Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЦЕЛИ И ЗАДАЧ ИССЛЕДОВАНИЯ




Цель исследования ориентирует на его конечный результат, теоретико-познавательный и практически-прикладной, задачи формулируют вопросы, на которые должен быть получен ответ для реализации целей исследования.

Цели и задачи исследования образуют взаимосвязанные цепочки, в которых каждое звено служит средством удержания других звеньев.

Если основная цель формулируется как теоретико-прикладная, то при разработке программы главное внимание уделяется изучению научной литературы по данному вопросу, построению гипотетической общей концепции предмета исследования, четкой семантической и эмпирической интерпретации исходных понятий, выделению научной проблемы и логическому анализу рабочих гипотез. Конкретный объект исследования определяется только после того, как выполнена эта предварительная исследовательская работа на уровне теоретического поиска.

Например, приступая к изучению некоторых аспектов регулирования социального поведения личности, мы, прежде всего, обращаемся к литературе [222, гл. 1] в поисках ответа на вопросы: какова структура личности? Каковы объективные (социальные) и субъективные (личностные) механизмы регуляции поведения? Какие противоречия обнаруживаются в интерпретации регуляционных механизмов? Каковы возможные объяснения этих противоречий?

Мы находим, например, что, согласно одним научным данным, ценностные ориентации личности рассматриваются как важнейшие регуляторы ее социального поведения, согласно другим — фиксируется явное противоречие между ориентациями и реальными поступками. Постепенно выявляется проблема.

Уточняя ключевые понятия, в том числе понятие "ценностные ориентации", мы находим далее, что это весьма общий конструкт, который, в сущности, представляет обобщение многообразных, более частных феноменов социально-психологической регуляции. Продолжая следовать такой логике, мы развертываем систему гипотез, которые опираются на имеющиеся теоретические и экспериментальные данные, и в конце концов формулируем общую гипотетическую "модель" изучаемого процесса. Только теперь начинаются поиски подходящего социального объекта для проверки теоретической модели: поведение в какой именно сфере каких именно социальных групп, в каком именно отношении и т.п. лучше всего обследовать для проверки выдвинутых гипотез?

Иная логика управляет действиями исследователя, если он ставит перед собой непосредственно практическую цель. Он начинает работу над программой, исходя из специфики данного социального объекта (т.е. с того, чем завершается предварительный теоретический анализ в предыдущем случае) и уяснения практических задач, подлежащих решению. Только после этого он обращается к литературе в поисках ответа на вопрос: имеется ли "типовое" решение возникших задач, т.е. специальная теория, относящаяся к предмету? Если "типового" решения нет, дальнейшая работа развертывается по схеме теоретико-прикладного исследования. Если же такое решение имеется, гипотезы прикладного исследования строятся как различные варианты "прочтения" типовых решений применительно к конкретным условиям.

Очень важно иметь в виду, что любое исследование, ориентированное на решение теоретических задач, можно продолжить как прикладное. На первом этапе мы получаем некоторое типовое решение проблемы, а затем переносим его в конкретные условия. Поэтому совершенно справедливо говорят, что нет ничего практичней хорошей теории. Но из хорошего прикладного исследования далеко не всегда можно сделать теоретические выводы. Необходимо, чтобы с самого начала фактические данные описывались в соответствующих терминах, соотнесенных с теоретическими посылками (гипотезами). Не так просто (а часто невозможно) перегруппировать собранные данные по иному, отличному от исходного принципу. Именно поэтому исследователь накапливает эмпирический материал, исходя из четкой целевой установки.

Итак, определение цели исследования позволяет далее упорядочить процесс научного поиска в виде последовательности решения основных, частных, а также дополнительных задач.

Основные и частные задачи логически связаны, частные - вытекают из основных, являются средствами решения главных вопросов исследования.

Например, в нашем исследовании тенденций изменения образа жизни населения крупного города, имевшего теоретико-прикладной, характер, цели формулировались так: (А) выявление закономерностей функционирования и развития образа жизни населения крупного социалистического города в качестве особой социально-территориальной общности, а также общих и специфических условий жизни и деятельности основных социально-профессиональных и социально-демографических групп населения; (Б) разработка долгосрочного прогноза развития образа жизни населения крупного города под воздействием изменяющихся условий в направлении, отвечающем нормативной модели образа жизни социалистического общества.

