Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Джозеф Сандлер и Кристофер Дэйр. Психоаналитическое понятие оральности




 

Сандлер Дж. и Дэйр К. Психоаналитическое понятие оральности // Энциклопедия глубинной психологии. Том I. Зигмунд Фрейд: жизнь, работа, наследие. Пер. с нем./ Общ. ред. А. М. Боковикова. – М.: ЗАО МГ Менеджмент, 1998, С. 587 – 598.

ВВЕДЕНИЕ: ПРОБЛЕМА ТЕРМИНОЛОГИИ

Терминологические проблемы, в том числе проблемы изменения значения, существуют не только в психоанализе. Они встречаются во всех науках, но особенно, пожалуй, в тех, которые опираются не на математическую символизацию, но чуть ли не полностью на словесное описание. Примером может служить общебиологическая проблема «инстинкта» (см.: Fletcher 1968). Существует тенденция при формулировке теоретических положений использовать общеупотребительные термины даже тогда, когда сама теория уже их переросла. Особенно это относится к психоаналитическим теориям (см.: Sandler, Dare, Holder 1970), где к тому же возникает дополнительная сложность из-за того, что психоаналитические понятия использовались в областях, которые лежат за пределами психоаналитической ситуации. В результате появилось множество неоднозначных терминов, а многие конкретные технические и теоретические понятия используются идиосинкразически. Кроме того, один и тот же психоаналитический термин, как это будет в дальнейшем показано на примере понятия «оральность», имеет различное значение на разных уровнях абстракции. Так, например, формулировку «агрессия, направленная на себя самого» можно использовать как для описания поведения, наносящего ущерб самому человеку, так и для объяснения комплексных явлений, таких, как чувства вины. Недостаточное разграничение в психоанализе описательных и объяснительных терминов привело к значительной путанице. В ходе развития психоаналитической теории в альтернативных и взаимно перекрывающихся системах одни и те же обозначения применялись для неидентичных понятий. Классический пример тому — употребление термина «Я» (Allport 1943, Hartmann 1964). По этим причинам мы сделали для себя правилом исследовать историю психоаналитических обозначений и терминов, с тем чтобы добиться ясности в их значении, статусе и пределах использования (Sandler 1969). Следовательно, если мы хотим понять психоаналитические концепции оральности, их необходимо в определенной мере рассматривать в историческом контексте. Как будет показано дальше, нечеткость понятия оральности отчасти, пожалуй, возникла из-за того, что этот термин начали применять вне психоаналитической системы соотносительных понятий; по существу, однако, подобную путаницу породили сами психоаналитики.

ОСНОВНЫЕ ОБЛАСТИ ПРИМЕНЕНИЯ ПОНЯТИЯ «ОРАЛЬНЫЙ»

Для удобства изложения и обсуждения мы хотим разграничить (несколько искусственно) ряд отдельных областей применения термина «оральный». Первая связана с представлением об оральной эротике и ее месте в теориях психосексуального развития. В качестве второй области мы должны обсудить концепцию формирования орального характера. И наконец, речь идет о роли рта и его функциях принятия в психоаналитической теории процессов идентификации и формирования Я. В этом последнем разделе следует также обсудить «оральные фантазии» и их связь с психическими механизмами.

Прежде чем мы перейдем к детальному изучению этих трех областей, было бы полезно напомнить основные способы применения прилагательного «оральный». Оно применяется:

1) для описания типов поведения, мыслей или ощущений, которые относятся ко рту или так или иначе с ним связаны. Тем самым термин «оральный» («устный») можно применить и к выступлению с научным докладом, пусть даже с психоаналитической точки зрения подобная деятельность может включать в себя разного рода неоральные компоненты (например сублимированную форму сексуального эксгибиционизма);

2) для феноменов младенческого возраста, когда рот является основным органом чувственного и агрессивного удовлетворения, или даже для обозначения всей совокупности деятельности, характерной для первого года жизни. Многие авторы (например: Bowlby 1958) убедительно показали, что подобное применение термина «оральный» является слишком широким, чтобы оставаться полезным; более того, оно ведет к ошибкам. Без сомнения, функции рта и достигаемое с помощью рта удовлетворение играют важную роль в процессах раннего развития, однако на первом году жизни имеют место и многие другие психические процессы, называть которые «оральными» было бы неверно;

3) для описания психических процессов и способов поведения во взрослом возрасте, которые, согласно психоаналитической реконструкции, проистекают из наиболее ранних отношений младенца с матерью или понимаются как косвенное выражение бессознательных оральных устремлений, даже если рот непосредственно не задействован (например, «глотать книги без разбора», притязательность, желание быть защищенным и т.д.).

Очевидно, что эти три способа применения соответствуют разным уровням абстрактного осмысления данных, полученных в результате наблюдения. Первый способ — «для описания типов поведения, мыслей или ощущений, которые относятся ко рту или так или иначе с ним связаны» — является феноменологическим, или дескриптивным. Во втором случае, относящемся к младенческому возрасту, «когда рот является основным органом чувственного и агрессивного удовлетворения», речь идет о применении термина в контексте развития. И наконец, третий способ означает «психоаналитическую реконструкцию» и является высшим уровнем теоретической абстракции.

