Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Оценка эффективности психологического консультирования




 

Одной из задач, решаемых в процессе психологического консультирования, является определение степени его эффективности. Извечный вопрос, на который пытаются и консультанты, и психотерапевты – это вопрос: "Чей подход лучше?" Больше всего повезло ранним психоаналитикам, так как на тот момент на рынке психотерапевтических услуг практически не было конкуренции. И, хотя сегодня многое прояснилось и, к примеру, стал общеизвестным факт, что психоанализ наиболее пригоден для так называемых YAVIS–пациентов (young, attractive, verbal, intelligent, successful), нам все же представляется целесообразным кратко рассмотреть основные подходы к этой проблеме.

Большинство исследований по прикладным аспектам оценки эффективности было проведено 40 — 50 лет назад. Так, в 1952 г. Г.Айзенк получил результаты, свидетельствующие о том, что использование психотерапевтических методов не увеличивает шансов клиентов на личностные изменения и решение проблем. Другие исследователи в то же время получили сходные результаты и выявили, что психотерапия в среднем имеет весьма скромный эффект. Эти разочаровывающие выводы были обусловлены упрощенным пониманием результата психотерапии и примитивным подходом к измерению ее эффективности.

К 70-м годам были накоплены определенные достижения в области психологического консультирования. В то время проводились систематические и достаточно продуктивные исследования проблем эффективности консультативной психологии. Некоторые из них базировались на экстраполяциях с социальной психологии межличностных отношений. Так, в работе С.Стронга взаимодействие психолога с клиентом рассматривалось как процесс социального влияния. Гипотеза Стронга заключалась в том, что стремление психолога изменить клиента вызывает у последнего диссонанс, так как при этом рассогласуются установки психолога и клиента. Такое рассогласование рождает у клиента чувство дискомфорта, и он старается свести это чувство к минимуму различными путями: дискредитирует психолога, рационализирует важность своих проблем, выискивает информацию и мнения с целью противоречить психологу, старается изменить мнение психолога или только с виду принимает его мнения. Стронг установил, что клиент легче принимает мнение психолога и менее склонен опровергать его в том случае, если психолог воспринимается как эксперт, аттрактивный и надежный человек. Под экспертностью подразумевалось восприятие клиентом психолога как компетентного человека, причем такое восприятие не зависит от опытности психолога, а увеличивается с присутствием определенных вербальных и невербальных действий. Аттрактивность определялась как восприятие клиентом психолога дружелюбным, приятным, сходным с ним человеком. Надежность понималась как вера клиента в то, что психолог не будет вводить его в заблуждение или вредить ему. Таким образом, эффективность психологического консультирования выступала в качестве функции, описываемой тремя переменными консультанта – его экспертностью, аттрактивностью и надежностью. Однако позже эта модель начала утрачивать популярность в связи с недооценкой фактора клиента в консультативном взаимодействии.

К концу 70-х годов акцент проблемы эффективности смещается в область методологических и методических проблем. Выполненные в это время работы по оценке эффективности психотерапии и консультирования сильно отличались по своему качеству. Кроме того, как указывают D.Bernstein, E.Roy, при выявлении степени эффективности трудно определить, что именно понимается под успешной психотерапией. Поскольку одни психологи стремятся к измерениям в области бессознательных конфликтов или силы эго, а других интересуют изменения в открытом поведении, то различные исследователи имеют различные суждения о том, была ли психотерапия эффективной.

Несмотря на очевидную важность проблемы эффективности психотерапии и консультирования, анализ зарубежных источников свидетельствует о снижении к ней интереса. Среди исследований, выполненных в последние десять лет, преобладают методические работы, посвященные оценке эффективности психотерапии в целом, и очень мало эмпирических работ.

Обзоры психологической литературы последних лет свидетельствуют, что "нулевая гипотеза" Г.Айзенка была опровергнута, а психотерапия и консультирование имеют в целом позитивный результат. Однако критики метаанализа утверждают, что даже сложная комбинация результатов, представляющая "смесь" хороших и посредственных исследований эффективности психотерапии, может вводить в заблуждение. По их мнению, эти исследования не отвечают на более важный вопрос: какие методы являются наиболее эффективными для достижения задач, поставленных в терапии? Это поднимает проблему о сравнительной эффективности основных психотерапевтических подходов.

