Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 35. Проснувшись, Себастьян вскочил, но тотчас же рухнул обратно, морщась от боли, разрывавшей ему голову




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Проснувшись, Себастьян вскочил, но тотчас же рухнул обратно, морщась от боли, разрывавшей ему голову. Разлепив глаза, уставился в ночное небо. Он неподвижно лежал на каменистом речном берегу, и теплый ветерок обдувал его тело. Он еще раз попытался приподняться, чтобы определить, где находится, и зажмурился, когда вдруг вспомнил, что приключилось с ним в джунглях.

Чертов оборотень бросил его в бурную реку. Каждый раз, когда Себастьяна затягивало в глубину, это казалось ему спасением от лучей солнца, зато воды он нахлебался вдоволь. Через некоторое время – оно показалось ему долгими днями – река наконец успокоилась. Солнце сожгло ему кожу, кровь из раны на голове просочилась в глазницу. Себастьян не сомневался, что ему не выжить.

Но он выбрался на берег, потому что не мог потерять будущее с Кэдрин. Прежде чем потерять сознание, сумел заползти в кусты – на солнце оставались лишь ноги. До самого вечера он поджаривался на солнце, слишком слабый, чтобы пошевелиться и попытаться спрятаться в тень.

Сколько времени он пролежал без сознания? Целый день? Его мучила жажда, он безумно устал.

Макрив угрожал Кэдрин. Себастьян встал на ноги и телепортировался. Голова закружилась, ноги подкашивались, но он был уже на пляже где-то в тропиках. Солнце садилось.

Значит, он на другом конце света. В который раз.

На песке толпились десятки участников и, затаив дыхание, наблюдали за происходящим в море. Себастьян проследил направление их взглядов – вода там просто бурлила. Мелькнули плавники, разрезая морскую поверхность, и снова ушли на глубину. Что-то там сражалось и погибало, но никто даже не попытался прийти на помощь.

Над волнами показалась рука.

Ему стало дурно. Кэдрин!

Он телепортировался прямо в темную воду, рядом с Кэдрин. Ничего не видно. Кровь – кровь Кэдрин, куски мяса вокруг. Себастьян выскочил на поверхность, мимо извивающихся акульих тел, чтобы схватить ее за плечи.

Мимо. Акула схватила Кэдрин за ногу, вырвав из руки Себастьяна, и потащила на дно. Тогда он принял бой, нанося удар за ударом, раздирая руки об акульи зубы. Он не видел собственных ран – нужно было пробиться к Кэдрин.

Наконец он ухватил ее за предплечье. Есть!

Он телепортировался на пляж, упал спиной на песок, держа Кэдрин сверху, чтобы защитить своим телом от удара.

Она не дышала. Вскочив на ноги, он перевернул ее на бок. Она закашлялась, выплевывая воду. Растер Кэдрин спину, и ее вырвало на песок. Когда она снова смогла нормально дышать, Себастьян взял ее на руки и стал укачивать.

«Что, если бы я очнулся слишком поздно? – Она была бы… уже мертва». – Себастьян содрогнулся. Они больше не должны разлучаться.

Даже если придется посадить ее под замок.

Себастьян осторожно приподнял ее за плечи, чтобы посмотреть ей в глаза. Она прошептала:

– Ты бледен как привидение.

– А тебя чуть не сожрали заживо! – заорал он, от страха за нее приходя в ярость. – И ты могла утонуть!

– Я и тонула. – Она задумалась, вспоминая. – Кажется, раза два.

– Замечательно. А не появись я вовремя? Не успей я тебя спасти?

Это ты не понимаешь! – отрезала она. – Вот уже больше тысячи лет, как я участвую в состязании и с легкостью побеждаю. Появляешься ты, и мне приходится менять стратегию. – Она судорожно глотнула воздуха. – А заодно рисковать так, как я никогда раньше не рисковала. Не откажись я от ларца, не пришлось бы мне рисковать жизнью.

