Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ГЛУПОЕ ЖЕЛАНИЕ - УМНОЕ СОЗНАНИЕ - СИЛЬНАЯ ВОЛЯ - ДОБРЫЙ ПОСТУПОК 3 страница




Итак, нам нужно заняться тем Идеальным Мальчиком, той Идеальной Девочкой, которые живут в наших головах. Если уж перевоспитывать кого-нибудь, то сначала их, а не реальных наших детей. Нужно создать такой образ Ребенка, чтобы из него непротиворечиво вырастал образ Человека - и сам человек. Но легко сказать - нужно! Трудность в том, что никто не может проделать эту работу за родителей. Как бы я ни описывал здесь, на страницах книги, Идеального Ребенка, это будет мое создание, а не ваше, читатель, и вы не сумеете воспитывать по нему. В науке результат должен быть повторим, иначе это не наука. В искусстве результат должен быть неповторим, иначе это не искусство. Однако можно надеяться, что чтение педагогических книг и собственные размышления о воспитании детей приведут к тому, что искомый образ постепенно сложится. Он останется идеальным в том смысле, что он по-прежнему будет у нас в голове; но заранее можно сказать, что он перестанет быть идеальным - в значении "совершенным". Несовершенные, мы все хотим вырастить совершенных детей, а это невозможно. Начнем эту работу воспитания Идеального Мальчика - Идеальной Девочки с выяснения: каков тот образ Человека, который кажется нам привлекательным и манит нас? Иначе говоря, каковы на самом деле цели нашего воспитания? Сначала кажется, будто их много; но расспросите любых десять человек - и все скажут примерно одно и то же, причем в одних и тех же словах. Образ Ребенка у каждого свой, а образ Человека у всех примерно одинаковый. Как говорят кибернетики, человек - система целеустремленная. Наша беда не в том, что мы не умеем добиваться целей - умеем, все умеют. Но мы довольно часто говорим и даже думаем, будто хотим одного, - а на самом деле хотим чего-то совершенно иного, и этого-то, иного, мы и добиваемся. С предельной ясностью поймем, чего же мы хотим, чего мы сами хотим, вы хотите, читатель, - и наш внутренний механизм начнет подстраиваться на цель, сам собою начнет меняться руководящий нами образ Ребенка, и нам будет легче с детьми.  

 

 

Первая цель воспитания, явная и бесспорная, заключается в самостоятельности. Человек - хозяин собственной жизни, а другим он - кормилец, поилец, помощник, заступник, защитник. Родившегося у нас беспомощного младенца мы должны вырастить и поставить на ноги, чтобы он был достаточно здоров, достаточно развит и обучен, был крепок духом, чтобы не виснул на людях и не зависел от них. Чтобы помочь родителям в достижении этой цели, нашим государством создана грандиозная система образования, общего и профессионального.

Но образование оказывается почти бесполезным и не ведет к самостоятельности, если не вырабатывается у человека внутренняя самостоятельность, не укрепляется тот жизненный хребет, от которого зависят все другие качества, подобно тому как физические наши силы зависят от крепости позвоночника.

Ускользающий от нас секрет слова "самостоятельность" заключается в том, что самостоятельный - значит свободный, а свобода зависит от важности и величины доступных нам жизненных выборов. Образованный свободнее неграмотного, потому что у него больше выбора в жизни, ему многое доступней. Поступки его сильнее влияют на судьбу, но у него и больше ответственности за сделанный выбор.

Несвободного за ложный выбор наказывает кто-то (родители, сверстники, закон), свободного за неудачный шаг наказывает жизнь. Свобода человека определяется источником наказания за ошибки; совершенно свободен человек, если источник наказаний в нем самом, и нигде больше. Его наказывает его же собственная совесть, и только она. Чем шире, чем значительнее выбор пути и путей, тем меньше свободы у человека от серьезной внутренней ответственности.

