Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Как рассматривалась проблема человека в истории философии?




Исследование отношения человека к природе, его места в космосе с самого начала было связано с человеческим самосознанием. Эта связь обусловлена и тем, что человек в отличие от других живых существ относится к природе главным образом не непосредственно, а через других людей – через посредство общественных связей, с другими людьми, через систему общественных отношений, общения.

Самым трудным при философском осмыслении человека является понимание того, что люди – живые существа, наличие разума у которых выводит их на качественно иную ступень существования вне рамок природно-животного мира. В ходе философского анализа понятия «космическое» и «природное» («естественное») выступали базовыми (родовыми), опираясь на которые, пытались выделить отличительные (видовые) черты человека в сравнении его с животными или богами. Если сопоставление человека с животными ставило перед философами вопрос о пространственно-временных границах общественных явлений, что приводило к плодотворному познанию многих человеческих способностей, то в соотношении человеческого и божественного выдвигали положения об ограниченности человеческих способностей. Но и то и другое содействовало определению и пониманию качественных особенностей существования человека.

Понятия «космическое», «природное», «животное» («биологическое»), «телесное» рассматривались как выражающие естественные природные связи людей, а понятия «душа», «дух», «нравственное», «политическое» – как объясняющие общественное (социальное) в человеческом бытии.

Эти два ряда понятий выделяли на основе умозрительного осмысления и понимания мира в целом, выяснения различий между явлениями живой природы и общества, также между процессами, протекающими на уровне телесной организации человека и его духовной жизни.

Один из вечных вопросов – о смысле человеческого существования, о поисках бессмертия человека – ставился в одном из древнейших письменных памятников – эпосе о Гильгамеше (свыше 10000 лет до н.э.). Видение мира человека в древней литературе Междуречья оказало значительное воздействие на литературу соседних народов, на содержание Библии, а через неё на литературу Европы и Америки. Понимание космоса, природы, человека в качестве целостных, взаимосвязанных феноменов стало исходным принципом видения мира. В древней философии человек анализируется в единстве с Великим Космосом, он его часть, проявление и символ «микрокосма», по терминологии Демокрита, т.е. совокупность всех стихий космоса, состоящая из двух субстанций: души и тела. Согласно Веданте, начало человека, его душа есть частица всеобщего начала. Мерой всех вещей выступает человек у Протагора.

В системе христианского миропонимания человек – это существо, наделенное двумя ипостасями: духом и телом. Обоснование приоритета духовности в бытии человека является мировоззренческим ориентиром христианской философии. На заре христианства Сенека писал: «...груз плоти, возрастая, угнетает дух и лишает его подвижности. Поэтому, в чем можешь притесняй тело и освобождай место для духа» (Сенека Л.А. Нравственные письма к Луцинию. М., 1989. С. 32). Августин отождествлял понятия человека с душой. По мнению Ф. Аквинского, для человека характерен дуализм души и тела. В их взаимодействии плоть человека - это сфера постоянной борьбы страстей, вызываемых дьяволом. Вследствие этого человек должен постоянно освобождаться от телесных пут, идти через тернии к звездам, к свету истины, которую олицетворяет Бог. И поскольку человеческий разум создан по образу и подобию божественному, то человек способен к постижению смысла бытия.

В эпоху Возрождения философия пытается понять человека из условий земного бытия и его духовно-телесного единства. Принцип единства духовного и телесного в качестве философского обоснования своих позиций и критики взглядов Платона на природу человека ранее пытался использовать Аристотель. Последовательно непротиворечивую систему натурфилософских идей о единстве животного и общественного, духовного и телесного в формировании и развитии человека изложил Лукреций Кар в поэме «О природе вещей». Дальнейшее развитие эти идеи получили в сочинении Дени Дидро «Систематическое опровержение произведения Гельвеция «Человек» Дидро, подчеркивая значение принципа «человек есть продукт среды и воспитания», одновременно обращал внимание на роль наследственных задатков в умственном развитии людей.

При анализе понятия «общественное в человеке» философы Нового Времени, отрицая божественное предустановление общественного устройства, пришли не только к выводу об общественном как модификации природно-животного или соглашения между людьми, но и само божественное стали понимать как отражение в субъективном мире человека земной жизни, абстрактно взятого человека. Данная позиция создавала теоретические предпосылки для создания нового системного взгляда на природу человека.

С попыткой преодолеть сведение социологии (науки об обществе) к разделу механики или физики, или зоологии было связано развитие представлений о человеке в немецкой классической философии ХVIII–XIX вв. Стремление к рационализму, характерное для философии Нового Времени, привело к тому, что единственным сущностным свойством человека было объявлено мышление. Поэтому в нем видели зачастую сущность бытия, специфичность человеческого существования, ориентацию людей на их самосовершенствование.

Если И. Кант еще исходил из двойственного понимания человека как существа, принадлежащего двум мирам: природно-необходимому и нравственно-свободному, то Фихте отбрасывает объективный мир «вещей в себе» и объявляет человеческое «Я» изначальной деятельностью, – единичного субъекта, его активностью. «Каждое животное есть то, – писал Фихте, – что оно есть; только человек изначально – ничто. Тем, чем он должен быть, он должен сделаться и сделаться сам собой, своей свободой; я могу быть только тем, чем я себя сделаю сам». Гегель в отличие от Фихте традиционное противопоставление духовного и телесного решает в пользу всеобщего («мирового разума», «абсолютной идеи»). Этот приоритет всеобщего перед единичным имеет определяющее значение в гегелевской концепции человека.

