связанные с образованием), в еще большей степени эти критерии определяют гражданскую зрелость (Ананьев Б.Г., 2002).

Таким образом, период взрослости, как специфический этап раз­вития личности, отличается от предыдущего юношеского тем, что в нем заканчивается общесоматическое развитие, достигает своего оптимума физическое и половое созревание, т.е. индивидная органи­зация человека достигает своей зрелости. Рассматривая онтогенез ин­дивида, Б.Г. Ананьев подчеркивал, что возрастные изменения и про­цессы роста, созревания, зрелости и старения характеризуют строго определенную фазность развития, обусловленную физиологической эволюцией и историческим развитием человека. Вместе с тем зависи­мость между природными свойствами всегда опосредована внешними условиями, как социальной, так и экологической, природной средой. В рамках данного направления изучались гетерохронность развития сенсорных, познавательных функций человека, а также были уста­новлены возрастно-половые особенности внутрифункциональных и межфункциональных корреляционных связей психофизиологических и соматических показателей, изучение корреляционных отношений, которых позволяет подойти к пониманию целостности психического развития, которая носит внутренне противоречивый характер. Изуче­ние периода взрослости в рамках структурно-динамического подхода к психическому развитию индивида в период взрослости состоит в изу­чении и учете характера взаимосвязей, степени связанности отдельных сторон психики, выявлении многокачественности, как одной из глав­ных черт развития, путем описания структурных новообразований. Общие закономерности, как хронологические, так и структурные, имеют в разные периоды жизни свои специфические особенности и жизненный смысл. В акмеологический период их действия обеспечи­вают сохранность достигнутого в прежние годы высокого потенциала и его дальнейшее развитие в имеющихся условиях. Важнейшее значе­ние при этом имеют основные внешние и внутренние детерминанты бытия человека: труд, образование, самообучение, самовоспитание, образ жизни в целом. Их совокупное влияние с учетом наследствен­ных факторов обусловливает продолжающееся психическое развитие в период «акме», но не прямо, а опосредованно, через действие внут­ренних закономерностей (Поливанова К.Н., 2000). Период взросло­сти рассматривается (в основном исследователями-приверженцами концепции возрастных кризисов) как критический и неоднозначный, переживания которого очень индивидуальны, различаются для муж­чин и женщин, однако подчиняются некоторым общим закономерно­стям. По мнению всех авторов, важнейшей проблемой данного возра­ста является переоценка собственной жизни и построение отношений с окружающими, в том числе и с близкими, как способ достижения продуктивности (Э. Эриксон), реализации потребности в принятии (Г. Крайг, А. Маслоу), потребности в ученике (ГС. Абрамова) (Абрамо­ва Г.С., 1998; Крайг Г., 2000), что позволяет решить основные задачи и преодолеть сложности данного возрастного периода.

Итак, выделение определенных этапов в процессе развития лич­ности на протяжении всего жизненного пути, чаще всего возрастных периодов и связанных с ними преобразований, помогает более глубоко изучить процесс развития личности, однако многочисленные иссле­дования развития личности в интересующий нас период взрослости показывают, что данный период, в отличие от детского возраста, не имеет четко выраженных нормированных по времени этапов развития личности и сами эти временные интервалы значительно более дли­тельны.

 

1.2.3. Факторы развития личности

Прежде чем анализировать факторы развития личности и их со­ставляющие, обратимся к основному понятию. Смысловое значение понятия «фактор» с лат. означает делающий, производящий. Это - причина, движущая сила какого-либо процесса, явления, определяю­щая его характер или отдельные черты (Философский словарь, 2001). В философском словаре дается следующая трактовка: фактор - мо­мент, существенное обстоятельство в каком-либо явлении, процессе, причина или движущая сила, определяющая его характер и специфику (Философский словарь, 2001).

