Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 31. Продрогнув в мокрой одежде, Кэдрин оглядывалась в своей квартире




 

Продрогнув в мокрой одежде, Кэдрин оглядывалась в своей квартире. Казалось, тропическая гроза последовала за ними в Лондон и бушевала теперь за окнами. На город только что опустилась ночь. Время здесь отставало от камбоджийского на шесть часов. Значит, для нее ночь началась заново. Для них обоих.

Не говоря ни слова, Себастьян сунул ларец в карман куртки, а потом взял Кэдрин за руку и повел в ванную. Включил душ и начал расстегивать ее рубашку.

Его глаза по-прежнему смотрели дико, как у Бауэна.

– Ну, Кэдрин, ты хочешь получить ларец?

Затаив дыхание, она кивнула.

Он снял рубашку с ее плеч, стянул рукава.

– Тебе придется заплатить.

Расстегнул пряжку на промокшем лифчике, который упал к ее ногам. При виде ее обнаженной груди Себастьян тяжело вздохнул, но не дотронулся до нее и пальцем, продолжая раздевать Кэдрин. Ей пришлось ухватиться за его плечи, когда он расстегнул молнию на ее брюках и снял их вместе с трусиками.

Теперь она стояла перед ним совершенно обнаженная.

– Что ты хочешь? – спросила она смущенно. Она была совсем выбита из колеи. Ужасная ночь, но главное – его лицо под дождем. Кэдрин поежилась, вспоминая, как он тогда на нее смотрел.

– Смой грязь и приходи в спальню, – приказал он грубо.

Она долго смотрела на закрывшуюся за ним дверь. Затем заметила – в собственной ванной его вещи. Бритва, мыло, зубная паста. Мерзавец, кажется, переехал? Когда они очутились в квартире, она не сводила глаз с Себастьяна, но сейчас Кэдрин начала припоминать, что видела книги и газеты, разбросанные по комнатам. В дверях валялись небрежно сброшенные мужские ботинки.

– Наглый захватчик, – пробормотала она, шагнув под душ.

Смывая с себя грязь, Кэдрин гадала – что он от нее потребует? Она основательно разозлилась и в то же время сгорала от любопытства.

Может, он снова попытается пить ее кровь? Или хочет заняться любовью? И то и другое сразу? Кэдрин почувствовала возбуждение. Этого еще не хватало!

Она поймала себя на том, что страстно хочет заняться любовью с мужчиной, которого видела под дождем этой страшной ночью. Но даже если и так, силой он от нее ничего не добьется.

Вымыв волосы, она вытерлась и накинула розовый шелковый халат. Когда она вошла в спальню, старательно обходя его вещи на полу, Себастьян встал.

Он успел снять мокрую куртку и рубашку. Кожа на груди была все еще влажной. Глаза снова сделались черными.

– Иди сюда, – приказал он, и она с трудом заставила себя сделать шаг.

Кусая нижнюю губу, Кэдрин подошла к нему вплотную. Он не терял времени, обняв ладонями ее бедра, скрытые под розовым шелком. Она вздрогнула.

Потом он не спеша поцеловал ее шею, прошелся по ней губами и языком, спускаясь к груди. Поцеловал сосок под халатом. Кэдрин застонала, почувствовав, как слабеют колени. Но Себастьян держал крепко.

– Себастьян, – шепнула она, – я хочу тебе кое-что сказать.

Поверит ли он, что она вовсе не собиралась ложиться в постель с Гамбоа?

Он отстранился.

– Время разговоров прошло. Итак, хочешь получить свою безделушку?

– Я не буду с тобой спать, – заявила она.

Он криво усмехнулся:

– Ты полагаешь, я этого добиваюсь?

Она озадаченно моргнула. Его слова стали для нее полной неожиданностью.

– Что, если бы я сказала – отдай мне приз? Подарок невесте. Однажды ты это предлагал.

– Это было давно. Я больше не джентльмен. Да и ты не леди.

Себастьян положил ладони ей на плечи и подтолкнул книзу. Теперь Кэдрин поняла, что он задумал. Она возмущенно застыла, но он сказал:

– Ты ведь хочешь получить приз, не так ли? Тогда исполни мое желание.

Она опустилась перед ним на колени.

– Не смог заставить нимфу?

– Зачем мне нимфа, если под рукой есть валькирия?

– Это и есть твое желание? – спросила Кэдрин, глядя на него снизу вверх.

– Да, – отрезал он, кладя руку на голову Кэдрин, другой нажимая ей на затылок. Ему хотелось видеть гордячку на коленях перед ним. Пусть смотрит снизу вверх, а он будет холоден и непреклонен. Он может ей приказывать, если захочет. Пусть узнает его на вкус. Пусть доставит ему удовольствие.

Нет, только не так!

Откуда взялась эта мысль? Когда он наконец был готов познать эту долгожданную ласку, черт побери!

Стиснув зубы, Себастьян не мог решиться. Вожделение боролось со смутной тревогой, зародившейся где-то в глубине его души.