Против всеобщего рационализма Гегеля при исследовании проблем человека выступили Л.Фейербах и С.Кьеркегор, занимающие взаимно противоположные друг другу позиции. Так, Кьеркегор призывал вернуться к философии конкретного философского существования – экзистенции как специфичного способа бытия человека в боге. Напротив, Фейербах утверждал значимость и самоценность живого, конкретного человеческого индивида во всей полноте его телесного и духовного бытия. Причем биологическое у Фейербаха рассматривается в качестве природно-биологического (антропобиологического), т.е. как синтез животного на человеческой ступени организации природы, и, следовательно, сущность человека имеет природную всеобщую определенность.

В конце XIX – начале XX века под влиянием открытий естествознания и психологии в философии по всеобщим характеристикам при раскрытии сущности человека пришла абсолютизация тех или иных человеческих свойств. По мнению Ницше, человек определяется игрой жизненных сил и влечений, а не сознанием и разумом. Волевой акт выдвинул на первое место в человеческом бытии Шопенгауэр. В философской антропологии XX в. – фрейдизме, экзистенциализме, персонализме – человек анализируется как неповторимая духовная самоопределенность. Это созвучно высказанным ранее взглядам В. Соловьева, который писал: «Плоть есть бытие, не владеющее собою, всецело обращенное наружу – пустота, голод, ненасытность, – бытие, расплывающееся во внешности и кончающееся реальным распаданием; в противоположность этому, дух – есть бытие по внутренним определениям, вошедшее в себя, самообладающее и действующее наружу собственною своею силою, не переходя во внешность, не теряясь и не разрешаясь в ней. Следовательно, самосохранение духа есть прежде всего сохранение его самообладания (Соловьев В. Соч.: В 2 т. М., 1988. Т. 1. С. 142–143).

Действительность человека (его реальный образ) не сводится к категории сущности, но включает в себя и особенности конкретно-исторического существования людей. Понятие существования шире по объему и богаче по содержанию, чем сущность. Существование человека охватывает не только все сущностные силы человека, но и многообразие его конкретных свойств, способ повседневной жизнедеятельности. Существование есть форма проявления сущности человека. Согласно Сократу, невозможно раскрыть природу человека теми же методами, что и природу физического предмета. Если не удалить все внешние и случайные черты человека, то нельзя обнаружить его сущность. Человек живет в новом измерении реальности. Животное существует среди предметов, человек действует с предметами. Он живет не просто в природно-предметной среде, но и в символической Вселенной. Мир символов – это пространство мифологии, языка, искусства и науки, окружающее род человеческий. В истории новой философии к правильному истолкованию человека наиболее полно приблизился О. Конт, который полагал, что изучать человека следует не в форме индивида, а в качестве субъекта, Причем определить его можно через понятие «человечество», а не наоборот.

Ученики и последователи Конта, по мнению Э. Кассирера, пренебрегали различием между социальной физикой и физиологией. Именно в марксистской философии человек предстал не просто как часть природы, но как высший продукт её развития, природное существо особого рода, изменяющее и созидающее его окружающую среду. Поэтому было выдвинуто важное положение о том, что человек – есть деятельное природное существо, обладающее жизненными силами, которые заложены в нем «в виде задатков и способностей». В качестве общего для всех людей условия, которое сделало человека человеком и стало неотъемлемым естественным фактором его бытия, был выделен труд. В его содержании проявляется специфика человеческой жизнедеятельности, с ним связано выявление сущности человека. Считали, что она «не есть абстракт, присущий индивиду, в своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч.
Т. 42. С. 265).

В истории философии данная формулировка часто подвергалась односторонним интерпретациям, что порождало их справедливую критику. Причем часть философов считают, что в марксовском определении сущность человека отождествлена с наличными общественными отношениями конкретной социальной системы и не носит всеобщего характера. Другие считают, что понимание сущности неполно, поскольку сведено лишь к совокупности производственных отношений и не учитывает многогранности существования человека, особенностей его индивидуального бытия. Третьи доказывают, что высказанное положение не выражает активной, продуктивно-творческой деятельности человека. Безусловно, у учеников и последователей Маркса были и упрощенные социальные характеристики человека, встречалась и недооценка человеческой субъективности, индивидуальных потребностей и интересов. В условиях социалистического общества подобные мировоззренческие ориентации приводили к тому, что в политике человек, в основном, рассматривался только как средство достижения общественных целей, а в медицине зачастую стремились лечить не конкретного человека, а болезнь вообще. Однако, несмотря на это, в содержании марксова определения сущности человека в качестве существа социально-деятельного был и есть, как свидетельствует опыт развития всей мировой философии, достаточно обоснованный и правильный мировоззренческий ориентир – констатация места человеческого бытия в системе всеобщих связей.

В настоящее время широкое распространение в науке получает формулировка Кантом вопроса «что такое человек» в качестве основного вопроса философии. Современная новая философия исходит из того, что сущность человека состоит в его универсальности (см.: Гарпушина В.Е. Универсализм в философии и человек // Общественные науки и современность. 1991. № 5). Данным представлениям в какой-то мере созвучны мысли П. Тейяра де Шардена, когда он пишет, что возникновение жизни не носит случайного характера – это результат неизбежного процесса, взлет духа, увенчанного появлением человека. Концепцию духовной сущности человека наиболее полно в современной западной философии высказал и обосновал Э. Фромм.

Смещение акцента на исследование духовности в структуре человеческого бытия среди российских философов означает восстановление традиций русской философии, а также то, что они стремятся глубже и обстоятельнее раскрывать самую суть человека. В этом поиске особое место занимает философская антропология как наука о природных основаниях социальной жизни человека, среди важных проблем которой является вопрос о соотношении социального и биологического.







Дата добавления: 2014-10-22; просмотров: 680. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2021 год . (0.003 сек.) русская версия | украинская версия