– Я не хотел, чтобы ты от него отказывалась.

Кэдрин посмотрела ему в глаза:

– Именно, Себастьян. Именно этого ты хотел.

– Не такой ценой. – Его голос звучал совсем глухо. – Можешь представить себе, каково это – видеть тебя среди акул? Я видел, как ты… погибаешь. – Себастьян убрал с ее щеки прядь волос, засыпанных песком. – Что нужно, чтобы ты отступилась?

– Ничего, – ответила она упрямо. – Ничто на земле не заставит меня отказаться от приза.

– Смерть, может быть?

– Я пока жива.

Потрясенный до глубины души, он сказал:

– Невеста, у тебя на подбородке акулья шкура.

Она обтерла губы тыльной стороной ладони, глядя на Себастьяна с вызовом.

– Ты их кусала?!

– Они первыми в меня вцепились.

– Ты видела, что там кругом акулы, и не подождала меня?

– Так ведь ты не позвонил! Хочешь знать, каков третий мужской грех? Когда мужчина не звонит, получив свое.

«Получив свое?»

Она начинала злиться.

– Не собиралась я тебя дожидаться, если ты исчез на два дня! А когда мы по-настоящему разговаривали в последний раз, ты объявил, что бросаешь меня. Первый вампир, бросающий свою невесту! Как же, как же.

– Ты должна была помнить, что я приду за тобой – погоди, ты сказала, два дня?

– Очень мило, Себастьян, ты потерял счет дням.

– Я был в джунглях, поджаривался на медленном огне. Иначе я бы давно был здесь.

– Чт-то ты сказал?

– Утром я телепортировался, чтобы тебе помочь, но шотландец огрел меня лопатой по лицу, а потом сбросил в водопад. – Себастьян прищурился. – Он тебя не тронул?

– Нет, но он определенно что-то для меня придумал.

– Мне казалось, я пролежал там только день. Значит, ты провела без меня два дня?

Он сжал ее руку. Кэдрин громко охнула.

Себастьян уставился на нее с ужасом – неужели сделал ей больно? Их глаза на миг встретились, а потом оба посмотрели на ноги Кэдрин. Ее брюки превратились в лоскуты, израненная кожа кровоточила. Ее раны были гораздо серьезнее, чем ему показалось сначала. Песок вокруг них потемнел. Это была кровь… кровь повсюду.

– Боже, почему ты ничего не сказала? – закричал Себастьян, снова приходя в ярость.

– Ах, простите, что я вся в крови, – сказала Кэдрин, заметив, что он не сводит взгляда с ее окровавленных ног. – Я не хотела раззадоривать твой аппетит.

– Иногда ты бываешь очень грубой, женушка.

– Я тебе не жена, черт возьми!

– Пока нет.

Невзирая на ее слабые попытки сопротивляться, Себастьян прижал Кэдрин к груди и крепко обнял.

– Я отнесу тебя домой и там перевяжу, – тихо сказал он.

Обитатели Закона стояли неподалеку и смотрели на валькирию, которую уносит вампир. Синди от изумления забыла закрыть рот.

Но Кэдрин, казалось, не замечала ран. Оглядела горизонт, кусая нижнюю губу, и прошептала:

– Приз…

Даже после всего, что ей пришлось пережить, она не забыла о призе. Себастьян погладил ее снизу подбородка, чтобы заставить поднять голову. Глаза Кэдрин светились на ангельском личике. Как бы ему хотелось дать ей все, чего она хотела!

Но он не мог.

– Катя, я не смогу разыскать для тебя слезу. Если б мог… Но я не вижу пункта назначения.

– Но ты же сумел вычислить меня.

– Если поможешь найти прыгающий с места на место живой водоворот и открыть его, я рискну прыгнуть к акулам.

Ее веки наливались тяжестью, и Себастьян забеспокоится:

– Прости, милая. Я найду другой способ.