Если рассматривать личность как совокупность стабильных, дли­тельно существующих характеристик, понимание того, как они разви­ваются, приобретают определенный, свойственный данной личности характер, возможно только при тщательном изучении совокупности причин и факторов, влияющих на развитие личности. В основе анали­за развития личности лежит несколько научных теорий, рассматрива­ющих в качестве факторов, влияющих на развитие личности, культур­но-исторические детерминанты (Л.С. Выготский) либо мегафакторы, макрофакторы, мезофакторы и микрофакторы окружающей среды (А.В. Мудрик, У. Бронфенбреннер), либо противостояние между вну­тренними побуждениями личности и внешними запретами общества (3. Фрейд), которые, однако, могут быть сведены к двум важнейшим факторам — внутренние и внешние детерминанты развития личности.

К внешним, или детерминантам окружения, относятся принад­лежность индивидуума к определенной культуре, включая природно-климатический фактор, специфику страны и общества, этнические традиции, принадлежность к социально-экономическому классу и уникальной для каждого семейной среде. С другой стороны, внутренние детерминанты включают генетические, биологические и физиологи­ческие факторы (Хьел Л., Зиглер Д., 1998).

Важнейшим содержанием социальной среды является культура, которая формирует личность главным образом потому, что она дает го­товые, апробированные решения многих жизненных проблем, вклю­чая средства коммуникации, такие, как язык, схемы медицинского лечения, научные достижения, облегчающие жизнь, этика, религия. Культура предлагает хранилище решений, не всегда точных, но всегда доступных. Культура - это набор изобретений, возникших в разных частях мира (или подгруппах населения), чтобы сделать жизнь более эффективной и понятной для людей, сталкивающихся с одинаковыми проблемами: рождением, ростом, смертью, поиском здоровья, благо­состояния и смысла. Решения эти передаются из поколения к поко­лению (Олпорт Г., 2002). Сначала культура - инструмент, обучающий человека удовлетворять свои потребности в обществе. Постепенно она становится ценностью сама по себе, хотя не обязательно все особен­ности данной культуры усваиваются и интернализуются человеком. Человеческий младенец не может выжить, если о нем не заботятся окружающие. Так как у маленького ребенка мало природных ресурсов для выживания, он, в отличие от многих других организмов, становит­ся «пленником» своей культуры. Первоначально культурную практику удовлетворения потребностей ребенка обычно осуществляет мать, и через домашнюю обстановку, изучаемый язык, школьные правила, экономические традиции и предписания, касающиеся еды, сна и вы­делений, ребенок начинает познавать ценности своей культуры.

В самом общем смысле можно было бы сказать, что требование социальной среды может выражаться в том, чтобы «подстроить» лич­ность под социальные стереотипы, нормы и предписания посредством постоянного воспроизводства индивидом в своих поступках, пред­ставлениях, образе жизни этих же стереотипов, норм и предписаний. Стремлением личности при такой деиндивидуации может быть стрем­ление «подстроиться» под указанные «схематизмы» путем реального их воспроизведения в индивидуальном поведении и самопрезентиро-ваться, либо показаться среде в качестве воспроизводящего установ­ленных стереотипов, норм и предписаний. Социальная и культурная среда, вырабатывает определенные личностно-характерологические стереотипы для эффективного упорядочения опыта межчеловеческих связей, коллективного сосуществования и индивидуальных поступков, а также для эффективного управления деятельностью отдельных чле­нов сообщества.