Получается, что общий объем свободы - это какая-то постоянная величина. Насколько увеличивается внешняя свобода действий, настолько же уменьшается свобода внутренняя - свобода от необходимости делать выбор, нести ответственность за свою судьбу, свобода от совести. А полная свобода поведения - это полная внутренняя несвобода, крайне напряженная нравственная и духовная жизнь. Напряженная, трудная, опасная! Для неразвитых людей она буквально невыносима - как трудна, например, для некоторых молодых парней жизнь "на гражданке" по сравнению с армейской. Они мечтают о дисциплине, потому что не могут справиться с собой на свободе, их давит тяжесть ответственности перед жизнью, они предпочитают зависимость. Так и подростки, не знавшие свободы в детстве и не научившиеся обращаться с нею, вдруг освободившись от родительского надзора, быстрее торопятся примкнуть к какой-нибудь компании сверстников, где царит самое суровое подчинение. Для духовно развитого свобода - крылья, для неразвитого - бремя. Поскорее сбросить его с себя, взвалить на плечи другого! Когда мы наказываем ребенка, мы не усложняем его жизнь, как думают, а облегчаем, и притом опасно облегчаем. Мы берем выбор на себя. Мы освобождаем его совесть от необходимости выбирать и нести ответственность, мы перехватываем у жизни право наказания, мы ставим заглушку на источник самостоятельности. И если мы постоянно наказываем, осуждаем, делаем замечания, то вырастают люди, которые боятся самостоятельности, боятся свободы. Это давняя проблема человечества, ею особенно занимался Достоевский, а один из современных философов так и назвал свою книгу - "Бегство от свободы". По всем представлениям человек должен бы стремиться к свободе - но нет, он стремится прочь от нее, бежит от самостоятельности. Это, так сказать, восьмой смертный грех: конформизм. Человек не хочет быть свободным даже в мыслях! Ему показывают бумажную полоску в десять сантиметров, но все окружающие, сговорившись, утверждают, что в ней только шесть или семь сантиметров, и человек в руках психолога-экспериментатора, заикаясь и смущаясь, говорит не то, что видит, а то, что люди говорят. Он несамостоятелен, он как все, он конформист. Он вроде того шофера, который тридцать лет ездил, не зная правил движения, а когда это обнаружилось, объяснил: "А что хитрого? Куда все поворачивают, туда и я". Зависимое существо, духовный белоручка - не встречали? Руки могут быть в мозолях, ум изощрен, память забита знаниями, а дух спит, не развит. К ответственному моральному выбору человек не способен, боится его, живет в полной зависимости от своего окружения, от сослуживцев, от жены, от каких-то темных сил, поднимающихся из глубины его души. Самостоятельным его никак не назовешь.

Но отчего одни дети и подростки, имея свободу, раскованны, а другие распущенны?

Разница в том, как пришла к ним свобода. К ответственности ведет не та свобода, что дана или подарена, а та, что добыта собственным усилием. Ребенка и подростка развивает не свобода, как иногда думают, а собственное действие по добыванию свободы, самоосвобождение. Достичь подлинной самостоятельности можно только самоосвобождением. Ребенок и на свет появляется сам - самоосвобождением.

Запомним это слово, быть может, относительно новое для вас и редкое в педагогических книгах - самоосвобождение.

Когда ребенка оставляют без внимания, без надзора, без влияния взрослых, короче говоря, без воспитания, когда он растет вроде беспризорного, - он борется за себя в компании сверстников, на это уходят все его силы, и он вырастает духовно бедным человеком (хотя возможны, конечно, и исключения). Когда ребенку приходится освобождаться от опеки родителей, когда он борется за свободу в семье, то скандалы кухонного типа не дают толчка для развития. Подросток добывает внешнюю независимость, внешнюю свободу - чтобы сменить ее, как уже говорилось, на зависимость от сверстников. Для него свобода - лишь разменная монета: здесь добыл, там продал. Самоосвобождения не происходит.

Таким образом, ценность самоосвобождения зависит от значительности противника. Одно дело - освобождаться от мелочных родительских запретов, другое - от темноты, от трусости, от социальной несправедливости, от засилья дурных людей.

Если в семье мир, если ребенок с первых шагов чувствует себя свободным и знает вкус самостоятельности, то его порыв к самоосвобождению растет, он стремится стать лучше, сильнее, старается освободиться от собственной слабости, неумелости, стремится к мастерству в любимой работе - лишь мастер действительно независим и свободен. Самоосвобождение - это, по сути, то же, что и самовоспитание, но первое из двух слов, "самоосвобождение", точнее описывает процесс. Понимая самовоспитание как самоосвобождение, как стремление к самостоятельности, мы даем детям сильное побуждение. Освобождаться увлекательней, чем воспитываться. Воспитывать себя нудно, я не понимаю идею самовоспитания и, признаться, не встречал людей, отдающихся этому занятию. Трудись! Борись! Освобождайся и освобождай! - вот и будет самовоспитание. Как Чехов, по капле выдавливай из себя раба - вот самовоспитание.