Из этих целей (А - теоретической и Б - практически-управленческой) следуют главные задачи: (а1) разработка теоретической концепции образа жизни населения крупного города с учетом синхронных и диахронных взаимосвязей между условиями жизни и деятельности, содержанием и интенсивностью объективно складывающихся видов деятельности в производственной и внепроизводственных сферах жизни, т.е. (а2) выявление воздействий данных объективных условий жизни на особенности содержания и формы деятельности населения в настоящий момент и воздействия прошлых условий жизни и форм социальной организации, а также планов будущего (концепция жизни) на особенности жизнедеятельности в настоящем; (а3) построение типологических моделей образа жизни как доминирующих в настоящих условиях, отклоняющихся и приближающихся к нормативному образу образа жизни социалистического общества; (а4) прогноз развития образа жизни в направлении нормативной модели. Это задачи, прямо вытекающие из теоретической цели исследования.

Другая цепочка выстраивается исходя из практической цели: (б1 разработка вариантов прогноза с учетом реальных возможностей прямого и косвенного воздействия на условия жизни населения крупного города с целью формирования образа жизни, отвечающего нормативной модели; (б2) конкретизация прогноза применительно к разработке долгосрочной программы экономического и социального развития Ленинграда и Ленинградской области и концепции социального развития Ленинградского региона; (б3) совершенствование системы социальных показателей, отвечающей задачам социального планирования.

Частные задачи исследования вытекают из общих как их детализация. Например, из а1 следует цепочка задач, связанных с уточнением форм и видов деятельности, образующих целостный образ жизни, а из б1 - уточнение направлений прямого и косвенного воздействия на образ жизни после проведения массового обследования для оценки взаимосвязанности различных факторов, влияющих на состояние условий и конфигурацию видов и форм деятельности разных групп населения.

Очень важно различать программные задачи исследования (о которых здесь говорится) и те, что будут возникать в процессе его развертывания, в том числе и методические. В сущности, каждая стадия развертывания программы и анализа получаемых данных предваряется постановкой конкретных задач. Предусмотреть всю их последовательность невозможно и нет надобности. Говоря в целом, формулировка задач исследования — это не единовременный акт, но скорее процесс [58, с. 249—285]. Однако в нем есть свои этапы, и первая стадия как раз состоит в том, чтобы ясно формулировать цели, основные и частные программные задачи исследования (см. схему 2).

Теоретико-прикладное исследование, если оно переходит в стадию практически-прикладного, после решения 4-й

задачи развивается по схеме последнего (решение задач 2—4 во второй колонке).

Практически-прикладное же исследование, если не находится типового способа решения социальной проблемы на данном объекте (1-я задача), вначале осуществляется по схеме теоретико-прикладного и только затем переходит в фазу "социально-инженерного".

Помимо главных (основных) и частных программных задач, могут возникать дополнительные. Эти последние логически не обязательно связаны с целью и основными задачами исследования.

Основные задачи исследования отвечают его целевой установке, дополнительные — ставятся как бы "для пристрелки", для подготовки будущих исследований, проверки побочных (возможно, весьма актуальных), не связанных с данной проблемой гипотез, для решения каких-то методических вопросов и т.п.

Вся процедура исследования подчиняется, прежде всего, поиску ответа на центральный вопрос. Поэтому вначале мы безжалостно отсекаем все, что не связано с решением основных задач.

Практически это значит, что должны быть обеспечены максимальная обоснованность, надежность и устойчивость информации, относящейся к их решению. Это достигается путем выдвижения целой цепочки взаимосвязанных гипотез, относящихся к основным задачам, многократной проверкой и перепроверкой соответствующих исходных данных.

Худший вариант - программа, в которой основные и дополнительные задачи перемешаны. Так обычно случается в коллективных исследованиях, проводимых путем "простой кооперации труда". Каждый участник, полагая свою задачу основной, выдвигает множество методических требований, не совпадающих с интересами других участников. В итоге не реализуется ни главная, ни второстепенные задачи, ибо ни одна из них не обеспечена надежной процедурой.