Мы надеемся, что этот краткий очерк о комплексности нашей области исследования позволяет понять как важность значений слова «оральный», так и их спектр, и что он еще раз подтверждает, насколько важно попытаться прояснить применение термина.

ПОНЯТИЕ ОРАЛЬНОЙ ЭРОТИКИ И РОЛЬ РТА В СЕКСУАЛЬНОСТИ

Инфантильная оральная эротика. Фрейд впервые использовал слово «оральный» в своей обширной переписке с Вильгельмом Флиссом (врачом-отоларингологом, который одним из первых применил психоаналитическую теорию к соматическим заболеваниям). Фрейд выдвинул следующее предположение: «Пожалуй, в детском возрасте сексуальную разрядку можно получить от очень многих частей тела» (6. 12. 1896) 1. В одном из последующих писем (11. 1. 1897) в качестве примера этого он приводит «оральную сексуальную систему». В дальнейшем эта мысль выражается более отчетливо, когда Фрейд пишет: «Зонами, которые не вызывают теперь у нормального зрелого человека сексуальной разрядки, должны быть регион ануса и область рта-глотки» (14. 11. 1897). Речь здесь идет о формулировке, которая затем в «Трех очерках по теории сексуальности» (1905) подвергнется самой широкой разработке. Размышления Фрейда были, скорее всего, вызваны наблюдениями над сексуальными отклонениями. Он развивал идею, что при перверсиях чрезмерное значение приобретают те же самые органы, которые в детстве вызывали чувства сексуального удовольствия. Фрейд полагал, что влечение, предшествующее взрослой (так называемой генитальной) сексуальности, можно различить уже в самом раннем детстве в «блаженном взгляде» младенца. Это блаженство представляет собой переживание, которым сопровождается удовлетворение потребности в пище, но которое следует от него отличать (см. исследования Энгеля и Рейхсмана [Engel, Reichsman 1956], эксперименты Дэвида Леви [Levy 1934] и Ханта [Hunt 1941] ). В детстве рот является «эрогенной зоной... органом, возбуждение которого придает влечению сексуальный характер» (Freud 1905). Блаженный взгляд при сосании груди (и пальцев) можно поэтому рассматривать как первое выражение детской сексуальности. Интересно, что в своем последнем труде Фрейд еще раз вернулся к этой теме и изложил свой взгляд на сексуальность в следующем контексте: «В раннем возрасте в упорно продолжающемся сосании проявляется потребность ребенка в удовлетворении, которая, хотя и проистекает из потребности в пище и ею возбуждается, все же независимо от нее стремится к достижению удовольствия и поэтому может и должна быть названа сексуальной» (Freud 1940). Таким образом, Фрейд проводил четкое различие между тем, что можно назвать потребностью в пище, и сексуальным влечением, целью которого является достижение орально-сексуального удовлетворения путем раздражения эрогенной зоны губ и рта. Это различие в целом было сохранено в дальнейших психоаналитических работах, хотя иногда потребность в пище заменялась оральными целями влечения либидинозного или агрессивного характера.

Из важности для сексуальной жизни ребенка ротовой деятельности и связанных с нею переживаний Фрейд вывел дальнейший постулат, изложенный им в работе «Об инфантильных сексуальных теориях» (1908). Он указал на «важную теорию, что дети рождаются от поцелуя, которая со всей очевидностью свидетельствует о примате зоны рта». Здесь же выражается мысль, что маленький ребенок интерпретирует сексуальность взрослых и ее взаимосвязь с продолжением рода по образу собственных воспоминаний о переживаниях, относящихся к более ранним стадиям своего сексуального развития. Идея об оральной беременности содержится в целом ряде мифов и постоянно обнаруживается у пациенток, страдающих нервной анорексией (см.: Waller, Kaufman, Deutsch 1940; Blitzer, Rollings, Blackwell 1961). Однако наличие оральных сексуальных теорий еще не означает, что эти теории сформировались на оральной стадии развития, то есть в первый год жизни. Нет никаких доказательств тому, чтобы младенец нескольких месяцев отроду был вообще способен к созданию каких-либо теорий, и является установленным фактом, что организованное мышление (а вместе с ним и построение организованных фантазий) появляется самое раннее в конце первого года жизни. Однако это не значит, что переживания первого года жизни не имеют значения. Мнемические следы сенсорного переживания моторной и другой деятельности обнаруживаются, пожалуй, уже очень рано и почти наверняка можно утверждать, что они в значительной степени влияют на психическое развитие младенца. По всей видимости, подобные воспоминания в дальнейшем легко находят доступ в мир фантазии, возникновение которых на основании этих «оральных» элементов приписывают гораздо более раннему периоду.

