Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Наука как социологический феномен. Предмет и проблематика социологии науки




 

Наука – это особый вид теоретического знания, точнее, совокупность теоретических знаний специального характера, т.е. направленного на постижение законов бытия (общества, природы, мышления людей).

 

Наука – это социальный институт, организация со специфическим разделением труда, специализацией, наличием средств регулирования и контроля и др.

 

Изучение истории науки привело исследователей к необходимости выявить ее реальные механизмы. ХХ век заставил рассматривать науку в ее социальном контексте, в системе культурных смыслов и значений, во взаимодействии разнообразных социальных явлений, в ее общественном функционировании.

 

О роли науки в социальном развитии и обратном влиянии общества на науку говорил и классик социологии Макс Вебер (1864-1920). Наука, по его мнению, вплетена в социальное взаимодействие. Она – лишь момент социального действия определенного типа, а именно целерационального действия, и определяет рациональные цели и средства такого действия. Само поведение ученого — целерационально. Ученый ставит перед собой цель найти подтверждение суждения фактами, определить причинные связи и всеобъемлющие толкования, которые были бы общезначимыми. Наука трактуется М.Вебером как способ рационализации социального действия во всех сферах его осуществления – от экономики до психологии. Генезис науки Вебер связывает с возникновением капитализма, которое было подготовлено утверждением этики протестантизма. Капитализм – торжество целерациональности, и наука становится условием и образцом для него.

 

 

20. Р.К.Мертон и мертоновская парадигма в социологии науки.
Его вклад в становление социологии науки состоит не в изобретении системы норм науки или утверждении принципа, согласно которому нормы – основа всякого социального института, а в применении этих представлений в качестве основы теоретической модели науки при рассмотрении ее как социального института. Поэтому при анализе представлений Мертона о системе норм научного этноса надо отмечать не отдельные его "меткие" или "ошибочные" формулировки, а те принципиальные воззрения, которые следуют в первую очередь вообще из нормативного подхода в социологии науки, а уж затем – из данного конкретного набора норм. Во-вторых, напоминание о ранних работах Мертона дает возможность отделить его самого от парадигмы, утвердившейся в социологии науки в 60-е годы. По мере развития социологии науки и становления ее истории имя Мертона оказалось настолько прочно связано с "парадигмой 60-х", что постепенно она стала отождествляться с его собственной научной позицией. В таком случае критический анализ мертоновской социологической парадигмы, обеспечивающий разграничение того, что на ее основе можно было бы получить, и того, что она в принципе дать не может, подменяется замечаниями в адрес ее автора: не понял, не учел и т. п. Диапазон интересов и идей Мертона как исследователя гораздо шире и сложнее его парадигмы: в отличие от большинства современных социологов он прекрасно знал классическую социологию знания, а его работа "Наука, технология и общество в Англии XVII в." – одна из первых работ по исторической социологии науки. Поэтому критику надо относить не к Мертону , а к тому, связанному с его именем варианту социологии науки, который был построен на основе его работ под его не только теоретическим, но и организационным лидерством. Если считать временем зарождения социологии науки 30-е годы (чему, как было отмечено, есть основание), то следующие 20 лет следует признать периодом "предпарадигмального" состояния этой области знания. Интенсивный рост, институционализация социологии науки, а затем и установление
в ней парадигмы относятся к 60-м годам и были явным образом связаны с радикальными изменениями в широком социальном контексте.

Особенности мертоновской модели основываются на переосмыслении

трех главных постулатов структурно функционального анализа.

Первый -- постулат функционального единства общества, согласно которому все социальные и культурные убеждения и модели поведения, сведенные в единую систему, имеют функциональное значение с точки зрения

как всего общества, так и отдельных индивидов. Такая позиция предполагает наличие высокого уровня интеграции разных частей социальной системы. Однако Мертон считал, что такое обобщение, справедливое для примитивных обществ, нельзя безоговорочно переносить на более сложные, большие общества.

Второй -- постулат универсального функционализма, согласно кото

рому все стандартизированные социальные и культурные формы и структуры выполняют сугубо положительные функции. Мертон считал, что это

противоречит реальной ситуации, поскольку не всякая имеющаяся структура, обычай, мнение, представление, то есть не все, что имеет место в

современной общественной жизни, полезно, оправданно, необходимо. На

пример, последовательный национализм (функционально позитивный для

развития государства) может быть носителем дисфункции в мире, где существует ядерное оружие.