Для постановки дополнительных задач лучше всего использовать контрольные операции, связанные с решением основных. Это не усложняет процедуру, ибо один и тот же исходный материал рассматривается под разными углами зрения.

Итак, запомним, что цель исследования логически диктует структуру его основных задач, теоретических и практических, последние требуют уточнений в виде ряда частных программных задач. Кроме того, может быть поставлено некоторое ограниченное число побочных, дополнительных задач. Исследователь должен быть готов к тому, что по мере развития исследовательского процесса будут уточняться частные задачи, возникать новые, и так до окончания работы.

Частные задачи, по существу, нередко представляют собой вопросы, возникающие по ходу анализа поставленных проблем. И, хотя по внешней форме термины "проблема", "задача" и "вопрос" - понятия как бы однопорядковые, их не следует смешивать [202, с. 29-30]. Будучи взаимосвязанными, проблемы общего порядка и их развертывание в исследовательские задачи (т.е. частные проблемы) предполагают поиск новой информации вне имеющейся системы знания. Ответы же на вопросы, возникающие в процессе анализа полученных данных, следует искать в рамках уже имеющейся информации. Впрочем, как замечает В. Фридрих, "это не исключает случаев, когда из вопросов возникают проблемы и, наоборот, проблемы формулируются в виде вопросов или включают таковые" [202, с. 30].

Позитивистская же интерпретация исследовательской проблемы в отличие от диалектико-материалистической, напротив, сводит проблемную ситуацию именно к ответам на вопросы в рамках имеющейся информации, т.е. как бы "отодвигает" проблемную ситуацию на этап анализа уже полученных данных. "Более удовлетворительная дефиниция проблемы, — пишет Ф. Керлингер, — заключается в следующем: проблема — это вопрос, который требует ответа, как соотносятся те или иные переменные" [308, с. 31]. Но суть-то дела как раз в том, что объективная проблемная ситуация требует в первую очередь выделения значимых свойств и отношений, т.е. тех обстоятельств и явлений, которые Керлингер называет здесь "переменными". А понятие "переменная" в логике исследования относится уже не к самой реальности, но к ее интерпретации социологом и фиксированным в данном исследовании показателям (см. ниже об интерпретации понятий).

Итак, на всех этапах работы мы обязаны руководствоваться программными целями и задачами исследования. Они образуют путеводную нить, уклонение от которой делает работу хаотической и часто неэффективной в том смысле, что достигаемые результаты, хотя они могут быть полезными и "интересными", полезны и интересны не для того, ради чего предпринималось исследование. В практическом плане это приведет к невыполнению данного социального заказа, в теоретическом — к экстенсификации поиска вместо интенсивной разработки научной проблемы. Программные цели и задачи исследования дисциплинируют нашу работу и повышают ее эффективность.

Обоснованность научных и практических предположений (гипотез) проверяется путем сопоставления общих посылок с менее общими, а в конечном счете - на основе непосредственного соотнесения с описанием элементарных фактов. Чтобы проделать этот сложный путь, необходимо нащупать точки соприкосновения понятийного аппарата исследования с реальными событиями, содержание которых они отражают.

Самая простая гипотеза прикладного исследования — ожидается, что интерес к телевидению связан с уровнем образования телезрителей, — нуждается в переводе ее понятий в операциональные термины: что такое "интерес"? какие операции фиксируют его наличие или отсутствие? частота просмотров? оценки содержания программ? запоминание содержания увиденного и услышанного? выбор данной программы из нескольких возможных? и т.д.

Поиск эмпирических значений понятий называют его эмпирической интерпретацией, а определение этого понятия через указания правил фиксирования соответствующих эмпирических признаков - операциональным определением.

Как логическая задача проблема эмпирической интерпретации понятий теории была поставлена позитивистами. Иногда говорят, что сама постановка этого вопроса — "выдумка" логического позитивизма. Между тем перед нами — реальная и сложная задача, которую позитивизм сформулировал, но не смог разрешить [167]. Речь идет о соотнесении эмпирического и теоретического уровней знания, о правилах этого соотнесения.

С точки зрения классического позитивизма (М. Шлик), эмпирическая интерпретация достигается путем полной редукции (сведения) значения понятий теории к их эмпирическим признакам. Но содержание научного и вообще достаточно абстрактного термина никогда не переводится в конечное число проявлений его сущности, сохраняется какой-то невыразимый в эмпирических показателях "остаток".