Оральная эротика взрослых. Во взрослой, зрелой сексуальной жизни существует «сексуальное применение губ и слизистой рта» (Freud, V, 50); прикосновение к слизистой рта в качестве сексуального действия «приобрело высокую сексуальную ценность у многих народов». Мы можем рассматривать эту форму «оральной эротики» как связанную с сексуальным удовлетворением с помощью слизистой рта или сосания. Однако деятельность рта во взрослой сексуальной жизни, несомненно, не является простым продолжением детского сосания, кусания или запихивания в рот предметов. Например, при фелляции обнаружились многие признаки смещения от груди к пенису как объекту сосания (см.: Freud 1909), однако точно так же фелляция может представлять смещение с вагины или ануса ко рту, например вследствие страха перед анальным или уретральным загрязнением. Тем самым эротическая деятельность может быть в описательном смысле совершенно оральной и означать бессознательное исполнение вытесненного желания вернуться к «сосательным» отношениям с объектом любви, но в то же время (или в качестве альтернативы) представлять компромисс между женскими желаниями к проникновению и страхом перед загрязнением, который принадлежит к более поздней фазе. Также и при внешне несомненной орально-эротической деятельности должны привлекаться концепции развития и онтогенеза. Это отчетливо проявляется при анализе определенных страдающих ожирением больных, которые бессознательно идентифицируют себя с беременной матерью, причем тот факт, что при этом используется оральный модус, имеет скорее вторичное, нежели первичное психопатологическое значение. При анорексии роль стремления редуцировать вторичные половые признаки путем голодания, по-видимому, легче понять с точки зрения борьбы против женских эдиповых желаний (представленных в стремлении остаться девочкой допубертатного возраста, у которой нет менструаций), чем в смысле выражения орального самоотрицания.

Аналогичным образом в ходе анализа пациента со склонностью к фелляции может выясниться, что желание сосать пенис содержит бессознательную фантазию сосания груди. Однако у других пациентов (например в определенных случаях мужского гомосексуализма) фелляция может также служить бессознательной фантазии, что они сами обладают вагиной. Из всего этого следует, что при изучении психопатологических элементов психосоматических расстройств, в которых играет роль рот (или поглощение), мы не вправе тут же приходить к заключению, что эти элементы должны непременно указывать на патологические нарушения оральной эротики лишь потому, что здесь задействован рот. Нарушения в области рта и верхнего отдела пищеварительного тракта не обязательно являются репрезентантами патологических нарушений того, что мы формально называем «оральной эротикой». И наоборот, психопатологические элементы функционального расстройства органов, удаленных от рта, могут содержать оральную сексуальность. Так, например, было показано, что некоторые формы фригидности и импотенции связаны с хорошо известной фантазией о vagina dentata [«зубастой вагине» (лат.). — Ред.](Fenichel 1931, 1945).

Сосание и «безопасность». Теперь мы обратимся к следующей проблеме в исследовании понятия оральности. Такая деятельность, как, например, не служащее приему пищу, несомненно, чувственное сосание, может иметь иную психодинамику, нежели удовлетворение сексуального влечения (орального или какого-либо другого). Мы имеем в виду такие вещи, как «сосание, сопряженное с чувством защищенности». В более ранней работе один из авторов писал о «чувстве безопасности» (Sandler I960). При стрессе (например, в пробуждающей страх конфликтной ситуации) ребенок может прибегнуть к такой деятельности, которая выглядит как процесс удовлетворения влечения. Это может происходить потому, что тем самым ребенок вновь испытывает прежнее ощущение безопасности, например, чувство безопасности, которое было связано с сосанием из бутылочки или груди. Это различие между бегством в сулящую безопасность ситуацию «защищенности» и оживлением прежних влечений и инстинктивных желаний недостаточно учитывается в психоаналитической литературе. Курение и сосание пальца чересчур поспешно связывают с оральными выражениями сексуального или агрессивного влечения, хотя при этом с той же вероятностью речь может идти о воссоздании в чувствах и в фантазии сулящей безопасность психической связи с объектом из раннего детства. В новой формулировке (Sandler, Holder, Meers 1963) это можно выразить так: деятельность, такая, как сосание ради чувства защищенности, связана с «желанием достичь "идеальных" состояний, пережитых когда-то в реальности или в фантазии». Даже если вначале «идеальное» состояние с его особой аффективной ценностью могло достигаться путем удовлетворения орально-сексуальных влечений, тем не менее обращение к деятельности, внешне выглядящей как орально-эротическая, не обязательно является прямым выражением орально-эротического удовлетворения инстинктивных потребностей2.

Во всех этих рассуждениях мы пытаемся показать, что феномены, которые в дескриптивном значении могут быть оральными, с психодинамической точки зрения отнюдь не обязательно являются выражением оральных желаний-влечений. Это является очень важным для нашего понимания невротических расстройств, которые в дескриптивном смысле являются «оральными» (как, например, некоторые случаи психогенного заикания), и это же относится ко многим психогенным психосоматическим нарушениям3. Только из того, что при нарушении оказываются задеты оральные функции, еще не следует делать вывод, что его психопатология представляет собой оживление инфантильных оральных влечений или что его причина лежит в раннем детстве. И наоборот, оральные желания-влечения и фантазии сексуального или агрессивного характера могут проявляться в дисфункциях других органов.

ФОРМИРОВАНИЕ ОРАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА

Мы рассмотрели некоторые связующие звенья между инфантильной и взрослой оральной эротикой, а также некоторые взаимосвязи между феноменами взрослого возраста с инфантильными желаниями (и ассоциируемыми фантазиями) в их отношении ко рту. В этом разделе мы бы хотели продолжить обсуждение, в частности рассмотреть взаимосвязь так называемых оральных черт характера с ранним развитием.