Согласно третьему постулату, все стандартизированные аспекты общественной жизни представляют собой обязательные, неотъемлемые части

действующего целого. Отсюда -- все структуры и функции, существующие

на данный момент в обществе, носят обязательный характер; ни одна из них

не может быть иной и действовать по другому. Вместе с тем Мертон настаивает на существовании структурных и функциональных альтернатив внутри общества.

Позиция Роберта Мертона основана на осознании необходимости исходить из эмпирически проверенных положений, а не абстрактных теоретических схем, как это было присуще его предшественникам в области функционального анализа. Собственно это и отличало его модель как предполагающую оптимальное соединение теории с эмпирическим исследованием


21. Теория парадигм Т.Куна («Структура научных революций»). «Нормальная наука» и «научные революции»).
Работа Т. Куна «Структура научных революций», этой работе исследуются социокультурные и психологические факторы в деятельности как отдельных ученых, так и исследовательских коллективов.

Т.Кун считает, что развитие науки представляет собой процесс поочередной смены двух периодов - «нормальной науки» и «научных революций». Причем последние гораздо более редки в истории развития науки по сравнению с первыми. Социально-психологический характер концепции Т.Куна определяется его пониманием научного сообщества, члены которого разделяют определенную парадигму, приверженность к которой обуславливается положением его в данной социальной организации науки, принципами, воспринятыми при его обучении и становлении как ученого, симпатиями, эстетическими мотивами и вкусами. Именно эти факторы, по Т.Куну, и становятся основой научного сообщества.

Центральное место в концепции Т.Куна занимает понятие парадигмы, или совокупности наиболее общих идей и методологических установок в науке, признаваемых данным научным сообществом. Парадигма обладает двумя свойствами: 1) она принята научным сообществом как основа для дальнейшей работы; 2) она содержит переменные вопросы, т. е. открывает простор для исследователей. Парадигма - это начало всякой науки, она обеспечивает возможность целенаправленного отбора фактов и их интерпретации. Парадигма, по Куну, или «дисциплинарная матрица», как он ее предложил называть в дальнейшем, включает в свой состав четыре типа наиболее важных компонентов: 1) «символические обобщения» - те выражения, которые используются членами научной группы без сомнений и разногласий, которые могут быть облечены в логическую форму, 2) «метафизические части парадигм» типа: «теплота представляет собой кинетическую энергию частей, составляющих тело», 3) ценности, например, касающиеся предсказаний, количественные предсказания должны быть предпочтительнее качественных, 4) общепризнанные образцы.

Все эти компоненты парадигмы воспринимаются членами научного сообщества в процессе их обучения, роль которого в формировании научного сообщества подчеркивается Куном, и становятся основой их деятельности в периоды «нормальной науки». В период «нормальной науки» ученые имеют дело с накоплением фактов, которые Кун делит на три типа: 1) клан фактов, которые особенно показательны для вскрытия сути вещей. Исследования в этом случае состоят в уточнении фактов и распознании их в более широком кругу ситуаций, 2) факты, которые хотя и не представляют большого интереса сами по себе, но могут непосредственно сопоставляться с предсказаниями парадигмальной теории, 3) эмпирическая работа, которая предпринимается для разработки парадигмальной теории.

Однако научная деятельность в целом этим не исчерпывается. Развитие «нормальной науки» в рамках принятой парадигмы длится до тех пор, пока существующая парадигма не утрачивает способности решать научные проблемы. На одном из этапов развития «нормальной науки» непременно возникает несоответствие наблюдений и предсказаний парадигмы, возникают аномалии. Когда таких аномалий накапливается достаточно много, прекращается нормальное течение науки и наступает состояние кризиса, которое разрешается научной революцией, приводящей к ломке старой и созданию новой научной теории - парадигмы.

