Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Социально-психологический аспект формирования отцовства




Изучение родительства в настоящее время находится на этапе нако­пления научных знаний, проведения большого количества исследований в узких направлениях, таких, как, например, влияние отношений с отцом на мотивационно-ценностные аспекты родительства у мужчин, имеющих детей (Архирева Т.В., 2005), влияние родительской семьи на психологиче­скую готовность юношей к отцовству (Демчук Н.А, 2005), зависимость ориентировки супругов в конфликте от образов родителей, сформиро­ванных в детстве (Литвинова А.В., Большакова Н.Г., 2005), проблемы эмоционального состояния детей в неполных семьях (Казарян М.Ю., Сайфугалиева А.И., 2005), проблемы детско-родительских отношений (Минияров В.М., 2005), проблема семейных отношений в период ожидания ребенка (Полотнюк М.В., 2005), особенности патернальной депривации в условиях семейного восприятия (Федорова Н.В., 2005) и др. Одной из немногих работ с простроенной теоретико-методоло­гической концепцией является разработка ГГ. Филипповой проблемы психологии материнства, его структуры, содержания и формирования (Филиппова ГГ., 2002). В качестве особо ценной разработки ГГ. Фи­липповой можно выделить изучение ею проблем онтогенеза материнства и его основных составляющих. На основании изучения биологии и психологии материнства она выделяет шесть основных этапов разви­тия материнства в процессе развития личности в онтогенезе:

1)взаимодействие с собственной матерью (начинающийся с вну­триутробного периода и продолжающийся почти всю жизнь, особо значимо взаимодействие в первые годы жизни);

2)развитие материнской сферы в игровой деятельности (включает все сюжетно-ролевые игры, например, «дочки-матери»;

3)нянченье (общение с младенцем девочки 4,5-10 лет, помогаю­щее овладению социальными навыками взаимодействия с малышом);

4)дифференциации мотивационных основ материнской и поло­вой сфер;

5)взаимодействие с собственным ребенком;

6)этап принятия ребенка как личности.

На протяжении первых этапов важнейшим процессом является формирование гештальта младенчества, который включает физиче­ские свойства младенца (пропорции, запахи, голосовые реакции), по­ведение (неловкие движения, позы), инфантильную результативность, характеризующую неспособность младенца выжить самостоятельно. По мнению Г.Г. Филипповой, гештальт младенчества является «ком­плексным ключевым раздражителем, который вызывает у взрослых особей множество разнообразных переживаний и стремление к их возобновлению и сохранению» (Филиппова Г.Г., 2002, с. 141). Иными словами, младенец обладает такими свойствами, которые вызывают определенное поведение у взрослых, и оно совпадает с задачами раз­вития младенца, т.е. именно инстинктивно закрепленная реакция на младенца — забота — не только позволяет выжить конкретному мла­денцу и виду в целом, но и отвечает потребностям взрослой особи. Такая закономерность прослеживается и у животных, и у человека. Однако поведение человека более сложно и меньше регламентировано инстинктивно заложенными программами поведения. Вопрос же о восприятии гештальта младенчества рассматривается в основном для женщин. По результатам нашего опроса, мужчины при определении отцовства исходят из особенностей ребенка более старшего воз­раста. Они считают, что необходимо передавать знания, принципы ребенку, однако не описывают заботу о неговорящем младенце как составную часть их образа собственного будущего или имеющего­ся ребенка. Таким образом, специфические реакции на младенца, восприятие собственного родительства, формирование родительской сферы у мужчин отличны от специфически женских и материнских.

Процесс общения женщины с ребенком начитается задолго до рождения ребенка через сенсорный опыт, приобретаемый женщиной во время беременности. Исследованию процесса осознания своего ре­бенка как части симбиотической связи, а затем как отдельной лично­сти, посвящены многие работы (Ляксо Е.Е., 2002; Мещерякова С.Ю., 2000), выявившие множество проблем и сложностей в этом процессе. Однако встраивание конструкта ребенка в самосознание мужчины еще более сложно.

В психологии выделяется несколько стадий родительства: приня­тие решения о рождении ребенка, беременность, период становления родительства, период зрелого родительства, период постродительства, т.е. период бабушек и дедушек (Филиппова ГГ., 2002). Данные стадии характерны как для женщин, так и для мужчин, однако существует определенная специфика прохождения этих стадий у мужчин.

Считается (Брутман В.И., Радионова М.С., 1997), что планирова­ние беременности, ее желательность или нежелательность оказывают многообразное влияние на дальнейшее взаимодействие родителя и ребенка. Именно поэтому понимание онтогенеза комплекса отцов­ства способно внести вклад в раскрытие проблем общения в диаде отец—ребенок.