Поэтому эмпирическая интерпретация понятия по необходимости частична. Операциональное определение раскрывает лишь некоторое содержание термина и предлагает частичное пояснение его значения. Тем более невозможна полная эмпирическая интерпретация теории. Как- пишет B.C. Швырев, теория связана со своим эмпирическим базисом так, что в более или менее однозначном отношении с эмпирической основой находятся лишь отдельные элементы теоретической системы, отдельные "точки", т.е. понятия, "в состав которых входят признаки, указывающие условия их эмпирического применения, выявляющие некоторый эмпирически обнаруживаемый индикатор ненаблюдаемой сущности" [279, с. 67]. Такие понятия или суждения выступают "представителями" системы в целом. Тогда остальные элементы теоретической системы получают косвенную, не непосредственную интерпретацию. "Косвенная интерпретация осуществляется при помощи логической связи терминов и предложений системы с непосредственно интерпретируемыми терминами и предложениями" [280, с. 115 — 116]. Таким путем эмпирическая интерпретация как бы передается по цепочке логических связей понятий в направлении, обратном тому, по которому осуществлялось развертывание теории.

При разработке программы социологического исследования мы должны в первую очередь выделить ключевые понятия, выражающие узловые точки изучаемой проблемы. Именно они и подвергаются эмпирической интерпретации, что позволяет не только сформулировать, но и проверить гипотезы на базе фактических данных.

Интерпретация понятий в определенных терминах означает поиск эмпирических признаков, поясняющих их значение в некотором существенном для нашей задачи отношении. А существенное отношение, в свою очередь, будет определяться проблемой и предметом исследования. Вспомним ленинское указание о диалектическом определении предмета в отличие от эклектического - такое определение должно схватывать не все возможные, но только существенные в практическом и теоретическом планах связи предмета

Обратимся к примеру - исследованию отношения молодых рабочих к труду 1271, гл. II]. Проблема исследования - противоречие между тенденциями изменения функционального содержания труда (техническим прогрессом) и тенденциями развития запросов личности рабочего в трудовой деятельности (отношения к труду). Предмет - отношение к труду как система ориентации и мотивов трудовой деятельности; их обусловленность материальным стимулированием, функциональным содержанием труда, уровнем запросов личности, а также другими специфическими факторами.

Одна из главных задач — выявление мотивационного ядра трудовой деятельности в современных условиях промышленного производства. Основной ракурс, в котором мы должны вести анализ, связан с мотивацией труда. Поэтому сначала рассмотрим отношение к труду в таких понятиях, как отношение к труду вообще как к ценности; отношение к профессии как к определенному или частному виду труда; отношение к работе как к еще более специфическому виду трудовой деятельности в конкретных условиях (рис. 3).

Эти понятия выступают как общее и особенное. Значит, с точки зрения смыслового (семантического) уточнения понятия "отношение к труду" мы

получаем некоторую общую директиву: в нашем исследовании надо иметь сведения, которые бы характеризовали отношение к труду вообще, в его специальном виде и в еще более специальном - к работе в данных конкретных условиях.

Рассмотрим для примера последний элемент как более простой - отношение к работе, т.е. специфическому виду труда в конкретных условиях. Оно проявляется в объективных признаках (реальная деятельность и ее продукты) и в субъективных (мотивация).

Теперь от уточнения смысла выделенных понятий, в свою очередь связанных с более общим понятием "отношение к труду", мы начинаем приближаться к их прямой интерпретации в эмпирических признаках. Внешне выражаемые показатели отношения к работе: качество и производительность труда, трудовая инициатива, уровень дисциплины рабочего, а также другие. Субъективные показатели: ценностные ориентации, структура и иерархия мотивов, состояние удовлетворенности работой.

В самом общем виде отношение к труду можно разделить на два принципиально разных типа: как к самоценной деятельности, наслаждению от самого процесса труда и как целе-инструментальной деятельности, в которой реализуются потребности, лежащие за пределами самого процесса труда, а труд выступает главным средством их удовлетворения.

