Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ПОНЯТИЕ СОЦИАЛЬНОГО ФАКТА




Что же представляет собой фактуальная основа социологического знания, что означает понятие "социальный факт"?

Факты можно рассматривать в онтологическом (не зависящем от сознания) и логико-гносеологическом планах. В онтологическом смысле факты суть любые, не зависящие от наблюдателя состояния действительности или свершившиеся события. В логико-гносеологическом плане фактами называют обоснованное знание, которое получено путем описания отдельных фрагментов реальной действительности в некотором строго определенном пространственно-временном интервале. Это — элементарные компоненты системы знания.

В качестве социальных фактов могут выступать: (а) поведение индивидов или целых социальных общностей, (б) продукты человеческой деятельности (материальные или духовные) или же (в) вербальные действия людей (суждения, мнения, взгляды и т.д.).

В гносеологическом плане социальные факты обретают смысл благодаря той или иной системе понятий, в которых мы описываем фрагменты социальной действительности. Как это ни парадоксально, научный факт есть определенный итог познавательного процесса, а не его начало. Разумеется, это предварительный, промежуточный итог на уровне эмпирического обобщения [141, с. 178; 151,с. 36].

Рассмотрим эту проблему. Предположим, что социолог дает "фактуальное описание" социально-политической активности работников промышленного предприятия, используя внешне хорошо различимые признаки такой активности, например выступления на собрании, участие в разнообразных инициативах и т.п. Суммируя полученные данные, наш социолог установил, что наибольшую активность обнаруживают руководители, наименьшую - малоквалифицированные рабочие.

Является ли такое утверждение "фактом"? Как будто бы да. Вникнув в эти вещи глубже, мы найдем, что достоверность данного описания весьма сомнительна. Почему? Правда, что мастера и технологи цехов намного чаще выступали на собраниях, почти все они входят в какие-то общественные организации, многие из них выступают инициаторами полезных начинаний. Они социально активны. Но ведь определенный уровень социальной инициативы вменяется в обязанности руководящего персонала. Что вы скажете о директоре или мастере цеха, который отмалчивается на собраниях? - "Плохой руководитель". И это будет справедливо. Что мы скажем о подсобном рабочем, который всего лишь однажды выступил на собрании с серьезной критикой и анализом организационных неполадок в цехе? Скажем: "активный" рабочий. Никто не обязывал его выступать. В его производственные функции это вовсе не входило. Больше того, он мог побояться это сделать, опасаясь "нажима" со стороны своего прямого руководителя, которого резко критиковал. Так что же в фактуальных описаниях нашего социолога достоверно, а что не достоверно?

Отдельные события социальной действительности, как правило, являются элементарными "частичками" массового процесса. Задача социолога — отделить индивидуальные различия, имеющие систематический характер, от случайных и тем самым описать устойчивые свойства данного процесса. Для этого применяется аппарат вероятностной статистики, основа которой — закон больших чисел.

По определению B.C. Немчинова, закон больших чисел - "это общий принцип, в силу которого совокупное действие большого числа индивидуальных причин и условий, содержащих в себе элементы случайного характера, при некоторых весьма общих условиях приводит к результату, почти не зависящему от случая" [169, с. 105]. Необходимые предпосылки действия этого закона: достаточное число наблюдений и независимость отдельных событий от некоторой общей причины (в смысле динамической зависимости).

Не останавливаясь на специальных проблемах, связанных с понятием случайности в социальных явлениях, укажем, что вторая предпосылка действия закона соблюдается всюду, где мы имеем дело с поведением достаточно больших масс индивидов, если их действия не являются жестко регламентированными, что исключает всякие возможности личной инициативы, т.е. индивидуального уклонения от заданной программы действий.

Поэтому наряду с понятием "социальный факт" В.И. Ленин употреблял выражение "статистический факт" [10, с. 142], который можно определить как типические сводные числовые характеристики, основанные на специально организованном массовом наблюдении социальных явлений.

Теперь мы знаем, что (а) социальные факты — абстракции, коль скоро они — описания некоторых событий в общих понятиях, и (б) что по преимуществу это социально-статистические обобщения.

Следовательно, включение фактического знания в систему науки предполагает определенную концептуальную схему ("систему соотнесения"), в которой мы регистрируем наблюдения множества событий. Как же выбрать научно обоснованную "систему соотнесения" для описания элементарных "кусочков" действительности?