В онтогенезе комплекса отцовства можно выделить три основных этапа: 1) стереотипное представление об отцовстве до беременности жены; 2) переосмысление стереотипов в течение беременности; 3) соб­ственно формирование чувства отцовства после рождения ребенка.

Первый этап начинается с рождения мальчика до момента получе­ния сведений о беременности его жены (партнерши). Формирование стереотипов об отцовстве происходит в процессе взаимодействия с собственными родителями. Причем степень влияния отца и матери за­висит от возраста ребенка. Первоначально общение с матерью в период новорожденности и младенчества намного интенсивнее, чем с отцом. Мать кормит, ухаживает за ребенком, заботится о нем, играет с ним, разговаривает. Дж. Боулби и М. Кляйн описали особенности общения матери с ребенком-младенцем. Чувствуя ее поддержку и присутствие, будучи в безопасности, ребенок может исследовать мир. Отец являет­ся фигурой, которая помогает ребенку изучать мир, собственное тело и его возможности через силовые игры. Позднее взаимоотношения родителей становятся моделью поведения в обществе сверстников в младшем школьном и в подростковом возрасте. Однако на форми­рование представлений об отцовстве оказывает влияние не только семейная ситуация. Часто мужчина, выросший без отца, может быть хорошим родителем, если у него есть модель мужского поведения. Это может быть дедушка, тренер спортивной секции, учитель и др. Коррективы вносит и социальная среда, окружающая ребенка. На­пример, ценность отцовства, декларируемая в патриархальном обще­стве, прививает определенное отношение к старшему поколению и к собственным детям.

Современными детерминантами организации общественного мнения являются средства массовой информации, формирующие стереотип «правильной» жизни, «правильных» стремлений и ценно­стей, в том числе ценность сексуальных отношений, важность близ­ких отношений, «идеальной» семьи, необходимости рождения детей. В среднем к 18—23 годам формируются основные представления об отцовстве, характерные для этого периода: молодые люди соби­раются иметь детей в будущем, но не сейчас, считают необходимым планировать рождение детей и рассматривают это как перспективу только через несколько лет (от двух до пяти), они положительно от­носятся к детям, но общаются нечасто, полагают, что с рождением ребенка у мужчины появляется большая ответственность. Принимая социальные стереотипы современности как собственное мнение, они полагают, что отец для ребенка является образцом для подражания, воспитывает физически и духовно, социально поддерживает, дает чув­ство уверенности в себе, защиту.

В проведенном нами исследовании приняли участие семейные пары (в том числе в период ожидания ребенка) и мужчины, не имеющие детей. Мужчины, не имеющие детей, выделяли следующие качества идеального отца: ответственность, доброжелательность, любовь, забота, признание ребенка как ценного существа, справедливость, дисципли­нированность, честность, решительность, заинтересованность. При этом они оценивали себя по шкале «идеального отца» на 80%.

Второй этап - период беременности партнерши — начинается с того момента, когда мужчина узнал, что будет отцом, до начала взаи­модействия с уже родившимся ребенком. Сам момент сообщения о бе­ременности и осознание факта реальности ребенка разнесены во вре­мени. Реакция на сообщение о беременности может быть различной в зависимости от многих факторов, включающих намерения мужчи­ны, относительно конкретной женщины, материальную, социальную и другие виды готовности принять ответственность за будущую жизнь. Даже в том случае, когда решение о рождении ребенка принято заранее и является результатом оформления потребностно-эмоциональной и ценностной сфер отцовства, выраженным в желании иметь ребенка, известие о беременности может вызвать сложные переживания. По нашим данным, 60% испытуемых, опрошенных в период беремен­ности жены, ответили, что испытали радость, 40% - тревогу, при этом ребенок был желанным во всех случаях.

В ходе нашего исследования было выяснено, что большинство женщин впервые ощущают себя матерями в период беременности, мужчины отцами уже после рождения ребенка, с которым в пренатальный период мужчина не имеет такой связи, как женщина; соот­ветственно, изменение отношения к себе, формирование отношения к ребенку, принятие новой роли отца - сложный и многофакторный процесс. Эта сложность связана с большей включенностью женщины в общение с ребенком до рождения и в первые месяцы после родов.

Беременность жены для мужчины обозначает ограничение жела­ний, перестройку планов, погруженность в многочисленные бытовые дела. Как таковая способность мужчины вынести потерю внимания к себе и одновременно дарить его другим, не получая при этом немед­ленного удовлетворения, определяет, насколько он может быть хоро­шим отцом. По мнению А.Н. Друсиловой и И.С. Баклушанского (цит. по: Кон И.С., 1988), поворотным моментом в формировании чувства отцовства, а также в возникновении возможных проблем является се­редина беременности (примерно четвертый месяц), когда у женщины появляется живот, ее положение становится явным, и ребенок стано­вится «материальным», более реальным.