Стремление индивида «быть как другие», принадлежать к опреде­ленной общности людей, или, как это сейчас принято обозначать, иметь социальную идентичность — многоаспектное явление. Оно на­ходит выражение во множестве конкретных проявлений. Анализ со­циально-психологических особенностей человека в условиях разных социальных формаций и положения современного человека в мире, исследования процессов этнической принадлежности показывает, насколько важную функцию в человеческом бытии выполняет его изначальная потребность в принадлежности к определенной со­циальной общности. Многочисленные исследования социальных психологов о том, как человек ищет подобия с другими и насколько он испытывает стремление ассоциироваться с ними (Сарджвеладзе Н.И., 1989), данные из детской психологии о роли потребности в симбиозе, принадлежности, безопасности, нежном уходе и общении в психологическом развитии ребенка (Эриксон Э., 1999), изучение социально-ролевой идентичности в плане анализа межгрупповых от­ношений и группового членства, половой самоидентичности и поло­вого диморфизма с разных сторон демонстрируют первостепенность потребности в принадлежности и поиска идентичности с другими, что является базой для усвоения культурных моделей поведения и восприятия, транслируемой этими другими. Важно отметить, что усвоение культурных моделей происходит в основном в ранние годы жизни, индивидуализация и бунт происходят позже. Реверс (Ол-портГ, 2002) предложил рассматривать в процессе аккультурации три стадии: 1) усвоение культурной модели; 2) сопротивление этой модели; 3) ассимиляцию пересмотренной модели в качестве непо­средственного приспособления взрослой личности. Так, например, Н.И. Сарджвеладзе в своей работе, посвященной изучению взаимо­действия личности с социальной средой, предлагает рассматривать развитие личности через понятие «личностный способ бытия», кото­рое означает не только и не столько то, насколько человек автономен, но и насколько он стремится к автономности и самостоятельности. По его мнению, личность не только совокупность определенных потенциальных возможностей, которые так или иначе реализуются в ходе жизни, но и субъект, сам стремящийся к реализации этих воз­можностей (Сарджвеладзе Н.И., 1989).

Однако принадлежность к той или иной культуре приводит в конце концов посредств социализации к нормативным моделям в мышлении, эмоциях и поведении. Осознает ли индивидуум или нет, культурная среда формирует в нем образ себя, форму отношений к дру­гим людям, социальные потребности и способы их удовлетворения, а также цели, ценностные установки, стиль жизни. Даже в самом демо­кратическом обществе принадлежность к определенному социальному классу часто определяет индивидуальный статус человека. Факторы, обусловленные принадлежностью к определенной социальной группе, пказывают влияние на то, в каких наиболее типичных стрессовых и онфликтных ситуациях оказывается индивидуум и каким образом он: ними справляется.

Однако влияние культуры не может быть единообразной последо­вательностью влияний, сходным образом действующих на всех членов данной культуры. Первоначально влияния среды накладываются на врожденные и наследственные особенности, однако даже при сходных наследственных параметрах, например, у сиблингов, влияние среды может быть сколько угодно различным. В одной семье встречаются дети с разными ожиданиями и отношением к ним: старшие, средние и младшие дети вследствие своего положения в семье испытывают раз­личные социальные влияния (ХьелЛ., ЗиглерД., 1998), культурные предписания по воспитанию девочек и мальчиков разнятся, отли­чается отношение к детям в зависимости от исторического периода, экономического статуса семьи, образовательного уровня родителей и проч. (Олпорт Г., 2002). Реальная культура, таким образом, не является ; монолитным фактором, она воздействует избирательно — в зависимо-I ста от человека и преобладающих условий.

Однако есть определенные принципы и механизмы (например, интериоризация, идентификация, интернализация), лежащие в основе того, как протекает аккультурация маленького ребенка в данном обществе. Например, родители, служащие моделью для подражания, посредством своих поступков, убеждений и целей, оказывают на детей влияние, сохраняющееся на протяжении всей их дальнейшей жизни. Кроме того, культура предоставляет определенные нормативы для развития личности — возрастные периоды, в которые человек не только получает социальное одобрение за выполнение определен­ной деятельности (решение социальных задач по П. Хеймансу), но и имеет физические, социальные и психические возможности для ее выполнения и, таким образом, ресурсы для адаптации. Если говорить в терминологии эпигенетического подхода, это возрастные периоды, когда культура предоставляет определенную социальную базу для раз­решения возрастных кризисов, что приводит к дальнейшему развитию личности по Э. Эриксону.

Таким образом, фактором развития личности мы будем считать каждую переменную, оказывающую влияние на процесс развития лич­ности в направлении адаптации, как приспособления к условиям жизни в социуме, социализации, как выполнения социальных задач, общих для всех представителей данной культуры в определенный возрастной период, и индивидуализации, как полной реализации своего Я.