Порыв к самоосвобождению, поддержанный старшими, и дает самостоятельного, свободного, раскованного - воспитанного - человека.

Вон идет пятнадцатилетний мальчик; взгляните в его глаза, присмотритесь к его походке, перекиньтесь с ним двумя словами, и вы сразу увидите, кто перед вами: скованный человек? раскованный? распущенный? свободный или несвободный? воспитанный или невоспитанный? Распущенный подросток в непривычном для него обществе держится неловко, скованно. Воспитанный же человек, свободный, всюду и везде раскован, свободен в движениях и поступках, он всюду один и тот же.

Воспитание - это научение свободе, научение самоосвобождению

Первый шаг ребенка к свободе - рождение. Ребенок вырывается на свет. Сам! Возможности его, прежде почти нулевые, вдруг возрастают в миллион раз, и мы скорее пеленаем его, чтобы он не наделал себе вреда. Как сказывается обычай туго пеленать на будущем характере ребенка - об этом давно спорят педагоги и психологи, но я не решился бы стать на какую-либо точку зрения. Распеленать легко, но, может быть, у запеленутого, связанного, больше внутреннего покоя. Не знаю.

Второй шаг к освобождению: ребенок выходит из колыбели. Если его не спустить на пол вовремя, то он сам шагнет через решетку кровати, и хорошо еще, если не вниз головой. Снова в тысячу раз увеличиваются возможности и в тысячи раз - опасности. И перестраивается внутренний мир. С первым шагом развитие идет гигантскими темпами. Это решающее время воспитания - полный надзор и, следовательно, полная внутренняя свобода.

Первый шаг ребенка - это и первое "нельзя". Туда нельзя, упадешь, разобьешься! Вот, быть может, самая горячая точка воспитания: первый месяц после того, как ребенок научился ходить. Это как увертюра: с чего мы начнем? С бесконечных "нельзя" - или будем стараться обходиться без них? Можно кричать "нельзя", когда ребеночек тянется к электрической розетке, а можно заклеить ее пластырем, коль скоро в доме маленький ребенок. Убрать книги с нижних полок. Переставить крючок в ванной повыше, чтобы маленький не мог запереться изнутри. Обычно родители, желая облегчить себе жизнь, хотят, чтобы ребенок поскорее усвоил запреты - но так ли это хорошо? Надо ли торопиться? Кто знает, может быть, в этой свободе под надзором, которой больше никогда не будет, то есть в полной внутренней свободе от ответственности, от совести, от необходимости выбирать, вызревает и способность любить, и тяга к самоосвобождению. Она так велика, что ребенок во всем перечит родителям. Сам! Выходит с мамой из автобуса - "Я сам!" А ведь разобьется. Мама подхватывает его под мышки, держит крепко, но приговаривает: "Сам, сам! Вот молодец, сам!" Он все делает наперекор, это называют "негативизмом" - стремлением к отрицанию. Но он ничего не отрицает, он отдается мощному, ничем пока что не ограниченному стремлению к самостоятельности. Для него свобода дороже цели и успеха. Он лучше разобьется, но - сам. Так дитя превращается в личность, а личность - это "самость". "Сам". "Я сам". И если оно укрепится, это стремление, станет ведущей чертой характера, то все дальше будет легче, и даже подростковый трудный период будет нетрудным. Мы даем укрепиться стремлению к самостоятельности в безопасном возрасте, когда ребенок под надзором. Иначе это стремление прорвется в переходном возрасте, когда бунт и негативизм могут привести и к плохим последствиям. Мы приучаем к свободе в пять лет - тогда к пятнадцати подросток уже умеет пользоваться ею. Кто не захотел мучиться с мальчиком от двух до пяти, а вышколил его, сделал удобным для воспитания, тот почти наверняка хлебнет с ним горя в его пятнадцать-шестнадцать лет, если, конечно, не родился какой-то особый, может быть, даже флегматичный ребенок, из тех, про которых мамы говорят: "А мой такой - посадишь его, он и сидит". В старину говорили: нянчитесь с маленьким ребенком, не придется нянчиться со взрослым.