Беременность жены ставит перед мужчиной сложную задачу — справиться с внезапно нахлынувшими ощущениями и оказать пси­хологическую поддержку жене, взять на себя большую часть внешних проблем, создав защитный барьер между женщиной, носящей ребен­ка, и остальным миром. Как поведет себя будущий отец в каждом конкретном случае, будет зависеть от многих факторов, основные из них — его личностный склад, зрелость отношения к семье, осознанная оценка возникающих трудностей, способность справляться с ними и отношения с собственной матерью и отцом. Гордость отцовства и восприятие беременной жены как предмет гордости невозможны без зрелой мужественности. Одно из сильнейших переживаний - завороженность способностью женщины порождать из себя что-то новое, давать жизнь. Вкупе с кормлением грудью, когда мать как бы насыщает собой, это вызывает у мужчин ощущение величайшей могуществен­ности женщины, и, с другой стороны, как писала К. Хорни (Хорни К., 1993), ощущение собственной незначительности, несовершенства. Это может спровоцировать чрезмерное увлечение работой, другими женщинами или чем-то еще, что приводит к тому, что будущий отец пропускает возможность установления контакта с ребенком.

Еще одной важной проблемой является то, что беременность жены будит образы материнства, сложившиеся у мужчины много лет назад, и здесь очень важна реальная история отношений с матерью: насколько присутствовали забота, доверие, осознание матерью от­дельных от нее интересов ребенка - насколько многомерный и пози­тивный образ женщины и матери сложился у мужчины: Беременность жены может «столкнуть» мужчину с давними детскими отношениями с матерью и спровоцировать различные реакции, в том числе не дей­ствия взрослого человека в ответ на реальные сложности, а реакцию ребенка на мать.

Ко всему этому прибавляется ощущение, что ребенок займет ме­сто мужчины в жизни женщины, женщина становится самодостаточ­ной и получает все, что ей нужно, от ребенка. Страх быть ненужным является мощным переживанием этого периода.

Страх потери возможности влияния, контроля над отношениями отражает опасение, что с рождением ребенка жена получает преиму­щество, связанное со знанием, что «лучше для ребенка», и будет ис­пользовать эти аргументы для давления на мужа при решении сложных вопросов. Боязнь кардинальных перемен в жизни и потеря свободы маневра в отношениях могут даже быть причиной нежелания иметь ребенка (Кон И.С., 1988).

Важно отметить, что хотя эти страхи могут не осознаваться, но влияют на поведение мужчины. Позднее проблемы, возникающие во время беременности, приводят к нарушению отношений в диаде отец—ребенок, а иногда и к проблемам в семье. Отец может отказаться от своей экзистенциальной, социализирующей роли, если на ранних этапах развития ребенка не возникло никаких чувств, и превратиться только в источник материальных благ. Мужчина может воспринимать ребенка как обязанного любить родителей и без близкой эмоциональ­ной связи только потому, что это родители ребенка. Соответствен­но, он не будет стремиться к контакту с ребенком. Тогда возникают проблемы с методами воспитания, например, применением силы. Мужчина также может отказываться общаться с ребенком-младен­цем, мотивируя это возрастом ребенка, теряя при этом возможность установления контакта с ним. Здесь могут сказаться установки матери и ее стремление отстранить мужа от ребенка. Тогда и с более взрослым ребенком общение будет нарушено.

Также мужчина, у которого не возник бондинг, может ревновать жену к ребенку, такое отношение будет еще больше способствовать отстранению отца от ребенка и приведет к различным семейным про­блемам (Крайг Г., 2000).

Для женщины беременность является периодом подготовки к общению с ребенком после его рождения. Происходит эта подготовка через непосредственные физиологические изменения организма жен­щины, изменения ее ценностно-смысловой сферы личности в период беременности.

По мнению психоаналитиков, в период, предшествующий родам, происходят также изменения в эмоциональной сфере женщины, что выражается в таких защитных реакциях, как регресс, вытеснение, инфантилизм. Г.Г. Филиппова приводит данные о том, что женщина во время беременности становится более зависимой от посторонней помощи, проявляет зависимое поведение, провоцирующее покрови­тельство и снисхождение. Даже у беременных самок приматов отме­чаются инфантильные черты внешнего вида и поведения: изменение пропорций тела, неуклюжесть движений, импульсивность, «детские» интонации в голосе. Это у животных стимулирует проявления по­кровительства группы. У человека данные изменения также носят временный характер и, кроме всего прочего, являются защитным механизмом, позволяющим подготовиться к такому сложному и от­ветственному событию, как роды.

В ходе нашего исследования были получены данные, которые по­зволяют сделать вывод о том, что эмоциональные реакции женщины не только являются защитным механизмом, но и запускают в мужчи­не - будущем отце - стремление заботиться, опекать и проявлять по отношению к беременной жене те чувства и ответственность, которую затем он будет проявлять по отношению к ребенку, что позволяет говорить о том, что, по всей вероятности, подготовка к общению ребенком у мужчины в период ожидания ребенка все же происходит опосредованно, через женщину.