Каковы же эмпирические признаки отношения к труду как к самоценной деятельности или как к средству? Можно указать признаки господствующей ориентации на содержание, процесс трудовой деятельности и признаки ориентации на материальные результаты труда. Показатель той или иной ориентации - состояние удовлетворенности или неудовлетворенности какими-то сторонами работы. Доказательство господствующей ориентации на содержание труда сравнительно с ориентацией на труд как средство к жизни есть более тесная связь (корреляция) между содержанием труда, с одной стороны, и уровнем общей удовлетворенности работой - с другой по сравнению с теснотой связи между размером заработка и уровнем общей удовлетворенности работой. Так, если обнаружится, что общая удовлетворенность работой при низком функциональном содержании труда (малоквалифицированная, монотонная работа) и высоком уровне заработной платы ниже, чем общая удовлетворенность при высоком содержании труда (высококвалифицированная, разнообразная работа) при аналогичном или меньшем размере заработной платы, следует вывод, что господствует ориентация на содержание труда. При обратной зависимости - противоположный вывод. Практически же речь идет о : выявлении соотносительного значения той и другой ориентации.

Подобные аналитические рассуждения следует продолжить в отношении всех ключевых понятий, относящихся к проблеме и главным задачам исследования.

Далее мы переходим к операциональным определениям тех понятий, которые были выделены в качестве менее общих, чем первоначальные, исходные, и так вплоть до простейших показателей, которые относительно легко различимы при регистрации первичных данных.

В принципе простейшие показатели могут быть индивидуальными и совокупными, которые, в свою очередь, подразделяются на подвиды [35, с. 46—58]. Так, индивидуальные могут быть абсолютными, т.е. атрибутивными, вроде половозрастных, и относительными, сравнительными, вроде показателей взаимоотношений между членами группы или уровнем активности ее членов. Один из наиболее распространенных видов индивидуальных показателей — контекстуальные, т.е. указания на принадлежность к некоторой социальной общности, вследствие чего ее представители наделяются свойствами общности. Совокупные показатели часто являют собой усреднение индивидуальных (аналитические), но могут выступать в виде структурных (отношения между объектами) и "глобальных". Последние, характеризуя всю социальную целостность, непосредственно трудно наблюдаемы. Таковы, например, социально-характерологические черты этнических общностей и классов.

Последовательность действий при уточнении основных понятий, интерпретации их смысла в наблюдаемых показателях можно резюмировать следующим образом [25, с. 16—26].

1). Прежде всего — это теоретическая работа: анализ соответствующей литературы по предмету, выявление сущности понятий, их свойств и взаимосвязей, что, с одной стороны, прямо относится к существу проблемы в рамках марксистской социологической теории (мировоззренческий и идеологический аспекты), а с другой - предполагает избегание ошибки смешения общеуотребительного смысла понятия с его научным, социологическим значением.

2). Создание "образа" данного свойства, аспекта понятия или его целостного представления в каких-то "зримых" проявлениях (в нашем примере отношения к труду — это "образ" из поддающихся изучению конкретных проявлений отношения рабочих к труду по объективным и субъективным показателям).

3). Построение более упорядоченной системы характеристик, свойств нашего "образа" так, чтобы не расширять и не сужать объем интерпретируемого понятия за пределы, где соответствующие эмпирические прообразы потеряют свою функцию быть соотнесенными с его общим смыслом.

4). Выбор прямых показателей каждой из выделенных характеристик, т.е. переход к операциональным уточнениям: какими конкретными методами и техническими приемами следует (можно) зафиксировать выделенные свойства (например, удовлетворенность работой и отдельными ее составляющими).

5). Построение так называемых индексов или составных показателей, формируемых путем определенной комбинации частных показателей, которые были выделены в предыдущей операции. (Примером может служить построение "логического квадрата" удовлетворенности работой, описываемого ниже на с. 147.)

При обратном движении к анализу данных в соответствии с выдвинутыми гипотезами крайне важно еще раз проверить (теперь уже опираясь на опыт, полученный при сборе данных и изучении их связей), насколько семантическая и эмпирическая интерпретации ключевых понятий исследования были удовлетворительными, т.е. в какой мере возможны прямые соотнесения показателей и индексов с теми смыслами, свойствами, к которым они первоначально были "привязаны".