Связь детской сексуальности с особенностями характера взрослого человека впервые была раскрыта Фрейдом в области анальной эротики (Freud 1908). Хотя в этой работе он и указал на рот в качестве эрогенной зоны, однако детально влияние оральной сексуальности на формирование характера не рассматривал. Однако уже во «Фрагменте анализа одного случая истерии» (1905) он связывал симптомы пациентки, приступы нервного кашля и афонии с реакциями на фантазии об оральном половом акте, в то же время не высказывая своего мнения о происхождении подобных фантазий из детства. Тема «орального характера» подверглась более детальной разработке только в 1924 году, когда Абрахам (Abraham 1924а) и Гловер (Glover 1924) опубликовали о нем свои работы. Их подход основывался на разделении оральной фазы развития, которую Абрахам (Abraham 1924b) выявил при изучении маниакально-депрессивных состояний и шизофрении. В результате анализа ряда пациентов Абрахам сделал несколько частных выводов, приведших его к постулату, что описанная Фрейдом оральная стадия развития состоит, собственно, из двух фаз. Он говорил: «Тем самым мы вынуждены, точно так же как до этого в области анально-садистской стадии развития, провести теперь разделение и оральной стадии. На первой ступени развития либидо ребенка связано с актом сосания. Он представляет собой акт поглощения, который, однако, не приводит к уничтожению кормящего человека... Вторая ступень отличается от первой обращением ребенка от сосательной оральной деятельности к кусанию... Тем самым в отношениях Я к объекту начинает господствовать амбивалентность».

Значение формулировок Абрахама в то время заключалось помимо прочего в том, что в них была произведена интеграция новых представлений об агрессивных влечениях с прежними представлениями о более известных и преимущественно обсуждавшихся сексуальных влечениях. После разработки этих концептов путем реконструкции в психоаналитической терапевтической ситуации Абрахам описал (а Гловер расширил его описание) две основные группы черт характера, которые он связал со своим делением инфантильной оральной деятельности. Он указал на то, что некоторые оральные черты или наклонности взрослых можно понимать как непосредственное продолжение детских форм орально-сексуального удовлетворения и привел в качестве примеров удовольствие, которое взрослые получают от сосания и жевания (Abraham 1927). Он постулировал не только связь между переживаниями оральной фазы и более поздними особенностями характера, но также некоторые факторы, которые можно было бы считать причиной подобного сохранения оральных тенденций вплоть до взрослого возраста. Так, например, он замечает: «У ребенка, который был разочарован или избалован на стадии сосания, особенно сильно будет проявляться... стремление кусать... (и) подобное нарушение в развитии характера выражается в том, что особенно сильно проявляются черты враждебности и недоброжелательности. Здесь находит свое объяснение часто встречающаяся ненормально усилившаяся зависть» (Abraham 1927). Наряду с развитием зависти как «оральной» черты характера с оральными тенденциями могут быть связаны и другие особенности характера. Абрахам рассуждает: «В некоторых других случаях весь процесс формирования характера находится под оральным влиянием. По моему опыту, в обсуждаемых здесь случаях речь идет о лицах, у которых период младенчества протекал без нарушений и под знаком удовольствия. Из этого счастливого периода жизни они вынесли глубоко укоренившееся убеждение, что у них всегда все должно быть в порядке. Они относятся к жизни с непоколебимым оптимизмом, который нередко и в самом деле помогает им в достижении практических целей. Избалованность в период сосания может привести к бездеятельности и ожиданиям, что материнская грудь, так сказать, для них не иссякнет».

В описаниях Абрахама, равно как и в описаниях Гловера, орального характера подчеркивается абсолютная полярность двух противоположных типов характера или наборов черт характера. Если говорить в целом, особенности, связанные с оральным удовлетворением отличаются от особенностей, связанных с оральной фрустрацией.

При описании орально удовлетворенного типа Гловер говорит, что тот обладает «избытком оптимизма», «который не умаляется реальным опытом» (Glover 1925). Он сочетается с великодушием, общительностью, открытостью для новых идей и с честолюбием, связанным с оптимистическими ожиданиями, что все пойдет как нельзя лучше. Орально фрустрированный или неудовлетворенный характер проявляет типично пессимистическую установку к жизни, которая сопровождается депрессивными настроениями, отчужденностью, пассивно-созерцательной позицией, чувством неуверенности и постоянным желанием чувствовать себя в безопасности, огромным честолюбием, сочетающимся со страхом неудачи и разочарования, чувствами несправедливости и обманутости, чрезмерной чувствительностью к соперничеству, недостатком готовности делиться с другими и общей неудовлетворенностью, связанной с завышенными притязаниями. Далее, имеют место явно выраженные черты враждебности, антипатии, зависти и злобы. У таких оральных характеров отчетливо проявляется амбивалентность второй оральной стадии.