Обратимся к известному рассуждению В.И. Ленина о диалектическом определении понятия в отличие от эклектического. В дискуссии о профсоюзах в 1921 г. он высмеивал эклектический подход к определению предмета, когда ограничивается перечислением разных его признаков: признаки стакана — сосуд для питья и в то же время стеклянный цилиндр. Возражая против такого метода определения, В.И. Ленин говорил: «Логика диалектическая требует того, чтобы мы шли дальше. Чтобы действительно знать предмет, надо охватить, изучить все его стороны, все связи и "опосредствования". Мы никогда не достигнем этого полностью, но требование всесторонности предостережет нас от ошибок и от омертвения. Это во-1-х. Во-2-х, диалектическая логика требует, чтобы брать предмет в его развитии, "самодвижении" (как говорит иногда Гегель), изменении. По отношению к стакану это не сразу ясно, но и стакан не остается неизменным, а в особенности меняется назначение стакана, употребление его, связь его с окружающим миром. В-3-х, вся человеческая практика должна войти в полное "определение" предмета и как критерий истины и как практический определитель связи предмета с тем, что нужно человеку. В-4-х, диалектическая логика учит, что "абстрактной истины нет, истина всегда конкретна", как любил говорить, вслед за Гегелем, покойный Плеханов» [13, с. 290].

Попытаемся перевести эти ленинские замечания в правила процедуры социального исследования.

Говоря, что нужна всесторонность, как требование объективности, Ленин подчеркивает, что эта всесторонность практически недостижима. Но требование всесторонности ценно потому, что оно подчеркивает относительность истины, показывает, что мы никогда ни в одном исследовании не получаем абсолютного знания. Мы приобретаем некоторое относительное знание и должны четко определить, в каких пределах оно является достоверным и при каких условиях превращается в недостоверное знание.

Вернемся к нашему примеру с изучением социальной активности. Мы уже знаем, что понятие "активность" является конкретным не только по признакам, его выражающим, но и по условиям деятельности работников. Вырванные из конкретных условий, признаки активности (частота их проявления) оказываются несопоставимыми. Нужно найти в процедуре исследования такой показатель, который бы выражал именно эту относительность критериев активности применительно к конкретным позициям и условиям, в которые поставлены работники предприятия.

В качестве одного из возможных показателей возьмем частоту проявлений признаков активности, обратную вероятности их появления. Иначе говоря, чем чаще обнаруживается данное свойство, чем более "нормальным" оно является, тем меньше будет его относительная значимость, его "вес" для данной группы работников.

Если вероятность выступления на собрании р = а/п, где п - число всех наблюдений, например всех участников, попавших в анализ собраний; а - число благоприятных наблюдений (т.е. тех случаев, когда фиксировались выступления), тогда вес признака "выступать на собрании" будет равен l/р или п/а. Если вероятность выступления на собрании для всех руководителей подразделений завода приближается к единице, можно сказать, что здесь имеет место обычная норма поведения. Но, если вероятность выступления на собрании малоквалифицированного работника существенно ниже, тогда вес этого показателя резко возрастает.

Поскольку вес признака "выступление на собрании" для всей массы рядовых рабочих окажется выше, чем для всей массы руководящего персонала, обладание таким признаком явно повышает общий "индекс активности" у любого данного рядового рабочего, но не у данного рядового руководителя. Зато для руководителей высокий вес получит какой-нибудь иной признак активности, например самостоятельное принятие ответственных решений и последовательность в их осуществлении, соотносительный вес которых окажется для этой группы работников статистически более значимым, чем признак " выступление на собрании".

Определение таких достаточно устойчивых "весов" признаков возможно на больших совокупностях обследуемых. Тогда величины вероятности имеют тенденцию стабилизироваться (как и обратные им веса признака). И только тогда ими можно пользоваться для оценки активности отдельных людей, в совокупности составляющих массу единиц с устойчивой вероятностью такого-то поведения.

Второе указание, которое содержится в приведенных ленинских словах: “Надо брать предмет в его развитии, "самодвижении", учитывать, что меняется связь предмета с окружающим миром”.

Ближайшей системой соотнесения, в которой нужно рассматривать связь предмета с окружающим миром, является конкретная социальная ситуация, т.е. совокупность общих и специфических жизненных обстоятельств и социальных факторов, в которых мы фиксируем наблюдаемые события. "Конкретная социальная ситуация есть результат сложного взаимодействия различных элементов социальной структуры в данный исторический период" [207, с. 37].

Выделение общих и специфических факторов зависит от тех условий, о которых В.И. Ленин говорит в третьем и четвертом пунктах приведенного отрывка. С точки зрения процедуры исследования значимые общие и специфические факторы конкретной ситуации определяются в зависимости от следующих критериев:

Какова практическая или теоретическая цель исследования (для чего изучается объект)?

Каков предмет исследования (что именно в этом объекте нас интересует с точки зрения цели исследования)?

Каково состояние теоретических и практических знаний, позволяющее описать, обобщить и объяснить факты в данной ситуации?

Теория в этом случае аккумулирует предшествующую практику. Если, как отмечает В.И. Ленин, в определение входит вся общественная практика, то это означает, что имеется некоторая теория как практически подтвержденная система представлений о действительности. В этом смысле общественная практика входит в определение того, в какой связи следует брать те или иные явления.