Несмотря на эту сложность, представители различных психотерапевтических школ отмечают те "основные" факторы, которые, как они полагают, наиболее эффективны в практикуемом ими определенном типе психотерапии. Например, психоаналитики подчеркивают важное значение реконструирующего самопонимания, или инсайта, для появления долгосрочных изменений личности. Согласно точке зрения представителей теории социального научения, изменения происходят посредством действия когнитивных процессов или схем. Личностно-ориентированные психологи считают, что первостепенное значение имеют качества терапевта, особенно позитивное отношение, точно рассчитанная эмпатия и конгруэнтность. Бихевиористы полагают, что терапевтические изменения могут быть поняты только в концептуальных рамках обучения путем поощрения и наказания. Наконец, многие авторы отмечают влияние "неспецифических", или "экстратерапевтических" факторов, которые действуют не только в психотерапии, но и в непрофессиональных отношениях, "сами по себе", таких, например, как эффект плацебо.

Несмотря на такие различия в понимании наиболее важных терапевтических факторов, большинство аналитиков не находят существенных различий в общей эффективности трех главных направлений психотерапии: психодинамическом, феноменологическом и бихевиоральном. Хотя названные психотерапевтические школы подчеркивают один специфический терапевтический аспект, некоторые психологи попытались выявить ряд важных для психотерапевтических изменений факторов, которые можно концептуализировать как "общие знаменатели" различных психотерапевтических подходов. Например, Дж.Франк предположил, что психотерапия предоставляет новые возможности для переживания и когнитивного научения, вселяет надежду на облегчение, позволяет почувствовать успех, помогает преодолеть отчуждение других людей, возбуждает эмоции и предоставляет новую информацию об источнике проблемы и дает свежие решения. По мнению А.Бандуры, все эффективные психологические воздействия изменяют определенный компонент "я - концепции", а именно – субъективную личностную эффективность. Бандура выделил четыре источника информации, несущие возможность изменений: словесное убеждение, возбуждение эмоций, замещающие переживания, успешное выполнение задач. Дж.Мармор подчеркивал, что психотерапия уменьшает напряжение посредством катарсиса, дает когнитивное научение, оперантное обусловливание и возможности идентификации с психологом. Н.Сандберг и Л.Тайлер предположили, что психотерапия укрепляет мотивацию клиента совершать то, что правильно, ослабляет эмоциональное давление путем облегчения катарсиса, высвобождает потенциал для роста, изменяет привычки, модифицирует когнитивную структуру, углубляет самопознание и облегчает межличностные отношения. А.Лазарус в своей мультимодальной системе "базового Id" предложил семь интерактивных модальностей, влияющих на изменения: поведение, аффект, ощущение, воображение, познание, межличностные отношения и медикаменты.

Таким образом, из-за множества различных "голосов" существуют достаточно серьезные проблемы измерения эффективности консультирования и психотерапии. Преодолеть методические трудности позволяет применение выдвинутого Страппом и его сотрудниками принципа конгруэнтности проблемы (П) — терапии (Т) —результата (Р) научному исследованию. Согласно этому принципу П-Т-Р-конгруэнтности, исследования эффективности психотерапии возможно лишь в случае сходства, изоморфизма или конгруэнтности между концептуализацией (теоретическим подходом к терапии) и 1) измерением клинической проблемы, 2) процессом терапевтических изменений и 3) клиническим результатом (по Е.С.Калмыковой).

Данный принцип постулирует необходимость использования единой концептуальной системы для интерпретации описания проблемы, процесса и результата психотерапии. Иными словами, чтобы результаты исследования были достоверными, исследование должно осуществляться в терминах той психотерапевтической практики, которая составляет его объект.

Помимо ответа на вопрос: "Что именно измерять?" нужно ответить на два не менее важных вопроса: "У кого измерять?" и "Кто должен измерять?". Существуют объективные и субъективные показатели эффективности психологического консультирования и психотерапии. Объективные показатели – это реальные изменения в той области жизни клиента, которая номинировалась как проблемная. В качестве объективных показателей, помимо непосредственного наблюдения, информирования клиентом (или его родственниками, коллегами, друзьями и др.) об изменениях в поведении может использоваться комплекс методик, позволяющих зафиксировать изменения в тех или иных представлениях человека о себе, о качестве своей жизни. Под субъективными показателями понимается степень удовлетворенности процессом и результатами консультирования его участниками – психологом и клиентом. Таким образом, при оценке эффективности консультирования актуализируется проблема критериев этой оценки.