Интересен тот факт, что 70% мужчин, опрошенных в период беременности жены, полагают, что ощутили отцовские чувства впервые после шевеления ребенка, однако мужчины, опрошенные после рождения ребенка, полагают, что это произошло после рождения ребенка. Это говорит о том, что до самого общения с ребенком даже малейшее взаимодействие с ним имеет важное значение для осознания его существования для мужчины.

Критерии идеального отца представляются испытуемым — буду­щим отцам такими же, как и представителям первой группы, не име­ющим детей. Однако мужчины — будущие отцы — не смогли оценить себя по шкале идеального отца. Таким образом, налицо рассогласо­вание теоретических стереотипических представлений о том, каким должен быть отец, с их практическим применением. Затрудненность самооценки говорит о том, что процесс осознания себя отцом находит­ся в развитии и не закончен.

Итак, первые два этапа представляют собой период подготовки к общению с ребенком. Теоретические представления об отцовстве формируются в социуме с начала жизни мужчины, затем изменяются, преломляясь через собственный опыт общения с еще не родившимся ребенком через жену и преобразования, изменения самосознания, са­мооценки и образов Я. Этот процесс является очень сложным и легко нарушается при отторжении со стороны жены или социальных про­блемах будущего отца, таких, как отсутствие материальных ресурсов, постоянной работы и др. Большинство исследований подтверждают специфическую уязвимость отцовства к средовым воздействиям, та­ким, как сложности признания юридического отцовства и большего воздействия безработицы на отцовство, чем на материнство. Муж­чины, которые подвергаются финансовым кризисам, часто отказы­ваются от экономических и психологических обязанностей отца, что частично является следствием уязвимости отцовства по отношению к успеху во внешней среде. Многие мужчины испытывают повышенную тревожность и ответственность за материальное положение семьи, это приводит к стремлению больше работать, чтобы обеспечить семью, но может вызывать чувство одиночества у жены. Другие наоборот, делают вид, что ничего не происходит такого, о чем стоило бы беспокоиться. Такие мужчины полагают, что рождение ребенка — нормальное фи-зиологическое явление, и с раздражением относятся к проявлениям тошноты, утомляемости, плаксивости жены. Женщины в таком случае не чувствуют поддержки и понимания. Таким образом, отсутствие теоретической подготовки к отцовству, страх перед рождением ребенка способствуют возникновению тревожности. Г. Дик-Рид считает, что этот период требует от мужа понимания, терпимости и бескорыстия по отношению к жене, чтобы правильно оценить ее мысли и поведение во время беременности. То есть мужчина оказывается в ситуации по­вышенных требований. Считается, что этот период является периодом проверки готовности к отцовству. Тем не менее этот период является важным с точки зрения формирования отношения к будущему ребенку и собственной позиции в семье.

Третий этап — период после рождения ребенка — практический период. Этот период является критическим с точки зрения возникновения бондинга - связи мужчины с родившимся ребенком. Среди наших испытуемых - отцов детей возраста 4-7 лет - 90% почувствовали себя отцами после рождения ребенка, а 10% - через 6-7 месяцев. 30% пред­ставляли себе своего будущего ребенка во время беременности жены. Они полагают, что во время беременности жены появилась большая забота о жене, ответственность, а после рождения ребенка — бытовые проблемы. 60% испытали радость и гордость, когда впервые увидели ребенка, 20% — боязнь, растерянность и 20% испытали смешанные чувства. Будущие отцы (во время беременности их жен) отрицательно относятся к совместным родам, в то время как 100% отцов относятся к участию отца в родах положительно, но никто из испытуемых не имел такого опыта.

Отец, по их мнению, воспитывает в ребенке рациональность, нор­мальные условия развития, эстетическое, нравственное развитие.

Примечательно, что средняя оценка отцов самих себя по шкале «Идеальный отец» составляет 50%. Таким образом, реальное практи­ческое взаимодействие с ребенком приводит к более реалистичному оцениванию собственного поведения. Сравнительная оценка пред­ставлений об отцовстве мужчин, находящихся в каждом из трех перио­дов представлена в табл. 2.

Таким образом, формирование отцовства является сложным многоступенчатым процессом, на который влияют различные фак­торы, в том числе социальные, семейные и личностные; многие его составляющие малоизученны и данные по детерминации их развития противоречивы, и только дальнейшее изучение онтогенеза отцовства позволит ответить на стоящие перед наукой вопросы.

 

Таблица 2







Дата добавления: 2014-10-22; просмотров: 425. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2018 год . (0.004 сек.) русская версия | украинская версия