Он отнес ее назад в квартиру, уложил на постели. Деловито снял с нее рубашку, вымыл и перевязал руки и ноги. Но он был весь в поту – его охватил ужас при мысли, что ей может стать еще хуже.

Когда он стянул с нее то, что осталось от брюк, оба молча уставились на раны.

– Ты можешь… ты ведь не умрешь от этого? – спросил Себастьян, задыхаясь от страха.

– Ни в коем случае, – сонно ответила она. – Вот почему мне нужно, чтобы ты отнес меня сейчас же назад на пляж.

Смешно – при таких-то ранах.

– Зачем ты это делаешь? Что тебя заставляет? Почему не скажешь мне?

Она некоторое время пристально смотрела ему в глаза, словно пытаясь заглянуть в душу.

– Ты можешь мне довериться, – сказал он.

Она, казалось, и хотела бы ему доверять, да не могла себя заставить.

– Я знаю тебя меньше месяца, но я… За два тысячелетия мне пришлось усвоить несколько очень жестоких уроков.

– Знаю, видел их во сне.

По правде говоря, на ее месте он бы тоже вряд ли поверил бы вампиру. Но Себастьян знал – она может положиться на его слово. Оставалось лишь убедить Кэдрин.

– Клянусь, я никогда не стану таким, как эти красноглазые чудовища. У тебя нет причин молчать.

– И нет причин говорить, – возразила она.

– Я мог бы тебе помочь.

– А если откажешься помогать? – спросила она.

– Себастьян нахмурился:

– Разумеется, я буду тебе помогать. Но должно же быть что-то, что заставит тебя мне поверить!

– Конечно, абсолютная уверенность, что ты никогда не злоупотребишь моим доверием.

– Ты же знаешь – я никогда не причиню тебе зла.

– Я не сказала – зло. Я сказала, злоупотребишь доверием. – Тяжелые веки закрыли ее глаза. – Тебе все средства хороши, лишь бы добиться своего, вампир.

Кэдрин была в безопасности и крепко заснула, а раны были перевязаны. Страх и тревога Себастьяна понемногу улеглись. Но на смену им пришла беспокойная мысль. Умереть она не может, но, черт возьми, может страдать от боли и ран. С него хватит. Не позволит он больше ей подвергать себя риску каждую ночь быть задушенной или заколотой. Его терпение лопнуло.

Он оделся и телепортировался обратно на пляж – посмотреть, как можно помочь Кэдрин закончить наконец эту инфернальную игру. Два дня без Себастьяна стоили ей отставания в тринадцать очков.

Как раз столько она оставила ему.

Себастьяну до сих пор не верилось, что она отказалась от ларца. Потом он искал его, но карман был пуст. Понятно, что он его потерял, если учесть падение в водопад и путешествие по каменистому берегу.

Очутившись на пляже, он сразу понял, что нужно сделать. Он не мог захватить приз, но мог захватить его соискателей. Когда через пятнадцать минут Себастьян вернулся к Кэдрин, его волосы были засыпаны снегом.

Он лег в постель, и она прошептала:

– Ты хорошо пахнешь.

Себастьян осторожно обнял ее, в который раз удивляясь, как удобно лежать рядом с ней. Он слышал легкое и частое дыхание Кэдрин – значит, она заснула. Потом вдруг она вздрогнула и застонала. Себастьян пригладил ей волосы, успокаивая.

Когда наконец он сам заснул, на него снова нахлынули воспоминания Кэдрин. Он этого ожидал. Но на сей раз воспоминания шли не из седой древности. Он видел, как Кэдрин обеими руками сжимала телефонную трубку, заливаясь слезами, потому что одна из ее сводных сестер вынесла ей смертельный приговор.

 







Дата добавления: 2015-08-30; просмотров: 270. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.033 сек.) русская версия | украинская версия








Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7