Другие авторы (например: Bergler 1934; Fenichel 1945) продолжили дальнейшую разработку отдельных компонентов так называемого орального характера. Без сомнения, идеи Абрахама оказали огромное влияние на других авторов. Последующие представления об оральной характерологии во многом опираются на его, как правило, эмпирически подтвержденные, превосходные описания. Между тем часто упускают из виду, что, как подчеркивал сам Абрахам, орального характера «в чистом виде» не существует, поскольку всегда имеют место примеси из последующих фаз развития (Abraham 1924). Необходимо также учитывать, что экспериментальные исследования с целью подтверждения взаимосвязи между типом ранней ситуации кормления и строением характера не привели ни к окончательным, ни к противоречивым результатам (см. подробный обзор в: Caldwell 1964). И все же психоаналитический опыт обогатил и расширил представления Абрахама и Гловера о процессах, связывающих структуру характера с раннедетскими переживаниями. Среди прочих Радо (Rado 1926) и Фенихель (Fenichel 1945) обратили внимание на интенсивность стимуляции в процессе кормления-сосания как детерминанту так называемой оральной фиксации, которая рассматривается в качестве основы оральных черт характера. Далее, оба указывают на алиментарные связи рта, а Фенихель полагает, что эту фазу скорее следовало бы рассматривать как «кишечную», нежели как «оральную». Он подчеркивает значение удовлетворения влечения для взаимосвязи характера и оральности: «Очень часто, однако, можно утверждать, что при фиксациях речь идет о переживаниях, связанных с удовлетворением влечения, которые в то же время предоставляли убежище от тревоги или способствовали вытеснению иного, вызывавшего страх инстинктивного побуждения ("оральность" как защита от страха). Подобное одновременное удовлетворение влечения и потребности в безопасности является наиболее частой причиной фиксаций» (там же). Также и Радо находил весьма впечатляющими феномены разрядки и насыщения после приема пищи и усматривал в них аналог генитального сексуального оргазма. «Совершенно очевидно, что оральная организация сосущего ребенка достигает кульминации в алиментарном оргазме. Поскольку соматические процессы, на которых основывается это оргиастическое удовольствие, происходят внутри тела и поэтому не могут восприниматься младенцем, его интерес вынужденно смещается на осязаемую оральную зону, возбуждение которой в качестве предваряющего механизма приводит в действие процесс удовлетворения» (Rado 1926). Хотя мы также считаем, что между оральностью и другими — относящимися к желудку и кишечному тракту — ощущениями имеется связь, в результате которой могут возникать фиксации, оказывающие влияние на формирование характера, мы бы хотели, однако, отметить здесь ту роль, которую играет уровень возбуждения — особенно если он сопровождается снижением тревоги — в детерминации форм, в которых оральные переживания воздействуют на дальнейшее развитие характера.

Эриксон в нескольких публикациях (Erikson 1937, 1946, 1968) представил схему, в которой соотнесены раннее развитие и последующее отношение человека к окружающему миру. Он говорит о новорожденном: «В этот момент он живет и любит ртом, а мать живет и любит грудью, а также всеми частями своего лица и тела, которые выражают ее готовность дать ребенку то, в чем он нуждается... Для младенца рот — центр первого общего знакомства с жизнью, а именно посредством поглощения» (Erikson 1968). Эриксон подчеркивает относительную пассивность этой ступени развития и указывает на то, что Абрахам связал вторую оральную стадию, на которой развивается кусание, с более активным «удерживанием» и «присвоением» в широком смысле. Эриксон критикует представление Фрейда, что оральная фаза в своей сути характеризуется зависимостью — к данной теме мы еще вернемся в этой главе. Эриксон предлагает характеризовать значение оральной фазы для дальнейшего развития личности термином «базальное доверие».

Вклад Эриксона заключается в исследовании типа отношений между ребенком и окружающим миром, которые возникают на стадии преобладания оральной чувственности. Его гипотеза состоит в том, что последствия этого типа отношений проявляются в ходе дальнейшего развития.

Более общий тезис, что раннедетские переживания, способы функционирования и отношения с внешним миром отражаются на последующем формировании характера и жизненной позиции, отстаивается многими психоаналитиками. Функциональный механизм, посредством которого подобные ранние переживания и схемы могут оказать длительное воздействие, пытались объяснить постоянным наличием у человека фантазий (которые потенциально также могут оказаться действенными), возникающих, предположительно, на самой ранней стадии жизни. Однако это объяснение влечет за собой новые проблемы. Аналитики, которые придают большое значение переживаниям и фантазиям первых месяцев жизни в дальнейшем развитии, склонны приписывать младенцу сложность психического функционирования, которая противоречит всем остальным известным нам данным о душевном развитии. Так, например, часто предполагается (особенно приверженцами теории Мелани Кляйн), что младенец очень рано овладевает знанием о границах между собой и внешним миром и способен развивать фантазии, содержащие такие сложные представления, как о «проглатывании», о «полости» и даже о родительских отношениях, когда еще не миновал первый год его жизни. Тем не менее вполне вероятно, что также и менее дифференцированные формы переживания первых недель или месяцев могут оказывать воздействие на дальнейшее развитие. Мы можем наблюдать это на примере тех детей, которые перенесли на самой ранней стадии жизни тяжелые травмы или лишения. Однако, по нашему мнению, формирование оральных фантазий 4 происходит большей частью лишь по завершении первого года жизни, а их существование может привести к ошибочным гипотезам о влиянии переживаний оральной фазы на дальнейшее нормальное или патологическое развитие.