Кун считает, что выбор теории на роль новой парадигмы не является логической проблемой: «Ни с помощью логики, ни с помощью теории вероятности невозможно переубедить тех, кто отказывается войти в круг. Логические посылки и ценности, общие для двух лагерей при спорах о парадигмах, недостаточно широки для этого. Как в политических революциях, так и в выборе парадигмы нет инстанции более высокой, чем согласие соответствующего сообщества». На роль парадигмы научное сообщество выбирает ту теорию, которая, как представляется, обеспечивает «нормальное» функционирование науки. Смена основополагающих теорий выглядит для ученого как вступление в новый мир, в котором находятся совсем иные объекты, понятийные системы, обнаруживаются иные проблемы и задачи: «Парадигмы вообще не могут быть исправлены в рамках нормальной науки. Вместо этого… нормальная наука в конце концов приводит только к осознанию аномалий и к кризисам. А последние разрешаются не в результате размышления и интерпретации, а благодаря в какой-то степени неожиданному и неструктурному событию, подобно переключению гештальта. После этого события ученые часто говорят о «пелене, спавшей с глаз», или об «озарении», которое освещает ранее запутанную головоломку, тем самым приспосабливая ее компоненты к тому, чтобы увидеть их в новом ракурсе, впервые позволяющем достигнуть ее решения». Таким образом, научная революция как смена парадигм не подлежит рационально-логическому объяснению, потому что суть дела в профессиональном самочувствии научного сообщества: либо сообщество обладает средствами решения головоломки, либо нет - тогда сообщество их создает.

Мнение о том, что новая парадигма включает старую как частный случай, Кун считает ошибочным. Кун выдвигает тезис о несоизмеримости парадигм. При изменении парадигмы меняется весь мир ученого, так как не существует объективного языка научного наблюдения. Восприятие ученого всегда будет подвержено влиянию парадигмы.

По-видимому, наибольшая заслуга Т. Куна состоит в том, что он нашел новый подход к раскрытию природы науки и ее прогресса. В отличие от К. Поппера, который считает, что развитие науки можно объяснить исходя только из логических правил, Кун вносит в эту проблему «человеческий» фактор, привлекая к ее решению новые, социальные и психологические мотивы.

В критике понимания Т.Куном «нормальной науки» выделяются три направления. Во-первых, это полное отрицание существования такого явления как «нормальная наука» в научной деятельности. Этой точки зрения придерживается Дж. Уоткинс. Он полагает, что наука не сдвинулась бы с места, если бы основной формой деятельности ученых была «нормальная наука». По его мнению, такой скучной и негероической деятельности, как «нормальная наука», не существует вообще, из «нормальной науки» Куна не может вырасти революции.

Второе направление в критике «нормальной науки» представлено Карлом Поппером. Он, в отличие от Уоткинса, не отрицает существования в науке периода «нормального исследования», но полагает, что между «нормальной наукой» и научной революцией нет такой существенной разницы, на которую указывает Кун. По его мнению, «нормальная наука» Куна не только не является нормальной, но и представляет опасность для самого существования науки. «Нормальный» ученый в представлении Куна вызывает у Поппера чувство жалости: его плохо обучали, он не привык к критическому мышлению, из него сделали догматика, он жертва доктринерства. Поппер полагает, что хотя ученый и работает обычно в рамках какой-то теории, при желании он может выйти из этих рамок. Правда при этом он окажется в других рамках, но они будут лучше и шире.

Третье направление критики нормальной науки Куна предполагает, что нормальное исследование существует, что оно не является основным для науки в целом, оно так же не представляет такого зла как считает Поппер. Вообще не следует приписывать нормальной науке слишком большого значения, ни положительного, ни отрицательного. Стивен Тулмин, например, полагает, что научные революции случаются в науке не так уж редко, и наука вообще не развивается лишь путем накопления знаний. Научные революции совсем не являются «драматическими» перерывами в «нормальном» непрерывном функционировании науки. Вместо этого она становится «единицей измерения» внутри самого процесса научного развития. Для Тулмина революция менее революционна, а «нормальная наука» - менее кумулятивна, чем для Куна.

Как видно из изложенного обсуждения, критики Т.Куна основное внимание уделили его пониманию «нормальной науки» и проблемы рационального, логического объяснения перехода от старых представлений к новым.

22. Гендерные исследования и феминистская теория: критика патриархальной культуры.