В заключение еще раз подчеркнем: было бы ошибочным полагать, что движение от теории к уточнению смысла и эмпирической интерпретации основных понятий исследования, как и возврат к теоретическому истолкованию полученных данных, — это четко обозначенные "прямые трассы", по которым исследователь может успешно и "безаварийно" двигаться, соблюдая известные правила. В действительности, это сложные познавательные процессы, далеко не полностью формализуемые. Немаловажную роль играют здесь аналогии, научная интуиция, знания и опыт исследователя, его общая философская культура.

В процессе интерпретации основных понятий мы наметили эмпирическую область, соответствующую выделенному ранее предмету исследования (отношение к труду в нашем примере), который благодаря этому был расчленен на какие-то значимые в свете основной задачи элементы. Мы выделили, например, различные уровни отношения к труду, признаки отношения к работе по продуктам деятельности, по субъективным состояниям рабочего и другие. Выделение ключевых понятий проблемы и их интерпретация в скрытом виде (имплицитно) опираются на некоторое более или менее систематическое представление о предмете в целом.

Последующий анализ должен "проявить" образ предмета, сделать его ясно выраженным (эксплицитным), более четким и определенным. Предмет должен быть подвергнут своего рода системному анализу.

В сущности, системному анализу подлежит объект исследования, а в процессе расчленения объекта на элементы мы преобразуем его в предмет целенаправленного изучения.

Итак, какие же элементы и связи следует выделить в нашем объекте? В самом общем виде решение этих вопросов диктуется проблемой и целями исследования.

Наша цель: выявить мотивационное ядро трудовой деятельности в той мере, как оно обусловлено содержанием труда и другими его особенностями. Мы далее намерены определить основные факторы, влияющие на отношение к труду по объективным и субъективным признакам, и попытаться проследить тенденцию изменения этого отношения в зависимости от функционального содержания труда и уровня запросов личности работника.

Сформулированная таким образом теоретико-прикладная цель исследования подсказывает определенный способ расчленения объекта.

К факторам, влияющим на отношение к труду, отнесем некоторую совокупность социальных условий или обстоятельств, которые благодаря их особому сочетанию и взаимодействию образуют существенную причину того или иного типа отношения к труду, мотивации в частности.

Вспомним, что любое социальное явление следует рассматривать в контексте конкретной социальной ситуации. Для этого нужно выделить общие и специфические элементы (факторы в нашей терминологии), описывающие ситуацию. Наиболее общими факторами, детерминирующими отношение к труду, являются социально-экономические и другие общесоциальные условия трудовой деятельности и целостного образа жизни людей. Они оказываются общими в отношении к предмету нашего исследования и его задаче. Эти факторы — равнодействующие по отношению к любым специальным видам труда и к любым типам личности рабочего. Их влияние на отношение к труду может быть зафиксировано не прямо, но в преломлении через специфические условия труда и индивидуально-типические особенности личности работника.

Если бы задача нашего исследования была сформулирована иначе, если бы мы стремились, например, определить влияние социокультурной среды на отношение к труду, то перечисленные в группе "общие" факторы превратятся в "специфические". Общими относительно них окажутся как раз функциональные особенности трудовой деятельности. В таком случае мы станем изучать отношение к труду рабочих, занятых в одинаковых сферах функционального содержания труда (например, станочники общего типа), но в разных обще социальных условиях. И тогда влияние функционального содержания труда будет зафиксировано в данных наблюдения не прямо, а через опосредующее воздействие общесоциальных условий на трудовую деятельность рабочего в разных странах [168, 208, 241 - разд. II].

По отношению к общим социальным условиям факторы, характеризующие особый вид трудовой деятельности, будут специфическими. В нашей схеме к ним отнесены функциональное содержание труда, условия труда, взаимоотношения в рабочем коллективе, особенности внетрудовой сферы деятельности рабочего. К специфическим факторам относятся также все личностные и ролевые характеристики работника.

Вторая группа факторов - прямые и косвенные. Это деление в известной мере также условно. Под прямыми факторами мы имеем в виду обстоятельства, которые непосредственно поддаются контролю в объекте исследования. Это те условия трудовой деятельности, которые можно зарегистрировать в производственной ситуации. Прочие факторы, влияющие на отношение к труду, но не поддающиеся прямой регистрации в данном исследовании, назовем косвенными. Все они лежат за пределами производственной ситуации.