Здесь представляется уместным прояснить нашу собственную позицию относительно того, что в данном изложении могло показаться парадоксом. Несомненно, имеется достаточно материала, доказывающего, что переживания первых месяцев жизни оказывают существенное влияние на последующее развитие. Но вместе с тем мы считаем, что ребенок в этом возрасте пока еще совершенно не способен к тому, чтобы создавать фантазии о собственных отношениях к другим людям (прежде всего к родителям), хотя бы уже потому, что ему требуется значительно больше времени для того, чтобы научиться различать, что именно относится к собственному Я, а что к окружающему миру. Может показаться весьма соблазнительным приписывать фантазии, такие, как о возвращении к материнской груди, по их происхождению оральной фазе, но все же представляется более правильным относить их возникновение к более позднему периоду, даже если ранние психобиологические переживания, возможно, и предрасполагают к образованию подобных фантазий. Другими словами, мы находимся в явном противоречии с теми психоаналитиками, которые с готовностью объясняют все более поздние переживания как повторение или продолжение предполагаемых ранних оральных фантазий. Вместо этого мы бы сказали, что ранние переживания оказывают влияние на развитие психических механизмов и структур. Если выразить это совсем упрощенно, то мы не согласны с представлением, что феномены, подобные вышеупомянутым «оральным» чертам характера, репрезентируют сохраняющиеся фантазии об отношении младенца к матери (или отдельным ее частям), которые возникли в оральную фазу. С другой стороны, мы согласны с тем, что лишения, испытанные в первые месяцы жизни, могут привести, например, к пессимистической и озлобленной жизненной установке и что образование затем фантазий о заботе происходит вследствие последующих переживаний, вызванных лишениями (см. также: Joffe 1969).

В контексте сказанного представляется уместным рассмотреть здесь особое свойство, которое обычно называют «оральной зависимостью», поскольку оно очень часто упоминается в дискуссиях о психопатологии различных психосоматических нарушений (см. например: Alexander 1950). Поскольку младенец биологически зависит от матери, многие аналитики склоняются к тому, чтобы рассматривать зависимость как «оральную» психологическую характеристику. Ее часто приравнивают к желанию вернуться к груди (или даже в утробу матери), однако это приравнивание основано на недоказанном предположении, будто новорожденный, который воспринимается наблюдателем как абсолютно зависимый, также и сам сознает эту зависимость. На наш взгляд, неправомерно рассматривать все последующие желания и требования быть зависимым и опекаемым как желание восстановить особое, сохранившееся в памяти состояние, возникавшее при кормлении материнской грудью. В отличие от биологического подхода с нашей психологической точки зрения оказывается, что активизация стремлений к зависимости от объекта-попечителя достигает своего пика лишь на втором году жизни, то есть в описанной Фрейдом анальной фазе, или в фазе отделения-обособления по Маргарет Малер (Mahler 1957).

На наш взгляд, в психоаналитической литературе по психосоматической медицине часто используются концепции оральности, характеризующиеся той же самой расплывчатостью, которая присуща выражению «оральная зависимость». В работах чикагской школы об особенностях характера больных раком бессознательное стремление к пассивно-зависимым отношениям постоянно приравнивается реальным переживаниям пациентов в период грудного вскармливания (см. например: В. Levey 1934). Нашу аргументацию пояснит цитата из недавно появившейся работы представителей этой школы. Александер, Френч и Поллок в книге «Психосоматическая специфичность» (Alexander, French, Pollock 1969) пишут о язве двенадцатиперстной кишки следующее: «Основной динамический признак пептической язвы двенадцатиперстной кишки состоит во фрустрации стремлений к зависимости, которые первоначально носят оральный характер. Стремление к кормлению проявляется в дальнейшем в виде желания быть любимым, получать поддержку, деньги, советы. Эта фиксация на ранних ситуациях зависимости в младенческом возрасте вступает в конфликт со взрослым Я и вызывает чувство уязвленной гордости...» Нам кажется, что появление «стремлений к зависимости» нельзя в целом относить к первому году жизни. Возможно, что к концу первого года жизни у маленького ребенка развивается своего рода сознание того, что он зависим. Однако стремление к зависимости должно проистекать из гораздо более дифференцированного понимания, благодаря которому затем может возникнуть желание вернуться к тому, что для ребенка представляется наиболее ранней формой отношений. В этой связи очень важным является исследование зависимости, проведенное Боулби (Bowlby 1958). Интересно замечание Гловера (Glover 1924), что «система словесных репрезентантов, необходимых для непосредственного психического припоминания, развивается лишь тогда, когда господствующее положение рта уже позади».

Совокупность черт характера, описываемых как оральные (равно как и черты характера в целом), можно рассматривать с точки зрения объектных отношений. В этом контексте мы понимаем под объектными отношениями не только явные способы поведения одного человека по отношению к другому, но и внутренние связи между собственным Я и другими, в том виде как они представлены в сознательных и бессознательных фантазиях индивида. Так, например, «притязательно-требовательную позицию» (demandingness) можно рассматривать с точки зрения внутреннего желания получать все от других, связанного с глубоким убеждением, что другие люди никогда тебя не удовлетворят. Разумеется, это можно описать с точки зрения желаний младенца питаться у груди матери, которая, по его ощущениям, никогда его не удовлетворит. Однако, как мы уже показали, это особое «сосательное» внутреннее отношение к матери возникает не в тот период, когда преобладает сосание, а намного позже, а именно когда ребенок осознает, что он отделен от матери, и теперь мечтает о том, чтобы с ней воссоединиться.