Третий шаг еще более значительный: ребенок, освоив дом, выходит во двор (или в детский сад). Теперь он вступает в долгий период полусвободы- полунадзора, и начинается обучение ответственности. Сначала мама еще рядом, она предупредит об опасности или защитит. Надзор - он же и защита, многие люди и всю жизнь с радостью провели бы под надзором. Потом мама уходит домой, но и ребенок может скрыться, спрятаться дома. Он устает во дворе не от игр, а от самостоятельности. Он бежит домой, но горе ему, если его встречают суровым: "Ты где шлялся? Ты посмотри на себя, на кого ты похож?" Дом должен быть норкой для маленького ребенка и берлогой для большого, для подростка. Когда бы и откуда ни вернулся сын домой, встретим его с радостью. Из многих и многих воспитательных мер я не знаю более сильной, более значительной по влиянию на судьбу, чем радость родных, когда человек входит в свой дом. Все дети, видимо, делятся на тех, кого встречают с радостью, и на тех, кого встречают безразлично, хмуро, сердито. С выговорами и нотациями.

Так просто! Когда сын, сколько бы ему ни было, выходит из дома, мама каждый раз (и даже если у нее гости) провожает его и всегда повторяет: "Осторожнее на улице!", а когда хлопнет дверь - сын вернулся, мама встречает его (даже если у нее сто гостей!) - встречает с радостью. Где он ходил, мы не всегда знаем и знать не можем, но мама все равно была с ним, он от нее ушел, к ней вернулся. Он еще не совсем справляется с собой, но мама с ним, мама в нем, мама добавляет недостающую силу. Ослабляется надзор - должна усиливаться внутренняя, душевная связь с домом, она заменяет надзор. А если ни надзора, ни внутренней связи - пиши пропало.

Но вот и следующий шаг: ребенок выходит со двора в школу. Теперь родительский надзор практически невозможен, на контроль нечего надеяться; теперь затаись, не дыши и старайся дать сыну или дочери побольше домашнего тепла. Он ведь как на передовой сейчас, маленький первоклассник, еще не умеющий открыть свой собственный ранец, а мы - тыл, тыловая служба. Горе мальчику, если на него наступают в школе и предают в тылу, если на него обрушиваются со всех сторон!

Следующий шаг невидимый: выход из детства. В некоторых цивилизациях он отмечается особыми обрядами "инициаций". Бывает, ребенку меняют имя или ему приходится пройти суровейшие физические испытания. С наступлением отрочества освобождается стопор сжатой прежде пружины полового развития, девочка постепенно превращается в девушку, мальчик - в юношу: "Безвестных наслаждений ранний голод меня терзал..."

С новыми неясными мучительными желаниями освобождаются силы характера, дремавшие прежде. Происходит как бы второе рождение, воз-рождение, ренессанс. Другой человек, новый, взрослый, и теперь он может сам добыть то, чего не дали ему родители. С другой стороны, в нем, взрослом, исчезает все то, чего мы так старательно добивались, - исчезает способность к послушанию. Теперь все зависит от крепости внутренней связи с домом. Сумели с детства сделать ее прочной - переживем и трудное время; не сумели - намучаемся.

И наконец наши дети выходят из школы - в мир, а затем из родительского дома - в собственный. У них появляется семья и свой первый ребенок. Цикл закончен. С рождением детей как бы заканчивается и рождение родителей. Ведь самый глубокий, биологический смысл воспитания - превращение детей в родителей. Из детского состояния они переходят в детное.

Теперь молодой человек полностью свободен от родительского надзора и полностью лишен свободы от ответственности. Он должен сам регулировать свое поведение, иначе он, увы, возвращается в прежнее положение для доучивания: его лишают свободы, устанавливают полный надзор, и почти никакой у него теперь ответственности.

Выход в жизнь, выход из колыбели, выход из дома, выход со двора, выход из детства, выход из школы, выход из семьи - вот семь главных периодов на пути от рождения до рождения. А там - жизнь и, наконец, абсолютная свобода от всякой ответственности - смерть.