Далее, выделим факторы объективного и субъективного характера. Объективные - условия и обстоятельства, которые предположительно образуют независимые от субъекта предпосылки его деятельности, а субъективные - те, что связаны с переработкой внешних условий в сознании и психике индивида. Тогда факторы объективного характера можно рассматривать как область внешних побуждений к деятельности (стимулы), а субъективные - как внутренние побуждения (осознанные потребности и мотивы). Между ними предполагается определенная связь, показанная на схеме 3.

Блок А — объективные факторы, которые включают а1 — общие, равнодействующие во всех специфических видах трудовой деятельности социальные условия и обстоятельства, как-то: производственные отношения, социальная структура, цели производства, социально-экономическая природа труда и связанный с ними политический строй, включая систему принятия решений по

вопросам экономической, политической и культурной жизни общества; состояние общественного сознания, включая систему основных ценностных ориентации общества; а2 - специфические факторы, связанные с особым видом трудовой деятельности, включая прямые (условия, организация, функциональное содержание, система оплаты труда, социально-бытовая инфраструктура производства, отношения в рабочем коллективе и отношения с руководством) и косвенные (система семейного воспитания, школьного и трудового обучения, воздействие средств массовой информации и пропаганды).

Блок В - индивидуальные особенности рабочего, где в1 - функциональные или ролевые характеристики (пол, возраст, семейное положение, уровень общего образования, квалификация, участие в общественной работе, принадлежность к общественным организациям и т.п.); в2 - личностные характеристики: интересы и потребности, социальные установки, ценностные ориентации, идеалы, наконец, концепция образа жизни).

Блок С - отношение к труду, где с1 - субъективные аспекты отношения, как-то: понимание общественной значимости труда, степень удовлетворенности работой и специальностью, структура и иерархия мотивов трудовой деятельности; с2 - объективные аспекты отношения к труду, т.е. результаты работы: производительность и качество работы, инициативность рабочего, уровень ответственности, дисциплинированности и т.п.

Связки a - стимулы (внешние побуждения к деятельности), (b - восприятие, усвоение общественных функций (ролей) и социальных, в частности производственных, нормативных требований субъектом; gмотивы деятельности (внутренние побуждения).

Если объект исследования не индивиды, но цельте группы и коллективы, то в соответствующих блоках фиксируются условия деятельности этих групп (А), объективные параметры самих групп (В), т.е. содержание деятельности, структура ее организации, характер разделения функций между членами коллектива, нормы, принятые для регуляции совместной деятельности, и санкции, используемые для поддержания этих норм и для наказания за уклонение от них, а также субъективные компоненты групповой деятельности как особенности интересов, целей, разделяемых группой, или их различие в рамках отдельных подгрупп, состояние социально-психологического климата и т.д. В результативном блоке С фиксируются опять-таки объективированные и субъективированные результаты деятельности, но уже в групповых показателях.

Теперь объект изучения представлен как расчлененный на качественно различные элементы, связанные воедино в некоторую гипотетическую систему. Предметом исследования будут не все элементы и связи, показанные на схеме, но лишь некоторые из них. В каком именно направлении будем мы вести анализ эмпирических данных, определяется в следующем разделе программы - в рабочих гипотезах исследования.

Конечно, вовсе не обязательно резюмировать предварительный анализ предмета в виде графической схемы. Последняя просто удобна как наглядное отображение элементов, подсистем и связей. Некоторые авторы предпочитают завершать такой анализ в логических символах и моделях [72], другие пользуются обстоятельными словесными описаниями [100, с. 67— 68]. Дело здесь не в форме, а в существе: мы пытаемся систематизировать имеющееся знание о предмете изучения, чтобы обосновать путь поиска нового знания.

Предварительный системный анализ предмета исследования - это, по существу, "моделирование" исследовательской проблемы, т.е. такое ее концептуальное расчленение и детализация, которые позволяют далее сформулировать общие и более частные гипотезы исследования [202, с. 33-38].







Дата добавления: 2014-11-10; просмотров: 213. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.051 сек.) русская версия | украинская версия