Внутренние объектные отношения имеют решающее значение не только в вопросе о чертах характера, но и для многих других проблем, не в последнюю очередь и для психосоматических нарушений. Поскольку психосоматические симптомы включают психогенные компоненты, возможно, они представляют собой попытку осуществить бессознательное желание иметь определенного рода объектные отношения. Это становится очевидным при таких нарушениях питания, когда отношение к еде стало конкретным выражением искомого внутреннего отношения к важной фигуре из детства.

РАЗВИТИЕ Я И ПЕРВЫЙ ГОД ЖИЗНИ

Третья область, в которой психоанализ применяет термин «оральность», по нашему мнению, имеет существенное значение для общей психосоматической теории, поскольку здесь речь идет о инициации психических процессов в тот момент жизни, когда они еще находятся в теснейшей взаимосвязи с физическими процессами. Первые высказывания в рамках этой области знаний опять-таки мы находим у Фрейда. В 1905 году он пишет: «Первая подобная догенитальная сексуальная организация является оральной или, если угодно, каннибальской» и указывает на то, что сексуальная деятельность в это время еще не отделена от приема пищи. «Сексуальная цель состоит в поглощении объекта, прототип того, что позднее будет играть столь важную психическую роль в качестве идентификации» (V, 98). В этой связи нужно вспомнить о том, что Фрейд рассматривал цель орального влечения с биологической точки зрения, поскольку до отделения себя от других подобная психологическая цель в душевной жизни младенца вообще не может возникнуть. Деятельность рта и связанные со ртом ощущения, без сомнения, вносят свой вклад в развитие Я (Hoffer 1949, 1950а и b). Здесь представляют интерес четкие формулировки Гезелла и др. (Gesell, Ilg, Bullis 1949). Он говорит о ребенке двадцатинедельного возраста: «Захватив руками интересующий его предмет, он тут же с жадностью тянет его в рот и старается не сводить с предмета взгляда, пока занимается им своим ртом. Весь эпизод глаза–рука–рот имеет огромное оптическое значение. Деятельность рта можно трактовать как форму тактильно-пространственной рекогносцировки, которая вносит основной вклад в визуальное восприятие формы и материи».

Вместе с тем следует особо отметить, что ранняя ротовая деятельность служит не только потребности в пище и иному чувственному удовлетворению, но также является способом освоения и познания мира. Познавая мир ртом и глазами, ребенок создает модель окружающего его мира. Эта первая модель обладает «оральным» качеством, подобно тому как позже, на первом году, становятся важными визуально-перцептивные свойства. Хоффер указывает на то, что «с помощью руки орально-сосательная инстинктивная потребность превращается из инстинктивного стремления в регулируемую со стороны Я деятельность. В ходе этого процесса рука, как и рот, начинает восприниматься ребенком как часть себя, а разделение на Я и не-Я еще более усиливается». Шпиц (Spitz 1965) в своей книге о первом годе жизни высказывается в том же смысле: «Мы утверждаем, что ротовое отверстие с его оснащением — языком, губами, щеками и пространством носоглотки — является первой в жизни человека поверхностью, которая используется для тактильного восприятия и исследования». По выражению Шпица, рот — это «колыбель восприятия»!

Наблюдения над детьми первого года жизни показали, что биологическая функция «хватания» в процессе развития передается руке и глазу. Поэтому визуальное «восприятие», возможно, имеет непосредственную психобиологическую связь с ранним оральным поглощением (А.-М. Sandler 1963), и действительно, выражение «интроекция» используют для описания процессов восприятия, которые приходят на смену биологической орально-инкорпорирующей деятельности младенца. Однако это не значит, что процесс визуального восприятия сопровождается инфантильными фантазиями о поглощении материнской груди или из них вытекает, даже если некоторые психоаналитические работы оставляют впечатление, что дело обстоит именно таким образом.

С другой стороны, представляется верным, что удовольствие, которое ребенок получает от своих развивающихся перцептивных и моторных способностей, генетически связано с чувствами удовольствия от принятия пищи; эта проблема заслуживает дальнейшего исследования.

ПРИМЕЧАНИЯ

Предварительное замечание: данная статья была первоначально опубликована авторами в следующих изданиях: Journal of Psychosomatic Research, 14, 1970 и Psyche 27,1973.

1 В этой ранней модели Фрейд употребляет слово «разрядка» в значении «удовлетворения».

2 Различие между возвратом к сексуальной деятельности, служащей достижению чувства безопасности, с одной стороны, и регрессивным оживлением ранних инстинктивных потребностей — с другой, относится, пожалуй, ко всем формам сексуальной деятельности и не ограничивается одной лишь оральной сексуальностью. К примеру, навязчивая сексуальность «донжуана» очень часто мотивируется потребностью смягчить чувства страха и неполноценности, а не только особенно сильной сексуальной потребностью.

3 Примером тому может служить случай из практики одного из авторов, в котором нарыв во рту оказался репрезентантом идентификации с воображаемым сифилитическим повреждением гениталий матери (Sandler 1959).

4 Мы используем понятие «фантазия» в значении Фрейда, то есть как исполняющий желание образ деятельности воображения, который, будучи осознанным, можно отличить от восприятия реальности.