Он боялся даже представить, как бы это было – ее губы, смыкающиеся вокруг его ствола… «Как она смотрела сегодня на меня…»

– Остановись, – крикнул Себастьян, сжимая ее плечи. – Встань. Не хочу, чтобы ты это делала. – Он подхватил ее, поставил на ноги и бросился прочь. – Тогда ты будешь ничем не лучше обычной шлюхи. Я не могу этого допустить.

– А то, что было из-за яйца василиска? – спросила Кэдрин, начиная злиться.

– Я только ласкал тебя.

Ее глаза вспыхнули серебристым блеском.

– Не все ли тебе равно, если я сравняюсь с шлюхой?

– Способна ли ты понять? Знаю, я тебе безразличен, но у меня такое чувство, будто мы женаты. А ты идешь к другому… позволяешь ему себя лапать… Забудь. – Он бросил ларец на кровать и повернулся, чтобы уйти. – Можешь взять.

– Деньги на подушку? Но, Себастьян, я их не заработала. – И не успел он телепортироваться, как она добавила: – Между прочим, ты надменный осел. – Подскочив к нему сзади, она провела пальцем по его спине, и он застыл как вкопанный. Понизив голос до волнующего шепота, Кэдрин продолжила: – Ты жертвуешь редкой возможностью – узнать, как бессмертная поклоняется своему мужчине, совершая молебен губами и языком.

Ее пальцы пробежали по его груди, а потом Кэдрин встала лицом к лицу с Себастьяном. Приподнявшись на цыпочки, прошептала на ухо:

– Я бы подарила тебе самый жаркий, самый нежный поцелуй в твоей жизни. Я бы ласкала тебя языком целую вечность…

На его лбу выступили капли пота.

– Но сейчас я всего лишь хочу сказать спасибо – ты сэкономил мне эти часы.

Вздрогнув, Себастьян бросился прочь. Он даже застонал от отчаяния:

– Думаешь, было легко отказаться, если я мог получить это от тебя? – Он дрожал от возбуждения. Неудовлетворенное любопытство кружило голову. Воздев руки к потолку, он мерил комнату огромными шагами. – Я видел, как ты стоишь передо мной на коленях, а ведь у меня ни разу не было…

– Чего не было?

Он не ответил, лишь пригладил обеими руками волосы на затылке. Она мягко спросила:

– У тебя ни разу не было?..

Он посмотрел на нее затравленным взглядом, не желая признаваться, не имея сил отрицать.

Он не возражает? Кэдрин изумленно раскрыла рот. Потом что-то дрогнуло в ней, и огненные искры затанцевали вдоль ее позвоночника.

«Я могу стать его первой женщиной».

И свой гнев она могла приписать неудовлетворенному желанию. Когда под мокрой тканью брюк прямо перед ее лицом обрисовался могучий ствол, она изнемогла от унижения и горячего желания узнать его вкус.

Она снова хотела его. Быть первой, научить его всему? Кэдрин спросила:

– Ты… представлял, как я это делаю?

Он фыркнул, словно она спросила глупость.

– Понятно.

Ей стало страшно – не вздумает ли он сбежать, не в силах справиться с бушевавшими в груди чувствами. Как будто она загнала в угол раненого медведя, и теперь ей нужно действовать с особой осторожностью.

– Почему ты не воспользовался отличной возможностью?

Он отрезал:

– Потому что между нами еще ничего не кончено.

Она вскинула голову:

– Даже после Колумбии?

Он подошел к ней.

– Сегодня, на минном поле, ты была другой. Просто… ничего еще не кончено.

Его слова растревожили ей душу. Разумеется, она испытывала к нему сильнейшее желание. Но было тут и кое-что еще. Себастьян пытался быть с ней грубым – ясно, ему очень этого хотелось. Но не смог.

Теряя голову от страстной жажды наслаждения, он не мог силой заставить ее сделать то, о чем мечтал.

Ее затопила волна нежности к Себастьяну. Столько ждать любви, ни разу ее не познав! Кэдрин почувствовала его боль как свою. Невыносимо думать, как он мечтал о ней – и все напрасно.

Она мечтала получить мужчину, безжалостное лицо которого ужаснуло ее под дождем. Но сейчас перед ней стоял другой человек, в глазах которого она читала боль и отчаяние, и его она тоже страстно хотела.

– А что, если мне самой этого хочется? – Она прикусила нижнюю губу. – Позволишь мне?

Себастьян словно окаменел.

– Только… только, если ты сама хочешь…

Да, она хотела, еще как. Кэдрин нежно погладила его по лицу. Он поспешно закрыл глаза. «Я сделаю это чертовски хорошо!» Ему пришлось дожидаться всю жизнь, и она докажет – ожидание того стоило.

И разумеется, нужно было подкрепить делом неосторожное бахвальство. Поклоняешься своему мужчине, Кэдрин? Что ж, посмотрим… Она вспомнила сцену, невольной свидетельницей которой стала много лет назад. Она пробралась в гарем темного мага, чтобы освободить одну ведьму, которой удалось снискать дружбу валькирий. Валькирии были неуязвимы для чар, но этот маг был очень силен, а Кэдрин была одна. Она нашла потайное местечко и спряталась, дожидаясь, пока все заснут.