Гендерные исследования изучают проблему взаимоотношений полов и использующих новейшее ее обозначение — «гендер». В основе гендерных исследований лежит понятие «гендер», которое до сих пор вызывает множество споров и трактуется поразному различными концепциями феминистской теории. Первое определение гендера: «комплекс соглашений, регулирующих биологический пол как предмет общественной деятельности». Гендер – это социальный пол, социокультурные различия между полами. Гидденс писал: «Если пол имеет отношение к физическим, телесным различиям между женщиной и мужчиной, то понятие "гендер" затрагивает их психологические, социальные и культурные особенности. Разграничение пола и гендера является фундаментальным, так как многие различия между женщиной и мужчиной обусловливаются причинами, не являющимися биологическими по своей природе. Если пол индивида биологически детерминирован, то род (гендер) является культурно и социально заданным. Таким образом, существует два пола (мужской и женский) и два рода (мужественный и женственный)». Предметом гендерных исследований становятся существующие в данном обществе представления о различиях между мужчинами и женщинами, а точнее — представления об особенностях мужчин и женщин, их отличительных чертах. Эти представления получили обозначение «маскулинности» и «феминности».

Феминизм (от лат. femina, «женщина») — общественно-политическое движение, целью которого является предоставление женщинам всей полноты гражданских прав. В широком смысле — стремление к равноправию женщин с мужчинами во всех сферах общества. В узком смысле — женское движение, целью которого является устранение дискриминации женщин и уравнение их в правах с мужчинами. Возникло в XVIII веке. Особенно активизировалось с конца 1960-х годов.

Дж. С. Милль одним из первых выдвинул концепцию «полного равенства» полов. Для Милля «равенство» означало юридическое равенство, исключающее какие-либо внешние препятствия на пути человека к реализации собственных интересов. Милль остро реагировал на противоречие между господствовавшей идеологией невмешательства и неравноправием женщин. По его имению, в современном обществе судьба человека должна определяться только его личными способностями, а не полом. То, что женщины остаются обреченными на бесправие самим фактом своего рождения, он принимал как пережиток эпохи феодализма. Милль считал, что господство мужчины над женщиной не является «естественным». Он утверждал, что «природа» как мужчины, так и женщины нам неизвестна, и «то, что теперь называют природой, есть но иное, как искусственный продукт». Общество внушает людям, что «идеальный характер женщины должен быть диаметрально противоположен характеру мужчины... что назначение женщины — любить и забывать себя для любимого человека». Так это или нет на самом деле, мы не знаем и не узнаем до тех пор, пока женщины не получат возможность говорить от своего имени, в частности, голосовать за кандидатов, представляющих «женские интересы». Милль стал идейным вдохновителем суфражизма — движения за уравнение юридических прав и в первую очередь за право женщин избирать и быть избранными в законодательные органы. Он считал, что женщины должны получить право на «свободную конкуренцию» с мужчинами во всех областях человеческой деятельности, но вполне осознавал, насколько трудным может стать для женщины совмещение общественной жизни с семейными обязанностям ми. Поэтому Милль полагал, что пользоваться предоставленными правами будут только незамужние женщины или вдовы.

Ф. Энгельс связал неравноправие полов с частной собственностью на средства производства. В работе «Происхождение семьи, частной собственности и государства» Энгельс утверждал, что до появления частной собственности люди жили не в парном, а в групповом браке. В этот период женщины господствовали в доме, а родство устанавливалось только по материнской линии. С переходом людей от собирательства к скотоводству и появлением права собственности первобытный коммунизм разлагается и богатство сосредоточивается в руках немногих людей (преимущественно мужчин). Для того чтобы передать собственность по наследству, отец должен точно знать своих детей. Поэтому происходит переход к строгому единобрачию для женщин (но не для мужчин) — «всемирно-историческое поражение женского пола». Энгельс напрямую связывает неравноправие полов с классовым неравенством, считая угнетение женщины мужчиной первой формой классового угнетения. Муж в семье представляет буржуазию, жена — пролетариат.

Другие представители «мужского лагеря» феминизма: Фурье (считал, что прогресс общества зависит от эмансипации женщины, а регресс – от ее закрепощения); Бебель (связывал освобождение женщины с переходом к социализму).

В феминизме выделяют 3 волны:

Первая волна – середина 19 века – начало 20 века. В этот период основными целями женщин были: право на голосование (суфражизм), право на образование, право на собственность. Представители: В. Вульф (Англия), М. Уоллстонкрафт, С. Б. Энтони (США), К. Цеткин (Германия), А. Коллонтай (Россия). Женщины добились права на голосование в первую очередь в Новой Зеландии, и вскоре волна перемен прокатилась по всему миру. К началу второй мировой войны большинство стран мира присоединились к данной тенденции.