Критерием эффективности работы психолога с клиентом может быть информация коллег психолога - независимых экспертов, специалистов в области практической психологии, которые могут ориентироваться на выбранную ими шкалу (например, на следующие основные критерии, предлагаемые Д.Блочер: социальная приспособленность, личностные особенности, профессиональная приспособленность, успешность учебы и т.п.). Возражения против этого подхода могут быть связаны с возможным разным восприятием ситуации с позиции внешних наблюдателей или экспериментаторов и самих ее участников, а также так называемой ошибкой экспериментатора, которая определяется невозможностью отделить наблюдателя от изучаемой им системы. Кроме того, очень трудно конкретно оценить реализацию таких целей, как усиление самовыражения, повышение самооценки, перестройка структуры самости. Наконец, большинство психологов рассматривают оценку результатов эффективности как процедуру, угрожающую их профессиональному достоинству.

Другая возможность - описание ситуации взаимодействия и характеристика возникающих изменений самим клиентом или психологом - хотя и наталкивается на возражения с точки зрения полноты и надежности получаемой информации - видится более адекватной при изучении психологической реальности клиента, которая является внутренними процессами, состояниями и свойствами, недоступным внешнему наблюдению. Эта традиция принятия ситуации в интерпретации самого индивида восходит к К.Левину. Его принципиальная точка зрения выражена в следующем положении: "Описание ситуации должно быть скорее субъективным, чем объективным, то есть ситуация должна описываться скорее с позиции индивида нежели с позиции наблюдателя". Другими словами, если, суть психологического консультирования - создание психологом, владеющим специальными профессиональными научными знаниями, таких условий для другого человека, в которых он приобретает новые возможности в решении своей психологической задачи (проблемы) - то критерием эффективности этого вида профессиональной деятельности психолога является появление у другого человека новых переживаний, новых решений своей задачи (Г.С.Абрамова). С точки зрения самого психолога критерий эффективности этого вида деятельности может быть найден по показателям соответствия его работы задаче другого человека. Р.Кочунас отмечает, что обычно основным источником информации об эффективности консультирования является сам клиент, представляемая им оценка своего состояния.

Определяя критерии эффективности взаимоотношений между практическим психологом и клиентом, мы опирались на феноменологическое направление, подчеркивающее идею о том, что поведение человека можно воспринимать только в терминах его субъективного восприятия и познания действительности. Вслед за Дж.Бьюдженталем, А.Маслоу, Р.Мэем, К.Роджерсом мы полагаем, что субъективный опыт человека дает основные факты для психологической науки и что именно внутренняя система отсчета человека - или субъективная способность постигать действительность - играет ключевую роль в определении внешнего поведения человека. Основой для изучения эффективности консультативного процесса могут выступать следующие тезисы экзистенциально-феноменологического направления:

· материальная или объективная действительность, сознательно воспринимаемая и интерпретируемая человеком в данный момент времени, есть его субъективная, психологическая реальность;

· люди способны сами принимать жизненно важные решения;

· вся совокупность жизненного опыта человека, субъективная значимость и осмысленность его решений, переживаний и поступков – основа для профессионального взаимодействия с ним психолога;

· средства такого взаимодействия состоят не в аналитическом изучении человека, а в безоценочном понимании и безусловном принятии его уникального внутреннего мира во всей полноте и напряженности его жизненных проблем;

· обеспечить такое взаимодействие может только его диалогическая направленность, предполагающая искреннее и открытое присутствие самого психолога;

· главная задача практического психолога – раскрыть творческий и духовный потенциал человека, способствовать его самопознанию, саморазвитию, реализации его потребностей, пониманию им своей уникальности, свободы и ответственности, собственного предназначения.

 







Дата добавления: 2014-10-22; просмотров: 2114. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.003 сек.) русская версия | украинская версия