Чтобы от выросших детей была радость, они должны быть полностью независимы от нас материально - и полностью связаны с нами душевно. Чтобы навсегда сохранялось тепло отношений. Ах, какая бывает радость от взрослых детей, если бы вы только знали, читатель! Она ни с чем не сравнима, у нее вкус другой, от нее замираешь. Если же идеал кажется недостижимым (полная независимость - полная взаимосвязь), то лишь потому, что мы, родители, чья первая цель - самостоятельность ребенка, почему-то боремся с этой самостоятельностью не уставая... Между тем Макаренко открыл, что жизни на свободе можно научить только жизнью на свободе. Он и преступников учил свободе - свободой, ответственности - ответственностью, а не лишением того и другого.

Врач-хирург, умный и деятельный человек, спросил меня о своем двенадцатилетнем сыне:

- Я все умею и всему могу научить Сергея. Но как научить его самостоятельности?

Ему, врачу, образованному человеку, кажется, будто на этот вопрос можно ответить в нескольких словах. Многие из нас уверены, что узнать "все о воспитании" можно из одного разговора, из радиобеседы или газетной статьи. Многие верят, будто есть какое-то средство для воспитания самостоятельности, и другое средство - для воспитания мужества, и третье - для воспитания честности. Мы все думаем, что недостатки ребенка - вроде набора болезней и на каждую болезнь есть своя пилюля и своя процедура. Да нет же, это не отвечает действительности!

Как научить сына самостоятельности? Очень просто! Надо помочь ему создать такой внутренний мир, наделить его такой душой, таким духом, чтобы он не бежал от свободы, а стремился к ней и умел управлять собой на свободе. Понятно?

Придержим рвущиеся из души вопросы: "Но как, но как же?" и "Но что же делать?". Мы пока строим лишь одну стену воспитательной постройки, а одна стена не держится. Вся остальная часть книги и представляет собой ответ на простейший с виду вопрос: как вырастить самостоятельного человека?

Чтобы понятно ответить на какой-нибудь вопрос, нужно пользоваться понятными словами. И тут-то и поджидает нас скрытое препятствие.

Сотни лет повторяет мир иронически-грустную шекспировскую фразу: "Слова, слова, слова..." Имеются в виду возвышенные слова, которыми так часто прикрывают пустоту.

Но что же делать? Педагогика без высоких слов и понятий - обман, обман, обман... В высоких словах может содержаться ложь, а без них все оборачивается ложью неминуемо. Вот и выбирай.

Решительно выбираем! Идите сюда, слова-принцы и слова-нищие, слова, над которыми посмеиваются и без которых не могут жить, блестящие и затертые, содержащие и высшую правду, и самую безобразную ложь, слова, от которых, как нам кажется, ничего не зависит, но от которых на самом деле зависит все. Идите сюда, слова несерьезных, неделовых людей: совесть, правда, честь, свобода, сердце, радость, счастье, красота, добро, вера, надежда, любовь, справедливость, нравственность, долг, дух, душа и духовность.

Без этих понятий нам не справиться с детьми.

Есть рыцари толкового словаря, до того преданные точному мышлению, что о каждом слове с азартом спрашивают: "А что это такое? А что вы под этим понимаете?" Спокойно! К концу книги все необходимые понятия будут если не определены, то разъяснены и сопоставлены. Больше тревожит другое возможное обвинение - в бесцеремонности. Высокие слова поэтичны, высокие слова святы, к ним и прикасаться-то - кощунство.

Но мы занимаемся делом, нам детей растить, нам придется преодолеть страх и разбирать высокие слова, рассматривать их, заглядывать в них и пользоваться ими как инструментом. Простите нас, высокие слова!

Говорится: видимо-невидимо...

В воспитании детей все видимо - и невидимо. Но пока мы пытаемся рассуждать и действовать на уровне видимого, ничего не получается, и мы даже не можем понять, отчего.

Займемся непривычными нам явлениями, невидимыми, на уровне высоких слов. От них, а не от чего-нибудь другого зависит успех видимого воспитания.

Мамы чаще всего говорят о ребенке так:

- Был бы человек хороший, больше мне ничего не нужно.

Именно в таком порядке слов: "человек хороший", с ударением на "человек". Иногда эту программу-минимум поясняют:

- Был бы он добрый! Был бы он честный!

"Человек хороший" с ударением на "человек" - значит добрый и честный.

Когда образование становится доступным всем, приходит пора мечтать о человечности. Это от хорошей жизни стали говорить "был бы он человек", а не от плохой.