Вторая волна– период после 1960-х гг. Основными целями движения 60-х были: борьба с дискриминацией на работе, право на аборт, развенчание мифов о том, что женщины могут реализовать себя исключительно через воспитание детей и ведение домашнего хозяйства. Результаты: были приняты законы, защищающие права женщин и запрещающие открытую дискриминацию на рынке труда. Но о полной победе феминизма говорить нельзя. С одной стороны, исчезла открытая дискриминация по половому признаку. С другой стороны, на смену явной дискриминации по половому признаку в крупных компаниях пришел скрытый механизм.

Третья волна– феминизм переместился с США и Европы в страны второго и третьего мира – в Африку, Латинскую Америку, Азию, мусульманский мир. Феминизм стал бесконечно разнообразен, как и сами женщины по всему миру. Третью волну часто называют мультикультурализмом в феминизме. Ее характеризует культурная разнородность участников и большая, по сравнению со второй волной, диверсификация целей.
Начало формыКонец формы


23. Основные направления феминистской теории о причинах угнетения женщин.

Либеральный феминизм.

увидели проблему не в отсутствии прав, а в инертности женщин, их неумении пользоваться тем, что уже дано законом или может быть осуществлено в легитимном порядке (особенно в юридической и образовательной области).

В центре их тактики – процесс социального научения пользованию легальными методами исполнения феминистского требования равенства полов. Марксистский и социалистический феминизм.

Они лишь «добавляют» женщину (как ранее К.Маркс, Ф.Энгельс, А.Бебель и др.) к существующей критике капитализма, считая подавление женщин мужчинами менее важным, чем классовое угнетение.

Дискриминация женщины и противоречия между полами детерминированы антагонизмами общества, основанного на частной собственности, считают они, а патриархат и капитализм есть «дуальные системы, которые взаимно укрепляют друг друга. Благодаря социал-феминисткам в современную социальную теорию была введена категория домашнего труда как «критической формы труда» – т.е. «неоплачиваемого, малоценного и почти невидимого».

Радикальный феминизм.

Патриархат в их концепции – автономная социальная и историческая сила. Как и неравенство полов, он уничтожим, если женщины захватят в свои руки все средства воспроизводства человека, все репродуктивные права и, главное, воспитание.

Для радикалок характерно обсуждение таких сюжетов, как мужская монополия в культуре и знании, половая дискриминация в повседневной, в особенности – в сексуальной жизни. Государство для радикальных феминисток – инструмент контроля прежде всего за женской сексуальностью, мужчины – социальная группа, вынуждающая женскую сексуальность к постоянному обслуживанию своих нужд и желаний (поэтому радикальные феминистки критикуют законы об абортах, ограничении использования контрацептивов, стрерилизации, указы против однополых, особенно – лесбийских семей как «антиженские»).

Психоаналитический феминизм.

Воображаемый страх перед матерью, заложенный в детстве – вот, что определяет, с точки зрения феминисток-психоаналитиков, мотивацию поведения взрослых индивидов.

Поставив в центр не мужскую сексуальность, но женскую, феминистские психоаналитики назвали ее «множественной, проникающей, избыточной, не скованной границами».

Постмодернистский феминизм.

Возник в последней четверти 20 в., превратив феминизм в методологию, которая критикует прежнюю научную рациональность и объективность, объявляя их обслуживающими мужскую науку. Ставит проблему ограниченности знания, представленного в социальной теории исключительно мужчинами, их системой ценностей, мужским взглядом на мир («адроцентричная картина мира»), мужскими средствами выражения знания («фаллогоцентризм»). Отрицая прежнюю рациональность, постмодернистский феминизм предлагает учитывать особенности субъекта познания определенного пола, его (ее) ценностные ориентации. В центре большинства работ философов-феминисток этого направления стоят вопросы подавления женщин через языковые практики (дискурсы). Благодаря философам-постмодернисткам феминистской ориентации в науку введены понятия «женского письма» и «женского чтения».


24. Социальный статус и роли женщины в российском обществе: достижения и проблемы.
В современном российском обществе за последнее десятилетие общее положение и социальный статус женщины имеют явно выраженный противоречивый характер. С одной стороны, женщины получили возможность более активно участвовать в решении важных государственных задач (участие женщин в политике и сфере предпринимательства). С другой стороны, отмечается усиление дискриминации женщин во всех сферах общества. Эта тенденция прослеживается и в ряде международных документов. Так, Программа развития ООН за 1999 год подчеркивала "значительное усиление тендерного неравенства в политической, экономической и социальной сферах" в России в ходе осуществляющихся трансформационных процессов. Это проявляется в сужении доступа женщин в сферу оплачиваемой занятости, сокращении их доли в законодательных органах власти, традиционном распределении социальных ролей в семье, общей феминизации бедности, возрождении "домостроевских" взглядов на роль женщины в обществе.