Ей пришлось ждать до рассвета, потому что одна из наложниц ублажала колдуна час за часом самым оригинальным способом.

Кэдрин запомнила этот метод, решив непременно испробовать его, когда придет время.

Сейчас это время пришло. Она хотела дать Себастьяну опыт, который он запомнит надолго – на годы вечности. Его давняя фантазия, воплощенная в жизнь двумя бессмертными.

– Я очень хочу, Себастьян. – Она обвила руками его шею. – Но у меня есть условие.

Он слабо улыбнулся:

– Ты всегда ставишь условия.

– Думаю, это тебе понравится.

Десятью минутами позже Себастьян оказался в постели Кэдрин, прикованный к ней цепями.

Следовало догадаться, что дело нечисто, глядя, каким нехорошим блеском загорелись ее глаза. И немедленно сбежать.

Но Кэдрин осыпала его нежными поцелуями, гладила грудь и живот. Потом попросила выйти на пять минут, чтобы она могла подготовиться. Разумеется, он выполнил ее просьбу и вышел из спальни. Не успел он сбросить ботинки, как она пришла и взяла его за руку, нежно поглаживая ладонь большим пальцем. Она убрала за ухо прядь волос, обольстительно улыбнулась рубиновыми губами, и он пошел за ней в постель.

Нет бы ему спросить, что она делала в спальне? Очаровательно улыбнувшись, Кэдрин проворковала:

– Я покажу тебе небо и ад.

И он пошел за ней, точно ягненок.

Потом они легли, и она снова его целовала. Тихо стонала, не прерывая поцелуев, и это свело его с ума. Потом он почувствовал во рту ее язык, и снова заработала фантазия – Кэдрин, ласкающая языком его страждущую плоть.

А потом вдруг на его запястье сомкнулся железный обруч, и цепь уходила под кровать.

– Какого черта.

– Себастьян, таковы мои условия.

Он встревожился. Это неразумно! Только что они спорили, чуть не дрались, так и не договорились ни о чем определенном. Но ведь он может телепортироваться в любую секунду. Вопрос лишь в том, зачем ей это нужно?

Кэдрин снова улыбнулась, и он не мог думать ни о чем, кроме восхитительного изгиба ее губ, которые, казалось, так и ждут прикосновения его могучего ствола. Себастьян позволил заковать и вторую руку.

Когда он оказался прочно прикованным к постели, Кэдрин оглядела его и облизнула губы.

Всего секунду назад он изумленно следил, как она срывает с него трусы. Теперь он был совершенно наг.

– Я представляла это себе в то самое утро, когда встретила тебя, – сказала Кэдрин, прикасаясь губами к его груди. Ее влажные волосы щекотали кожу, и он задрожал от удовольствия. – Представляла себе, как снимаю с тебя джинсы и целую твой член.

Он застонал, не веря своим ушам. Но потом ее теплое дыхание сместилось вниз, к животу, и он забыл обо всем на свете. Если это сон, то ему незачем просыпаться. Уж лучше умереть! Ее губы проследили дорожку волос, спускающуюся вниз от пупка, и тут она подняла голову и спросила:

– Готов?

– Господи, да.

Первое касание маленького жаркого язычка к его члену. Он замер, не дыша.

– Боже, – простонал он наконец.

Кэдрин лизнула, дразня.

Себастьян закрыл глаза.

Затем пошли медленные, долгие движения влажных губ. Себастьян выгнул спину дугой. Она терлась о него языком, обхватив ствол губами, и его окатило столь мощной волной наслаждения, что он не сумел сдержать крика. Из последних сил попытался приподнять голову, чтобы посмотреть – он должен был это видеть! Кэдрин, ласкающая его ртом. От зрелища, представшего перед его глазами, у Себастьяна сбилось дыхание. Он хватал воздух ртом, пытаясь насытить легкие.

Ему захотелось убрать копну волос с ее лица, чтобы лучше видеть, но мешали цепи. Он мог бы их с легкостью сломать, но Кэдрин сказала – таково условие. Не стоило рисковать.

Словно прочитав его мысли, Кэдрин перебросила волосы через плечо. Теперь он мог видеть все.

Она терлась лицом обо всю длину его ствола, нежно, страстно, как в то утро терлась о его щеку.

– О чем ты думаешь?

– Разве я способен думать! – Он и говорить-то мог с трудом. Кэдрин улыбнулась.

Свободная и смелая, она продолжала ласки, и Себастьян почувствовал, что ему больше не выдержать. Влажные горячие губы, длить бы их ласку до бесконечности, но тело его вдруг напряглось.

– Я сейчас…

Но в тот миг, когда он был готов взлететь к последнему краю, она отпустила его – впрочем, этого он и ждал. Он не смел и мечтать, что она возьмет все.

– Нет, Себастьян, еще рано.

 


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-08-30; просмотров: 269. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.035 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7