Согласно мнению многочисленных исследователей (Э. Эриксон, Н. Кантор, С. Циркель, П. Хейманс, Д. Левинсон, ГС. Абрамова, Б.Г. Ананьев, А.Н. Леонтьев), самой общей задачей развития в интере­сующий нас период взрослости является достижение «зрелости».

Е.И. Степанова полагает, что «зрелость» является синонимичным понятию «взрослость» - это стадия развития личности, представ­ляющая собой развитие человека как индивида, личности, субъекта деятельности и индивидуальности (Степанова Е.И., 2000).

По мнению Б.Г. Ананьева, значительные трудности в выявлении критериев зрелости и развития личности в этот возрастной период приводят к замене этого понятия термином «взрослость», однако даже на уровне индивида понятия «зрелость» и «взрослость» не полностью синонимичны, еще более расходятся они, когда речь идет о субъекте деятельности или о личности (Ананьев Б.Г, 2002).

«Зрелость» и ее критерии исследовались Б.Г. Ананьевым, он рас­сматривал зрелость на уровнях индивида, субъекта деятельности, личности и индивидуальности. А.А. Реан (Реан А.А., 2000) предла­гает рассматривать зрелость интеллектуальную, эмоциональную и личностную. И в той, и в другой парадигме существует объективная реальность, очерчиваемая понятием «личностная зрелость». А.А. Реан выделяет четыре компонента или критерия личностной зрелости. Эти четыре компонента, по его мнению, являются базовыми, фундамен­тальными и вокруг них определенным образом формируется множе­ство других. Такими компонентами являются, во-первых «тройка»: ответственность, терпимость, саморазвитие, и, во-вторых, четвертый интегративный компонент, который охватывает все предыдущие и при­сутствует в каждом из них, — это позитивное мышление, позитивное отношение к миру, определяющее позитивный взгляд на мир. Таким образом, можно сказать, что критерием социальной зрелости является просоциальное поведение.

В настоящее время распространена концепция о двух типах от­ветственности: ответственность первого типа — когда личность считает ответственной за происходящее в жизни саму себя (интернальный локус контроля по Дж. Роттеру); ответственность второго типа — когда человек склонен считать ответственными за все происходящее в его жизни других людей либо внешние обстоятельства (экстернальный локус контроля), говоря житейским языком, — безответственность. По данным К. Муздыбаева (Муздыбаев К., 1981), существует положитель­ная корреляция между интернальностью и наличием смысла жизни. Исследования А.А. Реана показали, что экстерналов характеризует повышенная агрессивность, тревожность, меньшая терпимость к другим. По его данным, среди молодых делинквентов 84% составляют экстерналы, тогда как среди молодых людей того же возраста, но с четкой просоциалъной направленностью, 72% оказались интерналами. Таким образом, обобщение различных экспериментальных ис­следований позволяет констатировать, что интернальность (или до­минирующая тенденция личностной ответственности) коррелирует с социальной зрелостью и просоциальным поведением. Данная точка зрения поддерживается и в западной экзистенциальной психологии, например, по Э. Фромму, забота, ответственность, уважение и зна­ние — это совокупность качеств зрелого человека (Фромм Э., 1990).

В. Франкл также уделяет ответственности значительное место в своей концепции, утверждая, что духовность, свобода и ответствен­ность - это три основы, три экзистенциала человеческого существова­ния (Франкл В., 1990). Согласно взглядам отечественных психологов, ответственность формируется и развивается в деятельности, в предо­ставлении личности свободы выбора и ответственности за него.