1.Проблемы становления женского предпринимательства в России являются на данный момент наиболее актуальными. причины, ограничивающие становление женского предпринимательства в России: различие стартовых возможностей у мужского и женского предпринимательства; общественные стереотипы, не принимающие женское лидерство; трудности «взаимоотношений с властью». Создание программ переквалификации для женщин, развитие предпринимательства, упорядочение системы налогообложения малого предпринимательства может положительно повлиять на уровень женской занятости. Проблема заключается не в немедленном трудоустройстве всех уволенных женщин (да это и невозможно), а в изучении их потребностей в сфере занятости для разработки соответствующей политики в этой области.

2. В настоящее время внутри государственного и муниципального здравоохранения, финансируемого за счет средств бюджета и фондов обязательного медицинского страхования, возник коммерческий сектор. На протяжении последних лет рост цен на услуги в этом секторе опережает и рост среднедушевых расходов, и рост доходов женщин. Учитывая нарастающую феминизацию бедности, можно предположить, что дальнейшая коммерциализация здравоохранения приведет к увеличению доли отказов от медицинской помощи.

3. В современном российском обществе остро встает проблема занятости, связанная с конкурентной борьбой за рабочие места, требующие профессионализма, знаний и мастерства. В женских стратегиях реализации карьерных притязаний существенную роль играет профессиональный рост. При

чем, горизонтальная профессиональная карьера у женщин, в отличие от мужчин, обязательно предшествует вертикальной. Это порядок, который она не может нарушить. От женщины требуется гораздо больше усилий, чем от мужчины, чтобы реализовать свои притязания.

5. В политической сфере отсутствие квот привело к значительному сокращению женщин в органах представительной и исполнительной вла сти. В то же время очевидным фактом является то, что для проведения сбалансированной политики необходимо присутствие женщин во властных структурах, на уровне принятия социально важных решений. В большинстве стран женщины составляют более 50% населения, только в некоторых государствах их чуть меньше половины. Если большинством руководит меньшинство, то это нарушение паритета, что недопустимо в демократическом обществе. Женщины должны идти в политику, поскольку их приход - необходимое условие для улучшения положения не только женщин, но и общества в целом.


25. Сущность социологического подхода к девиации.
Во всех обществах поведение человека порой выходит за рамки, допустимые нормами. Нормы только указывают, что человек должен делать, а что не должен; но они не являются отражением фактического поведения. Когда человек ведет себя в соответствии с ожиданиями общества и социальными нормами, такое поведение называют конформным, или конформностью. Обычно большинство людей ведет себя конформно. Однако поступки некоторых индивидов не редко выходят за рамки того, что общество считает допустимым. Девиантным поведением называется поведенческое отклонение от нормы, рассматриваемое большей частью членов общества как предосудительное и недопустимое. Сравнение разных культур показывает, что одни и те же действия одобряются в одних обществах и недопустимы в других. Определение поведения как девиантного зависит от времени, места и группы людей. Общительность, современная одежда и открытое лицо европейской женщины недопустимы во многих традиционных мусульманских странах. Большинство людей рассматривают девиантное поведение как плохое, как поведение, представляющее собой источник социальных проблем. Причина таких оценок — результат негативных или разрушительных последствий, которые влечет за собой большинство от клонений от нормы. Однако девиантное поведение имеет также положительные или интеграционные последствия для социальной жизни.По мнению О.С. Осиповой, необходимо проводить различие между двумя видами девиантного поведения: созидательным и разрушительным. Девиантное поведение деструктивной направленности — это совершение индивидом или группой социальных действий, отклоняющихся от доминирующих в обществе (отдельной социальной группе, страте) социокультурных ожиданий и норм. Созидательные девиации (социальные инновации, нововведения) — это социально значимые в действиях человека отклонения от общепризнанных норм поведения, определяющие наиболее прогрессивный вектор эволюционного развития общества. Рассмотрим четыре наиболее распространенных социологических подхода к проблеме девиации: теорию аномии, теорию культурного переноса, теорию конфликта и теорию стигматизации.