Но в то же время все устали от дурных людей, от бесстыжих слов, от бессовестно сделанных вещей, от элементарной непорядочности. Устали от людей, безразличных к людям.

В исследовании, проведенном психологами, когда испытуемым предложили список из пяти качеств, важных для человека, большинство поставили слово "доброта" на первое место. Мы все мечтаем о добром окружении.

Но когда этим же самым людям предложили такой же точно список - но для себя, то слово "добрый" было сброшено с чемпионской первой ступени на третье-четвертое место. "Вы, пожалуйста, будьте подобрее ко мне, а у меня доброты хватит" - так это нужно понимать.

Каждый из нас кажется себе очень добрым; отчего же в мире так не хватает доброты? Каждый склонен ждать добра от другого, а не от себя.

Несмотря на общую нашу тоску по совести и добру, у человека есть основания сомневаться: доброта и честность - это достоинство или недостаток? Сила или слабость?

В этом сомнении - все. Тут сердце, нет, тут сердцевина всех наших воспитательных стараний.

Воспитать честных и добрых детей, воспитать "человека хорошего" можно, и притом в любых, даже самых отвратительных обстоятельствах; но для этого необходимо, чтобы кто-нибудь рядом с детьми, хоть один человек из многих - вы, читатель, или кто-нибудь другой - искренне, глубоко, не сомневаясь - то ли с детства не сомневаясь, то ли победив сомнения, - верил, что доброта и честность, или любовь и совесть (что одно и то же), не только не слабость человеческая или глупость, но в них-то вся сила, в них весь разум мира.

Любовь и совесть правят миром.

В этой строчке, которая может вызвать и усмешку, в этой строчке, где каждое слово может показаться напыщенным, в этой ничего не значащей для многих людей сентенции - в ней бьется живое сердце воспитания. Вся судьба детей, вся наша детная жизнь - в этих словах, в том, что за ними скрыто.

Любовь и совесть правят миром людей. Мы не всегда это замечаем, как не чувствуем воздуха, которым дышим, но испытываем удушье, когда его не хватает. Да, воздух загрязнен, загазован, дышать трудно, только об этом и говорят: какой, дескать, теперь воздух? Но дышим мы все-таки по-прежнему - воздухом, питаемся кислородом, в нем содержащимся. Любовь и совесть - кислород нравственной атмосферы, в которую каждый из нас погружается с первым вдохом, с первым криком. Не все мы верим в силу любви и совести, сомневаемся даже в их существовании (а есть ли любовь? есть ли совесть?), но всякое их ослабление делает жизнь невыносимой. Для каждого в отдельности и для всех вместе.

Одни думают, будто можно прожить без любви и совести; другие говорят: "Любовь! Только любовь!"; третьи стремятся к правде, справедливости, совести. Но в предложении "Любовь и совесть правят миром" главное слово - "и". Союз. Соединение. Слияние. Содействие. Сосуществование. Здесь главная нервная точка всей нравственной жизни, здесь единый центр бесконечного числа кругов, описывающих всю нашу жизнь, все наши поступки, все наши отношения, - в этом маленьком, как и подобает быть точке, "и".

Совесть охраняет доброту, добро очищает совесть. Совесть наступает, требуя справедливости, любовь прощает и позволяет отступить. Совесть непримирима, любовь мирит. Совесть будоражит, миролюбие успокаивает. Совесть разводит людей, миролюбие, любовь сводят их. Совесть требует казни, любовь призывает к милосердию.

Без совести люди - не люди, без миролюбия они давно уничтожили бы друг друга. Благословенна страна, в которой мир держится высокой совестью; несчастна страна, в которой не стало совести или не стало мира; счастлив человек, живущий в мире с людьми и с человеком в себе - с совестью. Одной лишь любовью, без правды, без совести, ребенка не вырастишь. Одной лишь ответственностью, без любви и великодушия, ребенка погубишь.

Но миролюбие и совесть, любовь и правда не всегда уживаются. Совесть не позволяет мириться с несправедливостью, со злом, с дурным поведением, нечестными поступками, совесть делает отца с матерью нетерпимыми, и семья становится очагом напряжения. А без мира детей не вырастишь. Нелепое занятие - пытаться воспитывать детей без контакта с ними, без общего языка, пустая трата сил. Без мира нет и миролюбия в детях, и нет в них совестливости, если рухнула в семье справедливость.