Здесь следует заметить, что в качестве социального факта может, конечно, выступать и отдельное событие, имеющее особую общественно-историческую значимость. Но и к описанию такого события полностью относится все то, о чем писал В.И. Ленин. Таким событием и является, например, определение сущности советских профсоюзов, в дискуссии о природе которых В.И. Ленин привел рассмотренные выше аргументы.

Однако есть еще очень существенное ограничение: выделение общих и специфических факторов в конкретной ситуации зависит не только от цели и предмета исследования, от состояния теории, но также и от мировоззрения исследователя. Когда социолог пишет, что такая-то группа людей социально активна, а такая-то — пассивна, в этом утверждении выражается определенная гражданская позиция исследователя.

Возникает вопрос: обладает ли социологическое знание фактуальной достоверностью?

Чтобы разобраться в этом вопросе, разделим его на две проблемы: одна - проблема обоснованности фактуального утверждения и вторая - проблема его истинности.

Обоснованность фактуального утверждения зависит от состояния наших знаний и некоторых критериев, которые служат аргументами, свидетельствующими, что такие-то фактуальные утверждения правомерны.

Приведем общую схему последовательности операций, необходимых для установления обоснованных социологических фактов (рис.1).

Первый уровень на этой схеме - общая предпосылка обоснованности фактуального знания. Это наши фундаментальные представления о сущности социальной и природной действительности, наше мировоззрение. Если на этом уровне допускаются просчеты, иллюзии, заблуждения, то они будут "накладываться" на все последующие операции исследования. Второй уровень — состояние и разработанность социологической теории. Здесь имеется в виду система уже достигнутого научного знания об объектах исследования, исходя из которой и путем сопоставления с новыми, еще несистематизированными наблюдениями (или данными других наук) выдвигаются гипотезы относительно неисследованных социальных явлений и процессов.

Они образуют концептуальные "рамки", в которых далее будут описываться отдельные события в конкретных социальных ситуациях. Условие такого перехода от имеющихся теоретических представлений к эмпирическому исследованию — эмпирическая интерпретация понятий, о чем мы будем говорить в следующей главе.

Третий уровень — процедурный. Это система знаний о методах и технических приемах исследования, обеспечивающих надежную и устойчивую фактуальную информацию.

Три названные предпосылки образуют главные условия для составления обоснованной исследовательской программы, которая, в свою очередь, определяет содержание и последовательность эмпирических процедур сбора и обработки фактуальных данных.

Конечный "продукт" этой деятельности — научные факты — вводится в социологическую теорию. В жестко целенаправленном исследовании они входят в ту систему знания, из которой были извлечены первоначальные гипотезы. Конечно, на базе хорошо обоснованных фактов возможно и иное их теоретическое истолкование. Но тогда потребуется дополнительное исследование, проверяющее надежность фактической базы, ибо крайне редко удается дать действительно полное и всестороннее описание фактов; какие-то существенные свойства и связи наблюдаемых явлений с иной точки зрения окажутся менее убедительными или вовсе не охваченными.

Понятно также, что введение новых научных фактов так или иначе видоизменяет теорию данного уровня, а изменения в ряде специальных социологических теорий ведут к соответствующим преобразованиям в более высоких уровнях знания. Таков как бы спиралевидный путь развития любой науки. Начальный этап исследования на любом витке спирали - имеющееся системное знание, а завершающий - новое системное знание и переход к следующему витку.

В этом процессе возведения здания социологической науки факты играют огромную роль, но они все же остаются "сырым строительным материалом".

Что же касается истинности знания, то, хотя она прямо связана с его обоснованностью, все же представляет собой особую проблему. В отличие от обоснованности истинность нельзя установить путем логических рассуждений. Критерий истины - практическое овладение предметом.

Практику можно рассматривать в разных аспектах: и как запланированный социальный эксперимент, и как общественно-исторический опыт. Результат практического освоения объекта может подтвердить или опровергнуть представления о нем. Наше желание получить полное доказательство истинности "сию минуту" неосуществимо. Проводя исследования и в каждом отдельном случае добывая какой-то "кусочек" достоверного знания, следует помнить, что будущее может частично опровергнуть наши сегодняшние представления. Так что, кроме желания получить истинные знания, нужно иметь возможность практически проверить их соответствие реальной действительности.

В заключение кратко сформулируем, что же представляет собою понятие "социальный факт". Оно означает, что:

1) научному описанию и обобщению подлежат массовые социальные события, которые относятся к общественно значимым актам индивидуального или группового, реального и вербального поведения и к продуктам деятельности людей. Значимость этих актов определяется проблемой и целью исследования, а также состоянием теории, в понятиях которой мы рассматриваем конкретную социальную ситуацию;

2) обобщение массовых событий производится, как правило, статистическими средствами, что не лишает статуса социальных фактов единичные события особой общественной значимости;

3) описание и обобщение социальных явлений осуществляется в научных понятиях, и если это понятия социологического знания, то соответствующие социальные факты могут быть названы фактами "социологическими".







Дата добавления: 2014-11-10; просмотров: 183. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.008 сек.) русская версия | украинская версия