Теория аномии. Отправной точкой для создания социологических теорий девиации послужила теория аномии Э. Дюркгейма. Аномия – это общественное состояние, которое характеризуется разложением системы ценностей, обусловленным кризисом всего общества, его социальных институтов, противоречием между провозглашенными целями и невозможностью их реализации для большинства. Люди обнаруживают, что им трудно координировать свое поведение в соответствии с нормами, которые в данный момент становятся слабыми, неясными или противоречивыми. На практике дюркгеймовские понятия применил американский социолог Р. Мертон, разработавший аномическую теорию девиации. В основу типологии поведения людей Мертон кладет отношение личности к социально одобряемым целям и институциональным средствам их достижения. Согласно Мертону, разрыв между теми и другими как раз и порождает состояние аномии, порождающее девиацию.В соответствии с различными вариантами отношения личности к целям и средствам, выделяется единственный недевиантный тип поведения – конформизм, т.е. принятие личностью и социально одобряемых целей, и институциональных способов их достижения, а также четыре девиантных типа: -Инновация - принятие целей и отрицание традиционных средств их достижения. -Ритуализм - отвержение культурных целей, но принятие одобренных обществом средств. Бюрократы, занимающие низкие ступени на своей служебной лестнице, зная, что они добьются лишь небольшого финансового успеха, цепко держатся за правила, чтобы чувствовать себя уважаемыми людьми и казаться таковыми в глазах посторонних.- Ретрецизм - отвержение и культурных целей и признанных средств для их достижения при полном бездействии. По сути, индивид «выпадает» из культуры. Изгоями оказываются некоторые алкоголики, наркоманы и бездомные. Бунт – отвержение культурных целей, средств и замена их новыми нормами (например, в радикальных общественных движениях). Подобно изгоям, бунтари отрицают как культурное определение успеха, так и нормативные средства его достижения. Бунтари идут дальше, формируя контркультуру и отстаивая альтернативы существующему социальному порядку.


26. Биологические объяснения девиации.

Первые попытки объяснения преступлений и других форм девиации в основном носили биологический характер. Итальянский криминалист ЧезареЛомброзо, работавший в 70-х гг. XIX в., пришел к заключению, что некоторые люди рождаются с преступными наклонностями. Они относятся к более примитивному человеческому типу. По его мнению, преступные типы могут быть определены по форме черепа. Этот тип можно определить по таким характерным чертам, как скошенный лоб, выступающая нижняя челюсть.

Шелдон (1940), известный американский психолог и врач, подчеркивал важность строения тела. Он считал, что, так же как собаки определенных пород склонны следовать определенным образам поведения, люди, имеющие определенное строение тела, обычно проявляют характерные черты личности. Эндоморфу(человеку умеренной полноты с мягким и несколько округлым телом ) свойственны общительность, умение ладить с людьми и потворство своим желаниям. Мезоморф (чье тело отличается силой и стройностью) проявляет склонность к беспокойству, он активен и не слишком чувствителен. И,наконец, эктоморф, отличающийся тонкостью и хрупкостью тела, обладает склонностью к самоанализу, повышенной чувствительностью и ранимостью. Мускулистый, активный тип (мезоморф), по предположению Шелдона, с большей вероятностью может стать преступником, чем человек субтильного телосложения (эктоморф).

В последнее время биологическое объяснение девиации фокусируется на аномалиях половых хромосом (XY) девианта. В соответствии с нормой женщина обладает двумя хромосомами типа X, в то время как для мужчин характерно наличие одной хромосомы типа X и одной хромосомы типа Y. Но иногда у отдельных людей имеются дополнительные хромосомы типов X или Y ( XXY, XYY или, что встречается очень редко, XXXY, XXYY и тд.) На основе исследования пациентов мужского пола в специализированной психиатрической больнице в Шотландии, Прайс и его коллеги выявили, что наличие дополнительной хромосомы типа Y было свойственно мужчинам выше среднего роста, которые оказались тяжелыми психопатами. В дальнейшем в результате исследования датских преступников Уиткин и его коллеги обнаружили, что среди мужчин с составом хромосом XYY наблюдается более высокий уровень преступности, чем среди испытуемых из контрольной группы, не обладавших дополнительными хромосомами. Однако мужчины, имевшие состав хромосом типа XYY, не были выше среднего роста. Кроме того, это исследование подтвердило данные, что среди мужчин с составом хромосом типа XYY, вероятно больше осужденных не за убийства.