И только высочайшее миролюбие совестливо само по себе, и полна любви высочайшая совесть. Только на пиках любовь и совесть сходятся, становясь красотой. Совесть и любовь сталкиваются, совесть и любовь едины - оттого красота всегда живая. Оттого и говорится, что красотою мир спасен будет - не любовью! Не одной лишь холодной правдой - а красотой! Любовью и совестью. Правдой, согретой любовью.

...Высокие слова, отвлеченные. "А меня, - слышу я, - беспокоит мой Петька. Он опять не пришел из школы домой, шатается где-то!"

Но это все про Петьку. Это все для Петьки. Чтобы он по-прежнему шатался где-то целыми днями, мальчишки и должны шататься, но чтобы с толком! В поисках сердечности и правды.

Любовь и совесть правят миром. Я пишу эти строчки в шесть утра, на кухне, и притом на чужой. Истертая клеенка на столе, помятые алюминиевые кастрюли над плитой - хозяева дома старые люди. Я оглядываюсь вокруг. Всматриваюсь в свою жизнь - да так ли? Сомнение охватывает меня, как и каждого человека схватывает иногда сердечная боль. Да так ли?

Но кухня кухней, а правда правдой. То - то, а это - это.

Любовь и совесть правят миром.

Нет-нет, читатель, я не уговариваю вас жить по совести, кто я такой? Я просто обращаю ваше внимание на одно педагогическое обстоятельство: если мы хотим, чтобы наши дети выросли добрыми и честными людьми, то мало быть такими же по отношению к детям, хоть это трудно. Но надо еще и верить в любовь и совесть - и более простого способа достичь своей цели в воспитании нет. Да, Петька шастает где-то, но мама встретит его сурово и нежно, потому что в ее душе любовь и совесть.

Свойства и судьба детей строго зависят от того, какое из пяти нижеследующих высказываний (разумеется, таких градаций не пять, а бесконечное множество, потому-то люди и разные) кажется нам достоверней:

1. В мире нет ни любви, ни совести.

2. А есть ли в мире любовь? Есть ли совесть?

3. Нет, все-таки в мире есть любовь и совесть.

4. В мире есть любовь и совесть.

5. Любовь и совесть правят миром.

И тому, кто находится на уровне первого утверждения или близок к нему, тому, боюсь, не помогут в его делах с детьми ни советы, ни консультации, ни доценты педагогики, ни профессора психологии. Так - не получается.

Если бы здесь было сказано: "Зимой дети должны ходить в обуви", никто не стал бы возражать или спрашивать, где ее взять. Кто заботится о детях, тот где-нибудь да найдет ботинки, не вступая в спор, нужны они или нет. Точно так и в невидимых нравственных делах. Справедливо утверждение относительно любви и совести или несправедливо, трудно оно дается или мучительно, нравится оно или вызывает возмущение, но для воспитания честных и добрых людей необходимо верить в правду и любовь.

Детным людям нельзя не верить в красоту нравственного мира, иначе мы не воспитываем, а развращаем детские души. Будем верить в его красоту - ради детей и вместе с детьми.

Мы не первые на земле живем, и до нас люди жили, и до нас детей воспитывали, и всегда были честные и бессовестные, добрые и злые, и всегда казалось, что время невыгодно для воспитания. Как вырастить хороших людей в дурных обстоятельствах? - это старинная проблема, и всегда одни люди решали ее, а другие находили оправдательные причины для объяснения бесчестности и недоброты выросших своих детей: мир виноват. Но в одном и том же мире есть хорошие школы и плохие, хорошие семьи и дурные, хорошие дети и ужасные. Воспитание зависит от мира, но оно и не зависит от него, автономно. Иначе в каждом обществе все люди были бы одинаковы.

Любой народ состоит из честных и добрых людей, в противном случае он распался бы и рассыпался. "Люди добрые! - обращаются к миру. - Честной народ!" Мы не первые, мы не лучшие. Как оставлены нам леса, озера, поля, реки - земля, так оставлены богатства любви и совести. И точно так же, как беспокоимся мы о сохранности тех природных богатств, должны мы думать о сбережении богатств нравственных - в нашем доме, в нашей семье, в наших детях.







Дата добавления: 2015-06-15; просмотров: 290. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.011 сек.) русская версия | украинская версия