Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 2.5




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Крылов с полчаса листает мой блокнот, то и дело перелистывая его страницы во всех мыслимых порядках. Сначала до конца. С конца в начало. Снова и снова.

Потом откладывает его в сторону, не закрывая, и говорит:

– Мило.

– Мило? – переспрашиваю я.

– Ещё как. И интересно. Очень интересно, – он немного задумывается.

В это время я рассматриваю его в деталях. Выглядит он очень даже неплохо, как и в прошлый раз, когда я впервые с ним познакомилась. Но что-то в его виде выдаёт нечто особенное, жуткое или страшное. То ли он устал, то ли недоспал.

Старый развратник.

Интересно, у него есть жена? Дети?

Он говорит:

– А как вы прояснили те мысли, которые вы зачеркнули?

– Например?

– Например, то, что вы не педофилка. Или не некрофилка. Или то, что вы не клептоманка.

Я улыбаюсь.

– Так скажем, – делаю паузу, раздумывая, как лучше сформулировать, каким образом я всё же это выяснила, – опытным путём.

– Опытным путём?

– Да, – отвечаю я и снова улыбаюсь.

Крылов улыбается тоже.

– Ладно, думаю, не так важно, каким образом. Главное, что вы выяснили. А вариантов, как это можно сделать, не так уж и много, – и он начинает улыбаться ещё шире.

Я начинаю чувствовать, будто он снова застал меня врасплох.

Но при этом от этого мне как-то приятно.

Почему приятно, я объяснить пока не могу.

Надеюсь, что пока.

Крылов спрашивает:

– Так почему вас всё же не заботит ситуация с Женей?

Возвращая мне блокнот, он говорит:

– Я так и не нашёл в ваших записях ни одного ответа на этот вопрос.

В голове появляются какие-то странные, но неуловимые мысли.

Или мысли, от которых я подсознательно отказываюсь.

– Не знаю, – говорю я.

– Знаете, – твёрдо отвечает Крылов.

Мне становится неудобно.

Очень неудобно.

– Да откуда я могу знать?

Реалити-шоу: «Расскажи правду».

Я чувствую, как мои пальцы начинают дёргаться. Начинают ковырять кутикулы других пальцев. У меня возникает желание погрызть ногти.

Сделать их такими, какими они были тогда, когда я смотрела на себя в зеркало. В тринадцать лет.

Я что, снова хочу вернуться к тому, что со мной было?

Странное ощущение, но, похоже, что это отчасти так.

Рефлекс борьбы.

– А я сказал, знаете, – приказным тоном наседает доктор.

Мои ноги начинают немного трястись. Отвожу глаза от доктора. Смотрю то на окно, то на шкаф, то на что-то ещё. Перевожу взгляд с одного предмета на другой.

Раз предмет. Два предмет.

Снова и снова.

– Да я ведь ничего не помню, – запинаясь, говорю я.

– Не помните или не хотите помнить? – ещё резче спрашивает Крылов.

Меня начинает вовсю трясти. Подобный тон меня напрягает.

Кстати, почему?

– Не знаю.

– Знаете.

И вдруг я психанула.

– Да ничего я, не знаю! Отстаньте от меня, а?! – ору я на доктора.

Его реакция оказывается спокойной, он как будто ничего не слышал. Он меня игнорирует. Это бесит меня ещё больше.

– А вы уверены? – спрашивает он.

Резко приподнимаясь из-за стола и придвигаясь ко мне на расстояние вытянутой руки, он говорит:

– Спокойнее, милочка. Я же вас тут не режу.

– Пошёл ты, козёл! – по-прежнему не сбавляя тон, ору я.

– Вы так кричите, словно вас сбила машина.

Шок.

Что?

Я спрашиваю:

– Что вы сказали?

– Не кричите, вы не на митинге.

– Нет, не это. Повторите дословно, что вы только что сказали.

В голове начинает возникать какое-то смутное ощущение приближения чего-то неодолимого, мутного, но становящегося всё яснее и чётче. Я пока никак не могу понять, что это такое, но чувствую всеми фибрами души, что от этого мне никуда не деться.