Таким образом, биологическое объяснение, включая генетическую основу человека, особенности обменных процессов, специфику высшей нервной деятельности, отклонения или патологии в соматическом или нервно-психическом развитии, не учитывает тех индивидуальных случаев, когда физические признаки «свидетельствуют» о возможной девиации, а в реальной жизни этого не наблюдается. Следовательно, биологические факторы лишь косвенно способствуют девиации, сочетаясь с другими - социальными или психологическими. Поэтому, хотя биологические концепции и были популярны в начале ХХ века, другие теории происхождения отклоняющегося поведения их постепенно вытеснили.

 


28.29.Социологические теорииобъясняют возникновение девиации через поиск социальных и культурных факторов, влияющих на людей.

Теория аномии Дюркгейма представляет собой первое социологическое объяснение девиации. Дюркгейм исследовал сущность одного из видов девиации – самоубийства. Он считал основной причиной самоубийства явление, названное «аномией» (разрегулированностью, отсутствием норм). Социальные правила играют важную роль в регуляции жизни людей. Нормы управляют поведением людей, они знают, чего ожидать от других и чего ждут от них. Во время кризисов или радикальных социальных перемен жизненный опыт людей перестает соответствовать идеалам, воплощенным в социальных нормах. В результате люди испытывают состояние запутанности и дезориентации. Статистические данные свидетельствуют, что во время неожиданных спадов и подъемов уровень самоубийств становится выше обычного. Дюркгейм считал, что неожиданные упадок и процветание связаны с нарушением «коллективного порядка». Социальные нормы разрушаются, люди теряют ориентиры – все это способствует девиантному поведению.
Теория аномии Р.Мертона. Мертон считает, что девиация нарастает, когда обнаруживается разрыв между одобряемыми в данной культуре целями и социально одобряемыми способами их достижения. Например, общепризнанным мерилом успеха в американском обществе (а в последнее время также и в украинском) считается достижение богатства. Социально одобряемые средства достижения этой цели подразумевают такие традиционные методы, как получение хорошего образования, поступление на работу и построение карьеры. Но далеко не все люди могут получить хорошее образование, лучшие фирмы принимают на работу достаточно ограниченное количество специалистов. Когда люди сталкиваются с невозможностью достичь финансового успеха социально одобряемыми средствами, они могут прибегнуть к незаконным способам (торговле наркотиками, мошенничеству и т.д.). В рамках своей концепции Мертон разработал типологию девиантных поступков.. Типология поступков (по Р. Мертону)

Вид поведения Социально одобряемые цели Социально одобряемые средства
Конформизм + +
Девиация Инновация Ритуализм Ретритизм Бунт + - - -/+ - + - -/+
       

В системе Мертона конформизм предполагает согласие и с целями общества, и со средствами их достижения. Примером может быть молодой человек, который получает образование, находит престижную работу и успешно продвигается по службе. Конформизм – это поведение, полностью противоположное девиантному.
Инновация предполагает согласие с целями общества, но отрицает социально одобряемые средства их достижения. Примерами инновации являются шантаж, ограбления, растрата чужих денег и пр. Данный вид девиантного поведения возникает в том случае, когда индивид сталкивается с ограниченным доступом к ресурсам, с одной стороны, и сильным желанием выглядеть успешным в глазах общества – с другой.
Ритуализм предполагает игнорирование целей данной культуры, но согласие (порой доведенное до абсурда) использовать социально одобряемые средства. Примером может выступать бюрократ, фанатично преданный своему делу, который тщательно заполняет бланки, проверяет их соответствие всем инструкциям, регулярно подшивает их к делу и т.д., но не осознает, для чего все это делается.
Ретритизм предполагает отрицание как целей данного общества, так и средств достижения этих целей. Другими словами, человек дистанцируется от общества. К этой разновидности девиации можно отнести монахов, отшельников, с одной стороны, и наркоманов, алкоголиков и самоубийц – с другой.
Бунт также выражается в отрицании и целей общества, и средств их достижения. Но в отличие от ретритистов, бунтовщики не отходят от общества, а пытаются предложить ему новые цели и новые средства их достижения. К этому виду девиантов можно отнести реформаторов и революционеров.

 

 







Дата добавления: 2015-04-19; просмотров: 1323. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.01 сек.) русская версия | украинская версия