Второй составляющей зрелой личности является терпимость. Су­ществует два вида терпимости — сенсуальная, как повышения порога чувствительности к различным воздействиям окружающей среды, и диспозиционная, как предрасположенность, готовность к определен­ной терпимой реакции на среду. За ней стоят определенные установки личности, ее система отношений к миру и другим людям, их поведе­нию, к себе, к воздействию других на себя. При этом такая терпимость не связана с психофизиологической толерантностью, человек может быть терпимым, оставаясь эмпатийным и чувствительным, т.е. тер­пимость связана с отношением к миру, с мировоззрением личности (Реан А.А., 2000). Можно провести параллели между точкой зрения А.А. Реана и Э. Эриксона: оба говорят об особенностях взаимодей­ствия со средой, обусловленных личностным отношением к ней.

Саморазвитие является основополагающей составляющей зрелой личности. Эта идея является чрезвычайно значимой для многих со­временных концепций о человеке (А. Маслоу, К. Роджерс, Э. Фромм, А. Брушлинский, В. Зинченко, Б. Моргунов). Актуальная потребность в саморазвитии, стремление к самосовершенствованию и самореализации представляют огромную ценность. Они являются показателем 1 личностной зрелости и одновременно условием ее достижения. С на­личием выраженного стремления к саморазвитию связана и успеш­ность профессиональной деятельности, и профессиональное долго­летие. Проявляется самоактуализация различными способами — в слу­жении делу, любви к другому человеку (Франкл В., 1990), увлеченность значимой работой (МаслоуА., 1999), или утверждение собственной жизни свободы и развития происходит через способность человека любить (Фромм Э., 1990).

Данная точка зрения перекликается с концепцией Э. Эриксона о восьми основных стадиях развития человека, на каждой из которых личности предстоит сделать для себя определенный выбор, решить определенную для каждого возраста задачу, при этом нередко сталки­ваясь с различными трудностями. Так, на стадии ранней взрослости это установление интимности в широком смысле этого слова, т.е. уста­новление близких отношений, что так или иначе связано со статусом личности в обществе, если вспомнить концепцию жизненных задач П. Хейманса, и с социальным одобрением, т.е. является просоциальным поведением. В средней взрослости - это продуктивность, как интегральная характеристика просоциального поведения, связанная, кроме того, с экзистенциальными переживаниями личности. И здесь важнейшую роль играет, по мнению ЕС. Абрамовой, выполнение ро­дительской функции, как связь с поколениями по Э. Эриксону. Таким образом, сложности и проблемы в этот период связаны с неспособ­ностью человека наладить контакт с социумом в широком смысле и с отдельным человеком в частности.

Таким образом, проанализировав теоретические подходы к по­ниманию развития личности в интересующий нас период взрослости и факторов, на него влияющих, можно выделить определенные задачи развития, характерные для данного возраста, реализация которых яв­ляется критерием развития личности в период взрослости. Результаты анализа представлены в табл. 1.

Как следует из табл. 1, самой общей задачей развития, выполнение которой является фактором развития личности в данный возрастной период, является достижение зрелости. Зрелость можно рассматри­вать на индивидном уровне, уровне субъекта деятельности, личности и индивидуальности (Б.Г. Ананьев). Критерием личностной зрелости является, по мнению отечественных исследователей (Б. Г. Ананьев, А.А. Реан), социальная зрелость, компонентами которой являются ответственность, терпимость, саморазвитие и позитивное отношение к миру (Реан А.А., 2000). Это положение находит подтверждение в концепциях зарубежных авторов, занимающихся данной проблемой, таких, как А. Маслоу, В. Франкл, Э. Фромм, Э. Эриксон, Г. Крайг, Д. Левинсон, П. Хейманс. Кроме того, все исследователи так или иначе выделяют в качестве важнейшей задачи установление интимно­сти, в терминах Э. Эриксона, или установление близких отношений, что является одной из форм просоциального поведения. Реализация задач данного возраста позволяет преодолеть различные трудности, для него характерные. Одним из важнейших путей достижения этого и очень ответственным этапом в развитии личности является родительство.

 

Таблица 1

Основные оси развития личности в период взрослости

 







Дата добавления: 2014-10-22; просмотров: 1192. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.016 сек.) русская версия | украинская версия