А ещё мне страшно.

Доктор говорит:

– Вы так орёте, будто вас сбила машина. Или – конечно, не дай Бог – поезд.

Меня сбили?

Поезд?

Точно.

Точно!

И я чувствую, как моё сознание снова расширяется. Чувствую примерно то же самое, когда та старушка назвала меня милочкой. Чувствую, что в моей голове снова начинает проявляться какой-то очередной кадр киноплёнки моей жизни.

И я вижу перед глазами очередную часть моего прошлого...

 

***

Затем моя страсть к общению по Сети понемногу начала утихать, и я обнаружил, что мой новый образ жизни вновь стал обыденным, даже начал потихоньку надоедать. Углубившись на пару дней в себя, я начал думать, почему же так произошло, и затем пришёл к выводу, что мне действительно нужно что-то новое, непройденное, оттого и интересное.

И я начал искать, чем могу занять себя ещё больше, что я могу внести в свою жизнь принципиально нового. Стартом стал детальный пересмотр всего, что я сделал в жизни, и я понял: я – состоявшийся психолог, и могу немного позабавить себя некоторого рода психологическими исследованиями в Сети.

Я прекрасно помнил, что общался в основном с теми людьми, кто был мне близок по духу. И я сказал себе: а почему бы не пойти методом от обратного? Почему бы не пообщаться с теми людьми, с которыми мои интересы значительно расходятся? В конце концов, это должно было как значительно пополнить моё мировоззрение, так и позволить мне изучить людей ещё лучше, чем я знаю.

И я начал общение по Сети с теми, кого я автоматически откидывал: не жизнерадостных авантюристов, а замкнутых в себе, закомплексованных людей с какими-то тараканами в голове и неудовлетворённостью жизнью и окружающим их миром.

Я с удивлением обнаружил, что таких людей в Сети значительно больше, чем тех, с кем я общался ранее. И решил, что данная аудитория станет прекрасным фундаментом для моего психологического исследования. Тем, что позволит пополнить мой багаж знаний человеческой психологии тоннами информации. Тем, что сделает меня более достойным психоаналитиком, чем я есть.

К тому же, все эти люди были пациентами, которые не приходили ко мне сами. Подопытные кролики. Те люди, которые вряд ли когда-либо ко мне придут. Отличные пациенты. Лучше не придумаешь.

Мне очень нравилась идея, что под конец жизни я могу ещё и поупражняться в применении полученных мною знаний в кустарных условиях, в обыденной реальности, находящейся за пределами моего кабинета моей собственной клиники.

 

***

Фух, кончил.

Давно у меня не было секса. Кажется, с того самого момента, когда мы разошлись с моей девушкой. Ну, бывшей моей девушкой. Которую я хочу вернуть.

К слову, кончил я в раковину. Пополнил мировой запас пресной воды своим несостоявшимся потомством.

Лучше об этом не думайте.

Что там с моими мыслями?

Ладно, готовьтесь.

 

Флешбэк.

Довольно с меня этих туповатых записей блога, в которых одно и то же. Довольно этих коротких текстов, в которые я закладываю что-нибудь провокационное, на что люди обязательно реагируют.

Всё это, конечно, интересно и подогревает моё самолюбие, но это уже приелось. Надоело.

Пора дать людям что-то новое.

Что-то более злое и прямое. Что-то неизменно бьющее в цель.

Но как?

Я дам им самих себя.

 

Настоящее.

Только не говорите, что тема секса вам не интересна. Большинство людей прямо-таки жаждет его, лишь только потому, что это заложено у них на уровне инстинктов. И против них не попрёшь. Так что просто признайте это. Если ещё не признали. Ведь если вы это читаете, то мы с вами наедине.

Только я и вы.

Вы видите?

В то время как Интернет стремительно начал набирать обороты в качестве глобального информационного портала, кто-то создал порно-сайт.

И понеслось.

В Интернет устремилось великое множество любителей посмотреть на что-нибудь запретное и пикантное. Таким образом, они усилили спрос. Соответственно, и расширили предложение.