 

ЛИТЕРАТУРА

 

Abraham, K.: Beiträge der Oralerotik zur Charakterbildung (1924a). B: Psychoanalytische Studien zur Charakterbildung, Гл. 2. Leipzig, Wien, Zürich: Int. Psa. Verlag 1925

Versuch einer Entwicklungsgeschichte der Libido auf Grund der Psychoanalyse seelischer Störungen. Neue Arbeiten zur ärztlichen Psychoanalyse. Leipzig, Wien, Zürich: Int. Psa. Verlag 1924b

Untersuchungen über die früheste prägenitale Entwicklungsstufe der Libido. Int. Z. f. Psa., 4, 1916, 71-94; Klinische Beitrage z. Psa., Leipzig, Wien, Zürich: Int. Psa. Verlag 1925

Alexander, F.: Psychosomatic Medicine. New York: Norton l950

Alexander, F., French, T.M., Pollock, G. H.: Psychosomatic Specificity. Chicago: Univ. of Chicago Press 1950

Allport, G. W.: The Ego in contemporary psychology. Psvchol. Rev., 50, 1943, 451

Bergler, E.: Zur Problematik des «oralen» Pessimisten. Imago, 20, 1934, 330

Blitzer, J. R., Rollings, N., Blackwell, A.: Children who starve themselves: anorexia nervosa. Psychosom. Med., 23, 1961, 369

Bowlby, J.: The nature of the child's tie to his mother. Int. J. Psycho-Analysis, 39,1958,1

Caldwell, B. M.: The effects of infant care. B: Review of Child development research (изд. M. L. Hoffman, L. W. Holfmann). New York: Russell Sage Foundation 1964

Engel, G. L., Reichsman, F.: Spontaneously and experimentally induced depressions in an infant with a gastric fistula. J. Am. Psychoanal. Ass., 4, 1956, 428

Erikson, E. H.: Configurations in play. Psychoanal. Quarterly, 6,1937,139

Childhood and Society. New York: Norton 1946

Identity. London: Faber and Faber 1968

Fenichel, O.: Perversionen, Psychosen, Charakter störungen. Wien: Int. Psa. Verlag 1931

The Psychoanalytic Theory of Neurosis. New York: Norton 1945

Fletcher, R.: Instinct in Man. London: Allen and Unwin1968

Freud, S.: Drei Abhandlungen zur Sexualtheorie (1905a). G. W. V

Bruchstück einer Hysterie-Analyse (1905b). G. W. V

Über infantile Sexualtheorien (1908a). G. W. VII

Charakter und Analerotik (1908b). G W. V

Analyse der Phobie eines fünfjährigen Knaben (1909). G. W. VII

Abriß der Psychoanalyse (1938). G. W. XVII

Aus den Anfängen der Psychoanalyse. Frankfurt/M.: Fischer 1950

Gesell, Ilg, F. L., Bullis, G. E.: Vision: Its Development in Infant and Child. London: Hamish Hamilton 1949

Glover, E.: The significance of the mouth in psychoanalysis. Brit. J. Med. Psychol., 4, 1924, 134

Notes on oral character formation. Int. J. Psycho-Analysis, 6, 1925, 131

Hartmann, H.: Comments on the psychoanalytic theory of the ego. B: Essays on Ego Psychology. London: Hogarth 1964

Hoffer, W.: Mouth, hand and ego-integration. Psychoanal. Study Child ¾, 1949

Oral aggressiveness and ego development. Ins. J. Psycho-Analysis, 31,1950,156

Development of the body ego. Psychoanal. Study Child, 5, 1950

Hunt, J. McV.: The effects of infant feeding-frustration upon adult hoarding in the albino rat. J. Abnorm. Soc. Psycol., 36, 1941, 338

Joffe, W. G.: A critical review of the status of the envy concept. Int. J. Psycho-Analysis, 50,1969,533

Levey, H. B.: Oral trends and oral conflicts in a case of duodenal ulcer. Psychoanal. Quarterly, 3,1934

Levy, D. M.: Experiments on the sucking reflex and social behaviour of dogs. Am. J. Orthopsychiatry, 4,1934,203

Mahler, M.: On two crucial phases of integration of the sense of identity: separation-individuation and bisexual identity. Резюме в: Panel on problems of identity (реф. D. L. Rubinfine). J. Amer. Psychoanal. Ass., 6, 1957, 131

Radó, S.: The psychic effect of intoxicants: an attempt to evolve a psychoanalytic theory of morbid cravings. Int. J. Psycho-Analysis, 7, 1926, 396

Sandler, A.-M.: Aspects of passivity and ego development in theory blind infant. Psychoanal. Study Child, 18, 1963, 343

Sandler, J.: The body as phallus. Int. J. Psycho-Analysis, 40,1959,191

The background of safety. Ins. J. Psycho-Analysis, 41, 1960,352

On the Communication of Psychoanalytic Thought. Leiden: University Press 1969

Sandler, J., Dare, G., Holder, A.: Basic psychoanalytic concepts. 1. The extension of clinical concepts outside the psychoanalytic situation. Br. J. Psychiatry, 116,1970, 551

Sandler, J., Holder, A., Meers, D.: The ego ideal and the ideal self. Psychoanal. Study Child, 18, 1963, 139

Spitz, R.: The First Year of Life. New York: International University Press, 1965

Waller, J. V., Kaufman, M. R., Deutsch, F. Anorexia nervosa: a psychosomatic entity. Psychosom. Med., 2, 1940, 4


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-10-19; просмотров: 575. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.07 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7