Весь мир наполнен дрочерами. Дрочат все. Ну, ладно, почти все. Начиная с малолетних детей, заканчивая бойкими старичками. Признаки половой принадлежности в этом никакой роли не играют. Онанизм – это эпидемия, захватившая весь мир и все поколения. Эпидемия, захватившая всё человечество.

Захватившая меня.

Захватившая вас.

Да что говорить, даже собаки, и те дрочат.

Все мы видели нечто красное между ног у какого-нибудь пса. И видели, как он лижет свой член. Долго и упорно.

Думаете, спроста?

Порнография как таковая появилась ещё тогда, когда люди научились рисовать.

А тему мастурбации обложили общественными табу. Запретами. Даже религиозными. Дрочить, однако, не перестали. Научились скрывать. От родственников, от друзей. Мастурбация – очень сокровенный процесс.

До некоторых пор весь мир был населён латентными дрочерами, обламывающимися в своих желаниях по этическим соображениям и по причине стеснительности. До тех пор, пока – вуаля – не появились порно-сайты. Хочешь дрочить, не афишируя это – вперёд, всё в твоих руках. Во всех смыслах. Просто зайди на необходимый сайт, снимай трусы и принимайся за дело. И никто об этом ничего не узнает.

Очевидное преимущество Интернета – онанимность[††].

Началось всё с безумно дорогих платных ресурсов. Но за последние пять-десять лет всё переменилось. Кардинально. Владельцы порно-сайтов сейчас зарабатывают за счёт показов баннеров с других порно-сайтов, поэтому на большинстве бесплатных ресурсов чаще всего вы можете встретить большое количество рекламы по заданной тематике.

Да что я вам тут рассказываю? Наверняка вы об этом знаете не понаслышке. И даже прямо сейчас можете улыбнуться, прочитав это. Но обещаю: об этом никто не узнает. Во всяком случае, от меня.

Ведь мы с вами наедине.

Вы видите?

Факт есть факт: порно-сайтов в Интернете сегодня существует значительно больше, чем сайтов на любую другую тематику, и из этого легко можно сделать вывод, что Интернет буквально поглощён порнухой. А дрочеры, соответственно, поглощены Интернетом.

В то время как человек не имеет возможность получить оргазм при помощи полового партнёра, гораздо легче и скрытнее он может сделать это при помощи посещения порно-сайтов и онанизма. С появлением порнухи в Сети весь мир начал дрочить активнее.

Порносайты – это подлинный убийца секса и потенциального потомства.

Порно захватило мир.

А если дрочер использует порно-ресурсы в Сети, то у него вырабатывается не только ослабление интереса к потенциальным сексуальным партнёрам, но и зависимость от Интернета, так как дрочево у индивида с этого момента начинает в некоторой степени ассоциироваться с Сетью. На подсознательном уровне.

Почему?

Всё просто. Наш мозг, оказывается, туповат. Механизм подсознания не различает, с реальным партнёром он имеет дело или с виртуальными картинками. Или видео. Или ещё чем. Ему вполне достаточно того, что человек получает эйфорию от оргазма. Естественно, подсознание будет делать всё для того, чтобы удовлетворять себя наиболее простым способом. То есть, мастурбацией. И, конечно же, порно-сайтами. То есть, Интернетом.

И если индивид в следующий раз решит потешить себя несколькими сладкими интимными минутами, он наверняка из соображений усиления эффекта попробует найти в Интернете то, что его возбуждает, и самоудовлетвориться с помощью порно-сайта. При такой интернет-зависимости происходит не только вытеснение самого индивида из реальности, но и снижение его интереса к другим людям в целом.

Ну а о том, что если вы зашли на порно-сайт, то, какой бы антивирус у вас ни стоял, вы всё равно уже подцепили вирус, упоминать я даже не стану.

Нет, я об этом не скажу. Ни разу.

Разве не проблема?

Решать вам.

 







Дата добавления: 2015-10-19; просмотров: 251. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.032 сек.) русская версия | украинская версия








Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7